Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
  • Страница 1 из 1
  • 1
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Городская стена и ворота (Стена, которой городские кварталы обнесены с юга)
Городская стена и ворота
Мастер Пятница, 04 Июня 2010, 16:09 | Сообщение # 1





Стена, охватывающая город с юга, возведена около семидесяти лет назад. Она целиком сложена из крепкого серого камня. В стене расположены пять ворот.
Первые именуются Восточными, и расположены на восточном берегу реки: через них проходит дорога, ведущая в город и переходящая в Осевую улицу. Вторые – Речные – по сути, не являются воротами: они представляют собой просвет в городской стене, через который протекает река.
Третьи, Портовые, располагаются в западной части стены: через них проходит дорога к воздушному порту, ведущая в кварталы Верхнего пояса. Через Рельсовые ворота в западной части стены, немного южнее Портовых, в город входят пути железной дороги: через Казённые ворота в восточной стене они выходят из городской черты и тянутся на восток, к Генгеру.
Восточные и Портовые ворота выглядят одинаково внушительно: высотой в три человеческих роста, громадные створки из толстых дубовых плах окованы широкими железными полосами. Над крышами башен по бокам ворот высятся короткие толстые металлические трубы – по три на каждой. Ворота открываются и закрываются посредством паровых механизмов: каждый раз, когда створки приходят в движение, из труб вырываются струи пара. Рельсовые и Казённые ворота также снабжены подобными башнями, но отличаются от вышеупомянутых тем, что створки заменяет единый прямоугольный щит из деревянных плах, окованный железом и поднимающийся на цепях вверх, на манер перевёрнутого подъёмного моста: это сделано для того, чтобы пропускать поезд в город.
Стена снабжена шестью парами сторожевых башен. Первые две расположены по сторонам от Восточных ворот. Вторая пара возведена на берегах реки в районе Речных ворот: меж верхними площадками башен высоко над рекой перекинут каменный мостик с железными перилами. Две пары башен располагаются по сторонам от Рельсовых и Казённых ворот. Ещё одна пара ограждает Портовые ворота. Наконец, ещё две башни расположены в горах, там, где стена встречается с горной твердью: эти укреплены надёжнее остальных. В башнях расположены караульные помещения городской стражи.
 
Руфус Суббота, 23 Октября 2010, 22:09 | Сообщение # 2





<== Окрестности Генгера

У Восточных ворот.

Неприступная башня не оказалась необитаемой – рыжий сержант с настолько роскошной бородой, что она торчала вокруг круглой головы во все стороны, создавая впечатление, будто понизу она вся объята пламенем (да и верхняя её часть, если честно, выглядела не хуже), высунувшийся из окна с уже заряженным арбалетом, по счастью, узнал рыцарский плащ Руфуса, что-то крикнул куда-то вниз своим, затем исчез. Потянулись долгие, томительные минуты ожидания. Конь под Руфусом нетерпеливо переступал копытами по снегу, так что тот спешился, не желая искушать судьбу, взял коня под уздцы и потянул за собой к воротам.
– Ваши документы? – высунулась из ворот небритая, хмурая и решительная физиономия.
Он показал свои, сделал знак рукой спутникам, чтобы подходили, и справился относительно принца Оливера, не заезжал ли тот в Дайлм сегодня или вчера.
– Сегодня не заезжал, – пробасил обладатель как минимум пятидневной щетины (за его спиной виднелось ещё несколько стражников разной степени небритости или бородатости, однако вмешиваться в разговор они не спешили), – а насчет вчерашнего дня я сейчас справлюсь в регистрационном журнале. – И он мигнул кому-то, очевидно, предлагая принести уже упомянутый журнал.
Несколько минут спустя выяснилось, что его брат и вчера не был в Дайлме. Строго говоря, Оливер мог бы, чисто из юношеского лихачества, проделать весь путь верхом, однако Руфус всё-таки предпочёл бы, если бы обнаружились хоть какие-нибудь следы, имеющие отношение к брату.
– А из Кратаса сюда никто не приезжал? – спросил он наудачу. – Может, какой-нибудь, отряд...
Хмурый страж ворот задумался.
– Оттуда – нет, – выдал он наконец, – но, кажись, сегодня с запада прибыла шестёрка наёмников в поисках работы. Так они сами отрапортовались. Документы у них были в порядке – поэтому мы их и пропустили, но... – он понизил голос, – однако чудные они какие-то были, сэр Руфус, очень чудные. Не советую вам их нанимать. У них уже были двое сменных лошадей, однако парни говорят, – стоящие позади стражники кивком подтвердили его слова, – они спрашивали, где в нашем городе безлошадный человек может быстро и недорого достать себе нового коня. Ллейф говорит, что они могут оказаться лошадиными контрабандистами, – объяснил он, бросив взгляд в сторону башни, где нёс свою вахту рыжий бородач.
Долговязый стражник с узкой черной бородкой, чем-то смахивающий на писаря, как раз закончил проверять все остальные документы и сделал знак, что всё в порядке, можно пропускать.
– Да, и последний вопрос, – обратился Руфус. – Не видели ли вы воздушный корабль? В первую очередь меня интересует западное направление, – поспешил он уточнить, чтобы не расширять круг поисков без особой нужды.
– Я – нет, – ответствовал хмурый стражник. – Вам бы Ллейфа спросить – ему со своей верхотуры, чай, побольше моего видно будет.

 
Тачиро Воскресенье, 24 Октября 2010, 16:10 | Сообщение # 3





<== Окрестности Генгера

У Восточных ворот.

Когда из окна башни показался стражник, заросший по самые уши рыжей бородищей, придающей ему сходство с каким-нибудь домовым(хотя учитывая его место пребывания – скорее уж башенным) и окликнул своих соратников внизу, явно приказывая открыть ворота – Тачиро благоразумно придержал лошадь, пропуская вперёд сэра Руфуса. Из своего опыта общения с леди Дигерни он уже понял, что в ближайшее время при встрече с представителями тэлийских властей лучше держаться позади, до поры до времени предоставив разбирательства командиру, то есть рыцарю. На всякий случай он добыл из рюкзака сложенный экземпляр контракта.
Спустя несколько минут ворота отворились, и наружу высунулся ещё один страж, угрюмый и небритый. В Империи он, пожалуй, получил бы нагоняй за неподобающий внешний вид: армейская муштра на родине Тачиро была поставлена на совесть, и начальство всегда предъявляло высокие требования не только к подготовке солдата, но и к его наружности. Форма всегда должна быть выглажена, доспехи – начищены, постель – заправлена, оружие – наточено… а подбородок и щёки – выбриты. Только старослужащим дозволялось носить бороду или бакенбарды.
Сэр Руфус меж тем предъявил привратнику свои документы и махнул своим спутникам рукой в знак того, что можно проходить. Тронув поводья лошади, охотник проехал под аркой ворот следом за инженером и целителем. Его ухо уловило реплику сэра Руфуса, адресованную к стражнику: рыцарь справлялся касательно своего брата. Оказавшись за воротами, империал вновь натянул поводья лошади, держась поблизости и не желая упускать разговора. Пару минут спустя, полистав журнал регистрации, стражник поведал рыцарю, что за последние сутки его брат в городе не появлялся – зато не далее чем сегодня с запада явились шестеро наёмников. Здесь охотник навострил уши – и его подозрения подтвердились: парни вели с собой двоих запасных лошадей и к тому же поинтересовались у стражей, где в городе можно достать себе новых лошадей по хорошей цене. На основании этого один из стражников, со слов привратника, заподозрил их в «лошадиной контрабанде».
Здесь Тачиро позволил себе легкую улыбку. Конечно, речь могла идти о конокрадах: но что касается «контрабанды лошадей», то в этом парней вряд ли стоило подозревать. В принципе, лошадь – такой же товар, как и многое другое: и её точно так же можно нелегально перевезти за границу. Однако контрабандисты вряд ли стали бы ограничиваться всего парой лошадей. Контрабанда – дело рискованное, каждый рейд может стать последним: и потому настоящие контрабандисты (с которыми Тачиро тоже некогда доводилось иметь дело) планируют каждую операцию гораздо серьёзней. За хорошую лошадь, пусть даже какой-нибудь редкой породы, можно выручить неплохие деньги – но контрабандисты по большей части предпочитают сделки покрупнее. Если уж перегонять через границу лошадей редкой породы, то не менее десятка – предварительно перекрасив шкуру и гривы, подпилив зубы, наставив едким щёлоком пегих пятен на шкуре и тому подобное. За такую сделку можно выручить не одну тысячу аданов: но если лошадей было всего две, то вряд ли можно было говорить о чем-то большем, чем банальное конокрадство. Скорее всего, парни просто присвоили лошадей тех путников, которые неведомым образом сгинули на тракте: а это значило, что они вполне могут быть в курсе событий…
Напоследок сэр Руфус поинтересовался у стражника, видели ли они сегодня над горами воздушный корабль – на что получил от угрюмого ответ в духе того, что обратиться следует к его соратнику на башне: тому сверху должно было быть видно. При этих словах сэр Рихтер резко воспрянул.
– Чего же мы ждём? – осведомился он, соскальзывая с лошади на землю. – Нужно подняться и разузнать! Возможно, этот ваш Ллейф запомнил что-нибудь – расположение такелажа, цвета флага и парусов, ещё какие-нибудь приметы… Вы подобные случаи тоже заносите в журнал? Разве не положено по уставу? А…
– Успокойтесь, сэр Рихтер, сейчас мы всё сделаем. – поднял руку Тачиро, прерывая словоизлияния инженера (тем более, что небритый уже уставился на словоохотливого малого с неодобрением). У самого охотника за последние несколько минут успели зародиться серьёзные сомнения касательно воздушного корабля… и мрачное предположение, связанное со следами на тракте и загадочным исчезновением троих путников.
– Кстати, уважаемый, – повернулся он к стражнику, – позвольте вам тот же вопрос задать. Где в вашем городе можно хороших лошадей прикупить. Или… продать?

 
Руфус Воскресенье, 24 Октября 2010, 19:13 | Сообщение # 4





У Восточных ворот.

– Подыматься на башню гражданскому лицу строго воспрещается, – отчеканил небритый, уставившись на Найта с таким выражением, словно тот собирался унести оттуда «себе на память» какой-нибудь Невероятно Важный Гвоздь, из-за чего вся конструкция неминуемо с треском развалилась бы. Руфус почувствовал к нему что-то вроде смешанного уважения – небритый хорошо умел разбираться в людях. Небритый, в свою очередь, также посмотрел на Руфуса, что-то в его глазах изменилось – очевидно, принял какое-то решение, повернулся к башне и закричал:
– Эй! Ллейф! Спускайся! Разговор есть!
– Чего? – из окна башни снова высунулась рыжая борода.
– Спускайся, говорю! У сэра рыцаря к тебе вопрос имеется.
– Я бы рад, вашбродь, но не могу. По Уставу не положено.
– Я приказываю тебе спуститься. Стиверсон тебя заменит.
Один из стражников, на бегу поправляя шлём, бросился к башне, и уже через пять минут из её двери появился, отдуваясь на бегу, рослый рыжебородый великан Ллейф, в два метра ростом, с сержантскими нашивками на мундире, остановился перед небритым, отдал честь, и картинным образом начал поедать начальство глазами – по всей видимости, изображая готовность ответить на любой вопрос – самым лучшим образом.
– Значит так, – холодным, механическим тоном начал небритый, – не появлялся ли к западу отсюда воздушный корабль, если появлялся, то как выглядел, размеры, цвет флага, парусов, расположение такелажа... Всё, что успел запомнить. Если Их Высочеству надо будет, то опишешь в письменном виде, как полагается...
Ллейф Рыжая Борода оторопел, зрачки его расширились, а рот его сам собой раскрылся от изумления – надо полагать, так удобнее было хватать воздух. Скорее всего, эта эмоция была естественной, а не запротоколированной согласно Уставу – а посему заслуживала большего внимания.
– Ка... Какой корабль? Вашебродь... Как это понять – цвет флага? Позор на мою седую голову – начальство уже думает, будто я способен заметить в нашем небе чужой корабль – и не доложить?!
– Я не знаю, на что ты там способен, – брюзгливо отозвался угрюмый. – Тебе были заданы вопросы – ты на них и отвечай, а представления будешь устраивать в свободное от службы время, в трактире.
– Да как отвечать? – рыжебородый сержант всплеснул своими огромадными ручищами, так что Виллем спрятался за спину Найта – чтобы не зацепило ненароком. – Это я вам и с верхушки башни мог бы крикнуть – никакого корабля не было.
– Не врёшь? Точно не было? – подозрительно переспросил угрюмый.
– Да бороду сбрею, если проморгал!
– Ну хорошо, ступай.
– Вашебродь...
– Что ещё?
– Да нет, ничего... – и, понуро опустив плечи, словно приговорённый, направился обратно к башне.
– Твоя вахта заканчивается через тридцать две минуты. И не вздумай покинуть пост хоть на минуту раньше – на гауптвахту засажу, – строго-настрого напутствовал его возглас угрюмого.
После этого он повернулся к Руфусу и его спутникам со страдальческим выражением великомученика, не привыкшего щадить ни себя, ни других – исключительно для их же блага – и искренне удивляющегося, почему же остальные этого не понимают. «Вот видите, с каким материалом приходится мне работать?» – казалось, готов был сказать он, – «И я ещё был недостаточно строг с ними, не то, что некоторые...»
Руфус отвёл глаза – не в пример угрюмому, разухабистый сержант ему нравился своей открытостью, у такого человека все мысли были на лице написаны, демонстративно праведным, но неискренним и скрывающим что-то людям принц не доверял гораздо больше – не зря жизнь научила его не питать доверие и заблаговременно опасаться всяческих каверз. Впрочем, угрюмого вот уже пять дней сложно было назвать демонстративно праведным, скорее всего, просто у него характер был такой... негативистский.
«Мы с ним в чём-то похожи» – с сожалением подумал он, обнаруженное сходство казалось не слишком приятным открытием. – «И почему дурное в жизни видеть безопаснее? За что такая несправедливость, Единый?»
– Куда они могли поехать, как вы считаете? – спросил он, имея в виду шестерых всадников. К удивлению, его поняли – в смысле, поняли, что он спрашивает вовсе не про воздушные корабли, которые были, похоже, одним большим ложным следом.
А жаль – так хотелось поскорее расправиться с этой загадкой.
– Куда могли поехать – не знаем, – отозвался один из стражников, плотный, в нахлобученной на самый лоб круглой металлической каске. – В городе много мест для приезжего человека. А вот Марти говаривал им, что конюшня в городе одна – та, что у Хадзира, «Звенящие подковы» в южной части Верхнего пояса. – Стоящий рядом голенастый долговязый юнец в кирасе и с «пузырями» на коленях форменных штанов выпрямился и встал по стойке «смирно» – очевидно, это был тот самый Марти, о котором заговорили. – Так что рано или поздно они всё равно туда наведаются. Если надумают...
– Разговорчики в строю! – среагировал на его рассуждения небритый и угрюмый. – Начальству неинтересны твои размышления, ему полагается докладывать только о фактах. Ясно, чётко, выразительно. И не мямли.
Стражник в круглой каске отозвался «да сэром» вместе с отдачей чести, а затем той же рукой сдвинул со лба каску и вытер пот, проступивший то ли от усердия, то ли от волнения. «Сегодня их командир суров как никогда, вот бедняге и досталось за многословие. Хочет показать, что дисциплина у них на высоком уровне...» – принц надеялся, что хоть в этом у него нет ничего общего с угрюмым.
Больше вопросов у него не было – если что, на месте разберутся, а благодаря Осевой улице заблудиться казалось невозможным. Практически невозможным.

==> Осевая улица

Исправил(а) Руфус - Четверг, 28 Октября 2010, 05:38
 
Тачиро Вторник, 26 Октября 2010, 23:29 | Сообщение # 5





У Восточных ворот.

Страж не изволил снизойти до ответа охотнику: во всяком случае, на прямой вопрос он ответил не сразу. Осадив сэра Рихтера весьма холодной репликой касательно того, что гражданские лица в башню не допускаются, он поднял голову и окликнул стража на башне. Рыжебородый, высунувшись из бойницы, поначалу отказался спускаться – но после того, как небритый выразил это в приказной форме, он живо подчинился и спустя несколько минут показался на пороге башни. При рассмотрении в натуральную величину он оказался здоровенным, крепко сложенным малым, облачённым в мундир с скромными нашивками сержанта. По мнению Тачиро, при такой комплекции и наружности Ллейфу больше подошли бы кольчуга с оплечьями, крылатый шлем и боевой молот – в таком виде его смело можно было выводить на сцену театра в роли какого-нибудь тэлийского эпического героя. Вытянувшись перед небритым начальством «во фрунт», он преданно уставился на него.
Впрочем, спустя несколько минут Тачиро вынужден был убедиться, что его догадки подтверждаются. С видом ошеломлённой и оскорблённой невинности рыжебородый поведал, что никакого корабля над горами не появлялось, а если б и случилось появиться – он бы его никак не проморгал. Судя по всему, говорил сержант вполне искренне: вряд ли он смог бы столь натурально изобразить изумление перед лицом командира и свидетелей. Приходилось признать: никакого воздушного корабля в западном направлении в самом деле не было.
А значит, версию с похищением путников с борта летающего судна стоило отложить как отработанную. Воздушный корабль, даже самый малый, типа одномачтовой курьерской яхты – чересчур заметный объект для того, чтобы его можно было не углядеть со сторожевой башни. Что ж, летающий корабль здесь ни при чём, магия при похищении не использовалась, похищение феями неправдоподобно – и это значит, что у охотника осталась всего одна версия…
Между тем небритый всё с тем же мрачным выражением лица отослал рыжего сержанта обратно на башню, посулив суровое наказание в случае преждевременной отлучки. Тачиро мысленно посочувствовал Ллейфу: тяжко иметь в начальниках этакого тролля. Хотя по габаритам щетинистый офицер до тролля не дотягивал, но во всяком случае, по степени обаяния от него недалеко ушёл. За годы службы в армии империал научился разбираться в различных типах людей: и сейчас перед ним был классический разочарованный служака. Такие, отслужив в армии изрядный срок и не поднявшись выше своего нынешнего чина, осознают, что никаких более-менее хороших перспектив по службе не предвидится – и впадают в мрачное уныние. Изо дня в день они являются на службу без малейшего душевного подъёма, с мрачным видом выполняют распоряжения командования и срывают своё раздражение на низших чинах, выдавая это за служебное рвение и уже не уповая на то, что будут за него вознаграждены. А дома, как правило, одно и то же – сварливая жена, изо дня в день сетующая на то, что брак с ним «загубил её лучшие годы»; старшая дочь, которую пора бы выгодно пристроить замуж, да только все её ухажёры недостаточно хороши; оболтус-сын, который удался не в отца и своего ума ему в голову не вложишь. И так ещё несколько лет до пенсии…
– Куда они могли поехать, как вы считаете? – поинтересовался тем временем у стражников сэр Руфус. В ответ один из стражей упомянул единственное в городе место, где торговали лошадьми – конюшня некоего Хадзира в южной части города. Развить мысль стражу помешал своим окриком всё тот же офицер. Тачиро мысленно вздохнул: вот ведь дубина небритая… Небось сам-то не догадался, вот и срывает зло на более сообразительном стражнике. Нет, таких типов нужно раньше времени на пенсию отпускать: толку от них в армии не больно много, особыми дарованиями они чаще всего не отличаются, солдаты их терпеть не могут… Таким самое место в каком-нибудь захолустном гарнизоне на севере: пусть себе строят туповатых новобранцев, набранных из числа нерасторопных крестьянских сынков, им подобная дисциплина будет в самый раз.
Впрочем, как бы то ни было, а информация оказалась в самый раз. Теперь охотник хотя бы предполагал, где можно искать загадочных наёмников. Остаётся надеяться, что сэр Руфус решит сначала наведаться на конюшенный двор, а не заворачивать в трактир. Конечно, трактир сейчас был бы уместен: охотник уже успел порядком проголодаться. Однако, как водится, прежде всего – дела, а уж потом личные нужды. Поэтому Тачиро просто снял с пояса флягу и сделал пару глотков воды, приглушив таким образом жажду. Утерев губы, закрутил флягу и пристегнул обратно к поясу. Порядок: теперь – за командиром.

==> Осевая улица

Исправил(а) Тачиро - Суббота, 30 Октября 2010, 12:29
 
Дигерни Вторник, 24 Января 2012, 02:45 | Сообщение # 6





<== Трактир "Сломанное колесо"

Понедельник, 25 инлания 771 года Э.С.

Недалеко от ворот, на лавке.

Утро выдалось мрачным не только по погоде, в большей степени из-за темно-серого неба, затянутого грязными облаками и неприятного прохладного ветра, но и по той причине, что найти хоть какую-то наемную силу, которая бы пригодилась в «треугольнике» так и не удалось. Накануне Дигерни весь вечер писала запросы в городские организации, где можно было бы подобрать пару-тройку нормальных солдат, пусть и не таких, каких хотелось бы, но хоть каких-то, а затем еще раз наведалась к капитану стражи, но в итоге это ничем так и не закончилось. Из гильдий поутру утром пришли письма с извинениями – узнав, для чего требуются наемники, никто из них не решился, даже за приличную плату, рискнуть быть укушенным или съеденным Черным волком. Что было и логично, и верно. Этим должны заниматься те, кто должен, то есть, Крест. То есть – сама Ван Кройц и те трое солдат. Капитан же стражи лишь еще раз кратко повторил, что людей для такого опасного дела выделить не сможет, да и не стал бы, если бы смог. В итоге в дорогу рыцарь собиралась с крайне хмурым видом, еще более мрачным, чем когда она в первый раз думала об этом задании и том, сколько сил было выделено на его выполнение.
К воротам она шла с тем же хмурым лицом, с которым собирала сумку. На назначенное для встречи место она подъехала на том же коне, на котором выехала из Генгера – похоже, жеребцу предстояло еще немного послужить ей. Оставалось лишь надеяться на то, что ей удастся вернуть его в его стоило…
Прибыв где-то в половину девятого к воротам, Дигерни остановилась недалеко от них и караульными, которые лишь смерили взглядом женщину, вид который выдавал человека военного и явно куда-то собравшегося, и не став вмешиваться не в свое дело, вернулись к своей беседе. Ван Кройц же, спешившись, села на деревянную лавку у ближайшего здания, привязав коня к фонарю.
На душе было неспокойно. Было ощущение, что все это дело добром не кончится, и не в странностях волчьих нападений было даже дело. Словно кто-то бил по интуиции, как по колоколу и ее звон не прекращался, заставляя голову гудеть. На своем веку рыцарь уже заметила, что когда на нее нападает такое чувство – быть беде. Но вот откуда ее ждать и как скоро – это всегда оставалось тайной вплоть до момента, когда проблема показывала себя.
Достав из грудного кармана серебряные часы на цепочке, женщина отметила, что у троих крестовиков было еще двадцать семь минут на то, чтобы явиться к воротам.
 
Вернер Вторник, 24 Января 2012, 20:53 | Сообщение # 7





<== Трактир "Сломанное колесо"

Понедельник, 25 инлания 771 года Э.С.

Недалеко от ворот, около лавки

Вернер никогда не позволял себе опаздывать на важные встречи, но и появиться за час считал ниже своего достоинства. Поэтому его появление на месте встречи всегда было примерно в диапазоне от пятнадцати до десяти минут до назначенного времени.
Утро выдалось холодным, пробирающим до костей и даже теплый плащ не давал полной защиты от порывов ветра. Он не стал одевать форму рыцарей Креста, хотя и хотелось после вчерашнего приема Дигерни. Но в этом поступке было бы что-то слишком мальчишечье, да и выглядеть полным дураком в глазах нового командира тоже не особенно хотелось. Лошади его спутников все еще стояли в стойлах, когда он выводил Браслета из конюшни - это означало что последним на месте встречи Вернеру не быть. Он не торопливо чистил и седлала своего жеребца, осматривал его копыта. проверял подковы. Им предстоял долгий путь и конь не должен был захромать из-за его недосмотра. Вернер умел быть излишне педантично в ряде мелочей, понимая что любой прокол на заданиях может стоить ему жизни.
К воротам Ван Геллен подъехал легкой рысью. Саму Дигерни он увидел издалека, сидящую на лавочке. Барон немного расстроился, потому что где-то в глубине души все-таки надеялся, что отряд будет по-больше. Для их дела было слишком мало людей. Он это отлично понимал и ему все нравилось все меньше и меньше. Он остановил коня рядом с жеребцом Дигерни, ловко соскочил на землю и намотав поводья на высокую луку седла оставил коня рядом с привязанным. Потом привычным движением подложил левую руку на рукоять меча, отбросил полу плаща и направился в сторону сидящей на лавке Ван Кройц. Под плащом блеснула кольчуга, которую он все-таки предпочел одеть. Его появление вызвало любопытные взгляды со стороны охранников, которые прервали разговор и стали поглядывать в его сторону. Видимо парням было делать нечего и они искали развлечений.
- Доброе утро, - на этот раз он сел на лавку, потому что вытягиваться перед Дигерни и всячески демонстрировать внешние атрибуты субординации не следовало. По крайней мере сидящая на лавке Ван Кройц вряд ли будет в восторге, если он опять проявит признаки принадлежности к ордену Креста.
Вид у барона был спокойным, смотрела Дигерни он с легкой иронии,
Он так и не успел сказать что-то еще, как появились и последние два участника этого похода. Оба выглядели немного помятыми и не выспавшимися. Подобное отношение к делу заставило Вернера нахмуриться. Он не был сторонником муштры, но и отправляться в дорогу в полусонном состоянии тоже было не дело.
Исправил(а) Вернер - Вторник, 24 Января 2012, 20:55
 
Дигерни Четверг, 26 Января 2012, 19:19 | Сообщение # 8





Недалеко от ворот, на лавке.

Разглядывая по-гадски серое небо и грязно-серого цвета облака, размышляя о том, что Единый не побрезгует подкинуть им проблем и ко всему прочему, едва они ступят на тропу Одинокого перевала, пустит с неба снег, вперемешку с дождем. Погода к этому очень располагала, а потому Дигерни почти даже смирилась с этим, как если бы это уже произошло. Ей не нравилось, что до той стороны Генгерских гор придется идти пешком. Как назло отдельная железная дорога до Моул-Вив, что шла от небольшой здешней станции, за пределами Дайлма, была вся в ремонте в зоне самой Моул-Вив и надеяться на то, что удастся просто сесть на поезд доехать до нужного места – не приходилось. И это было как нельзя некстати. Каждый, кто хоть раз проходил через Одинокий перевал или хотя бы просто живет поблизости от него, знает о том, что осенью и зимой у некоторых особей обостряется желание вонзить кому-то зубы в бок, а если учитывать, что в этих землях осень и зима царили постоянно – не сложно было догадаться, что здешние твари несколько агрессивнее тех, что живут «внизу».
Размышления прервал отдаленный стук копыт по мостовой. «Никак молодцы идут?» - улыбнувшись своим мыслям, даже почти посмеявшись над ними, Ван Кройц бросила ожидающий взгляд вправо, куда устремлялась улица. Не прошло и нескольких минут, как на дорогу из-за угла вышло однопалое копытное, везущее своего хозяина, Белого.
Внутренний голос, пока мужчина привязывал коня, отметил, что, наверное, не стоит называть его так. После чего там же, где-то глубоко, махнул на это рукой, заметив, что с солдатами нянчиться – портить их, а если наличие «клички» со стороны главнокомандующего оскорбляет насколько, что солдат места себе не находит – он тряпка. А с тряпками нянчиться тем более не стоит.
- Доброе утро, - когда Вернер сел на лавку рядом, Дигерни лишь беззвучно усмехнулась, чуть прикрыв веки, в какой-то степени даже одобрительно посмотрев на солдата краем глаза. Мало ему времени понадобилось, чтобы перестать вытягиваться стрункой даже тогда, когда это было не нужно. Хороший солдат не должен позволять делать из себя ничтожество – иначе он им в итоге и станет. Но хороший солдат и не будет считать себя лучше своего командира. И солдат станет хорошим по-настоящему, если ко всем его умениям будет прибавляться и знание границ этих двух вещей…
- Добрым оно станет, когда мы будем у перевала без опоздавших, - бросив взгляд на дорогу, отозвалась Ван Кройц, после чего взглянула на часы и приподняла бровь – оставалось всего ничего.
Но, как ни странно, опоздавших в этот день не было. Когда прибыли остальные двое, рыцарь, оценив всю скудность их компании в плане количества, выдвинулась из города, оседлав коня. Ворота им открыли достаточно резво, еще когда все четверо вскочили в седла. Объяснять стражам ворот ничего было не нужно – выезжать из города не то же, что въезжать в него.

Недалеко от Портовых Ворот, за стенами города.

Окрестности Дайлма встретили своей унылостью, серостью и шумом реки, что протекала севернее и вдоль которой их небольшой отряд и должен был двинуться. Однако, отъехав метров на десять от ворот, уже после того, как они затворились, Дигерни развернула коня и обратилась к солдатам, держа поводья в чуть приподнятых руках.
- Сейчас в горах может быть – и будет – опаснее, чем хотелось бы. Мы будем двигаться со средней скоростью, без лишней спешки – спокойно и размеренно, от одного дозорного пункта до следующего. Остановки будут в основном на них, остальные – по мере необходимости, - она вновь развернула коня и направила его дальше по дороге, планируя затем вместе с ней вернуть на северо-восток, к перевалу. – А пока я хочу услышать о том, в каких заданиях от Ордена вы принимали участие и чем они в итоге закончились. И с подробностями – я никуда не спешу.

==> Одинокий перевал
 
Вернер Суббота, 28 Января 2012, 01:26 | Сообщение # 9





Недалеко от ворот

В путь они отправились как только Найт и Вирджил подъехали к ним. Дигерни была немногословна, что радовало, но и любезностью ее поведение не отличалось. Как подозревал Вернер так будет и дальше и к тяжелому характеру командира придется притереться.
Вскочив в седло, они покинули город под внимательными взглядами охраны, который потеряли к ним интерес быстрее, чем отряд покинул город через врата.

Недалеко от Портовых Ворот, за стенами города.

Браслет рвался вперед полный сил, недовольно мотал головой и стриг ушами, ревниво кося на жеребца Найта. Видимо у этих двоих отношения не заладились с первой встречи. В скудности окружающего пейзажа была своя прелесть. Он любил когда природа засыпала, все сковывал холод и казалось жизнь чуть теплилась вокруг. Именно в такие моменты начинаешь ценить жизнь, тепло и красоту цветущего сада. Вернер сдержанно усмехнулся, чувствуя, как непроизвольно настраивается на философский лад. Изо рта вырвался облачко пара. даря тепло окружающему мира. он поплотнее запахнул плащ и собрался расслабиться, просто насладившись моментом, когда еще был полон сил и готов горы свернуть, как Дигерни решила начать знакомство со своей командой.
Начало ее речи он воспринял как должное, а вот ее дальнейшие слова заставил самого Ван Геллена немного задуматься. Как рассказать о тех делах, в которых он участвовал. Похвалиться то особенно было нечем. Но приказ есть приказ, а Найт и Вирджил явно уступили ему роль того, кто должен был поведать свой послужной список первым.
- Первым заданием у меня было поймать двух Черных Оборотней, что держали в страхе пару деревень в районе Нур. Дело казалось простым, вычислить их удалось быстро. Убийства начались после переезда в Торас двух охотников - отца и сына. Отец сдался, а за сыном пришлось хорошенько побегать по лесам у подножия Дунгильских гор. Он просто так сдаваться не хотел, - в голосе Вернера проскочили жесткие нотки, - нашли. Убили. Все. Потеряли только местного проводника. Второе задание было в Фэбере.
Об этом деле он не любил вспоминать. было как-то пакостно, но раз спрашивают, то почему бы и не рассказать.
- В городе стали пропадать люди. Крепкие молодые парни. А потом на берегу Серебряной реки нашли растерзанное тело одного из пропавших. Он был растерзан. Потом стали находить еще и еще. Нас прислали выяснить что происходит. Оборотней не нашли. да и их там не было. - Он чуть придержал коня, так чтобы не обгонять Дигерни в момент своего рассказа. - Хотя с какой стороны посмотреть. Оборотень это был или нет. Один из местных аристократов скучал и решил немного развлечься. Охотиться на зверей ему было не интересно, а вот травить собаками людей показалось отличным отдыхом. Плохое было дело, грязное. Пол года назад участвовал в охоте на вампиров в Торасе. Пять вампиров возжелали отомстить Ордену за то, что он охотиться на них и им подобных. Главной целью стали члены семей рыцарей. Вампиров нашли и уничтожили. Потеряли тогда пятеро человек и у двоих погибли родные.
Говоря о вампирах, Вернер непроизвольно нахмурился, в глазах сверкнул хищный огонек. Он помнил тот страх, который испытывал в тот самый момент, когда понял что целью могут стать его сестры, отец или мать. Его сослуживец, которого он знал неплохо потерял жены и ребенка, сам погиб, сорвавшись и в своем стремлении отмстить за смерть родных, потерял всякую осторожность и попав в ловушку вампиров. Дело было сложным и сейчас, возвращаясь к тем событиям, Вернер бы многое сделал по-другому. Но все случилось так, как случилось.

==> Одинокий перевал
Исправил(а) Вернер - Четверг, 02 Февраля 2012, 01:21
 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Городская стена и ворота (Стена, которой городские кварталы обнесены с юга)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)