Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
  • Страница 1 из 1
  • 1
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Свифлийская равнина (Находится на юго-востоке от леса.)
Свифлийская равнина
Автор Четверг, 20 Ноября 2008, 04:04 | Сообщение # 1
Сейчас: В неизвестности

Эсфийская равнина славится своей густой и высокой травой, а также просторными лугами и полями с цветами. На востоке от Свифлийских холмов, в которые потом и переходит; и на юго-западе от Святых Земель и реки Семи Небес. Здесь часто встречаются табуны диких лошадей, чуть реже улов. В этой местности так же очень хорошо охотиться на птиц и кроликов.

 
Мэррсез Понедельник, 19 Сентября 2011, 18:31 | Сообщение # 2





<== Асавна - Южные берега

Свифлийская равнина, семь километров южнее Лэлия.
«Серафим», инженерная рубка.


Любой, попадающий сюда и пробывший определенное время, в какой-то момент напрочь терялся в восприятии окружающего мира. Этому посетителю начинало казаться, будто бы он попал в подземелье, какой-то огромный и хорошо оборудованный производственный цех, покоящийся в глубинах земли. Да, это было так; Мэррсез был знаком с этим ложным ощущением полной потерянности, какое не раз возникало даже у бывалых воздухоплавателей. Впрочем, это не мешало делу: те, кто попадал сюда, не были праздными посетителями, ведь пока «Серафим» пребывал в воздухе, здесь всегда велась работа, и она была настолько важной и значимой, что у исфири не было времени на то, чтобы отвлекаться на собственные ощущения. Приглушенный рокот и басовитое шипение, далекое уханье и негромкий лязг работающих машин были слышны даже здесь. Звуки, исходящие из святая святых для любого из членов экипажа, чья деятельность была напрямую связана с поддержанием жизни в мощный паровых машинах немалого воздушного аппарата, усыпляли и незаметно изматывали того, чей слух и психика не были подготовлены к подобному испытанию.
Рубка главного инженера «Серафима» была представлена в виде круглого помещения, лишенного каких-либо углов, и реакция на подобное обустройство одного из центральных постов корабля у того, кто впервые попал в подобного рода помещение, могла быть неоднозначной. Мэррсез не понимал, как можно находиться здесь длительное время без вреда собственному самочувствию. Он не знал, что впервые годы службы испытывал главный инженер и его помощники, чей дежурный пост находился именно здесь, но был склонен считать, что эти исфири, не смотря на то, что не участвовали в сражениях, прошли достойное испытание и проверку на прочность многих хороших качеств. Мало того, что форма помещение и обстановка могли бы показаться донельзя странными тем, кто привык к обычной «земной» архитектуре и планировке, так еще и этот постоянно давящий шум паровых машин. Эта полая «шайба» располагалась ближе к нижним палубам, так, чтобы путь от этого поста до машинных отделений корабля-носителя был как можно простым и коротким. Мэррсез отчетливо слышал гул механизмов, от исправной работы которых зависела жизнь «Серафима». Все они работали на зачарованных магией заклинаниях, но - нечего и говорить - исфири, обслуживающие эти агрегаты, были не менее важны, чем офицеры и солдаты.
Обстановка была хорошей для простой рубки: несколько кресел, маленький и совершенно неудобный диван, несколько переговорных трубок для связи с мостиком и машинными отделениями, являвшимися вотчинами нескольких инженеров, следящих за работой машин. Сейчас в одном из кресел, справа от принца, сидел Сайис, помощник главного инженера. Исфири средних лет, сидящий в кресле, словно бы заглотив лом, терпеливо дожидался вердикта Мэррсеза, явно озадаченный его визитом в инженерную рубку. Стол, некогда стоявший у стены, теперь был переставлен в самый центр помещения, и теперь он являл собой центр, который уже много часов приковывал к себе внимание десятка исфири, посвященных в планы создания акустической бомбы. Некогда простой предмет обихода теперь превратился в алтарь, на котором до сих пор были разложены чертежи, пояснительные записки, наспех созданные документы.
Принц, уперевшись локтями в столешницу и переплетя пальцы в замок перед лицом, сидел неподвижно, уже потеряв, безнадежно упустив от своего внимания тот момент, когда он уселся за этот стол, на котором, в ярком свете потолочной лампы были разложены бумаги. Эти звуки, достигающие его слуха, и само это место, спрятанное в глубине, в недрах «Серафима» было чуждым ему, как и любому другому «обитателю верхних палуб». Наверное, и Сайис сейчас задается вопросом, почему первый принц спустился именно сюда, чтобы увидеть результаты трудов Мэллета и других инженеров. Не лучше ли было бы перенести все документы наверх? Мэррсез не считал это необходимым. Возможно, в том факте, что он видит законченную работу именно на том самом месте, где она велась, был куда важнее всего остального.
Брови первого принца застыли в привычном положении, проложив неглубокую и короткую, но явственно видимую вертикальную морщину, надбровные дуги бросали глубокую тень на глаза Мэррсеза, перстень сверкал, многократно отражая падающий на серебро свет. Пальцы левой руки, накрытые сверху правой ладонью, медленно перебирали перо для письма. Уже в течение получаса он слушал монотонный, утробный гул циклопических механизмов, скрытых за переборками и мощными дверями, и мысленно раз за разом прокручивал в уме последовательность действий, которые были необходимы для успешного выполнения процесса уничтожения Черного Камня.
Можно было сказать, что теперь из простого предложения разрушать кристаллы при помощи высокочастотного звука план вырос в нечто грандиозное, включив в себя и ранние задумки и предположения. План был непрост именно на начальных этапах, но в сам алгоритм до смешного примитивен. Мэррсез не придавал этому особого значения: к чему все усложнять, если выход из сложившейся ситуации на самом деле близок? Всего лишь предположение, но с учетом ресурсов и средств, необходимых для реализации этого пока что так и не названного проекта, возможно, именно он окажется удачным разрешением проблемы. Здесь не стоило питать ложных иллюзий, что все будет выглядеть так, как на бумаге. Идеальное может создать только Мать, но не ее дети. Сейчас же, глядя на чертежи, Мэррсез раздумывал над тем, что было проделано с самого момента, когда Мэллет загорелся предложенной идеей создания оружия, способного разрушать кристаллы Элмри до этого момента. Стоило отдать должное Мэллету и его помощникам из числа инженеров с «Серафима» и «Волхва». Они проделали титаническую работу за краткие сроки. Создать нечто подобное этому проекту, по возможности учтя все возможные промахи и недостатки, навряд ли удалось бы кому-либо еще.
«Вне всяких сомнений, Мэллет – талант. Если задумка с этим проектом удастся, я добьюсь того, чтобы он и причастные лица были представлены к правительственным наградам. Итак, еще раз»…
Взгляд первого принца вернулся к самому началу, с которого проект должен был начать свое существование. Вначале им потребуется завод для переплавки тяжелых металлов, используемых для создания несущих опор сооружений. Температура плавления в подобных печах была достаточно высокой, чтобы уничтожить любой материальный объект, пускай и не сразу. Мэррсез, равно как и Мэллет, выражал сильное сомнение на то, что структура выбранных в качестве цели кристаллов окажется настолько прочной, чтобы выдержать подобное воздействие. Выбранный завод будет в кратчайшие сроки модернизирован – он будет переведен на автоматический режим работы полностью. В том месте, где будет разрушаться Черный Камень, не должно быть никого на приличном расстоянии.
Мэррсез освободил из хватки правой руки левую руку и мягко опустил ее на бумаги, указав пером на короткую приписку, касающуюся «Крикуна» - пока что первого и последнего представителя нового типа оружия. Следовало позаботится о том, чтобы акустические бомбы были поставлены на производство, именно они должны были сыграть одну из главных ключевых ролей в процессе уничтожения кристаллов. Конечно же, еще нужно было провести пробные испытания, но это было делом времени.
Вначале, выбранная цель поражалась «Крикуном». Кристаллы, получившие повреждения своей кристаллической решетки в результате подобного воздействия, должны были превратится в аморфный объект, ничем не отличаясь от обычного стекла. Далее, при помощи «Шершней», небольших, но мощный транспортных кораблей, оснащенных мощными захватами, поврежденные воздействием «Крикуна» кристаллы должны были доставляться на плавильный завод. Здесь кристаллы помещались бы в специальную емкость-форму, заливаемые расплавленным оловом, после чего сплав быстро охлаждался, переходя из жидкого в твердое состояние. Температура расплавленного олова должно было хватить, чтобы к моменту полного перехода структура олова и кристаллов переходила в нечто единое, создавая свой сплав. Кристалл, замурованный в многотонной свинцовой «чушке», сам становился бы ее частью. После этого полученный оловянный «цилиндр» сбрасывался в плавильную печь, в которой происходил бы окончательный процесс растворения кристалла и сплава.
Здесь было еще много вопросов. К примеру, производство акустических бомб – отдельная тема. Равно как и тщательное охранение самого завода и «Шершней», доставляющих свой опасный груз через определенные территории Сфирии из Диких Земель к месту утилизации кристаллов. Экипажи кораблей-доставщиков и охранения должны были бы тщательно проверяться у медиков и часто сменять друг друга, чтобы не подвергаться опасности облучения Черными Камнями. Но Мэррсез считал, что подобные моменты необходимо решать уже после того, как он получит одобрение от королевы на реализацию подобного проекта.
Принц медленно водил пером по чертежам завода и «Крикуна», и его лицо застыло усталой мрачной маской. Он не знал, насколько удачным окажется его попытка остановить это безумие, но понимал, что проект уничтожения кристаллов, выдвинутый им, как вариант, может оказаться полезным. Возможно, все было куда сложнее, чем он себе представляет. Возможно, все было куда проще – быть может, Черный Камень можно уничтожать при помощи магии? Нет, он будет делать то, что по его силам.
«Этот план – хорошая попытка добиться того, к чему я так долго иду. Пусть проект окажется провальным, но он будет тем мимолетным лучом, что на мгновения освещает злобные морды чудовищ, затаившихся во мраке».
Принц поднял глаза к главному чертежу, обмакнув перо в чернильницу и медленно и спокойно выведя в пустующей графе наименования «Чаша огня». Отложив перо, он повернул голову в сторону главного помощника инженера.
- Я закончил, - сказал принц, отодвигая кресло и поднимаясь на ноги. Он вновь посмотрел на лежащие перед ним документы, окидывая их взглядом еще раз. Принц чувствовал, как в глубине души теплится удовлетворение.
Сайис поднялся со своего места, всем своим видом выражая готовность принимать распоряжения.
- Мне потребуется пять копий. Можете не торопиться, в столицу проект попадет не так уж и скоро.
- Аэтас, - Сайис коротко поклонился, подходя к столу, чтобы забрать документы готового проекта. Мэррсез, развернувшись, направился в сторону двери, за которой располагалась крутая лестница, ведущая на верхние палубы. Наверное, стоило бы поблагодарить Мэллета и остальных инженеров за проделанную работу, но рыцарь и его помощники уже вернулись на «Волхв», а тех, кто помогал Мэллету из экипажа «Серафима», Мэррсез не хотел тревожить. Они либо отдыхают после бессонной ночи, либо уже на своих постах – к чему отвлекать специалистов во время их важной работы, или не менее важного и заслуженного отдыха? Мэррсез решил, что объявит им благодарность во время следующей крупной стоянки флота, и не важно, какое будущее ждало «Чашу огня». В проект были вложены силы тех, кто был уверен, что поступает правильно, кто не боялся работы и не надеялся на случайное стечение обстоятельств - это было достойно самой искренней благодарности.

«Серафим», главная палуба.

Мэррсез в сопровождении двух «ржавых» шагал в сторону зала собраний. Близилось назначенное время отбытия флота и проведения встречи с остальными участниками подготавливаемой разведки Диких Земель, и сейчас разум Мэррсеза был занят только этим. Шагающий спокойно и уверенно, без особой спешки, принц время от времени проходил мимо настенных светильников, и мягкий свет заставлял наливаться глубоким темно-сиреневым цветом его моццету, зияющей, чернильной тьмой его легкий пластинчатый доспех, вместе с этим наполняя нежным свечением изнутри поручи, поножи и массивные наплечники цвета слоновой кости, и коллар с гербом ордена, покоящийся на груди, вспыхивал и наливался внутренним светом, отражая его от светильников. Принц предупредил рыцарей «Серафима» о том, чтобы они были полностью готовы к встрече, сразу же после которой флагман отправится к назначенному месту своеобразного старта. Там, куда они отправятся, им следовало быть готовыми ко всему.
Ему навстречу тянуло легким ветерком, какой может быть лишь на приличной высоте, на которой сейчас парил корабль-носитель. Эта свежесть во много раз была отличной от той, какая, например, могла быть у самой поверхности земли, и вместе с этим она так не подходила полутемным внутренним помещениям и ходам верхних палуб, по которым сейчас шествовал принц. Поступь тяжелых кованных подошв его сапог разносилась далеко по коридору, ведущему в помещение, где его ждали рыцари и офицеры.
«Должно быть, герцог уже на «Откровении».
Было жаль делить силы в столь важный и ответственный момент. Более того, вполне вероятно, что в новых условиях это было небезопасно. Однако поступить иначе Мэррсез не мог. Тащить с собой весь флот через Дикие Земли было куда опасней, чем действовать одной боевой единицей. Это не могло не волновать, и принц, ловя ноздрями свежий воздух, думал о том, что Джино, уже достигший «Откровения», уже ждет сигнала с флагмана, приказывающего начать движение по заранее обговоренному маршруту. Комтур, перенявший командование над основными силами Ордена, должен был ждать принца и остальных рыцарей в другом месте. Сейчас Мэррсез лишь надеялся, что его опасный план, так сильно смахивающий на откровенную авантюру, сработает без поблажек.
Коридор закончился, выведя принца и его сопровождение в небольшой полукруглый зал с высоким потолком. Он был неярко освещен тремя светильниками, дающими свет лишь у самых стен, сохраняя центр большой каюты и дальнюю от входа стену в легком полумраке. Принц отчетливо видел фигуру четверых офицеров «Серафима», стоящих справа, а так же Клауда, Хиджери и Шелдеса, стоящих у большого стола в самом центре. Мэррсез не говорил, чтобы к моменту проведения короткого совещания перед началом разведывательного полета кто-либо из них брал с собой оружие, но Хиджери взял свои кинжалы, уже нацепив их на тяжелый пояс. Чуть в стороне остановившийся на входе Мэррсез приметил мелкорослую фигуру Анариса и высоченного десантника, которого принц узнал – один из разведчиков, отправленный вчера вечером из Асгарда в Лэлий.
Появление принца в зале собраний не осталось незамеченным. Один из офицеров, стоящий возле дальней стены, опустил вниз рычаг, и массивное стальное «веко» дрогнуло и с глухим шорохом поползло вверх. Мэррсез смотрел, как напротив него внизу растет и ширится горизонтальная щель, из которой лился мутный и тяжелый солнечный свет.
- Джентльмены, - громко проговорил Мэррсез, шагнув вперед. Солдаты за его спиной встали про обе стороны от выхода, и рыцари и офицеры, среди которых был и сам Тьери, подтянулись к столу. Капитан принес кристаллическую лампу-проектор, уже занявшую стол, и принц, подходя ближе и обходя стол, кивнул ему. Старый капитан «Серафима» так же молча достал из кармана кителя круглый обработанный кристалл.
- Прошу всех сюда, - Мэррсез, подойдя и остановившись перед столом в паре метров, дождался, пока офицеры и рыцари в полном боевом облачении не встанут полукругом перед столом так, чтобы солнечный свет из открывающегося окна был за их спинами.
- Господин капитан.
Тьери приблизился к лампе, доставая из кармана кителя обработанный круглый Небесный кристалл.
- Прежде всего, - Мэррсез замер в привычной позе: выпрямив спину, расставив ноги и заложив руки за спину, сцепив пальцы в сегментчатой броне в замок.
- Хочу довести до вашего сведения, что разработка проекта «Чаша огня» закончена. Теперь у нас есть пока и не проверенный, но все же способ для очищения Диких Земель от этой скверны.
- Хорошая весть, аэтас, - проговорил Клауд, чуть улыбаясь и наклоняя голову.
Принц зло ухмыльнулся:
- Это призрачный шанс, господа. Один из тех, который было бы глупо упускать.
«И не только», принц смотрел, как Тьери, закрепив кристалл, отступил назад, и над столом развернулось изображение восточного побережья континента в прекрасном качестве. Капитан, повернувшись к Мэррсезу, протянул ему короткую телескопическую указку. Принимая ее, принц смотрел на карту, оценивая ее как изображение тех территорий, которым он в самое ближайшее время уделит самое пристальное внимание. Однако даже сейчас эта карта воспринималась им как произведение искусства.
- Итак, мы вернулись сюда, чтобы начать и закончить то, что следовало бы совершить еще месяц назад. Вероятно, нам к этому моменту удалось бы продвинуться куда дальше в наших изысканиях, чем сейчас. Теперь же многое изменилось. Нам предстоит нелегкая работа на эту ночь, которая может угрожать нашей безопасности. Вначале, - Мэррсез повернулся в сторону Анариса и десантника, - мы выслушаем вас.
- В ходе разведки нам удалось добыть кое-какие сведения, - заговорил высокий десантник, тот самый, немолодой и с коротким ежиком белоснежных волос, который вчера вечером назвался Санджи Кейруби.
- К Диким Землям привлечены значительные вооруженные силы. Граница карантина проходит от восточной части Белых гор, от деревни Руо дальше на север.
Мэррсез и остальные смотрели на карту, отслеживая невидимую линию.
- Покажите, - принц, рывком выдвинув указку на всю длину, протянул ее десантнику, и «ржавый», взяв ее, приблизился к карте, встав в стороне, чтобы не заслонять обзор.
- Вот здесь, - он указал на Руо, и повел указкой вверх. – До Кантры. В зоне от Кантры до Нолд и дальше, до самого Савина, сосредоточенны основные наземные силы. Множество постов и оборонительных укреплений. Судя по всему, пораженной зоной считается основная часть Диких Земель, лес Раэмри, а так же юг Дальневосточных холмов.
Мэррсез, офицеры и рыцари следили за указкой, чертящей на изображении линии, определяющие объем созданных на востоке проблем.
- По мимо этого, здесь большое количество воздушных вооруженных сил. Их командование расположилось в Савине и на северной воздушной базе.
- «Мэлморн?» - уточнил Шелдес, сосредоточенно глядящий на карту.
- Да, «Мэлморн». Похоже, оперативный штаб находится именно в Савине, оттуда координируются все меры, предпринимаемые по пресечению распространения Раэмри, и туда поступают все приказы из Зардана и Аридии.
- Что-нибудь еще? Сторожевые посты по береговой линии? – принц, коротко вскинув брови, бросил быстрый взгляд на «ржавого», и тот кивнул:
- Да, они учли и это. Судя по всему, кто-то в штабе считает, что внутри Диких Земель расположены несколько хорошо укрытых и замаскированных баз «Небес». Чтобы перекрыть им доступ к остальной части континента, военные расположили несколько крупных сторожевых кораблей у Восточной Гавани, у перешейка полуострова, Бухты, а так же по всей береговой линии вплоть до самых Дальневосточных Холмов.
- Хорошая работа…
- Мастер-сержант Льюи Кавал, сэр.
- Хорошая работа, мастер-сержант Кавал, - Мэррсез протянул руку, и «ржавый», представившийся своим настоящим именем, вернул указку первому принцу.
- Наше положение в данных условиях не самое удачное, но шансы на прорыв этой блокады у нас есть, и они не маленькие.
- Почему мы не можем направиться в Савин и скоординировать разведывательную операцию совместно с вооруженными силами, аэтас? – спросил Клауд.
«Хороший вопрос, дружище».
- Потому что у меня есть подозрения на то, что это будет куда тяжелее, чем сделать это самим, - принц, глядя на графа, моргнул и посмотрел на карту. – К региону стягиваются внушительные вооруженные силы. Никто не заинтересован в том, чтобы кто-то попадал внутрь или покидал карантинную зону. Сейчас у нас есть возможность провернуть это, и мы должны торопиться, пока мы не упустили ее.
Мэррсез шагнул к карте, поднимая руку с указкой и показывая на северо-восток Свифлийской равнины, ниже Лэлия и левее изогнутой ярко-синей линии реки Семи Небес:
- Сейчас мы здесь.
Указка медленно поползла по карте на восток, минуя юг Белых гор до самого залива:
- В ближайшие несколько часов мы выдвинемся сюда, и будем ждать наступления темноты. Только после этого «Серафим» направится вот сюда, - принц указал выше, почти поравнявшись наконечником указки с деревней Руо, - и отсюда мы пересечем Дикие Земли на северо-восток, двигаясь быстро, но при этом неторопливо, так, чтобы ранним утром, до восхода солнца, покинуть этот регион вот здесь.
Указка уперлась в береговую линию напротив леса Раэмри.
- В это самое время командор Джино направит флот в обход, на север, до самого Савина. Вы встретимся с ним завтра днем.
- Следовательно, мы будем действовать ночью? – уточнил Клауд.
- Именно, - Мэррсез, опустив руку, обернулся к рыцарю. – «Серафим» располагает всеми средствами для маскировки и эффективных маневров в темное время суток. Мы останемся незамеченными ни со стороны врагов, ни со стороны своих. Господин Тьери, - принц вперил взгляд в капитана «Серафима», - приготовьтесь к отправлению. Вылетаем через полчаса. Так же, прошу передать на «Откровение» приказ о начале маневров.
- Вас понял, аэтас, - отозвался Тьери.
- Это все. Прошу вас занять боевые посты и места дежурств, господа, - проговорил Мэррсез, наклоняя голову, коротко и зло улыбаясь себе под нос. – Мы начнем, когда взойдут Иэл и Сан.
Принц закрыл глаза и опустил голову, подумав о том, что оставшиеся до начала операции часы покажутся целой вечностью.

===> "Возвращение домой"
Исправил(а) Мэррсез - Вторник, 27 Сентября 2011, 14:17
 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Свифлийская равнина (Находится на юго-востоке от леса.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)