Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Деревня Кроут (Большая деревня, в 20 милях от Моул-Вив.)
Деревня Кроут
Автор Среда, 18 Января 2012, 11:32 | Сообщение # 1
Сейчас: В неизвестности
Старая деревня Кроут, что изначально была очередной лесопилкой, но через сотню лет переросла в большую деревню, где ныне живут не только дровосеки, но и охотники, а также егеря, что прочесывают окрестные земли и защищают их от Волков, не говоря уже о других возможных неприятностях.
В деревне проживает три сотни жителей, все друг друга знают настолько хорошо, что порой это доходит до знания того, у кого когда день рождения, как его, так и его родственников. Дома все поголовно деревянные, некоторые имеют хороший каменный фундамент. Большая часть домов имеет два этажа, дома на окраинах деревни - один и больше похожи на обжитые сарайчики. У многих здесь есть свои небольшие курятники или свинарники, у самых "зажиточных" имеется и то и другое, а кто-то держит пару-тройку коров и продает в деревне свои молочные продукты. Здесь народ достаточно дружен, но холодно относится к незнакомым гостям, а тех же, что выглядят слишком подозрительно, здесь могут даже попытаться прогнать подобру-поздорову.
На северной окраине деревни, неподалеку от первых домов, стоит небольшой постоялый двор в два этажа, всего с четырьмя комнатами на первом этаже, который даже не имеет названия, потому как домик является и домом его хозяина - Грехса. Кто-то все же окрестил двор "У Грехса" и поэтому если кто-то ссылается на этот дом, то называет его именно так. Грехс - уже постаревший, но пока что еще достаточно бойкий тэлиец, что держит в сарае за домом пару свиней и одну корову. Овдовевший несколько лет назад и не имеющий детей, он всегда рад поболтать с теми, кто останавливается у него за небольшую, договорную, плату.
Деревенский рынок можно найти ближе к центру деревни, также в городе есть церковь, что лежит на восточных окраинах деревни, и за которой лежит просторное кладбище, которое можно без сомнений назвать слишком большим для деревни с таким сроком жизни и с таким количеством жителей. А все потому, что около половины кладбища занято "проезжими", что погибли в этих суровых землях и были привезены сюда, как в самое ближайшее место, где могли бы оказать хоть какую-то помощь.

От Кроут ведет единственная Большая Дорога на юго-запад, к горам и Одинокому Перевалу, пройдя через который можно выбраться недалеко на севере от города Дайлм.
 
Ева Пятница, 03 Августа 2012, 02:24 | Сообщение # 2





<== Одинокий Перевал

Белые Земли. Большая Дорога между Одиноким Перевалом и деревней Кроут.

Погода в Белых Землях в этот день не сильно отличалась от установившейся на Перевале. То же серое небо и тонкая пелена недавно выпавшего снега, который таял на глазах, превращаясь в грязь. Цоканье копыт по камню сменилось глухим стуком по утоптанному в землю щебню, время от времени перемежаясь с плеском и чавканьем. Дорога довольно долго придерживалась восточного направления, время от времени огибая отроги Дунгильского хребта, но у того места, где с его склонов сбегала ледяная и шумная в этом месте река Щитов, повернула на север.
Здесь был совсем другой воздух. Да, он был таким же холодным и влажным, как и на Перевале, но здесь он был наполнен каким-то неопределенным, густым и водянистым запахом, и не одним, а скорее, смесью множества запахов: мхов, лишайников, редких трав — всего того, что даже под тонкой пеленой снега бурно пустилось в рост, не упуская ни минуты короткого северного лета. Изредка к этому примешивались запахи смолы, грибов и древесной прели. Единственное, чего не хватало в этой картине — запахов моря: рыбы, мокрых сетей и йодистого духа водорослей, но и без них возникало странное и полузабытое ощущение чего-то родного и своего. Старший сержант заметно приободрилась, словно, несмотря на плотные облака, внутри у неё взошло какое-то своё, личное солнце. Взгляд у Евы стал гораздо приветливей, да и язык со временем развязался, тем более что Близнецы, откуда-то уже узнавшие или, может, просто догадавшиеся, что родом она отсюда, начали расспрашивать её обо всём подряд.
И она рассказывала. Тоже обо всем подряд — вот хотя бы о реке Щитов, что текла от них по правую руку, ближе к морю распадаясь на три рукава. О том как в первый летний месяц по ней поднимается из Внешнего моря сигач, чтобы отметать икру и броситься на берег. И как вода в речке кипит, словно уха в огромном котле, от плещущихся и подпрыгивающих над водой рыбьих тел. В это время сигача хоть голыми руками из реки набирай, если не боишься обжигающе холодной воды. В это короткое время у рыбаков задел на весь оставшийся год вперед — кто не выходит в море на лодке, тот целый день гнет спину у реки, чтобы до следующего лета жить не в проголодь...
Так за разговорами прошла почти вся дорога. Когда уже стало смеркаться, темная полоса леса, маячившая где-то впереди, приблизилась, и на её фоне можно было разглядеть желтоватые огни деревенских окон — это и была деревня Кроут. Слабый порыв ветра принес запах дыма и копченой рыбы. В Кроут они въезжали, по прикидкам Евы, около десяти вечера, под совсем потемневшим пасмурным небом.
 
Вернер Суббота, 04 Августа 2012, 01:01 | Сообщение # 3





<== Одинокий перевал.

Белые Земли. Большая Дорога между Одиноким Перевалом и деревней Кроут.

До следующего пункта назначения они добрались лишь вечером. Загонять лошадей было бы преступлением с их стороны, по дороге они не забыли остановиться на небольшой отдых и перекусили. Он понимал, что лишний потерянный час в данном случае не играл особого значения, а появиться в поселении на падающих от усталости лошадях было бы просто настоящим преступлением.
Он оставил все личные вещи и бумаги Дигерни на попечении капитана, оставив себе лишь карты и собирался их изучить повнимательнее, чтобы понять в каких местах ему придется действовать. Ко всему прочему следовало посетить местного старосту, который обычно знал больше, чем говорил и все слухи всегда стекались к нему. Он был глазами и ушами графа в этом Единым забытом местечке.
Окружающая его земля вызывала в самом бароне странные двойственные чувства. Он никогда не был здесь, но ему казалось, что снились похожие места.
Уже подъезжая к деревеньке, барон натянул повод и поднял руку, чтобы все остальные остановились. Следовало потратить этот вечер с пользой, чтобы уже с утра отправиться на поиски племени Кутул. Они должны были жить к северу от Кроута, и Вернер очень надеялся, что достаточно быстро, чтобы получить помощи у вождя Уурот Кутула. Ко всему прочему он был уверен, что здесь должны находиться люди графа, и стоило переговорить с их командиром. Так что его ожидал визит к старосте, где он, скорее всего и встретиться с последним.
- Найт, Вирджил, вы сейчас отправитесь на поиски постоялого двора, хотя я сомневаюсь, что там найдутся свободные места, здесь должны быть расквартированы люди графа. Но там вы можете подождать нас и послушать, что вам расскажут о местных делах.
Деревенька была мала, и найти дом, где можно было бы поставить четырех уставших лошадей, будет не простой задачей. Для этого всегда был староста, который знал каждый камень, каждое бревнышко в своей деревне. Он их точно разместит.
Когда Близнецы, пришпорив своих уставших лошадей, обогнули Вернера и Еву и направились легкой рысью по главной улице, барон повернулся к ней и чуть улыбнувшись, сказал:
- А мы, леди-сержант отправимся к старосте. Здесь должны быть солдаты и их командира мы, скорее всего, найдем в его доме.
Улицы деревни, а если быть точнее главная улица Кроута была пустынной.
- Завтра нам следует найти племя Кутул, там можно будет найти помощь. Но сегодня следует выяснить, что здесь происходит на самом деле.
Он пустил коня шагом, осматриваясь и пытаясь почувствовать дух этого места. Так всегда делал его отец. Он говорил так: «У каждого города, села или дома есть свой дух. Он расскажет о тех, кто живет здесь больше, чем они сами поведают тебе». Барон видел крепкие дома, сложенные из толстых бревен. Все выглядело надежным, основательным и крепким. Но в таких домах живут хорошие строители, охотники или крестьяне, но никак не воины.
Кроут встретил отряд лаем собак и редкими прохожими, которые спешили по своим делам. Вид у них был насторожен, но путь к старосте все-таки указали. Вернер отлично понимал, что пока они, достигнут нужного дома, о них узнают все местные жители.
Исправил(а) Вернер - Суббота, 04 Августа 2012, 01:01
 
Ева Воскресенье, 05 Августа 2012, 00:33 | Сообщение # 4





Деревня Кроут. У дома старосты.

Ева сдержанно усмехнулась, услышав знакомое обращение «леди-сержант».
- Я помню, в лесу между Кроут и Моул-Вив дейсвительно обитали коа. Если только не откочевали теперь куда-нибудь. Можно попытаться найти их и самим, но с проводником из их племени будет легче. Надо будет потоптаться завтра с утра на рыночной площади — они обычно ходят по ближайшим к лесу деревням торговать.
Они ехали шагом по главной улице, которая в этот час была уже пустой и темной, и Ева, оглядываясь по сторонам, пыталась восстановить в памяти то, что она видела здесь лет четырнадцать назад, найти пару-тройку знакомых черт в двускатных крышах, покосившихся заборах, колодцах, попадающихся по дороге... Знакомого находилось мало — не то, чтобы Кроут сильно изменился за четырнадцать лет, просто те дни, после бегства с берега, пережитого ужаса, похорон и слёз, запомнились как один смутный и нехороший сон без красок и подробностей. Однако дом старосты Барта Хогана, упомянутый кем-то из редких прохожих как «двухэтажный, с крыльцом таким резным, третий после рынка по левой стороне будет» нашелся без труда.
Когда Ева спешилась возле дома и привязала мерина к стоящей тут же коновязи, дверь дома приоткрылась, на минуту осветив крыльцо и выпустив дородную женщину с каким-то узелком и масляной лампой в руках и сопровождавшего её молодого парня. Что-то в её движениях и голосе показалось Еве очень знакомым...
- Вечер добрый, - поприветствовала она тётку, когда та поравнялась с ней, спустившись с крыльца.
Та приподняла лампу, и желтый кружок света выхватил из темноты смутно знакомое лицо, посмотревшее на нее сперва цепко и настороженно, потом удивленно вытращившее глаза и расплывшееся в улыбке.
- Ох ты ж, лопни мои глаза! Никак, Берна Одгейра дочка? Да точно она, ты посмотри! - обернулась она к шедшему за спиной парню, лет восемнадцати-двадцати на вид. Тот всё еще недоверчиво хмурился, Еву он явно не узнавал, как, впрочем, и она его тоже. В руках у него был старый-старый армейский арбалет. Заряженый. Но по тому, как он его держал, было ясно, что стрелять в незнакомцев он, слава Единому, не собирается.
- Тётка Ида... - теперь уже и Ева узнала собеседницу. Это была Ида Эрген, их деревенская повитуха и знахарка, женщина бойкая и общительная и, благодаря своему занятию, знавшая всех без исключения женщин и всех наперечёт детишек в Сейде. Видимо, и сейчас она не сидела в своей избе в такое позднее время, потому что кому-то в доме старосты понадобилась её знахарское умение.
- Где ж тебя носило-то столько лет? Мать-то как, здорова? А младшая-то как поживает, небось и жениха уже нашли? - Ида тут же забросала её вопросами. С того времени, как семья Евы покинула Кроут, повитуха несколько раздалась вширь, да и морщины на лице стали заметно глубже, но голос её и привычки не изменились ничуть.
Старший сержант слегка оторопело стояла под градом вопросов. Как-то странно всё выходило... Все эти люди, её односельчане, которых она знала с детства, которых помнила всё время своей жизни на Эвейлинге, учебы в Академии, службы в Ордене... эта встреча, которой она так давно ждала, и которая случилась так невовремя... и вот до них уже рукой подать, но в то же время отделяет множество неотложных дел...
- Вы... много ли наших здесь осталось? И устроились где? - спросила Ева, услышав шаги подошедшего барона и быстро оглянувшись в его сторону. Представила ему свою землячку, когда тот подошел. Его имени не назвала, предоставив ему самому решать, как назваться и упомянуть ли свой титул и звание. Барон представился не назвав своего титула, но дворянская приставка говорила сама за себя, и повитуха, услышав её, почтительно поклонилась.
- Да на восточной окраине, у самой реки почти, - ответила после этого Еве, махнув рукой в ту сторону, где находился её дом. - Вы заходите к нам, вот уж рады видеть будем!
После чего Ида окликнув парнишку: «ну, пойдем, Рин», бодро пошагала от дома старосты, больше не став задерживать гостей, тем более что на последних словах Евы дверь снова отворилась, и на пороге возник седой усатый старик лет восьмидесяти, в льняной рубахе, выпущенной поверх штанов и темной жилетке поверх неё. В молодости он статью и ростом явно не уступал Ван Геллену, но по старости заметно «усох» и ссутулился. Видно, это староста услышал бойкую беседу у крыльца и выглянул посмотреть, кто пришел.
Исправил(а) Ева - Понедельник, 06 Августа 2012, 23:09
 
Вернер Понедельник, 06 Августа 2012, 22:35 | Сообщение # 5





Деревня Кроут. У дома старосты.

Предложение Евы было даже лучше того, что сделать хотел он. Он собирался найти кого-то из местных охотников в качестве проводника, но получить его из того племени куда идешь было бы удачей. Так можно было бы присмотреться к самому народу, понять, чем он живет, как он ощущает сложившуюся ситуацию. С этим народом барон дела еще не имел и никто из обучающих его учителей с ними серьезно не сталкивался. А если и сталкивался, то скорее вскользь и рассказать было нечего.
Дом старосты нашел достаточно быстро, даже в такой час на главной улице этого поселка можно было встретить прохожих, которые указали тот дом, который им был бы нужен. «Здесь должны быть солдаты. Почему их не видно?» Воздух был холодный, ветер дул резче. Стоило пересечь горы, как пахнуло зимой. Вернеру даже захотелось съежиться и запахнуть плащ поплотнее, но гордость не позволила ему бы это сделать даже тогда, когда он бы был обнажен по пояс.
У дома старосты они столкнулись с пожилой женщиной и молодым парнем, который поглядывал на них мрачным взглядом и арбалет опустил с явной неохотой. Ева спешилась первой и тут же попала под град вопросов, Вернер же спешился вторым, и некоторое время дал времени сержанта на общение с теми, кто ее знал с рождения, не забыв, коротко представится:
- Вернер Ван Геллен. Добрый вечер.
Но вот в то, что его услышала эта женщина, он не был уверен и лишь ее учтивый поклон указал на то, что она поняла кого видит перед собой. Способность женщин в короткий срок выдавать такое количество слов всегда поражала Вернера. Когда первая волна северного гостеприимства была пройдена, он, наконец, увидел местного старосту. Мужчина был стар, в молодости он явно отличался силой и здоровьем, но годы взяли свое. Плечи ссутулились, спина медленно, но верно начала сгибаться, прижимая его к земле. Он явно оценил внешний вид гостей, но вот ничего сказать не успел, потому что из-за его спины появился молодой парень с только-только пробивающейся бородкой и апломбом, свойственным молодым отпрыскам обедневших, но древних дворянских родов. Светло-серые глаза смотрели настороженно с легким пренебрежением, темно-русый пушок вокруг губ только подчеркивали их пухлость. «Как у девушки».
- Кто вы?
Голос был звонким, но привыкшим командовать. Ему было где-то около двадцати трех или чуть более того. Весь его вид указывал на то, что он недавно закончил обучение в Академии. Все было идеально, даже форма егеря на нем выглядела скорее как на параде, чем как на бывалом воине. «Ох, хорошо, что этого генерал не видит», - подумал Вернер и решил начать их знакомство с официальной части.
- Мы рыцари Ордена Креста, прибыли сюда для оказания помощи в борьбе с волками. Я Ищейка Ордена и со мной три Адепта. Это старший сержант Ева Одгейр, - барон предпочел представить ее сам.
- Лейтенант Родрик Фон Гилдор, был отправлен сюда с отрядом охранять деревню. – На девушку молодой дворянин посмотрел вскользь, но промолчал.
«Молод ты для лейтенанта. Если только не было связей, хотя какие тут могут быть связи? В этом-то краю? Чудны дела твои Единый».
- Барт Хоган, староста этой деревни, - старик сдержанно поклонился и чуть, отступив в сторону, пригласил их подняться на крыльцо и войти в дом. – Мы рады видеть доблестных рыцарей в Кроуте.
Первым в доме исчез лейтенант, барон вошел следом, чуть было, не пропустив Еву вперед. Лишь в последний момент сообразив, что не на приеме и нахмурился. Сапоги сразу же оставили грязные и мокрые следы на половичках, которыми были застланы доски пола. Вернеру всегда в такой момент становилось немного неудобно. Отец учил его уважать любой чужой труд.
В холодных сенях он снял плащ, который тут же забрала молодая девушка, лет шестнадцати в длинной домотканом платье, подпоясанным тонким ремешком. Двери из сеней вели направо и налево. Если девушка вышла из правой двери, то их пригласили в левую дверь.

Деревня Кроут. Дом старосты. Горница.

Барон и Ева оказались в просторной комнате, жарко натопленной с большим и широким столом и двумя длинными лавками по бокам. Стол был накрыт, и трапеза уже была в самом разгаре.
- Прошу вас, разделить нашу скромную трапезу.
При этих словах Родрик надменно выпятил нижнюю губу и поморщился, но предпочел перейти сразу к делу:
- Почем Орден прислал так мало людей?
- Помощь будет, - барон устроился на лавке, пришлось придерживать меч, чтобы устроится за столом, - но сначала нам надо разобраться, что здесь происходит. Информации слишком мало.
Ответив лейтенанту, он сразу же переключился на старосту, чтобы разобраться с тем, где им следовало бы остановиться.
- Я отправил людей в постоялый двор, но если здесь остановились солдаты, то нам придется искать дом, где мы можем остановиться?
Староста на секунду замер, он как раз начал старательно передвигать блюда с едой поближе к тому месту, где сел барон.
- О, не беспокойтесь господин-рыцарь, - барон сдержался, чтобы не хмыкнуть на такое обращение, - сегодня утром там были две свободные комнаты. Солдаты у нас расквартированы по домам.
Барон краем глаза следил за лейтенантом и чувствовал, что с ним будут проблемы. Молодой дворянин, явно амбициозный и неопытный, попавший волею случая в переплет. Как такого могли отправить командовать людьми в столь опасное задание? Как их могли дать Дигерни для осуществления операции?
- Так что же здесь происходит? Нам известно о том, что в лесах появилось слишком много Черных Волков. Даже видели Белых Волков, подходящих к человеческому жилью и нападающих на людей? Какова ситуация сейчас?
Вопрос был обращен скорее к старосте, чем к лейтенанту. Но сам Вернер был готов выслушать обоих. Хоган сел за стол, помрачнел и непроизвольно начал дергать себя за кончик уса, собираясь с мыслями или подбирая слова для рассказа. Он зачем-то начал разглаживать скатерть цвета небеленого льна на столе:
- Сколько себя помню, господин-рыцарь такого не бывало. И старики не помнят такого.
Барон мысленно досчитал до десяти и приготовился к долгому вступлению, но старосту прервал лейтенант, громким и недовольным хмыканьем. Не сговариваясь Вернер и старик покосились на молодого парня, но оба промолчали.
- Так, о чем это я. Волки нападали раньше, не буду врать. Но сейчас их стало слишком много и подходят они слишком близко. А действуют так, как будто не звери, а люди. Вот, клянусь Единым оборотни. как есть оборотни.
В глазах старика впервые появился настоящий страх.
- И откуда они появились, оборотни эти? Чужаков вроде в деревнях не объявлялось, прячутся где-то в лесу, в самой чаще. Да смельчаков найти их логова нет.
Смутившись того, что слишком явно показал страх, старик опустил глаза и добавил с горечью.
- Внук мой, какой охотник был, хотел выследить волков этих, да так и сгинул в лесах.
Исправил(а) Вернер - Вторник, 07 Августа 2012, 14:24
 
Ева Вторник, 07 Августа 2012, 19:44 | Сообщение # 6





Деревня Кроут. Дом старосты. Горница.

Комната была скудно освещена - в этих краях Кристаллы Света не такая уж распространенная вещь. Масляная лампа под стеклянным колпаком да пара свечей на полках на стене освещали стол и пространство вокруг него, да еще из печки падал красноватый отсвет остывающих углей. На противоположной стене тикали ходики, если очень приглядеться, можно было разобрать стрелки, показывающие без четверти девять - значит с оценкой времени при въезде Ева немного ошиблась. В горнице ощущалась та непередаваемая смесь запахов, которую можно почувствовать почти в любом деревянном доме, и это настраивало на какой-то уютный и умиротворяющий лад. Точнее, настраивало бы, если бы не тема беседы и не имеющаяся компания. Фон Гилдор, на которого Ева время от времени скашивала взгляд, отправляя в рот очередную ложку похлебки, вызывал что-то вроде легкого раздражения.
"Откуда он только такой взялся... лейтенант. Он ведь только что закончил Академию - это видно невооруженным глазом. Что надо было такого совершить, чтобы махануть сразу через четыре звания? Не удивлюсь, если его просто продвинул его папаша. Только вот... продвинул, а потом послал сюда, прямиком в пасть Волкам?.."
Похлебка была вполне себе типичная для Белых Земель - крепкий мясной бульон, в котором плавало не очень большое количество овощей, из тех, что можно произрастить на здешней почве в парниках, и совсем чуточку крупы. А по тому небольшому количеству подчерствевшего хлеба, который был на столе, можно было сделать вывод, что с поставками муки сейчас было скудно. И это было немного странно для деревни, находящейся всего в двадцати милях от порта Моул-Вив. Впрочем, после целого дня в седле и на холоде, такой ужин вполне можно было считать отличным. Ложка летала от миски ко рту и обратно, пока староста не упомянул оборотней. Ева стиснула зубы, уставившись на старика тяжелым взглядом, и есть ей как-то сразу расхотелось.
На какое-то время в горнице повисла тишина. Ева немного выждала, не продолжит ли Ван Геллен расспрашивать старосту, но тот молчал. Значит, теперь и она могла задать пару вопросов.
- Давно ли это началось?
- Да почти с месяц. В начале инлания или раньше чуть охотники начали замечать, что следов их в лесу больше стало. Оно конечно, Волкам сейчас плодиться самое время, только не плодится их сразу помногу-то. Выходит, пришлые откуда-то, но вот откуда, и что за нужда их сюда пригнала, - не ясно. Да и самих охотников - сразу несколько наших не вернулось, а ведь опытные мужики всё были. А потом на дороге в Моул-Вив люди начали пропадать... Теперь уж по двое-трое и без охраны не ходит никто - боязно. Да и охрана не всегда помогает. Так что вот, сидим да хлеба последние припасы доедаем. На рыбаков, что на реку сигача промышлять ходят - тоже, было дело, нападали... А теперь, некоторые говорят, что и с околицы их иногда видать - обкладывают нас потихоньку...
- Границу деревни мы как держали так и держим, - запальчиво заявил Фон Гилдор. - Пока мои солдаты здесь, Волки к деревне не подойдут.
Староста возражать лейтенанту не стал, лишь вздохнул, словно запас его веры вместе с запасами хлеба в доме подходил к концу. Что скоре всего, так и было.
- Вот, они об эту пору выть начинают, - сказал он, кивнув в темноту за окном. - Сегодня только притихли чего-то, странно это... Ну, под утро, значит, начнут.
- А что насчет Белых Волков? Мне известно, что их тоже видели здесь, хотя прежде в этом лесу они не обитали.
- Было дело, - отозвался староста. - Издалека правда, когда Черных отгоняли, - двоих, в другой раз - троих. Те же это были, или разные, сказать трудно. Ну так вот, господа-рыцари, - добавил он, хлопнув себя по коленям, - на вас с сэром Родриком наша надежда. Но и мы, по мере сил, помочь постараемся. Есть ли у вас в чем потребность? Оружие, там, справить или помощников найти... Многого не обещаю, но что в моих силах, - будет вам.
Насчет оружия Ева задумывалась еще в дороге. Выходить на Волков с мечами было чистым самоубийством, тут понадобятся охотничьи рогатины. И несколько капканов на крупного зверя тоже не помешали бы... Вот только сейчас, перед этим Фон Гилдором она не горела желанием сообщать о том, что отряд Ордена Креста прибыл не только малым числом, но еще и без необходимого вооружения. Лучше встать завтра чуть свет и заглянуть к местному кузнецу на предмет того, нет ли у него чего-то уже готового. Но решение об этом, в любом случае, принимать командиру.
 
Вернер Пятница, 10 Августа 2012, 01:10 | Сообщение # 7





Деревня Кроут. Дом старосты. Горница.

Барон отдал разговор полностью в руки Евы, она была из местных и могла подметить то, на что он не обратил бы внимание. Его представление об этих землях все-таки было слишком смутное и основывалось частенько на чужих побасенках. Он никогда не стеснялся в такие моменты спрашивать у тех, кто понимают лучше него.
- А что насчет Белых Волков? Мне известно, что их тоже видели здесь, хотя прежде в этом лесу они не обитали.
После этого вопроса барон сразу весь подтянулся и стал слушать еще внимательнее. Он был оборотнем, но сильно отличался от тех, кто был черным. Не было в нем зверя, кроме воображаемого, не умел он разговаривать с животными и тем более перекидываться в зверя, но все что касалось белых волков, барона всегда интересовало. А вещи староста рассказывал интересные и Вернер пожалел, что рядом нет генерала. Командир из него был для такого задания не ахти, но это были его личные проблемы, и поддаваться слабости было нельзя. Он даже позавидовал лейтенанту, тот был слишком молод, глуп и заносчив, чтобы сомневаться. «Я слышал, что северяне очень недоверчивые люди. Неужели наших слов оказалось достаточно, чтобы не задавать вопросов. Староста то человек простой, но лейтенант? А вдруг мы оборотни и решили прокрасться в деревню и разведать обстановку? Хотя сам бы в это не поверил, но если есть такие лейтенанты, то может быть все что угодно».
Шаги на крыльце Вернер услышал раньше, чем кто-либо в доме. Он повернул голову и вопросительно посмотрел в сторону двери, ведущей в сени. Шаги были тяжелыми, и было слышно, как подбитые металлом сапоги стучат при каждом шаге. Так ходят военные, ошибиться было нельзя. В сенях шум стал более отчетлив, и на него не отреагировать было нельзя, к нему еще добавился и кашель. Из-за закрытой двери он казался глухим и каким-то приглушенным.
Барон скосил взгляд на старосту и лейтенанта и увидел совершенно разные реакции. Стоило Родрику услышать кашель, как его лицо приобрело какое-то странное выражение, где совмещалось раздражение и настороженность. Староста же хитро улыбнулся и в его глазах загорелись какие-то лукавые искорки. Стоило двери распахнуться, как хозяин дома, наконец, расплылся в радушной улыбке и непроизвольно представил пришедшего:
- Сержант Тиррон, у нас гости…
- Вижу, - голос у сержанта был хриплым и низким.
Он был невысок и широкоплеч. Его темно-русая густая шевелюра и брода были богато сдобрены сединой. Глаза были серыми и цепкими. У сержанта Тиррона был тяжелый изучающий взгляд.
- Ну что еще? – лейтенант явно испытывал к своему подчиненному настоящую антипатию.
А взгляд и все поведение самого сержанта явно указывало, что своего командира он ни во что не ставит, но следуя военной субординации - терпит. «Совсем плохо. Светлая голова – это хорошо, но проблемы с командованием нам не нужны. Что же мне везет то так?»
- На постоялой двор прибыло двое, представились адептами Ордена Креста, - сержант еще раз посмотрел на барона и Еву, как будто сверяясь с чем-то, - я документы проверил, вроде не врут. Сказали, что их командир и сержант отправились к старосте со всеми нужными бумагами.
- Я проверил, все в порядке, - тут же встрял лейтенант, торопливо перебивая размеренную речь своего сержанта.
- Ну и добре, - Тиррон хмыкнул и, поглядывая на барона и Еву уже с большим интересом грузно сел на лавку.
Барон дал ему лет сорок, но он мог и ошибаться. Холод и сильные ветра так выдубили кожу сержанта, что он мог быть и лет тридцати и пятидесяти. Вот только вид седых волос немного смущал. Они явно были ни к месту, в Тирроне чувствовалась сила и та властность, которой следовало бы обладать лейтенанту. А не его подчиненному.
- На постоялом дворе было пара комнат, ваши люди их сняли. Комнатки маленькие, но двоих точно вместят.
- Нам больше и не надо, - Вернер посмотрел на старосту и встал, - мы с дороги, а завтра много дел. Моим людям понадобятся копья, а лучше рогатины, в деревне же есть кузнец?
- Найдется, - староста качнул головой, - завтра все будет, принесут прямо на постоялый двор, лучшее, что у нас есть.
- Вот и замечательно, еще раз прошу прощения, но нам пора.
 
Ева Суббота, 11 Августа 2012, 02:22 | Сообщение # 8





Деревня Кроут. Дом старосты. Горница.

Ева с интересом наблюдала за явлением сержанта и разыгравшейся после этого сценой. Хмыкнула про себя, когда лейтенантик приврал насчет документов: ничего он у них, конечно же не проверял, и хвала Единому, что в этот вечер в Кроут заявились честные рыцари, вроде них с Вернером. Сержант Тиррон производил куда более благоприятное впечатление, и Ева готова была поспорить, что в том, что большая часть солдат, охраняющих Кроут, еще жива, - это его заслуга.
Староста обещал завтра же помочь с вооружением, и Вернер предпочел на этом закончить разговор, встал из-за стола и двинулся к выходу. Ева пошла следом за ним, по дороге еще раз обернулась, чтобы вежливо кивнуть старосте и заметить выражение превосходства, которое не сходило с лица Фон Гилдора с того момента, как барон попросил помочь с оружием.
«Вот засранец», - подумала Ева, ничем не показывая, что заметила это.
Тиррон вызвался проводить гостей до постоялого двора, и когда лейтенант дал утвердительный ответ, символически козырнул и тяжелой поступью вышел за ними следом. На крыльце он прихватил с собой факел, видимо им же и оставленный до этого, вдетый в прибитую специально для него опору возле двери.
- Ну так... господин барон, - начал он почти сразу, как они сошли с крыльца. Видно, не любил откладывать нужные разговоры. - Дело у нас одно, как я вижу. Как сочтете правильным его делать — вместе с нашими солдатами или сами по себе?
Исправил(а) Ева - Четверг, 30 Августа 2012, 23:02
 
Вернер Суббота, 11 Августа 2012, 23:56 | Сообщение # 9





Деревня Кроут. У дома старосты.

Выслушав прощальные слова старосты и лейтенанта, барон вместе с Евой вышли на улицу. Сержант явно предпочел пойти с ними. По крайней мере барона это устраивало, потому что в Родрике он чувствовал проблему и хотелось узнать о нем побольше. И главный источник информации топал за ними и явно был настроен на общение.
- Ну так... господин барон. Дело у нас одно, как я вижу. Как сочтете правильным его делать — вместе с нашими солдатами или сами по себе?
Вернер как раз отвязывал коня, когда за его спиной раздался голос Тиррона.
- Распылять силы было бы ошибкой, - сказал он и посмотрел на сержанта, - важен результат, а не чьи-то отдельные амбиции.
Тиррон хмыкнул:
- Ну да, ну да.
На улице было холодно и пустынно. Люди все попрятались по домам в поисках тепла и безопасности. Где-то в лесу раздался тоскливый волчий вой. Вернер повернул в его сторону голову и прислушался. Вот раздался еще один вой, и еще, и еще. Стало зябко и захотелось последовать примеру местных жителей. Он хотел бы узнать от сержанта побольше о лейтенанте, но решил что это было бы не правильно. Уж лучше информацию соберут Близнецы и Ева. Солдаты любят почесать языки на досуге о своих командирах, особенно когда они не очень любимы.
- Как часто в деревне появляются коа? – Если он и отправиться завтра на переговоры, то пожалуй сержант был лучшим источником информации, - мне нужен будет на завтра проводник.
- Коа? – Тиррон задумчиво поскреб подбородок, - они стали реже заходить в деревню, это опасно, но местный люд хорошо платит за мясо. А за чем вам проводник?
- Нам нужно будет совершить одно маленькое путешествие. Нас слишком мало мастер-сержант.
Он тронул коня и пошел по улице, Тиррон же чуть обогнал Вернера и Еву и повел их в сторону постоялого двора. Нашивки были порядком потерты, но то что Тиррен не простой сержант было видно. Почему его называли с понижением в должности, Вернер так и не понял.
- Точно подмечено, - Тиррон ухмыльнулся, - точно подмечено господин барон.
Вернер пообещал себе провести короткий но содержательный разговор с Близнецами. Видимо они разболтали все, что знали. "Хвала Единому, они знали мало".
Исправил(а) Вернер - Воскресенье, 12 Августа 2012, 00:20
 
Ева Воскресенье, 12 Августа 2012, 23:00 | Сообщение # 10





Деревня Кроут. Главная улица.

Выйдя на улицу, Ева последовала примеру командира — отвязала своего мерина, но не стала садиться на него, а повела в поводу, пристроившись справа от барона и его коня. Вместе Тирроном они двинулись к северной окраине деревни, туда где стоял двухэтажный дом Грэхса, попутно подводя разговор к необходимости скоординировать свои планы. Однако пока все шло не дальше каких-то общих фраз.
В какой-то момент случилось то, чего и ожидал староста — где-то далеко в лесу завыл Волк: вначале густо и утробно — это явно был матерый зверь — но постепенно и тягуче переходя на более высокие ноты. Еве вспомнились первые дни на службе в Белых Землях, когда от такого вот воя у нее, да и, наверняка, у других новобранцев, пробегала по спине волна мурашек. И сейчас в разговоре Вернера и мастер-сержанта Тиррона возникла небольшая пауза. Вой подхватили еще несколько голосов — гораздо более высокие, они отвечали матерому более короткими «фразами», время от времени взлаивая. Видимо, это были переярки — уже не щенки, но всё же молодые Волки, которым не так давно минул год.
Ева напряженно прислушивалась к этим голосам, стараясь вовремя определить их передвижение: не пойдут ли на деревню? И еще один вопрос занимал её мысли: где теперь Диг? Ван Геллен сказал, что она догонит их по пути, и если он оказался прав, то было бы просто здорово, если бы она в этот момент уже сидела у Грехса, попивая чай, а не была где-нибудь в чистом поле.
Наконец они достигли окраины: избы здесь были поменьше и победнее и двухэтажный дом Грехса на их фоне было трудно не заметить. Хозяин дома открыл им не сразу: за осторожными шагами с той стороны двери последовала небольшая пауза, и лишь потом звук отодвигаемого засова. Арбалет в руках и у этого жителя деревни, который они увидели, когда хозяин дома предстал на пороге, Ева восприняла уже почти как должное. Впрочем, Грехс уже ждал их прихода, поэтому встретил их вполне дружелюбно и сразу сообщил, что мол, «ваши люди» сидят наверху. Ева, с разрешения барона, задержалась, чтобы вместе с Грехсом поставить в конюшню и расседлать лошадей. Тот, конечно, тут же начал расспрашивать, откуда они да надолго ли, и как-то лукаво прищурившись, поглядывал в её сторону. Когда Ева в очередной раз поймала его взгляд, вопросительно посмотрев в ответ, он сказал, что больно уж лицо знакомое, не иначе как видел уже, и не один раз.

Деревня Кроут. Постоялый двор «У Грехса».

Дом Грехса был в общих чертах похож на дом старосты Хогана, но жилые комнаты здесь располагались на первом этаже, по две с каждой стороны от сеней, а горница — на втором. Она была не такой большой, как в доме старосты, потому, что часть её, служившая собственно кухней была отгорождена бревенчатой стеной с дверью. Там же, в кухне, была и отдельная печка, одна из её каменных стенок чуть вдавалась в горницу, служа одновременно и для её обогрева.
Горница на втором этаже к тому моменту, как Ева расседлала лошадей и оставила их на Грехса, была полна народу. Помимо Вернера и Тиррона там обнаружились Близнецы, которые как раз заканчивали ужинать и двое хмурых солдат, видимо оставленных мастер-сержантом "приглядеть" за пришлыми, перед тем, как он пошел к старосте. А вот Дигерни в комнате не было...
Исправил(а) Ева - Четверг, 30 Августа 2012, 23:03
 
Вернер Вторник, 14 Августа 2012, 00:49 | Сообщение # 11





Деревня Кроут. Главная улица.

Всю оставшуюся дорогу они шли, молча, сопровождаемые воем и нервным храпом лошадей. Говорить в таких условиях было не о чем, и барон предпочел ждать тепла постоялого двора и возможности перекусить и отдохнуть. Обсуждать с Евой что-то в присутствии мастер-сержанта он не хотел. И дело было не в том, что он ему не очень доверял, просто положение в деревне было не однозначным, а в таком маленьких поселениях любое случайно оброненное слово распространялась с неимоверной скоростью, и обычно обрастало такими подробностями, что становилась неузнаваемой.

Деревня Кроут. Постоялый двор «У Грехса».

В постоялом дворе их встретили заряженным арбалетом, но подобное северное гостеприимство ему начиналось нравиться. Было в этом что-то основательное и надежное, как и окружающие его заборы и постройки.
Ева ушла разбираться с лошадьми, а барон последовал на второй этаж, следую словам владельца постоялого двора.

Постоялый двор «У Грехса». Горница

Сержант пошел за ним, и стоило им оказаться на лестнице, как Тиррон сдержанно кашлянул и все-таки задал вопрос, который ожидал от него барон:
- А можно и мне посмотреть, - он сделал небольшую паузу и добавил, - документики.
- Вам не достаточно слов лейтенанта? – спросил Вернер, не скрывая иронии в своем голосе.
- Ну, - Тиррон явно был не в восторге от своего командира, но и открыто указывать на его недостатки не желал и сейчас оказался в некотором затруднении.
Они как раз вошли в горницу, где за столом сидели оба Близнеца и с аппетитом уплетали жареное на углях мясо. Рот Ван Геллена наполнился слюной, он непроизвольно начал чутко принюхиваться к тому, что стояло на столе. При его появлении оба Близнеца вскочили, за ними поднялись и двое солдат, явно реагируя на появления своего отца-сержанта.
- Думаю, печати лучше видны при этом освещении, - Вернер подошел к длинному столу, за которым сидели его люди и присел на лавку, так чтобы оказаться подальше от еды.
- Спасибо, господин барон. – Тиррон даже вздохнул с облегчением и пристроился напротив Вернера.
Барон отдал ему нужные бумаги и стал ждать, когда их вернут.
- Скажите мастер-сержант, сколько ваших людей сейчас патрулирует деревню.

Тиррон как раз вертел в руках одну из бумаг и немного подслеповато щурился. Вопрос барона его немного отвлек:
- Деревенька то не большая, как вы заметили, - бумаги он отложил и видимо решил не проверять их слишком тщательно, просто отодвинул Вернеру, - обходят по двое, больше и не надо. Смена каждые два часа.
Вернер задумчиво постучал пальцами по столешнице стола. В горницу зашла крепкая женщина средних лет и поставила еще две тарелки с жареным, правда уже остывшим мясом и кашей.
- Еда у нас простая, не побрезгуйте. – Поставив тарелки, женщина поклонилась и вышла прочь.
-Есть в этом хоть какой-то толк?
Тиррон поскреб подбородок и сдержанно хмыкнул:
- По ночам почти никакого. Местные все равно ночью на улицу ни ногой, а в дома волки не врывались. Но так всем спокойнее.
Барон слушал сержанта и убирал документы, подальше от еды и жирных пятен, которые всегда появляются на важных документах в такой ситуации.
 
Ева Вторник, 14 Августа 2012, 23:00 | Сообщение # 12





Постоялый двор «У Грехса». Горница

Ева, оказавшись в комнате, спустила с плеч седельные сумки, оставив их в углу, и направилась к столу, за которым уже был в сборе весь их отряд. Найт, увидев её улыбнулся и тут же подвинулся, освободив ей место за столом. Барон на пару с Тирроном в это время внимательно разглядывали какие-то документы.
- Генерал так и не приехала? – тихонько спросила она у него, садясь рядом. Тот отрицательно покачал головой в ответ.
Ева молча уставилась на свои сцепленные в замок ладони. Ван Кройц так и не догнала свой отряд. С другой стороны, с момента их разделения прошла всего лишь половина суток, даже меньше, так что беспокоиться всерьез было еще рано. А может и наоборот, уже поздно. Но вот расспросить Вернера о том, что ему сказала Диг, прежде чем уйти к драгунам, имело смысл. Потом, когда все, наконец, разойдутся.
Пока Ева оглядывала комнату, краем уха слушая разговор между мастер-сержантом и бароном. Судя по тому, что он сказал, солдат графа в Кроут было не густо. Патрулировать деревню по двое – это же курам на смех. Если где-то на окраине на них вдруг вылетит Волк, самое большее, что они успеют – это поднять тревогу, и может быть, продержаться минут пять-десять. Значит, и на то, что завтра Ван Геллену дадут в сопровождение хотя бы пару-тройку солдат, рассчитывать не стоит. Впрочем, если повезет, и они найдут здесь коа, у них будет еще несколько рук, способных держать оружие, а нет – придется идти в лес как есть, вчетвером.
Стол здесь, как и в доме у старосты Хогана, стоял ближе к стене, окна которой выходили на улицу. Одно из окон как раз оказалось за плечом у Евы, и выглянув в него, можно было как на ладони увидеть кусок главной улицы, на окраине переходивший в дорогу на Моул-Вив, несколько домов и лес, подступавший к деревне.
- Неплохая позиция для стрельбы… На случай если Волки всё же повадятся в деревню, - так же тихо сказала она.
- Угу, - отозвался Найт. – А если у хозяина дома найдется пакля и жаровня, можно будет садить по ним отсюда горящими стрелами.
Старший сержант одобрительно кивнула. Одна-две стрелы не нанесут Черному Волку серьезного ранения, но вот если получится подпалить ему шкуру, зверю сразу станет не до нападения – у него появятся другие проблемы.
Потом из двери в противоположной стене выглянула какая-то женщина, принесла им еды. Вернер, всё еще разговаривавший с Тирроном, с энтузиазмом взглянул в сторону своей тарелки, а вот Еве, после ужина у старосты, есть не хотелось совсем. Она попросила чаю, а тарелку, когда женщина скрылась за дверью, пододвинула в сторону Близнецов, кивнув им, мол, берите добавку.

Мастер-сержант, наконец, закончил разговор, отсалютовал Вернеру и вместе с солдатами ушел, напоследок объяснив, где его можно будет найти, если возникнет необходимость. А Ева встала с места и направилась в сторону одного предмета, который привлек её внимание, еще когда она вошла в комнату – очень уж странно и несвойственно этому месту он смотрелся. Это была гитара. При ближайшем рассмотрении – не новая, даже с тонкой трещинкой на передней деке, но вполне еще способная играть. Ева осторожно сняла её со стены, заглянув в голосник. Внутри, на задней деке, было клеймо гитарной мастерской в Эвее, делавшей недорогие, но вполне приличные инструменты. У Евы была почти такая же, теперь она осталась в Стоуне, в её комнате на мансардном этаже дома.
«Хм… почему бы не тряхнуть стариной…»
Ева снова уселась на место у края стола, взяв на гитаре аккорд. Поморщилась, перебрала струны по отдельности, подтягивая колки. Вот теперь инструмент звучал как надо. На минуту она задумалась, что бы сыграть, рассеяно перебирая струны, беря на грифе то один аккорд, то другой… «Пожалуй, вот это… Вернеру понравится, точно.»
Я позабуду дом и друзей,
Полкоролевства отдам за коня,
И я буду верен…

При первых звуках песни из кухни снова выглянула та женщина с чашкой чая (наконец-то!) в руках и почему-то слегка испуганным выражением лица.
- Ох, не трогали бы вы гитару эту, - произнесла она с каким-то настойчивым беспокойством, - дурная примета очень. Хозяин её где-то с год уже на нашем кладбище лежит.
«О, Единый, опять эти знаки!» - Ева с досадой взглянула на женщину, протянув руку к чашке с чаем.
- Да не слушайте вы её, играйте, сколько душе угодно, - в дверях в этот момент появился Грехс, прошел в комнату и тоже присел у стола, - всё это бабьи выдумки. А ты бы, Магда, делом занялась. Посуда, вон, не прибранная.
- Как же, выдумки! – с нарастающим возмущением отозвалась Магда. – Тот пострел, что месяца три назад за неё брался, - там же теперь лежит! – Но, увидев, что прислушиваться к её совету никто не собирался, обиженно замолчала, собрала пустую посуду и снова исчезла в кухне.
Ева, отхлебнув чай, где-то на две трети разбавленный чербой, поинтересовалась у Грехса, откуда тут вообще взялась гитара. Тот ответил, что заносило к ним какого-то типа из Моул-Вив, жил на постоялом дворе недолго, а потом его в лесу за околицей нашли, ну, и похоронили здесь, как водится в таких случаях. Не он первый, не он и последний. А гитара, вот, осталась. Найт, воспользовавшись тем, что руки у старшего сержанта были заняты чашкой, выудил гитару, и пригрозил, что сейчас тоже сыграет. И сыграл. И неплохо сыграл, пылко и с душой. Сперва «Девушку из Нура», потом еще более лиричные «Синие глаза», не скрывая уже свого влюбленного взгляда. Третьей песне старший сержант не дала случиться, бесцеремонно стащив у влюбленного менестреля гитару, и чтобы побыстрее положить конец романтике, сыграла что-то немудрящее, что слышала в свое время от таких же, как она кадетов, а после — сержантов. Что-то, что сочиняется на мотив дэнги и не очень трезвую голову, и поэтому не блещет глубиной мысли, зато обладает хорошим зарядом юмора и оттого безотказно помогает выжить несколько часов на плацу, сутки в карцере, несколько дней на марше по заснеженным просторам и несколько месяцев в Едином забытом форте в самом медвежьем углу Тэлойи. Адепты скоро подхватили этот настрой, и даже слегка обиженный Найт снова развеселился. Веселье грозило затянуться до полуночи, но сегодня, пожалуй, это было простительно. Ведь с завташнего утра всё станет серьезней некуда. Когда еще у ребят выпадет возможность так повеселиться...
 
Вернер Среда, 15 Августа 2012, 21:34 | Сообщение # 13





Постоялый двор «У Грехса». Горница.

Вернер слышал краем уха о чем говорила Ева и упоминание генерала заставило барона мысленно поморщиться. Дигерни не было и он не хотел бы, чтобы его предчувствие сбылось. Но ожидать ее завтра утром тоже было бы глупо. Он не был уверен что она появится в деревне. Хотя все и говорило о том, что она здесь со своим опытом была очень нужна. Он скорее двигался по течению событий, чем выстраивал четкий план действий, а это его злило.
Сержант ушел, как и его солдаты, предоставив возможность рыцарям отдохнуть без присутствия чужих глаз. Вернер даже сам себе усмехнулся, когда понял что в данном случае он немного погорячился. Хозяин постоялого двора, его прислуга, которая состояла из членов его семьи, как это обычно бывало в подобных заведениях, были еще одни глаза и уши, который разнесут любое случайно услышанное слово по деревне с неимоверной скоростью.
Тем временем Ева взяла гитару и горница наполнились музыкой и голосами. Ее сменил Найт. И хотя такую музыку он особенно не примечал, но голоса у Евы и Найта оказались приятными и пели они хорошо. А когда гитара вновь оказалась в руках Евы атмосфера изменилась, когда на смену сентиментальной песни Найта пришла веселая песенка, которая вызвала всеобщее веселье. Сам Вернер просто сидел за столом, опершись локтями на столешницу и смотрел на горящую свечу, иногда постукивая пальцами в такт музыки. Под конец в горницу вошла женщина и поставила пару кувшинов с брагой и пустые кружки. Барон втянул носом воздух и хмыкнул, напиток был не крепкий, но для усталых путников и в определенном количестве мог создать проблемы утром. Вирджил успел подскочить к кувшину и даже схватить пустую кружку, но натолкнувшись взглядом на Вернера с нескрываемой досадой все поставил обратно.
- Завтра рано вставать, - сказал Вернер и вздохнул, - всем спать.
Оба Близнеца тут же засуетились и перед уходом Вирдж сказал, выталкивая раздосадованного Найта в дверь:
- Простите господин барон, - после того как он стал командиром они не обращались к нему по имени, - было только две комнаты, ваша и старшего сержанта дверь первая справа.
- Спасибо, вы правильно решили,- ответил Вернер и лишь когда они ушли прочь осознал, что это значило.
Хозяин засуетился и позвав себе в помощь Магду убрал со стола пустые блюда, но тарелку с холодным мясом и бражку оставил. Видимо посчитав что отправив подчиненных спать, рыцарь оскоромится напитком. Когда дверь за женщиной и хозяином постоялого дома закрылись, барон встал и подошел к окну.
- Не знал, что ты поешь, - сказал он и посмотрел на Еву. - ты ложись, я подожду здесь.
Исправил(а) Вернер - Среда, 15 Августа 2012, 22:06
 
Ева Четверг, 16 Августа 2012, 02:46 | Сообщение # 14





Постоялый двор «У Грехса». Горница.

Когда на столе появились кувшины с брагой, веселье, по идее, должно было пойти еще круче в гору. Но тут барон проявил неожиданную строгость и погнал всех спать, не дав парням пропустить даже по одной.
«Ну и зря, - мысленно сказала Ева Вирджилу, отставившему свою пустую посудину. - С одной кружки ничего серьезного на утро не будет.»
Но вообще-то та поспешность и суета, с которой Близнецы свернули лавочку, наводила на мысль о том, что барон мог быть куда более суровым командиром, чем это казалось по результатам их недолгого общения. Это трудно было с уверенностью утверждать, но парни знали Ван Геллена несколько дольше, чем Ева. Можно было бы дождаться утра и расспросить их. А можно и провести разведку боем прямо сейчас, позволив себе небольшое нарушение дисциплины. Благо, сейчас, когда они остались один на один, ни чьей-либо жизни, ни чьей-то чести оно не угрожало. Зато позволяло нащупать границы дозволенного её новым командиром.
Ева повесила на стену гитару и налила в кружку браги. Барон стоял к ней спиной, глядя в окно, но гулкий звук, раздавшийся из голосника, когда гитара соприкоснулась со стеной, и плеск наливаемой в кружку жидкости он не расслышать не мог.
- Пою, когда выпадает случай, - ответила она Вернеру, делая глоток из кружки. - У каждого военного за душой есть что-то еще, кроме долга перед Его Величеством и армейских привычек. Что у солдата, что у генерала...
Наверное, он удивился бы, если бы узнал, что Диг тоже умеет петь. Или что она неплохо рисует, - это качество, в отличие от умения петь, всегда было для Евы чем-то схожим с магией. Одно дело — от руки набросать абрис местности, и совсем другое — несколькими штрихами создать на листе что-то, кажущееся реальным и обладающим какой-то своей жизнью, будь то дерево или чьё-то лицо.
Воспоминание это мелькнуло и исчезо, и внимание Евы снова переключилось на барона. Сейчас происходящее было каким-то двойственным и немного странным: с одной стороны, он всё же был её командиром, но, с другой стороны, вдруг перешёл на «ты».
«И что-то я не припомню, чтобы вчера хоть кого-то смущало, что мы спим в одной казарме.»
И эта его повторная попытка сократить дистанцию уже не так смутила, как день назад. Возможно, из-за всего пережитого вместе за последние сутки. Или же из-за того, что он готов был прикрывать её тыл не только в бою, но и когда она прокололась перед командованием, и это располагало к куда большему доверию. Но теперь он был командиром. И теперь назревала практически такая же ситуация, как и в отношениях с Диг, разделяющая их общение на официальное и неофициальное.
- Вернер... - «К черту. С этого момента мы будем на «ты». Неофициально, разумеется». - Я могу узнать, что сказала тебе генерал, прежде чем уйти с драгунами? Если, конечно, ты не дал ей слово молчать об этом.
 
Вернер Четверг, 16 Августа 2012, 22:52 | Сообщение # 15





Постоялый двор «У Грехса». Горница.

Звуки за его спиной рассказывали ему о том, что делала сержант. Вот раздались шаги, тихий стук и звук дребезжащих струн - гитара на свое прежнее место. Глухой стук, Ева сместилась чуть правее и подошла к столу, а затем... Вернер не поворачивался, но брови сошлись на переносице, потому что звук льющейся жидкости заставили его вспомнить последние наставления генерала.
- Пою, когда выпадает случай. У каждого военного за душой есть что-то еще, кроме долга перед Его Величеством и армейских привычек. Что у солдата, что у генерала...
Ее слова сопровождались глотком. Барон развернулся на пятках, и заложив руки за спину подошел к столу. Взгляд у него сейчас был спокоен, но алкоголь был больной темой для него. И не в том, что он не пил, а в том, что он щепетильно относился ко всему, что туманит сознание. И считал, возможно, и зря, что сегодня не стоит пить.
- Пить перед тяжелым днем тоже армейская привычка? - Спросил он с иронией, но вот смотрел серьезно. Ему даже стало любопытно, она отставит стакан или нет.
Он должен был присмотреть за Евой и кажется, начинал понимать, почему генерал попросила особо о сержанте.
"Настоящий мальчишка, а не девушка задиристая и порывистая".
- Вернер... Я могу узнать, что сказала тебе генерал, прежде чем уйти с драгунами? Если, конечно, ты не дал ей слово молчать об этом.
- Я передал ее слова, - барон скрестил руки на груди, потом привычным движением погладил бородку, указательным и большим пальцами, - у генерала не было времени прочитать мне длинную речь с подробными указаниями.
О личной просьбе он предпочел умолчать. Почему-то показалось, что не стоит об этом говорить здесь и сейчас.
- А почему ты спрашиваешь?
Ему понравилось, что Ева все-таки не стала переходить на «вы» в личном общении. Это было бы глупо, особенно в свете того, что он ранее предложил общение на «ты». Тем более, что он уставал от общения внутри своей семьи, когда мать и отец общались так, как если бы впервые встретились на улицы. А сестренки, став взрослыми так же переняли этот стиль общения.
 
Ева Пятница, 17 Августа 2012, 00:48 | Сообщение # 16





Постоялый двор «У Грехса». Горница.

Барон на проявленную старшим сержантом вольность отреагировал спокойно, но его ироничный вопрос, сопровождавшийся абсолютно серьезным вглядом, был намеком на то, что продолжать в том же духе не стоит. На следующий шаг в том же направлении его реакция, скорее всего, будет жестче, а доверие к ней, как дисциплинированному солдату - меньше. Странновато, конечно, что всего лишь один глоток спиртного его так настараживал, но, видимо, он как и любой новоиспеченный командир, хотел, чтобы в его отряде все было идеально. Ну, и пускай. Стакан браги точно не стоит того, чтобы из-за него напрягать отношения с командиром. Ева поставила кружку на стол и чуть отодвинула от себя.
В ответ на заданный вопрос она не услышала ничего нового. Ева еще раз воспроизвела в памяти тот момент: Диг разговаривает с бароном, хмурится, время от времени делает паузы и отводит взгляд куда-то в сторону, потом снова продолжает... Под конец хлопает Вернера по плечу, улыбается... И тут же разворачивается, чтобы уйти. И эта концовка разговора настораживала: Диг редко улыбалась и демонстрировала кому-либо такую благожелательность. И этот хлопок по плечу показался Еве чем-то вроде напутствия, а оно, как правило не дается, если собираешься отсутствовать недолго.
- Пытаюсь найти хоть какие-то зацепки насчет того, что может ждать генерала там, у драгунов. Я надеялась, что она могла обмолвиться о чем-то в том разговоре... Впрочем, теперь это уже бесполезно, - добавила она после небольшой паузы, опустив взгляд в пол.
До нее начало доходить, насколько это глупо теперь. Что бы она сейчас ни узнала, что бы ни ждало или уже ни случилось с Дигерни, Ева теперь слишком далеко, чтобы повлиять на ситуацию. Сделать хоть что-то можно было только до того момента, когда они покинули Лестничную крепость. Теперь же оставалось только принять случившееся как есть. Перестать задавать вопросы, перестать оглядываться назад и тешить себя иллюзией, что еще что-то можно изменить. Ничего из прошедшего уже не изменить. И всё. Точка.
Ева вздохнула, снова подняла взгляд на барона.
- Как тебе первый день в Белых Землях?
 
Вернер Суббота, 18 Августа 2012, 00:35 | Сообщение # 17





Постоялый двор «У Грехса». Горница.

- Пытаюсь найти хоть какие-то зацепки насчет того, что может ждать генерала там, у драгунов. Я надеялась, что она могла обмолвиться о чем-то в том разговоре... Впрочем, теперь это уже бесполезно.
Вернер пожал плечами, перешагнул длинную лавку, которая стояла вдоль стола и сел на нее верхом. Что он мог еще сказать Еве. Ему еще там на площади показалось, что даже сама генерал не знала итога всей этой истории с крылатыми. А что он мог сейчас ответить Еве?
- Я не уверен, - он откинул с лица упавшую прядь и нахмурился, - что она появиться здесь завтра. Я не уверен, что она вообще появится.
Вот он и сказал вслух то, что его волновало все путешествие от форта до Кроута. Даже то, что он ей оставил своего коня был скорее какой-то немного детской попыткой убедить самого себя, что Дигерни вернется. И дело было не в том, что он боялся взвалить на себя ответственность задания или испытывал неуверенность. Она была частью команды и ее судьба была слишком туманна.
Хотелось сказать что-то ободряющее девушке, но Вернер промолчал. Они были солдатами. А это исключало телячьи нежности и другие сентиментальные глупости. Да и приняла бы эти слова сама Ева? Многие слова сочувствия воспринимала как слабость. А ему нельзя было, чтобы в его словах или поведении можно было увидеть хоть тень неуверенности или слабости.
- Как тебе первый день в Белых Землях?
- Еще не распробовал, - Вернер усмехнулся, - думаю завтра я начну понимать что такое Белые Земли. Думаю нам лучше тоже пойти спать. А раз комната одна на двоих, то я подожду, пока ты приготовишься ко сну. а потом пойду сам.
Сказав это он посмотрел ей в глаза и обезоруживающе улыбнулся.
- Комната не казарма.
Исправил(а) Вернер - Суббота, 18 Августа 2012, 00:44
 
Ева Четверг, 23 Августа 2012, 14:25 | Сообщение # 18





Постоялый двор «У Грехса». Горница.

После произнесенных Вернером слов где-то под солнечным сплетением возникло ощущение пустоты, глубокой пропасти. Он так и не сказал ничего конкретного, видимо, все-таки "подписался" молчать о содержании разговора, но эта его привычка всегда смягчать и подбирать наиболее щадящие формулировки... Значит на самом деле всё гораздо хуже, чем предполагала старший сержант. Стиснув зубы, Ева пристально посмотрела на Ван Геллена, потом снова опустила взгляд в пол, борясь с идиотским желанием бежать на конюшню с тем, что есть у нее при себе, вскочить на расседланного мерина и скакать, скакать, - обратно, на Перевал... Нет. Сейчас она развернется, спустится по лестнице в свою комнату и останется там до утра. Чтобы завтра начать делать то, зачем они сюда приехали. А всё произошедшее, как результат её действий, хотя точнее - бездействия, останется просто принять как есть и научиться жить с этим.
Она снова подняла на Вернера помрачневший взгляд. Лицо и сейчас удавалось держать, только между бровями образовались две короткие вертикальные морщинки. Тот улыбнулся, видимо желая поддержать в ней надежду, которой вобщем-то почти и не оставалось. Но у него получилось, уж не понятно каким образом, вызвать ответный отклик, слабую и едва заметную тень улыбки на её лице. А насчет того, что комната - не казарма...
- Какое это имеет значение? Ведь мы остаемся солдатами, что в форте, что здесь.

Постоялый двор «У Грехса». Комната на первом этаже.

Ева дошла до своей комнаты, как и сказал Вирджил, первой справа, освещая лестницу свечой, взятой в горнице. Небольшой круг света выхватывал из темноты только ближайшие предметы, оставляя густую темноту по углам комнаты. Всё, что можно было понять - что обстановка в комнатке простая и скорее домашняя. Слева от двери - шкаф, и в пространстве между ним и противоположной от двери стеной, - кровать, отгороженная занавеской, как это бывает в некоторых деревенских домах. Другая кровать - у правой стены, там где в комнату вдавался каменный угол печки, что растапливалась из сеней и согревала две комнаты - эту и соседнюю.
Ева поставила свечу на угол шкафа, и развернувшись, со злостью двинула кулаком в бревенчатую стену. Резкая боль в костяшках заставила застонать и окончательно вернуться на грешную землю. Надо подумать о завтрашнем. Об оружии. Кстати, Близнецы хоть раз брали в руки рогатины? Не говоря уже об умении с ними обращаться. И остались ли в деревне егеря, умеющие ставить капканы на крупного зверя? И как им добраться до коа, если завтра они не найдут проводников? Она по армейски быстро сложила оружие и разделась, решив занять кровать слева, ту, что за занавеской, если уж её присутствие так смущает Вернера. Повертела в руках вынутый из сапога нож и, на всякий случай, положила его под подушку. Залезла под одеяло, и, уставясь на мутно-желтоватое пятно света на потолке, вспомнила улыбку барона. "Всё же он странный... Смущается при мысли о том, что им придется ночевать в одной комнате, но при этом улыбается так, как улыбаются кому-то, у кого хотят вызвать симпатию. Где тут логика, барон? Впрочем, сейчас важнее дело... Итак, с чего мы начнем завтра..."
Исправил(а) Ева - Суббота, 25 Августа 2012, 21:54
 
Вернер Понедельник, 27 Августа 2012, 01:33 | Сообщение # 19





Постоялый двор «У Грехса». Горница.

- Какое это имеет значение? Ведь мы остаемся солдатами, что в форте, что здесь.
Вернер ничего не ответил на слова девушки, он лишь молча, проводил ее взглядом и горько усмехнулся. Он солдат, но иногда его воспитание сказывалось, и барон ничего не мог поделать с собой. Для него была разница между общей казармой и отдельной комнатой. И дело было не в том, что наличие в этой комнате женщины его смущало. Он просто не мог позволить себе скомпрометировать девушку. Ева, скорее всего, посмеялась бы над его мотивацией, но он был тем, кем он был.
Перед тем, как пойти спать, он еще раз подошел к окну и посмотрел на улицу. Белые Земли бередили что-то у него внутри. Он был оборотнем, но зверя внутри него никогда не было. Это он еще в детстве выдумал воображаемого волка, который якобы живет внутри. Так было проще смириться с тем, что происходило с ним еще в детстве.

Постоялый двор «У Грехса». Комната на первом этаже.

До комнаты он дошел почти на ощупь, брать с собой свечу не хотелось, да и ему этого не понадобилось. Когда он вошел в комнату, то не сразу понял, куда делась Ева. Но когда он пристальнее посмотрел налево, то понял, что это не стена, а занавеска. Ну что же, так было даже лучше. Барон крадучись вошел в комнату и направился к кровати, которая стояла справа. Он снял оружие и аккуратно сложил их у стены, но меч пристроил под кроватью, потом быстро разделся и, стараясь не шуметь, лег на кровать. Она тихо скрипнула под тяжестью его тела и в комнате наступила тишина. Вернер закрыл глаза и прислушался к тому, что происходит за занавеской. Ева дышала тихо и ровно - это убаюкивало и барон сам того не желая начал медленно погружаться в сон.
Белые Земли оказались такими же, какими он видел их иногда по ночам, когда ему снились странные и очень реалистичные сны. Он давно их не видел, но видимо последние события вновь вернули их.
Вернер шел по крепкому снежному насту, выслеживая добычу. Лось был стар и хромал. Сверху падал снег, оседая на его густой шкуре, а след вел вниз по холму, сворачивал на юг и уводил в сторону замершего озера. Хорошее место, открытое. Догнать ослабленного погоней и холодом зверя не составило бы у него особого труда. Но где-то там, впереди раздался волчий вой, за ним еще один и еще. Стаю начала гон. На его добычу появились серьезные конкуренты. Тихо рыкнув, он помчался огромными прыжками в сторону озера...
Иногда барон жалел, что это были всего лишь сны и не более того. Он всегда помнил каждый из них. Они были такими яркими и такими реалистичными, что казались скорее воспоминаниями, чем просто иллюзией.
 
Ева Среда, 29 Августа 2012, 00:17 | Сообщение # 20





Четверг, 28 инлания 771 года Эпохи Солнца.

Постоялый двор «У Грехса». Комната на первом этаже. Раннее утро.

От снов, что снились в эту ночь, в памяти не осталось следа, но пробуждение получилось не из приятных. От звука, который заставил Еву проснуться, по позвоночнику пробежала волна холода, а рука машинально нащупала под подушкой засапожник.
"Не может быть..."
Еще пару вдохов-выдохов Ева прислушивалась к рычанию в комнате, от которой её отделяла занавеска. Волк, невесть как оказавшийся под утро в спальне постоялого двора - это бред, даже для Кроут, от которого эти твари всегда жили буквально в двух шагах. И всё-таки это был не Волк - чуть позже это стало очевидно. Как на самом деле рычат Волки, Еве доводилось слышать, а спутать этот звук с волчьим рычанием можно было только спросони. Поняв это, старший сержант шепотом ругнулась, отдернула занавеску и метнулась к постели Вернера, на ходу натягивая нижнюю рубаху.
"Он ведь предупреждал, что в любой момент может слететь с катушек!"
Почему-то тогда ей не пришло в голову, что этот "любой момент" может настать и во сне.
- Вернер! - Ева, что есть силы встряхнула спящего барона, схватив его за оба плеча. - Проснись же! Проснись! - продолжала она теребить уже умолкшего после первой встряски Вернера, стараясь вытащить его из зыбкого и хаотичного пространства сна, где он не был человеком. Тот, наконец, зашевелился, и почувствовав это, Ева с облегчением вздохнула и присела на край кровати.
Уже начало светать - это было заметно по обозначившемуся в стене мутно-синему прямоугольнику занавешенного окна. Но света едва хватало на то, чтобы хоть что-то разглядеть. Во всяком случае, понять, что Ван Геллен открыл глаза, старший сержант смогла только после того, как наклонилась к его лицу.
- Мне показалось, у тебя начался приступ... - тихо, почти шепотом сказала она, отстраняясь. Надо же было как-то объяснить эту идиотскую ситуацию...
Исправил(а) Ева - Среда, 29 Августа 2012, 01:23
 
Вернер Среда, 29 Августа 2012, 22:26 | Сообщение # 21





Четверг, 28 инлания 771 года Эпохи Солнца.

Постоялый двор «У Грехса». Комната на первом этаже. Раннее утро.


- Вернер! Проснись же! Проснись!
Из сна Вернер вышел не сразу. Когда ему снились эти странные образы, он всегда с трудов выходил из своего состояния. Да и открыв глаза не сразу понимал где находится. И хотя сам Вернер понимал, что здесь скорее работала его впечатлительность или особенность характера, но это не меняла ситуации.
Как обычно после таких снов, он пару мгновений шарил взглядом по комнате, пытаясь сообразить где он и что он здесь делает. И лишь увидев Еву, присевшую на край его кровати он окончательно вернулся к действительности из той иллюзии в которой прибывал этой ночью. Но вот то, что ее лицо было ближе, чем он ожидал и это заставило почувствовать барона, как его тело бросило в жар.
- Мне показалось, у тебя начался приступ...
Барон сел, в то время как Ева отодвинулась.
- Мне иногда сняться сны. Не совсем обычные сны, а что? Я слишком громко храпел? - Барон даже попытался улыбнуться.
Ситуация получилась какой-то двойственной. Смущение прошло, а его правая рука даже совершила короткое движение в сторону ее руки, которой Ева опиралась о кровать, но он сам себя остановил. "Комната не казарма. Ева была не права, что не видела разницы".
- Если я почувствую, что со мной что-то не так, я успею об этом сказать, - уверил он девушку. Он всегда так говорил и себе.
Но на самом деле и он и те кто объясняли ему кем он стал, имели достаточно смутное представление о том, что может произойти с Белым Оборотнем, если произойдет столкновение двух природ, двух сущностей в нем. Но обсуждать подобные темы не стоило, чтобы отвлечься от мыслей, которые ему не нравились и заставляли терять внутреннее равновесие, он сменил тему:
- Ты ведь отсюда. Как местные предпочитают бороться с волками?
Пора было вставать и собираться. Но он сам того не желая думал лишь о том, чтобы она не встала и не отошла в сторону, а еще вот так посидела рядом.
 
Ева Четверг, 30 Августа 2012, 20:15 | Сообщение # 22





Постоялый двор «У Грехса». Комната на первом этаже. Раннее утро.

- Рычал, - коротко ответила Ева, чуть усмехнувшись. Похоже, рычать во сне у этих Оборотней ничуть не более вредно для здравого рассудка, чем у обычных людей – храпеть. А значит, тревога оказалась ложной, беспокоиться не о чем…
«…и повода дальше сидеть на его кровати тоже нет,» - напомнила себе старший сержант. Но она не вставала с места и даже старалась вообще не шевелиться, не нарушать возникшую тишину, в которой было слышно только участившееся дыхание - её и Вернера. В полумраке было почти не разобрать лиц друг друга, но Ева была почти уверена, что барон сейчас также внимательно и неотрывно смотрит на неё, как и она вглядывается в том направлении, откуда слышится его дыхание, скорее восстанавливая в памяти, чем пытаясь разглядеть, его лицо. Таким, каким она видела его прошлым вечером: светлая, чуть вьющаяся прядь волос, упавшая на лоб, брови, чуть сошедшиеся, когда он задумался о чем-то… Темная полоса густых ресниц и теплый блик от свечки, очерчивающий скулу… Палец, скользнувший непроизвольным жестом от усов к подбородку, и губы… Внутри как-то тревожно и сладко щемило от мысли, что если она сделает одно совсем короткое движение навстречу его остановившейся руке, то её ладонь соприкоснется с горячей после сна ладонью Вернера… Только в этом случае и без того неоднозначные отношения между ними окончательно сместятся за грань допустимого уставом. Станут куда сложнее и эмоциональнее. И возможная разлука будет потерей не просто сослуживца, а доброго куска самой себя. А ей сейчас как никогда раньше нужна была холодная голова и готовность рисковать своей жизнью. Также как и готовность относительно спокойно принимать потери, которые может понести отряд. Самым разумным сейчас будет не переходить эту черту.
Вернер снова заговорил, и его голос разрушил повисшее между ними напряжение, а заданный вопрос вернул в обыденность и напомнил о делах.
- Отсюда, - отозвалась Ева, взглянув на посветлевшее окно и сделав движение плечами, чтобы размять их. – Но я родилась в рыбацкой деревне, Вернер, там никто не умел защищаться от Волков.
На минуту она нахмурилась и замолчала, потом снова обернулась к барону.
- Расскажу, что знаю. Охотятся обычно группами, в одиночку против Волка не выжить. Основное оружие – рогатина или охотничье копье, тебя наверняка обучали им владеть. В Ордене копейщиков подкрепляют лучниками или арбалетчиками, расставляя их так, чтобы до Волки при атаке не добрались до них. Стрелой или болтом Волка не убить, если только не попадешь ему прицельно в глаз, - а это редкая удача, но можно отвлечь или сильно ослабить, особенно если смазать стрелы каким-нибудь снадобьем. Говорят, коа в этом особенно сведущи, да и некоторые наши знахари тоже. Орденские медики тоже, насколько мне известно, занимаются изготовлением подобных средств, но было ли что-то такое в багаже у генерала, я не знаю… Кстати, ты не посмотрел? Местные егеря берут с собой собак, с той же целью – они отвлекают Волка от копейщика да и просто не дают ему возможности подобраться к охотникам незаметно.
Ева поднялась с кровати и отправилась в свой угол одеваться, не оборачиваясь в сторону барона. Тот наверняка не станет на нее пялиться, а вежливо отвернется, как делал это и раньше.
- Черные Волки, при всей их хитрости, имеют привычку ходить от логова к населенным местам одними и теми же тропами. Егеря, как правило, этим пользуются, - находят такие места по следам и устраивают там засады или ставят капканы. Загонять этих зверей, если нет большого вооруженного отряда, почти бессмысленно – они скорее бросятся на загонщиков, если поймут, что их мало или они плохо вооружены, чем побегут от них. А вот попытаться выманить на запах крови – можно. Но только если хорошо затаиться и отбить остальные, подозрительные для Волков запахи. Да и то, обычно они осторожничают и не выходят к приманке сразу, а сначала обходят её с подветренной стороны, шагов за пятьдесят. Там, как правило, охотники и устраивают засаду. Вроде бы это всё, что я помню… Спрашивай, может быть припомнится что-то еще.
 
Вернер Пятница, 31 Августа 2012, 00:23 | Сообщение # 23





Постоялый двор «У Грехса». Комната на первом этаже. Раннее утро.

- Рычал.
Вернер сдержанно кашлянул, он не ожидал от себя такого повеления во сне.
- Лучше бы храпел, - барон улыбнулся Евы, но сомневался что при таком освещении она это увидит. А вот он сам был рад, что его зрение было острее человеческого.
В комнате возникло какое-то странное ощущение. Он молчал и она молчала и сам Вернер был почему-то уверен что Ева как и он сам искали взгляд друг друга. Он мог сейчас вспомнить цвет ее глаз, немного мальчишечью улыбку и благородные черты ее лица.
Но все закончилось, как только она начала ему отвечать на его вопросы. Барон слушал ее очень внимательно, непроизвольно ловя себя на том, что старательно вглядывается в нее и в голове бродят мысли, которые скорее мешают, чем помогают в момент обсуждения серьезных вопросов. "Соберись. Ты должен выполнить задание и не погубить людей".
Он слушал ее ответ, отмечая про себя два момента. которые ему показались важными - ловушки для волков и использование яда для поражения крупного и опасного зверя. Крупные псы-волкодавы были так же очень кстати. Они могла выследить зверя и помочь его загнать или удержать до прихода охотников.
В Ева продолжая рассказывать все что зная, отошла в сторону и начала одеваться. Вернер хоть и отвернул голову, но все-таки не сдержался и краем глаза подглядывал за ее действиями. И ему не было стыдно. Он знал эти симптомчики и чувствовал что готов зайти дальше. но готова ли к этому была Ева. Они солдаты и у них не могло быть никаких личных отношений.
- Яд - это хорошо. Лучник с отравленными наконечниками на стрелах становится смертельно-опасным для волка. В первую очередь у коа надо получить его. И ловушки. Лучше обезопасить поселения волчьими ямами и капканами. Надо будет у сержанта узнать, озаботились ли они ими, чтобы хоть как-то себя обезопасить.
Он сам начал одеваться. Сел, поморщившись от скрипа старой мебели под ним и начал одеваться быстро и по военному. На этот раз он волосы собрал в конский хвост.
- Ты пойдешь со мной на поиски проводника, а Вирдж с Найтом отправятся за оружием, более подходящим для охоты.
Он не был хорошим стрелком. но попасть в крупного зверя мог вполне.
- И нам нужно взять с собой сержанта, - он вздохнул, - лучше действовать сообща, чем каждой из сторон тянуть одеяла на себя.
Лейтенанта он был готов взять на себя. По крайней мере у него был серьезный козырь, которым можно было воздействовать на мальчишку - его баронство. Слишком тот выглядел заносчивым и неопытным, чтобы пытаться достучаться до него. Он не любил слишком выпячивать свои аристократические корни, это был дурной тон среди его окружения, но сейчас он был в другой ситуации.
 
Ева Пятница, 31 Августа 2012, 22:52 | Сообщение # 24





Постоялый двор «У Грехса».

- Сомневаюсь, что Тиррон сорвется куда-то с нами, оставив тут своих солдат, - "на этого высокородного отпрыска" - мысленно прибавила старший сержант, - но можно договориться о том, чтобы он послал с нашим отрядом кого-то из своих или из деревенских в качестве вестового.
Слышно было, как в сенях хлопнула дверь соседней комнаты - Близнецы тоже проснулись. День можно было считать начавшимся.
За завтраком Найт с Вирджилом перекидывались шуточками, держали грудь колесом, а с лиц не сходили слегка напряженные улыбки. В общем, оба Адепта светились бодрым и боевитым духом, за которым едва заметно угадывалось напряжение, того рода, что охватывает солдат в предверии боя, которого уже, яснее ясного, не избежать. Кроме того, они оба как-то подозрительно поглядывали на сидевшую рядом с Ван Гелленом Еву. И хотя взгляды эти старшему сержанту откровенно не нравились, она не подавала вида, но была очень рада, когда завтрак наконец-то закончился, и Ван Геллен разослал каждого по своим делам. Близнецов - к старосте Хогану, обещавшему помочь с оружием, Еву - расплатиться с Грехсом и договориться о том, чтобы придержать их лошадей в своей конюшне еще несколько дней. В лес решили идти пешком: если нападут Волки, испуганные лошади в этой чащобе будут помехой, а не помощью.
Дальше их с бароном путь лежал на рынок, где они попытаются найти проводников в лес. Туда же должны были подтянуться с полученным от старосты оружием и Близнецы. Не исключено, что и сам староста, а может быть Тиррон или лейтенант тоже подойдут.

Деревня Кроут. Рынок.

Деревенский рынок расположился как раз в самой середине Кроут, в том месте, где широкая главная улица, вытянувшаяся с юга на север, пересекается с другой такой же, идущей с запада на восток. Восточный её конец выходит как раз к церкви и обширному кладбищу, а что там на западном конце, Ева не помнила. На пересечении улиц образовалась небольшая площадь, окруженная добротными двухэтажными домами – тут обитали граждане позажиточней. Местный рынок по сравнению с тем, что был в Моул-Вив, казался Еве совсем маленьким – всего два-три ряда продавцов, да и торговля шла как-то не очень бойко. Но это и не удивительно, если вспомнить вчерашний разговор со старостой – по дороге сейчас ходить мало кто решался, так что торг шел большей частью между односельчанами.
Ева шла впереди Ван Геллена, не обращая внимания на бойких тёток, девушек, ребятишек и стариков с обветренными лицами, наперебой предлагавших купить что-нибудь из выращенного, добытого или состряпанного своими руками. Взгляд пытался высмотреть среди мелькающих голов характерные смуглые лица, обрамленные черными косами. Впрочем искать долго не пришлось, Ева тронула Ван Геллена за плечо и указала на троих шанки, стоявших у края торга, и людей рядом с ними. Двое закрепляли на волокушах тюк с накупленным товаром, еще один подвязывал сумки к седлу. Ван Геллена с Евой, несмотря на царивший вокруг шум и суету, они заметили еще до того, как те к ним приблизились, и теперь спокойно и молчаливо ждали, когда солдаты подойдут и начнут разговор.
Исправил(а) Ева - Пятница, 31 Августа 2012, 23:30
 
Вернер Суббота, 01 Сентября 2012, 00:35 | Сообщение # 25





Постоялый двор «У Грехса».

Сборы у них были быстрыми и в течении часа они покинули постоялый двор, каждый по своим делам. Конечно же барону хотелось бы получить в качестве сопровождающих сержанта, но Ева была права, солдатам он был нужнее, чем лейтенант. В их отсутствие могло случится все что угодно, даже попытка лейтенанта решить проблемы с волками самостоятельно, что могло погубить солдат и самого молодого командира.
Когда они вышли на улицу, Вернер положился на знание этих мест Евы и шел чуть позади, со сдержанным любопытством поглядывая вокруг.

Деревня Кроут. Рынок.

Рынок встретил их голосами и неожиданной толпой людей. Если вчера вечером улицы были практически пустынными. то сейчас, казалось вся деревня вывалила на улицы и занималась лишь тем. что пыталась продать друг другу все что угодно. Барон не мог не отметить, что прилавки со съестным выглядели бедными и выбор там был скудноват. Но он помнил, о чем вчера говорили у старосты и сейчас лишь с грустью отметил про себя, что ситуация действительно выглядела так, как ее описали вчера. Он искал коа, но его опередила Ева. Она тронула его за плечо и указала в сторону трех крупных вьючных животных и трех смуглых черноволосых мужчин у края торга.
- Это и есть шанки, - в голосе барона слышалось почти детское удивление, он никогда не видел этих животных.
А выглядели последние впечатляюще. Крупные, крупнее лошадей к которым привык Вернер, покрытые грязно-бурой или серой шерстью. Мощные тела были похожи на медвежьи, даже топтались они немного косолапо на своих коротковатых для их пропорций лапах. Рядом с ними высокие и смуглые коа выглядели очень естественно. Они были одеты в одежды, которые были украшены огромным количеством пушистых хвостов и была сложной. Казалось что на них одет ворох одежд, которые лежали сложными складками и делали общий внешний вид коа немного странным.
Когда Вернер и Ева подошли к ним, барон неожиданно осознал, что не знает о коа практически ничего. Их невозмутимые смуглые лица и спокойные взгляды не выглядели приветливыми. Выбрав из этих троих того, что сделал шаг в их сторону, когда он с Евой подходил к ним, барон решил идти прямо к своей цели.
- Доброе утро, - как здоровается их народ он не знал, - меня зовут Вернер Ван Геллен.
Он не собирался ходить вокруг да около, тем более что суровый вид коа явно указывал на то, что они не склонны к тонким и витиеватыми речам дипломатов.
- У меня важное дело к Уурот Кутулу.
- Добрый охоты и теплого очага, - ладонь правой руки коснулась груди в районе сердце, видимо означающее приветствие, - мы слышали о вас.
Рынок всегда был отличным местом, где любая информация разлеталась с огромной скоростью. Ко всему прочему барон отметил характерный гортанный акцент его собеседника.
- Надеюсь, что только хорошее, - губы Вернера дрогнули, лишь наметив улыбку.
- Много слов, мало знаний, - говорящий с ним коа усмехнулся, бросив внимательный взгляд на Еву, - меня зовут Тракшин.
Вернер заметил что у шанки появился еще один коа. Все кроме того, что представился Тракшином делали вид, что укладывают груз, но на самом деле прислушивались к их разговору.
- Путь до нашей деревни не безопасен, - Тракшин склонил голову на бок и с интересом смерил барона взглядом, как если бы приценивался к противнику, - твое дело настолько важное, что ты готов рискнуть?
При этом он почему-то смотрел на Еву.
- Готов, - ответил Вернер и нахмурился.
Исправил(а) Вернер - Суббота, 01 Сентября 2012, 00:38
 
Ева Воскресенье, 02 Сентября 2012, 00:44 | Сообщение # 26





Деревня Кроут. Рынок.

- Уурот Кутулл говорит не с каждым из железношкурых, - с тем же бесстрастием продолжил Тракшин.
- Мы – люди Дигерни Ван Кройц, - подала голос старший сержант, рассудив про себя, что именно с подачи Диг они и общаются сейчас с этими коа. Откуда, как не от нее, об этом племени мог узнать Вернер, который Белые Земли видит в первый раз в жизни? Да и внимательный взгляд Тракшина мог говорить о том, что он улавливает её сходство с генералом. – Моё имя – Ева Одгейр.
- Дигерни Ван Кройц – не последний человек в своем народе. Многие могут назваться её людьми, - спокойно возразил Тракшин. Ева нахмурилась, однако на явный отказ со стороны коа взять их в свой караван это пока не тянуло. Пока она раздумывала над ответным аргументом, в поле зрения показались Близнецы в сопровождении старосты и мастер-сержанта. Они, хвала Единому, не протискивались через рыночные ряды, а обходили торжище по краю, вдоль домов. Адепты тащили каждый по две добротно сделанные рогатины – с трехгранными наконечниками длинной почти в локоть и кожаной оплеткой на древках.
- Вот оружие, как и обещал, - сказал подошедший с ними Хоган, кивая в сторону Близнецов, а после протянул Еве еще десяток болтов, завернутый в тряпицу. – С капканами только не все просто: те, что есть – у егерей в деле, а новые сработать – время понадобится. Капкан – это ж вам не рогатина какая-то…
Что-то подсказало Еве, что если в деревне свободные капканы и есть, вряд ли староста или кто-то из охотников вот так вот просто отдаст их в руки неопытным Адептам. Тут уж сразу нужно и егеря просить в придачу к капканам.
Тиррон пока молчал, но он, ясно как день, пришел поговорить с бароном, обсудить план совместных действий, если таковой у него созрел.
 
Вернер Вторник, 04 Сентября 2012, 00:06 | Сообщение # 27





Деревня Кроут. Рынок.

Ева вмешалась быстрее, чем барон ответил. Он имя генерала придерживал до последнего, не любил сразу же выкладывать все козыри. Но в этой ситуации старший сержант поступила правильно, хоть и обошла его. По крайней мере у них удачно получалось работать в паре. Ему это нравилось.
- Дигерни Ван Кройц – не последний человек в своем народе. Многие могут назваться её людьми.
- А многие из них солгав, решаться пойти с вами к вашему вождю? - Вернер сдержанно усмехнулся.
Коа рассмеялся. Переход от сдержанности к искреннему смеху выглядел так естественно, что барон удивился. Ему показалось, что эти люди сдержанны и суровы в первые мгновения знакомства, но он ошибся.
- Хорошо, Длинноволосый, мы проводим тебя и твоих людей к Уурот Кутуллу, - Тракшин хлопнул себя ладонями по бедрам и еще раз рассмеялся, - он любопытен и не простит нам, если не увидит тех, кто его ищет. Приходите в полдень, сюда, мы отправимся обратно и вы сможете к нам присоединиться.
В этот момент как раз появились Близнецы, сжимающие рогатины с нежностью ребенка детей, получивших новые игрушки. С ними пришли староста и сержант, те, кто были так нужны Вернеру сейчас - время поджимало. Пока Хоган отвлекся на общение с Евой, коа, с которым они разговаривали просто отошел к своим и начал помогать что-то привязывать к волокушам, не обращая больше на людей никакого внимания.
- Мы будем, - это все, что сказал барон на прощание и Тракшин лишь чуть качнул головой, показывая, что слышал его слова.
Развернувшись, он сразу же подошел к Тиррону:
- Доброе утро сержант, - вид у Вернера был собранный, взгляд жесткий и решительный, - мы сегодня отправимся к коа, нам нужны люди, чтобы справиться с волками как можно быстрее. Мне нужно узнать, сколько примерно волков нападет на деревню, где их видели чаще всего. Нужно изучать карту, думаю стоит определиться с территорией, на которой нам придется действовать, когда мы вернемся. И определиться сколькими людьми располагаем сейчас.
Он качнул головой Вирджилу и Найту, указывая в сторону постоялого двора и те тут же подхватив рогатины направились туда.
- Здесь разговаривать неудобно, лейтенант почтит нас своим вниманием?
- Нет, он отправился на утренний объезд, - Тиррон вздохнул, - я даю ему человек пять в сопровождение. Он каждое утро охотится на волков. Пока, слава Единому...
Барон заметил опасливый взгляд в свою сторону, но все-таки старый вояка продолжил свою речь:
- Ему встречались только обычные волки.
Вернер лишь сдержанно качнул головой но комментировать не стал. Все-таки не каждый сержант позволит себе в присутствии других так отзываться о своем офицере. Видимо его командир настолько раздражал Тиррона, что тот с трудом сдерживался.
- Мой дом совсем рядом, позвольте я провожу вас, - староста указал в сторону видневшейся справа крыши и добавил, - волков дюжина, а может быть и больше, господин барон.
В голосе старосты была слышна надежда, казалось он немного приободрился.
Исправил(а) Вернер - Вторник, 04 Сентября 2012, 00:06
 
Ева Среда, 05 Сентября 2012, 00:40 | Сообщение # 28





Деревня Кроут. Дом старосты.

Вся честная компания прошла знакомым уже маршрутом к дому старосты, оставила оружие в сенях и снова оказалась в горнице. Минуту спустя все склонились над картой, которую барон разложил в стороне: и староста, присевший у стола на лавку, и Тиррон, зашедший с противоположной стороны стола. Вирджил и Найт, которых как-то незаметно оттерли, с серьезным и слегка недовольным видом выглядывали из-за спины барона, надеясь тоже хоть что-то на ней рассмотреть.
- Стая эта не маленькая, она по всему лесу промышляет, - начал Хоган, - но логово у неё, судя по следам, где-то здесь. - он очертил пальцем неровный круг примерно в середине леса. - Вот здесь, где река делает крюк, к ней выходит овраг. Большой он, уходит на северо-восток вглубь леса и там ветвится: одна ветка идет на север, другая на юго-восток сворачивает, ну и средняя на северо-восток так и идет. По верхним оврагам Волки ходят еще, а этот, коренной, не очень жалуют - он глубокий и снегом забит наполовину, он там, почитай, и не тает никогда, в нем что человек, что зверь глубоко увязают. А вот тут, южнее оврага, места малопроходимые - заросли, буреломы да валуны, где-то среди них и прячутся Волки, но точного места вам никто не укажет - всех, кто туда пытался ходить, с тех пор только и видели. Всё это место, лежащее южнее оврага миль на десять с запада на восток и почти столько же - с севера на юг, и считают волчьим логовом - все следы сходятся туда, да и прибылые оттуда голосят. Солдаты сейчас держат лес по северной и северовосточной окраине деревни - тут и ловушек достаточно, и капканы наши егеря ставят. Границы, до которых еще более-менее безопасно идти, наши охотники показать могут, но вглубь логова никто уже не суется. Волков много, выкурить их всех оттуда наших сил даже вместе с солдатами - не хватает.
Ева слушала молча, думая, что расклад для людей совсем неутешителен - дюжина Волков на таком относительно небольшом пятачке - всего то около ста квадратных миль - это скорее всего, сплоченая стая, а не несколько особей, забредших из разных мест. В логове они как у себя дома, и лезть туда без подготовки - чистое самоубийство. Хотя в деревне наверняка еще остались охотники, которые хорошо помнят это место и могут в нем свободно ориентироваться. Планов пока возникало лишь два. Либо оцепить логово капканами и ловушками и взять в плотное кольцо (что вполне будет по силам, если к ним присоединятся коа), и брать этих тварей на измор. В конце концов, есть им что-то надо, и они будут выходить из логова, попадая в ловушки или под стрелы. Хуже будет, если они устроят организованный прорыв, время и место которого предсказать невозможно. Тогда останется только помолиться, чтобы злая и изголодавшаяся стая рванула куда угодно, только не на деревню.
Или же проявить инициативу самим, погнав Волков в том направлении, которое будет выгодно людям. Да, для этого придется влезть в их логово, это безумный риск, но высказанная старостой мысль о том, чтобы "выкурить" Волков, нравилась Еве всё больше. Осталось только подумать над способом "выкуривания"...
Но пока она, также как и Хоган, ждала, что скажут на это барон или мастер-сержант.
Исправил(а) Ева - Пятница, 07 Сентября 2012, 20:05
 
Вернер Среда, 05 Сентября 2012, 23:32 | Сообщение # 29





Деревня Кроут. Дом старосты. Горница.

Они прошли в дом и вновь оказались в уже знакомой гостиной. Еще в коридоре, барон скинул свой плащ в руки, появившейся из боковой двери женщины, и вошел одним из последних. Он достал карту и расстелил на столе, придавив с двух сторон своими перчатками.
Он слушал пояснения и внимательно изучал местность, на которой они собирались действовать.
- Итак, - барон провел пальцем по обозначенному на карте основному руслу оврага, - это место наименее проходимо для волков. Было бы неплохо вытеснить их сюда, заранее подготовив ловушки. Лезть в густые заросли и бурелом опасно, нас слишком мало пока для подобных игр. Но попробовать вытеснить зверей, и обложить в этом месте было бы не плохо.
- Это если у нас будет побольше людей, - наконец подал голос сержант, - а пока это только мечты.
- Помощь коа может оказаться неоценима. А если мы сделаем оружие, которое будет наносить максимальный урон зверю, даже оцарапав его или немного задеть, то это будет замечательно.
- Яд, огонь?
- И то, и то.
Вернер задумчиво потер подбородок.
- Со стороны деревни мы можем удерживать ее с помощью лучников. Если волки попробуют прорваться. Но вот со стороны дороги ,юга и запада контролировать территорию с нашими сегодняшними силами невозможно.
Более дюжины волков и их ограниченные возможности. Хотелось взвыть, но это была скорее эмоциональная реакция и приступ минутной слабости. Но сказать ему не позволило появление запыхавшегося солдата. Сначала раздался стук шагов в сенях и громкие хлопанья дверей.
- Сержант! Мастер-сержант! На лейтенанта напали Волки?
- Демоны его раздели, - рыкнул Тиррон, - он все-таки нарвался. Он жив?
- Да, лошадь испугалась и понесла, а сопровождающие его прикрыли. Мы потеряли Рикона.
Вернер уже слышал. как к дому подъехал всадник, благо сообщение о гибели солдата вызвало некоторое замешательство у присутствующих, лишь Хоган сдержанно охнул в своем углу. Дверь в доме открылось, и раздался уже знакомый барону голос:
- Что? Какой совет, почему без меня? - в горницу ввалился лейтенант.
Вид у него был немного помятый, лицо бледное, глаза лихорадочно блестели, а голос иногда давал петуха.
- Я, охранял деревню до вашего появления здесь, а вы действуете в обход меня! Я буду...
На Вернера накатила холодна ярость. Он видел перед собой юнца. который только что угробил своего солдата и даже не понял, что за него кто-то отдал жизнь. Взгляд барона стал нехорошим, он даже немного побледнел, а руки сжались в кулаки. Устраивать сцену с взаимными оскорблениями и криками в присутствии подчиненных было отвратительно, но поставить юнца на место было нужно. Не долго думая, он просто обошел стол, сгреб молодого офицера за грудки и медленно, сквозь зубы произнес:
- Нам нужно поговорить с лейтенантом, - при этом он неотрывно смотрел в глаза своей жертве и был сейчас на взводе, чтобы послушать любые возражения со стороны окружающих. Чуть ли не силой, он вытащил лейтенанта в коридор и не долго думая распахнул дверь, которая как, оказалось, вела в кладовую.
- Да, как вы смеете! - только успел и пискнуть лейтенант, прежде чем они покинули горницу и дверь за их спинами захлопнулась.

Деревня Кроут. Дом старосты. Кладовая.

- Смею, - рыкнул Вернер, вталкивая горе-командира в кладовую и захлопывая за собой дверь, - а теперь поговорим серьезно.
Исправил(а) Вернер - Пятница, 07 Сентября 2012, 19:05
 
Ева Пятница, 07 Сентября 2012, 00:46 | Сообщение # 30





Деревня Кроут. Дом старосты. Горница.

По всему выходило, что людей у них слишком мало для серьезной операции. Чуть больше дюжины солдат и некоторое количество охотников, которых придется снять с охраны деревни. И заменить их разве что добровольцами из числа тех же деревенских, кто хоть чуть-чуть держит в руках оружие. Вспомнился Рин со старым арбалетом, сопровождавший тетку Иду. Он пойдет — стоит кликнуть клич, и явится одним из первых. Такие и гибнут первыми — решимости полно, а опыта почти нет. Такие, как этот Рин, такие, как её отец и еще несколько мужиков из Сейда — храбрые люди, но не воины, черт возьми! - простые рыбаки, лесорубы или крестьяне. Да, барону сегодня надо очень постараться, чтобы у их отряда была поддержка из воинов коа, иначе их дело обречено. Ева же со своей стороны была готова заняться поисками «яда и огня», о которых упомянул староста, и которые здорово бы облегчили дело.
Но их небольшой «военный совет» неожиданно прервался, когда в «штаб» вбежал запыхавшийся солдат. Ну точно, тут вся оборона держалась на Тирроне, раз солдатик искал именно его. Потом переполох, который устроил солдат известием о том, что на лейтенанта напали Волки, возрос еще сильнее, когда в доме появился его виновник. И то кратковременное сочувствие, которое у Евы всё же возникло (нападение Волка - это не шутка), быстро сменилось удивлением и крайним раздражением, почти злостью. Которая вновь сменилась удивлением, когда до этого почти всегда деликатный и вежливый Ван Геллен вдруг переменился в лице и сгреб папенькиного сынка в охапку. Препятствовать ему было бесполезно, да и дураков не нашлось.
Когда за ним и лейтенантом захлопнулась дверь (надо же, он и в такой ситуации не забывал закрывать двери!) в горнице настала полная тишина, в которой послышался второй хлопок двери, приглушенный стук каких-то попадавших вещей и кажется, даже звон разбитой глиняной посудины. Солдат, принесший весть, тихонечко стоял у печи и всеми силами старался быть незаметным для окружающих.
- Он его не убьет? - послышался вслед за этим голос Тиррона, - может стоит пойти за ними?
- Не убьет, - ответила Ева, с трудом скрывая злорадство, - но хорошим манерам научит.
Но всё-таки ей было неспокойно, - не за лейтенанта, разумеется, а за Ван Геллена. Будь он человеком, она не двинулась бы с места, но он, черт возьми, был Оборотнем, - кто знает, не выведет ли его очередная вспышка гнева на тонкую грань между контролем над собой и безумием?

Деревня Кроут. Дом старосты. Кладовая.

Дверь кладовой, которую приоткрыла старший сержант, тихо скрипнула, но барон, похоже, не обратил на это внимания. В полутемной кладовой, свет в которую попадал из пары небольших окошек, можно было с некоторым трудом разглядеть нагроможение каких-то мешков, связки трав, горшки, пару опрокинутых корзин, раскатившуюся по полу свёклу и покачивающийся на крюке свиной окорок. И где-то среди всего этого — фигуру барона, который держал за грудки притиснутого к стене несчастного лейтенанта и что-то говорил — едва слышно, но с клокочущей в горле злостью. Почти также, как в недавний вечер в форте, на тренировочной площадке. Лейтенант уже раздумал оказывать какое-либо сопротивление и молчал, испуганно воззрившись на барона.
Ева удовлетворенно хмыкнула, наблюдая эту сцену: Вернер был в трезвом уме, а Фон Гилдор-младший запомнит эту беседу надолго. За спиной и чуть сбоку тихо, но довольно-таки непристойно ругнулся староста, оценивший бардак в собственной кладовой. Это господам дворянам выяснение отношений, а ему — разорение одно. Обернувшись, старший сержант заметила не только старосту, но и пытающихся заглянуть в кладовку Близнецов. А Тиррон даже и не появился в сенях.
- Нечем тут любоваться, возвращаемся, - проворчала она в ответ на озадаченные взгляды Вирджила и Найта, и пошла в горницу.
Исправил(а) Ева - Пятница, 07 Сентября 2012, 20:00
 
Вернер Суббота, 08 Сентября 2012, 01:36 | Сообщение # 31





Деревня Кроут. Дом старосты. Кладовая.

Вернер не обратил внимание на то, какие они вдвоем создали разрушения, в кладовке. По дороге он смахнул пару каких-то горшков с чем-то сыпучим, снес мешки на одной из полок и рассыпал содержимое одного из них. В помещении стоял стойкий запах вяленого мяса, круп и муки.
- Да что вы себе позволяете, я соо...
- Молчать, - он не кричал, Вернер вообще редко повышал голос, но лейтенант от его сдержанного рыка притих, - мальчишка, я не сомневаюсь, что учился ты хорошо и получил свое образование, но...
Он сжал ворот крепче, заставив Фон Гиллдора задыхаться, с шумом вдыхать воздух и лишило возможность и желание говорить.
- Ты своей тупостью и недальновидностью погубил солдата. И то, что он прикрывал твою благородную задницу, говорит о том, что хорошего солдата. На твоем бы месте я сгорел бы от стыда за свое бездарное руководство. Ты позоришь свой род, ты позоришь свой чин. И если я еще раз, - он чуть ослабил хватку, - слышишь? Еще раз отправишься в лес с маленьким отрядом, я сломаю твою карьеру в зародыши и никакие связи тебе не помогут, слышишь?
Он видел, как менялся взгляд лейтенанта. На смену вызова и ненависти пришел страх. Обычный человеческий страх и неуверенность. Он ударил правильно, стало ясно, что мальчишка боится за свой послужной список и ничто так его не пугает, как рапорт, способный очернить его куцую, но идеальную карьеру. Видел он таких офицеров, которые кичились тем, что начинали в Белых Землях.
- Надеюсь, утренние выездки на охоту прекратятся?
- Да, - прохрипел лейтенант.
- И мне не понадобиться повторять нашу беседу? Я не слышу четкого и ясного ответа Фон Гиллдор!?
Он слышал шаги, и как скрипнула дверь, но все это сейчас было не важно. Он смотрел в глаза лейтенанта и ждал его ответа. Парень не был пропащим, но подобное нельзя было спускать. И пусть он запомнит, как ему сейчас сложно дышать, как больно и страшно, как унизительно быть прижатым к стене. Пусть запомнит и не повторит больше своей ошибки.
- Нечем тут любоваться, возвращаемся.
Они сгрудились за его спиной, и барону не надо было даже оборачиваться, чтобы понять кто там. А голос Евы успокоил его. Злость и ярость ушла, растворилась в воздухе, оставив неприятный горьковатый вкус во рту. Тиррон оказался умней, он не пошел сюда и не стал свидетелем позора своего командира.
Отпустив свою жертву, Вернер развернулся и, окинув коротким взглядом разгром устроенный им в кладовой и вышел прочь. Лейтенант остался там, у стены, где его оставил барон. Но оборачиваться Ван Геллен не стал. Это было лишним.

Деревня Кроут. Дом старосты. Горница.


Коридор был пуст, все вернулись в горницу и ожидали его появления. Он корил себя за несдержанность, но глупая гибель солдата слишком хорошо напомнила ему то, что произошло в том деле с вампирами. Он настолько сосредоточился на своих ощущениях, что чуть было, не снес старосту, который так и топтался у входа в горницу, качая головой и бормоча себе под нос нелицеприятные комментарии. Барон даже подумал о том, чтобы извиниться, но передумал в последний момент. Он это сделает, но чуть позднее.
Когда он вошел в горницу, он сразу же встретился со спокойным взглядом Тиррона, потом бросил короткие хмурые взгляды на Еву и притихших Близнецов и, остановившись посреди горницы, заговорил:
- Мастер-сержант, вы здесь на своей земле и к моему возвращению от коа, мне нужно точно знать, сколько людей из местных могут принять участие в охоте на Волков.
Вернер привычным жестом положил левую руку на рукоять, и правую убрал за спину. Он стоял прямо, расправив плечи, взгляд был жестким и хищным.
- Так же к моему возвращению, мне нужно точно знать каким оружием мы обладаем. Рогатины, дротики, луки и стрелы. Выделите из местных тех, кто сможет охранять деревню, когда мы займемся Волками.
- Будет исполнено, - Тиррон не спросил его про лейтенанта, про его согласие.
- Нужны капканы и умельцы ставить их и делать ловушки. Рассчитываем пока только на свои силы.
Он еще раз обвел всех внимательным взглядом и добавил:
- Волки звери. И нам нужен огонь. Нужны горючие материалы, нужен яд. Не будет яда, тогда подготовьте стрелы, которые будем поджигать, для поражения этих тварей. Мы скоро выходим, лучше задать вопросы сейчас, чем потом додумывать самим.
Сказав это, он застыл, ожидая от окружающих людей реакции.
Исправил(а) Вернер - Суббота, 08 Сентября 2012, 01:43
 
Ева Воскресенье, 09 Сентября 2012, 01:09 | Сообщение # 32





Деревня Кроут. Дом старосты. Горница.

- Ну чтож, - снова заговорил староста. - Егерей наших я сейчас, как закончим говорить, всех обойду и к Вашему возвращению, вызнаю, кто готов идти и с каким снаряжением. А оружие у нас - известно какое: рогатины, в основном, да луки. У кого-то еще капканы, у кого-то - собаки.
- Собаки и у нас есть, - добавил от себя Тиррон, на что староста согласно кивнул.
- Вот заодно, сразу и пошлю в лес наших капканщиков-то, - продолжил Хоган. - Но поставить капканы вокруг всего логова - дело не быстрое. Сутки понадобятся, а может и больше. Тут ведь торопиться нельзя, тут главное, - скрытность, а ежли мы наследим вокруг логова - зверь насторожится и найдет, как ловушки обойти. А деревню охранять... эх... разве что среди наших, деревенских, клич кликнуть. Несколько десятков, кто лук или рогатину в руках держать умеет, найдется, но сами ж понимаете, господин рыцарь, не воины они. Много ли наохраняют...
Пока староста говорил, дверь в горницу приоткрылась и на пороге показался мрачный лейтенант. Впрочем, теперь он уже не спешил известить всех и каждого о своем прибытии. Даже, наоборот, - прошел к столу, стараясь ступать как можно тише, и сел где-то с краю. Староста проводил его укоризненным взглядом, и продолжил разговор.
- Что же до отравы всякой - коа в этом хорошо разбираются, насколько я знаю. Они, почитай, обо всем знают, что в этом лесу растет и что по нему бегает. Наши охотники тоже в этом смыслят, но похуже. Кто поопытней - сами нужные травки в лесу отыскивают, а у кого нет своей головы на плечах, те к Хельге Черноглазой ходят. Она, хоть и молодуха, а получше некоторых старых знахарок в снадобьях разбирается. Только задаром она помогать не станет, да и... - староста обвел крестовиков каким-то подозрительным взглядом, чуть задержав его на бароне, - лучше всё-таки вам у коа в этом помощи просить. А что касаемо горящих стрел - пакля в деревне найдется, да и смола тоже.
- Горящие стрелы мало помогут, - возразила старший сержант, - хотя на худой конец, и они могут пригодиться. Горящая пакля хороша, чтобы поджечь сухую деревянную постройку, стог соломы или что-то еще в этом роде. Но она быстро гаснет, а стрелы причиняют Волкам мало вреда. Нам нужно что-то, что растекалось бы и образовывало горящее пятно: смола и что-то еще... возможно, скипидар или спирт... или какие-то еще компоненты. И запал. И емкость, в которой бы всё это держалась, но которая бы лопалась при ударе.
- Хех... - староста озадаченно качнул головой. - Есть тут у нас при лесопилке умелец один. Болтал мне за чаркой, будто в самой Тэндории когда-то жил и в Кумполе каком-то работал. Только врал, как пить дать. Но голова у него и впрямь светлая... была. А как уж теперь - лучше и не загадывать. Да, впрочем, ладно... - махнул он рукой, - сведу я Вас с ним, а там как получится. Может, и правда, от него какая-то польза будет.
Ева кивнула в ответ на слова старосты, и обратилась к Ван Геллену:
- Сэр, если позволите, я останусь в Кроут и займусь этим делом.
Исправил(а) Ева - Воскресенье, 09 Сентября 2012, 01:11
 
Вернер Понедельник, 10 Сентября 2012, 01:38 | Сообщение # 33





Деревня Кроут. Дом старосты. Горница.

Появление лейтенанта прошло тихо. Вернер понимал, что поступил с парнем жестко, даже жестоко, но либо тот сломается, либо станет настоящим командиром. Идти и говорить с ним, сейчас было бы ошибкой. Фон Гиллдор должен сам переварить то, что произошло с ним в лесу и здесь. Обычно нападение Волков хорошо прочищает мозги и заставляет умнеть людей. Но в каждом правиле есть исключение.
Долго отвлекаться на лейтенанта времени у барона не было. Деловые переговоры шли и пора было отправляться к коа.
Он внимательно выслушал старосту, чуть наклонив голову и поглядывая в его сторону внимательным взглядом.
- Только будьте осторожнее, хотя учить егерей делать их работу, только портить, - он коротко улыбнулся, думая про себя, что стоит солдатам заняться охраной егерей. Но это можно оставить на Тиррона и самого старосту.
- Стоит поговорить и со знахарками. Если у них также будет яд, то это будет отлично. Но это потом, после нашего посещения коа.
- Горящие стрелы мало помогут, хотя на худой конец, и они могут пригодиться. Горящая пакля хороша, чтобы поджечь сухую деревянную постройку, стог соломы или что-то еще в этом роде. Но она быстро гаснет, а стрелы причиняют Волкам мало вреда. Нам нужно что-то, что растекалось бы и образовывало горящее пятно: смола и что-то еще... возможно, скипидар или спирт... или какие-то еще компоненты. И запал. И емкость, в которой бы всё это держалась, но которая бы лопалась при ударе.
Мысли были здравые. Действительно, снаряд с горючей жидкостью могло бы стать отличным оружием против Волков. Хищники были крупными, и убить их одной стрелой, даже ядовитой будет не просто. Но огонь был способен испугать их и заставит паниковать.
- Да, так даже лучше. Снаряд с горючей смесью может помочь.
"Если сосуды могут оказаться достаточно маленькими, то их можно было бы использовать в качестве снарядов для пращи. Но об этом я подумаю и обговорю потом, не сейчас".
Слова старосты об умельце обрадовали Вернера.
- Отлично, пусть он сделает для меня образец. Если что, я за него заплачу. Посмотрим, насколько его болтовня сходится с делом.
"Если этот умелец не болтун, то обещание награды ускорит процесс. А если он действительно умеет то, о чем говорит, то стоит его мотивировать золотом. Я не обеднею, а дополнительный козырь против Волков лишним не будет".
- Сэр, если позволите, я останусь в Кроут и займусь этим делом.
Барон посмотрел на Еву и отрицательно покачал головой.
- Нет, ты мне нужна у коа. Думаю этим лучше заняться Тиррону.
- Этим займусь я, - неожиданно подал голос лейтенант, - если вы не против барон?
Вернер повернулся в сторону Фон Гиллдеру и решил, что это отличный шанс реабилитироваться последнему перед своими людьми и местными жителями.
- Конечно не против. Я буду рад, что за это дело возьметесь вы лейтенант.
Лейтенант поднялся и немного смущенно улыбнувшись, сказал:
- Химия мне всегда нравилась. Я в этом немного понимаю, не думал, что пригодиться подобное увлечение на службе.
Он выглядел смущенным и казался еще младше, чем был.
- Я вас провожу к нему, - староста подошел к лейтенанту и вопросительно посмотрел на барона.
Вернер кивнул головой, и староста с Фон Гиллдером покинули дом. Вслед за ними ушел и Тиррон, вопросов у него не было.
- А нам пора, - сказал Вернер и подойдя к столу и забрал карту, - коа ждать не будут. По крайней мере, они всеми силами старались это показать.
Убрав карту, он направился быстрым шагом из горницы, вслед за ушедшими чуть ранее лейтенантом, старостой и сержантом.
 
Ева Вторник, 11 Сентября 2012, 01:26 | Сообщение # 34





Деревня Кроут. Рыночная площадь и улица.

Ева нахмурилась, услышав что подготовку горючей смеси барон поручил не ей. Нет, она ничего не имела против путешествия в деревню коа, но лейтенант как-то не внушал ей доверия. Еще не хватало, чтобы он и в этом деле проявил легкомыслие и оставил их без огня! Но приказ есть приказ, - сейчас она отправится с остальными к коа, но как только вернется, непременно разыщет этих двух умельцев и поинтересуется, готов ли образец.
Коа, с которыми они расстались у рыночной площади, делали уже последние приготовления перед уходом. Волокуши навьючены целой горой каких-то тюков, скрытых под шкурами, все трое шанки стояли уже под седлами, нетерпеливо переминаясь и раскачивая головами из стороны в сторону. Теперь еще на морде каждого из них красовалось наголовье из плотной кожи с прикрепленным к нему острым концом моржового бивня, что придавало им странное сходство с гарабинтами из диссилийских джунглей. Их хозяева тоже были вооружены — седоки на переднем и замыкающем звере — охотничьими копьями, а тот, что управлял средним, тянущим волокуши, был лучником.
Тракшин кивком поприветствовал подошедших воинов Креста и караван тут же двинулся в путь: по краю рыночной площади, с которой уже начали расходиться торговцы, по главной улице на север и за край деревни. Небо слегка потемнело от ставших более плотными туч и на землю медленно стали спускаться крупные и невесомые хлопья, покрывая землю тонкой пушистой пеленой, которая не продержится и пятнадцати минут после того, как снег прекратится. Ева слегка поёживалась, думая, что две рубахи, плащ и северная закалка всё же немного маловато для такой погоды, и если повезет, она прикупит в племени что-нибудь еще из одежды.

===>"Лесной треугольник"
Исправил(а) Ева - Вторник, 11 Сентября 2012, 01:55
 
Вернер Вторник, 11 Сентября 2012, 19:41 | Сообщение # 35





Деревня Кроут. Рыночная площадь и улица.

Они покинули дом последними, что было немного странным, но когда они все вчетвером вышли в уоридор, то их проводила взглядом, выглянувшая из кладовой женщина. так в какой-то сдержанной тишине они покинули дом. быстрым шагом пересекли двор и захватив с собой рогатины добрались до рынка, где уже начался формироваться маленький караван коа.
Идти было недалеко, поэтому барон и его спутники пошли пешком. Вернер очень надеялся, что путешествие пройдет мирно и без особых приключений. Коа оказались не очень разговорчивы и немного напряжены. Барон чувствовал их внутреннее волнение и отлично понимал их. Лес стал слишком опасным и ситуация пока что была не слишком напряженной. Но вид шанки и их всадников вселяло некоторую уверенность, что при нападение огромных тварей они тоже будут сражаться, а не истошно ржать и сбрасывать всадником на землю, как это бы сделали лошади. Волки пугали лошадей, а уж Черные и Белые Волки вызывали приступ настоящего ужаса, когда даже боевые и хорошо обученные кони превращались в перепуганных жеребят.
Когда они покидали деревню, пошел снег. Барон не знал, хороший это признак или нет, но в снегопад у их отряда обычно начинались проблемы. "Надеюсь, что до этого это было обычное совпадение, а не закономерность нашего похода".
Лес встретил тишиной, которая обычно сопровождает снегопад. Но было здесь и нечто другое - страх. Вернер поежился, предчувствия, особенно плохие его никак не подводили.

==> "Лесной треугольник"
Исправил(а) Вернер - Вторник, 11 Сентября 2012, 22:09
 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Деревня Кроут (Большая деревня, в 20 милях от Моул-Вив.)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)