Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
  • Страница 1 из 1
  • 1
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Покои Его и Ее Величества (Шестой этаж, королевское крыло. Спальня рядом с башней.)
Покои Его и Ее Величества
Автор Среда, 08 Октября 2008, 10:09 | Сообщение # 1
Сейчас: В неизвестности

Покои состоят из нескольких прилежащих комнат. Самая первая из них, в которую и ведут парадные двери, небольшая гостиная, в бело-золотых тонах, с несколькими книжными шкафами, шахматным столиком, парой диванов, а также небольшим камином. В спальне, выполненной в такой же гамме, находится огромных размеров кровать с балдахином, а также несколько шкафов и кресел. Недалеко от окна, выходящего в Сад, имеется дверь в ванную комнату, пол которой отделан мраморной плиткой. Сама комната весьма просторна, имеется глубокая ванна, неподалеку от которой стоит столик с зеркалом, за которым королева обычно накладывает маски, и на котором стоит несчитанное количество баночек и флакончиков. У соседней стены имеется умывальник и белоснежный унитаз с золотыми узорами. В соседней комнате расположен кабинет короля, с камином и парой диванчиков, а также просторным столом с резными ножками в форме лап василиска.

 
Энсис Вторник, 06 Июля 2010, 01:48 | Сообщение # 2





<== Покои первого принца

Ранним утром дворец был погружен в сон, отчего казался мертвым, словно одно большое существо, убитое кем-то, рядом с которым ощущалась тяжелая атмосфера, в которой в свое время чувствовалась тяжесть самого факта смерти этого существа. Буквально пролетая по пустым коридорам, несколько раз поскользнувшись на тонких коврах и едва не упав, Рейн подумал о том, что нынче дворец погружен в траур по королю. Другие его мысли касались самого короля – ведь он еще не видел его мертвым, однако уже так рассуждает, словно его настиг конец света. А если подумать, для принца это в какой-то степени было маленьким концом света. Со смертью отца-короля жизнь его изменится, он уже не сможет делать того, что делал раньше, ему придется думать о каждом своем действии и слове в разы чаще, вернее постоянно. Это сжимало сердце ледяными пальцами судьбы или же той же смерти, которая настигла короля.
«Хватит думать об этом так!» - тряхнув головой, одернул себя принц, поняв, что сердце вновь начинает биться быстрее, чем нужно. Нет, не стоило ему сейчас слишком много об этом думать, как он накануне и говорил сестре, лучше переждать, пока улягутся чувства, чтобы эмоции не мешали думать. Он и до этого-то мог себе накрутить лишнего, а в такой ситуации так уж и тем более, не стоило подливать масла в огонь. Нужно было сперва увидеть отца, переговорить с матерью и решить, как быть в такой ситуации… хотя, ее слова Рейн уже мог предугадать, даже сейчас.

У входа в покои короля и королевы.

У дверей в покои Его и Ее Величества принца встретили те же Черные Рыцари, тоже маги, по всей видимости, стоявшие здесь уже достаточно давно, потому как для них поставили не только стулья, но и небольшой стол, на котором возвышался кувшин и пара кружек. Завидев принца, выскочившего из конца коридора они быстро поднялись на ноги и переглянулись, а сам Келлум, выйдя в коридор сбавил шаг, шумно дышал и быстро шел в их сторону, сжимая руки в кулаки. Волосы его растрепались еще со сна, ведь он не позаботился об этом, даже в мыслях его ничего подобного не появилось бы, а слуг на этот случай рядом тоже не было. Халат так и был раскрыт, демонстрируя голый торс, благо хоть заснул принц в свободных ночных штанах, которые ему подали – рубашку, прилагающуюся к ним он снял едва слуги ушли, потому что лишняя одежды его лишь душила.
- Ваше Высочество, что вы здесь делаете? – спросил один из магов, чуть выступив вперед, и его вытянутая рука уткнулась в грудь наступающего принца, который словно не замечал стражей, стремясь скорее добраться рукой до ручки двери. – Успокойтесь, пожалуйста… принц? Ваше Высочество!
Чуть более громкое обращение к себе, заставило Рейна посмотреть на мага, затем на второго. Тот, что стоял ближе и не пускал его дальше, положил ему руку на плечо.
- С вами все в порядке, милорд? Вы выглядите… - рыцарь не успел договорить, потому как принц перебил его, вновь подавшись в сторону двери:
- Я хочу увидеть короля, дайте дорогу!
- При всем уважении, мой принц, вам не следует сейчас туда входить…
- Почему? Что вы там прячете? – вновь попытка добраться до двери. На этот раз, чтобы ему этого не удалось, второму магу тоже пришлось придержать принца за плечо. – Что вы обступили меня, дайте пройти, я сказал! Пропустите!
- Ваше Высочество, приказ королевы – никого не впускать в покои, поймите…
- Приказ королевы? – принц вдруг отступил и нахмурился, казалось, взгляд его вновь стал осмысленным. – Откуда я могу это знать? Мне ничего не говорили, что если вы покрываете убийцу?
- Принц, мы…
- Можете это доказать прямо здесь и сейчас? – ответом была лишь тишина двух переглядывающихся магов. Казалось, они думали о том, что принц не в себе, но эта мысль промелькнула где-то глубоко в подсознании, которое и само знало, что так и было. – Так я и думал! Пропустите меня!
- Принц! – крикнул второй маг, когда Рейн уже дернулся вперед, отпихнув в сторону стражей, и хотел схватиться за ручку двери. Но неожиданно та отворилась сама и пальцы схватили лишь пустоту. – Ваше Величество!
На пороге, в полумраке коридора, можно было увидеть саму королеву, одетую в темные одежды, явно знаменующие то, что она уже приняла траур по мужу. Позади нее стоял советник Сайвус Де Рабенстер, а также личный целитель королевской семьи, Ривиан Де Нэйвлус. Лицо королевы было печально и темно, в глазах, казалось, не было жизни, а лицо ее было мертвенно бледным, словно она сама была мертвой, а сейчас предстала перед всеми в виде призрака. Мужчины за ее спиной были погружены в темноту королевских покоев, однако на полу можно было увидеть полосу тусклого света, явно от кристалла, который освещал соседние покои, где вероятнее всего и лежал король. Легкий сквозняк от открытых дверей принес с собой запах смерти, холодный и безжизненный, холодящий дух еще живых.
Принц замер на месте, в той же позе, с протянутой вперед рукой, а глаза его были устремлены в бледное лицо матери.
- Моя королева…
- Зачем ты пришел? Поднятый тобой шум – знак неуважения к покою этого места, - монотонно произнесла мать, едва заметно поведя головой в сторону магов, на что они чуть склонились и отступили на два шага, прочь от двери и принца. – Но все же... ты пришел. Твои чувства привели тебя, и я не буду препятствовать им найти выход в виде печали и скорби.
Она протянула вперед правую руку, призывая сына взять ее ладонь, что он и сделал, после чего мать потянула его в комнату, а он, словно верный пес, пошел следом.

Малая гостиная.

Двери за спиной тихо закрылись, погружая Рейна в темноту и мертвецкий холод родительских покоев. Воздух здесь настолько густой, что даже дышать приходилось медленнее, а это успокаивало, даже сердце стало биться чуть медленнее, а грудь принца уже так не вздымалась. Но на смену нетерпению и легкому гневу к нему пришел страх и неуверенность, что он хочет и готов увидеть бездыханного отца. Мать вела его по гостиной комнате, которая в полумраке казалась не белой, даже не серой, а темно-красной, от света кристалла из непосредственно спальни короля и королевы. Усугубляло это наличие двух зажженных свечей по бокам от двери в спальню. Здесь мертвецкий холод словно немного расступался, уступая место горячему пламени. До раскрытых дверей в спальню оставалось совсем немного, и в то же время казалось, что они шли по комнате не меньше часа, в ушах пульсировало, было слышно, как бьется собственное сердце, а рука матери казалась такой холодной, что по взмокшей от волнения спине побежали мурашки.
У двери в спальню Рейн замер на пару секунд в нерешительности, и мать не стала торопить его. Он словно готовился переступить не порог, а границу между живым и мертвым миром, словно сейчас он сам был мертв, и лишь призраком путешествовал по комнате, глядя на место, где он когда-то жил. Сейчас привычные вещи имели совершенно другой вид в его подсознании, пусть они внешне и оставались теми же. Странно, но атмосфера в покоях была какой-то нереальной, она засасывала в себя как болота, оплетала, проникала внутрь, уподобляя себе и тем, кто уже был пойман в такие же сети.
Принц не помнил, как переступил порог, но помнил неожиданно появившееся желание, очень сильное, которое заставило его это сделать. Это было лучше, чем томиться на пороге, чувствуя, как в груди волнение начинает все расти и расти. И то, что он увидел не смогло сравниться с тем, что он представлял себе все время до этого…
Рейн никогда не видел отца таким бледным. Даже свет от свечей, стоящих на тумбах по бокам от кровати не дарили его лицу теплых оттенков, как и лампа из красного кристалла, стоящая неподалеку, у гардероба. Кровать была словно окружена мертвецкой дымкой, хотя это скорее было лишь воображением, потому как все что было – это дым от сгорающих свечей, не более. Воздух здесь был густой и почти осязаемый, наполненный запахами мертвого тела, которое наверняка заморозили маги, самой смерти, воска и масла. И среди всего этого можно было едва уловить запах материнских духов, явно оставшийся с прошлого дня, далеко не свежий и новый запах. Все зеркала в комнате были завешаны темными полотнами, даже картины постигла та же участь. Покои короля и королевы выглядели как шкатулка, обитая изнутри черным бархатом, внутри которой решили зажжешь пару свечек.
Рейн сделал шаг к кровати, но тут же слегка запнулся, остановившись. Рука матери уже не держала его, вместо этого королева положила ладонь ему на плечо, а потом перевела на спину, слегка нажав, что весьма помогло принцу продолжить движение вперед. Келлум никогда был трусом или особо впечатлительным, однако когда вот так умирает кто-то близкий, ожидаемо или неожиданно ли, но мыслить здраво получается далеко не сразу. И сейчас принцу было все равно, что могли бы о нем подумать присутствующие, все же он тоже был человеком и сейчас меньше всего его заботили подобные проблемы – ему лишь хотелось подойти к отцу и взять его за руку. Но когда он медленно подошел к кровати, он долгое время не решался это сделать, лишь скользил пустым взглядом по фигуре отца, укрытого шелковым одеялом, из-под которого был виден воротник его камзола. Волосы его были аккуратно расчесаны и волнами ложились на черные подушки – белье полностью было черным, даже шелк покрывала, если не считать темно-синие узоры. На лице короля было спокойное выражение, как если бы он закрыл глаза и задумался о чем-то не очень отягощающем, однако нельзя было сказать, что он спит, как нельзя было назвать это выражением мертвеца. О том, что король уже не дышит свидетельствовала лишь мерно лежащее покрывало на груди, и мертвецки бледный оттенок лица. Король, ведущий свой народ за собой и являющийся лишь простым смертным, которого забрал Единый Дух.
Келлум болезненно прикрыл глаза, в то время как его брови сошлись на переносице, а руки попытались сжаться в кулаки. Сил на это просто не хватило, а потому принц лишь опустился у кровати на колени, взяв в свои руки холодную ладонь отца, что лежала поверх покрывала, и почти уткнулся лицом в край кровати. Его руки слегка растирали отцовскую ладонь, словно пытались вернуть ей тепло, но получалось лишь наоборот, словно его холод передавался Рейну…

Принц не знал, сколько времени он так просидел, однако наверное достаточно много, потому как на его плечо легла рука королевского целителя, чуть сжав его, а потом погладив, призывая подняться на ноги.
- Довольно, Ваше Высочество, встаньте на ноги… давайте, давайте, встанем… на ноги, - приговаривал Ривиан, беря принца под руку и поднимая его, вынуждая отпустить руку короля. Когда же принц встал, лицом к нему, но тут же повернул голову к отцу, он взял его лицо в свои ладони. – Послушайте меня, принц. Все мы понимаем, насколько велика ваша печаль, для нас она не преуменьшена, но я молю вас, не перечеркивайте свою жизнь из-за этого. Вы – сын Гаала Де Ла Блестимора, вы его потомок, его кровь. В вас течет его мудрость и сила, и вы сможете справиться со всем, с чем когда-либо сталкивался ваш отец, вы поняли меня?
- Я не смог предотвратить его смерть, - тихо отозвался принц, глядя на кровать. – Даже не думал…
- Послушайте меня, - Ривиан слегка тряхнул принца, призывая его вновь посмотреть на себя. – Никто не мог, это наша вина, но не Вашего Высочества…
Ривиан еще что-то говорил, но Рейн уже не слушал. Слушало его подсознание и видимо оно сочло слова мужчины убедительными, потому как в какой-то момент принцу словно стало легче, даже его взгляд немного просветлел. Моргнув, в очередной раз скользнув взглядом по телу короля, он обратился к Ривиану, который уже отпустил его плечи и лишь стоял рядом, тревожно глядя на Келлума:
- Как он умер?
- К сожалению, мы понятия не имеем, - хмуро отозвался тот. – Его нашли бездыханным в соседней гостиной, но ни ран, ни следов яда или магии не было обнаружено. Словно его сердце просто остановилось само по себе, устав работать.
- Но ведь он был здоров, у него не было проблем с сердцем.
- Это и ставит нас в сложное положение. Если это чьи-то злые намерения, как полагает ваша матушка, то мастерство этого человека воистину огромно.
- А что говорят маги? – задумчиво спросил принц, тяжело вздохнув и чуть отойдя от кровати. Ему не хотелось говорить обо всем этом стоя так близко к телу отца.
- Черные Рыцари-Колдуны уже занимаются этим делом, проверяют всех гостей и каждого, кто был на территории дворца в день смерти Его Величества. Копаются у каждого в мыслях, если быть точнее, - на этих словах Ривиан как-то странно поморщился, но после даже слегка улыбнулся уголками губ, а может Рейну лишь показалось.
- И пока что результатов никаких нет, - подытожил принц, еще раз вздохнув. Целитель хмуро кивнул.
Неожиданно принц словно вспомнил об одной немаловажной детали, став озираться, ища что-то.
- Королева оставила вас час назад, - догадавшись о причине волнения принца, пояснил Ривиан. – Сейчас здесь лишь мы с вами и стражи у дверей.
«Час назад? Сколько же я пробыл здесь?» - изумился принц.
- А который сейчас час?
- Уже восьмой час, Ваше Высочество.
- Так поздно? – не меньше чем до этого удивился принц, что ясно отобразилось на его лице. Оглянувшись на короля, он вновь нахмурился, приоткрыл рот, чтобы что-то сказать, но словно передумал и вновь отвернулся.
- Не беспокойтесь, обо всем позаботятся… - постарался приободрить его Ривиан, на что Рейн лишь покачал головой, проведя после ладонью по лицу.
- Если это была чья-то злая воля, нельзя объявлять о похоронах, нужно найти того, кто это сделал… и если это был яд, то он должен был остаться в теле. Но если маги ничего не нашли… нет, какой яд сможет испариться почти сразу же после смерти? – взгляд принца стал серьезным и буквально впился в недалеко стоящий стул.
– Если бы нам было известно... Однако если затянуть с извещением народа и похоронами, это может вызвать лишний шум, - заметил целитель.
- По традициям коронацию все равно нельзя проводить в первую неделю, - Рейн покачал головой. – Я и сам не смогу спокойно принять это так скоро после смерти отца. Пока что всем по правилам будет управлять моя мать.
- Теоретически, она лишь лицо, хранящее для вас ваш трон.
- Как наместница, да, я знаю… - принц задумчиво взялся за подбородок.
- Но все равно все будет проходить через вас, как через наследника и короля, пока лишь не объявленного таковым официально.
- Все же как это выглядит, едва умирает один король, все сразу же признают другого, - грустно усмехнулся принц. – В основе.
Ривиан лишь промолчал, слегка нахмурившись, словно соглашался со словами принца, но не желал это лишний раз подтверждать словами. Потерев переносицу, Келлум повернул голову в сторону королевского ложа, однако тут же одернул себя и посмотрел на целителя.
- Вы ведь тоже не смогли ничего найти?
- Увы, милорд, как я не пытался, все тщетно. Даже обратившись в Серебряный Сад я не смог ничего выяснить.
- Как эту новость воспринял Астрен Лоррис?
- Он был… несколько ошарашен, если говорить мягкими словами, - словно припомнив этот момент, Ривиан прикрыл глаза и мотнул головой. – Он много тогда что сказал…
- Ясно. Пожалуйста, Ривиан, я хочу чтобы вы сделали кое-что для меня, - Рейн вдруг положил ладони на плечи целителя. – Вы можете уговорить мою матушку не хоронить отца в первую неделю?
- Смогу, но… зачем вам, милорд? Вы все еще хотите найти какие-нибудь следы?
- Да, я хочу обратиться к Дагвуру Дагарту. Он могущественный колдун, может быть, он сможет пролить свет на эту ситуацию?
- Может быть, - задумчиво отозвался мужчина, в глазах которого тоже, казалось, блеснула надежда. – Да, конечно, Ваше Высочество, я сделаю все что в моих силах.
Рейн лишь пожал губы и благодарно кивнул.
- Вероятно, лучше оставить его одного, - взглянув в сторону кровати, добавил он, после чего подошел к ложу и, склонившись над телом отца, поцеловал его в лоб, прошептав: – Спи спокойно, мой король.
Из покоев принц вышел в сопровождении Ривиана, который поспешил по своим делам, к королеве, которой по его словам не помешали бы услуги целителя, просто чтобы успокоиться – в отличие от принца ей это пока что не удавалось сделать. Сам же принц уже думал, что необходимо сделать ему, а потому также поспешил в свои покои. Следовало привести себя в парадный вид, а там уже попытаться более или менее спокойно начать новый день, который обещал быть совершенно необыденным.

==> Покои Первого принца

Исправил(а) Рейн - Суббота, 10 Июля 2010, 18:33
 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Покои Его и Ее Величества (Шестой этаж, королевское крыло. Спальня рядом с башней.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)