Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
Страница 1 из 212»
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Золотой Район (Находится в центре города, здесь расположен Золотой Сад.)
Золотой Район
Автор Вторник, 19 Апрель 2011, 13:19 | Сообщение # 1
Сейчас: В неизвестности
Золотой Район целиком и полностью занят Золотым Садом, размеры которого переплюнут размеры любого ЗС из ныне имеющихся. Район отделен от прочих той же каменной стеной, что и другие Районы друг от друга, вдоль стены идет широкая кольцевая дорога, где у стены периодически встречаются фонтаны и лавочки, под кристаллическими фонарями на высокой металлической ножке. Золотой Район круглый и его диаметр составляет один километр, с каждой из четырех сторон света к его центру через Сад идет широкая каменная дорога, слегка изгибающаяся по форме волны, но лишь с двумя небольшими поворотами в сумме. Эти четыре дороги связаны между собой тропками поменьше, усыпанными мелким гравием, на которых также встречаются небольшие лавочки подле металлических фонарей с кристаллами зеленоватых и голубых оттенков. Весь сад состоит из Золотых лиственных деревьев, а также кустов желтых, белых и красных роз, которые встречаются у самых широких троп и у самих четырех дорог. В саду также множество фонтанчиков, беседок и небольших прудиков, коих всего двенадцать.
Золотой Район является относительно закрытым местом - вход на его территорию контролируется стражей у каждых из четырех ворот, расположенных напротив каждой из четырех аллей, ведущих к центру Района. В целом, не запрещается посещать местный Золотой Сад - ворота в Район открыты ровно до десяти вечера, однако человека перед пропуском серьезно оценят, прежде чем его пропускать. На случай проблемы в этом случае у стражей ворот есть кристаллы Кридио, по которым они связываются с руководством Фабулы, здешней Гильдии Магов. На самой территории Района можно увидеть в основном юных студентов Гильдии, а также инструкторов и учителей, хотя простых посетителей Района здесь тоже может встретиться достаточное большое количество, особенно когда в Золотой Сад проводятся специальные экскурсии. Из особо любопытной живности в Золотом Саду можно найти куолуви, дригло, раск и яри у прудов.
Стоит помнить и о том, что территория Золотого Сада патрулируется местными стражами-магами.
 
Мастер Пятница, 01 Июль 2011, 05:42 | Сообщение # 2





<== Улицы Эрбрука

Перед воротами в район.

Дальнейший путь они провели лишь периодически заводя короткие разговоры на тему того, что видели во время поездки, периодически Эрумпре рассказывала Церебрасу что-то о том или ином месте города, когда они мимо него проезжали, либо отвечала на его вопросы. Когда же они доехали до ворот в Золотой Район, все трое выбрались наружу, а Флоренс расплатился с возницей пока Фламма и Церебрас ждали его у самых ворот, стражи Гильдии у которых уже бросали на них оценивающие взгляды.
Когда же все трое приблизились к открытым воротам, путь им преградили двое стражей.
- Позвольте узнать о причине вашего посещения Золотого Района?
Переглянувшись с Флоренсом, Эрумпре поняла, что говорить придется ей, хотя бы по той причине, что ее имя более известно, однако она и слова не успела сказать, как маг вдруг заговорил первым:
- Мы прибыли с новым учеником, - он положил руку на плечо Церебраса, по которому было видно, что он волнуется. – Нас уже должны ждать, по правде говоря, мы опоздали где-то на полдня.
- Великоват он что-то для начала обучения, - заметили стражи, которые уже, в общем-то не были особо против прохода троицы на территорию Гильдии.
- Да нет, он переводится из Мако-Кохана, поближе к дому, - беззаботно отозвался Флоренс.
- А… вот как. Как тебя зовут, парень? – вдруг спросил второй страж, введя мальчика в ступор.
- Церс, его зовут Церс, - подошедшая к подростку со спины Фламма, резко положила ладони ему на плечи, после чего улыбнулась стражам. – Простите, он крайне застенчивый, мы с этим усиленно боремся. Мы пойдем? А то нас и так отругают за опоздание…
- А… да. Конечно, проходите.
- Спаси-и-и-ибо! – нараспев отозвалась виконтессе, после чего, не убирая рук с плеч мальчика, повела его вперед, за ворота, и перейдя на легкий бег, от чего тот сперва едва не споткнулся.

За воротами.

- Э… эй! - воскликнул парень, когда едва таки не запнулся носками ботинок о дорогу.
- Прости, прости, - наклонившись к нему, шепнула ему на ухо Фламма, отметив, что Флоренс немного задержался позади, что-то обсуждая со стражами. Девушка бросила на него серьезный и задумчивый взгляд, но затем вновь повернулась к подростку.
Остановившись, она обняла левой рукой его за плечи и указала вперед правой.
- Нам туда, в самый конец дороги. Видишь эти шпили? Это Фабула!
- Такая высокая? – подивился Церебрас.
- Там не очень много этажей… но там очень высокие потолки, отчего кажется, что их гораздо больше! – взмахнув рукой вверх, словно стараясь охватить возможную высоту здания, воскликнула Эрумпре, после чего зашагала вперед, на ходу поймав ладонь мальчика и потянув его за собой. – Давай, шире шаг! Нужно размяться после долгой поездки!
Обернувшись и посмотрев на подростка, девушка заодно и бросила взгляд на Флоренса, который уже спешил за ними и махал им рукой, словно прося не убегать слишком далеко вперед. Помахав ему в ответ, призывая шагать шире, Фламма оставила Церебраса в покое и танцующим шагом, почти вприпрыжку направилась чуть вперед, вдыхая полной грудью свежий воздух, отдающий лесом, уже чувствуя какую-то легкость и спокойствие, что даровало это место. Перед глазами уже мелькали образы внутренних помещений Фабулы, коих воочию девушка не видела уже достаточно давно, что лишь разжигало интерес и желание поскорее это всё вновь увидеть.
Достаточно скоро она дошла до самого здания Академии, где дождалась Флоренса и Церебраса, который восхищенно смотрел на Фабулу все то время, пока они направлялись к главному входу в здание.

==> Академии магии "Фабула".
 
Эстль Среда, 26 Октябрь 2011, 23:17 | Сообщение # 3





<----- Воздушный порт

Перед воротами в район

Поездка до Золотого Района выдалась недолгой. Непонятно: сказывалось ли это то, что после Кагорла Эрбрук воспринимался как провинциальный городишко, или причина была в более удачной городской планировке, никаких задержек в пути не оказалось.
Город действительно ничуть не изменился за время его отсутствия. Это Эстль видел даже сквозь запыленное окно экипажа: все те же улицы, все те же дома, все та же атмосфера размеренности. И все те же золотые деревья, чьи кроны величественно и по-королевски возвышались над стеной, ограждающей районы. Почему, интересно, Золотые Сады выбрали себе именно это место? Не из-за этой ли неторопливости и плавности времени, когда каждую секунду можно сосчитать и сложить в багаж памяти?
Расплатившись с возничим, Эстль вышел из кареты и устало вздохнул, глядя на врата в Сад и их «привратников». Золотые Сады. Опять. У молодого колдуна начинало складываться ощущение, что это деревья уже стали бегать за ним по пятам, а не он – оказываться в местах их произрастания.
– Какова цель вашего визита? – вежливо поинтересовались у Эстля, стоило тому подойти к вратам.
Исключительно деловая, – важно заявил колдун, делая выжидательную паузу.
Стражники переглянулись между собой и явно помедлили с ответом. И только тогда Эстль сообразил, что броши с трилистником – знака принадлежности к Гильдии, на нем-то нет. К регалиям Дагарт относился весьма пренебрежительно и редко когда нацеплял этот кругляш. Особенно, если он не подходил к его многочисленным нарядам. Вот и в этот раз брошь оказалась запрятанной где-то в глубине вещевой сумки Эстля, вперемешку с камзолами, брюками и плащами. А потрошить свою аккуратно и старательно уложенную (слугами дворца) поклажу, Эстль, разумеется, не собирался.
Так что, колдун было решился применить на охранниках свой фирменный безотказный взгляд несчастного ребенка, когда вдруг…
Мастер Кельвин? – в идущем по дороге из Фабулы к воротам мужчине, Эстль узнал знакомый силуэт. – Мастер Кельвин, это ведь вы?
– Дагарт? О нет, – не дойдя до своей цели, он повернулся на каблуках и зашагал вперед-назад, явно не зная как ему поступить, – о нет, о нет, о нет…
Озадаченные охранники смотрели то на семенящего туда-сюда знакомого преподавателя в Гильдии, то на радостно машущего и улыбающегося юношу.
– Вы его знаете, господин?
– Впервые вижу! – категорично отрезал мужчина, складывая руки на груди и задирая нос вверх.
Мастер Кельвин, это же я – Эстль Дагарт – ваш любимый бывший ученик, – Эстль по-прежнему светился невинной улыбкой. – Скажите же, чтобы меня пустили.
– Нет, нет и еще раз: нет! – топнул ногой Мастер. – Я начал новую жизнь в Эрбруке и не хочу вспоминать прошлое!
– Дагарт? – не обращая внимание на причитания учителя, повторил один из охранников, прищурившись. – Эстль Дагарт?
Именно, – кивнул колдун.
– Прошу прощения, лорд Дагарт. Фабула, конечно же, рада видеть у себя такого гостя.
Отсалютовав, стражники поспешили отпереть ворота.
– Ах, Фабула. Старая-добрая… – Эстль прошел через врата, словно перешагивая порог дома, куда пришел в гости – торжественно и важно.
Хорошо, когда тебя узнают. Ну... если не тебя, то хотя бы твое имя.

За воротами. Лавочка у дороги в саду.

Через несколько минут, пройдясь по дорожке, Эстль и его бывший учитель, упустивший шанс ретироваться и принявший свою нелегкую судьбу, сидели на лавочке в Золотом Саду.
–… и вот уже лет как пять – работаю в Фабуле. Только тут осознал, что с совсем юными учениками мне намного легче. Да и родители жены живут здесь же – ей так спокойнее.
Кровь улеглась. Адреналин выветрился. Осталась лишь усталость. Мирный шелест золотой листвы на ветру – действует намного лучше снадобий.
– Отчасти и благодаря тебе, Дагарт, – задумчиво добавил мужчина, – если бы не твои плачевно закончившиеся эксперименты с рунами ограниченной деструкции, я бы никогда не решился уволиться из Сада.
Подумаешь, – надулся Эстль. – Это была отличная идея. Если бы этот старый пень Лоррис не запретил исследования, я бы завершил эту руну через пару недель.
– Ах, господин директор…
Мужчина умолк. А на его лице появилось блаженное выражение. Впрочем, непонятно: было ли это выражение радости за то, что к прошлому уже не вернуться, либо же – тоска по былым временам.
Эстль был готов и дальше побеседовать со своим былым учителем, но вдруг его глаза заметили что-то вдалеке, скрывшееся в листве. Что-то, похожее на яркий рыжий листок, в окружении моря из золота. Была ли это она – любимая и единственная сестрица Эстля? Или Золотой Сад решил подшутить над своим гостем, проверить его сообразительность и стойкость?
– Ты куда, Дагарт? – удивленно воскликнул Мастер Кельвин.
Рад был встретиться, Мастер! Не окажите услугу – не занесете мою сумку в Фабулу, чтобы я ее потом нашел? – через плечо бросил Эстль, быстрым шагом удаляясь в сторону замеченного «миража». – Спасибо!
Не успевший возразить учитель так и остался стоять с застывшим «Но!» на лице.
Исправил(а) Эстль - Среда, 26 Октябрь 2011, 23:18
 
Мастер Четверг, 27 Октябрь 2011, 07:41 | Сообщение # 4





<== Академия магии "Фабула". Вечер прошлого дня.

Суббота, 23 инлания 771 года Эпохи Солнца.

Вечер. В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Уже несколько минут маневрируя между деревьями и кустиками, Эрумпре начала сомневаться, что она видела куолуви. Да и то, что его здесь не могло быть, было более реально, на самом-то деле. Но надежда на то, что ей все же не показалось, и она видела именно этого зверька, давала о себе знать. И если сперва она метнулась к деревьям, чтобы не упустить момент, когда это существо пропадет из поля видения, то теперь девушка почти крадучись пробиралась по парковой зоне, почаще поглядывая вверх, на случай если шустрый зверек просто глумится над ней и летает где-то немного повыше уровня ее глаз. Краем уха до нее как будто долетал чей-то звучный голос, как будто знакомый, пусть и уже немолодой, но Фламма обратила на него внимание только когда выбралась к главной дороге, вернее, не дошла до нее, потому как где-то справа, где возвышалась недалеко Фабула, мелькнула зеленая шкурка.
- Ага! – заговорщецки шепнула себе под нос Эрумпре, метнувшись в ту сторону, но запнулась обо что-то и с визгом рухнула как подкошенная на траву, вскинув руки.
На мгновение все вокруг померкло, а когда девушка медленно открыла сперва один глаз, а затем второй – она уже лежала почти под каким-то кустом, лицом в траву, и испачкав ею же ладони, которыми уперлась в землю в самый последний момент, да и то слабо, потому как щекой она таки слегка впечаталась в зелень, которая наверняка осталась на лице, как и на ладонях.
- Хмммм, - немного поскулив, словно маленький ребенок, виконтесса встала на четвереньки, а потом села на пятки, оглядывая руки. – Больно.
Отряхнув ладони друг от друга, а затем потерев ушибленную щеку, на пару мгновений приложив к ней ладонь и подлечив ее магией, только ради того, чтобы не было синяка, девушка прервала это действие, услышав за спиной поспешные шаги и мягкий хруст травы под чьими-то ногами. Обернулась через плечо она как раз в тот же момент, когда шаги прекратились. Взгляд за секунду поднялся от ног приблизившегося человека к его лицу, а когда пришло понимание того, кому принадлежала эта улыбчивая физиономия, Фламма издала какой-то радостно-восторженный писк, больше похожий на писклявое «Ааа!», быстро поднялась, не без помощи рук и бросилась с раскинутыми в разные стороны руками к подошедшему.
- ЭСТЛЬ!!! – почти сбив кузена с ног, Эрумпре практически повисла на брате, со счастливой улыбкой повиснув на его шее. – Ты здесь, ты приехал! Ааа!
Но вдруг девушка быстро отскочила, положив ладони на плечи светловолосого братца, и серьезно-вдумчиво стала изучать его лицо, пусть это и выглядело немного наиграно.
- Хммммм… - она сощурилась, повернув голову вправо, но продолжая смотреть на него. – В тебе что-то изменилось. Ты стал старше.
Удивительно ли, но с кузеном Эрумпре не виделась, как это ни странно, около полугода, хотя по ощущениям, словно уже целый год. И поэтому когда дядя с утра пораньше связался с ней через кристалл и сообщил, что Эстль прибудет в Эрбрук ближе к вечеру, сразу после того как Фламма закончила показывать Церебрасу Фабулу, виконтесса вышла в Сад, чтобы не пропустить его прибытие. Пусть и отвлеклась на возможного куолуви.
Улыбнувшись Эстлю, Эрумпре снова его обняла, даже немного подпрыгнув на месте перед этим, от переполняющего чувства радости.
 
Эстль Пятница, 28 Октябрь 2011, 15:47 | Сообщение # 5





Лето. Солнце – единственный мазок яркой желтой масляной краски на холсте небосвода. Исключением были редкие барашки-облачка, пасущиеся на лугу, который внезапно стал лазурно-синим. Фамильное имение Дагартов. Не самое суетливое место в округе. Так и есть. Но что это? Спокойную неторопливую тишину летнего сада нарушил шелест листвы и сгибаемых веток. Слишком сильно и громко, чтобы быть простым порывом буянящего ветра, решившего пошалить в зарослях.
Из кустов донесся победный клич, а за ним последовало и приглушенное густой травой падение. На крошечном пятачке опушки, усевшись прямо на траве, испачканная травой, хныкала маленькая девочка. Не от боли, скорее – от обиды. Вновь послышался шорох в кустарнике, и на полянку вышел маленький мальчик.

В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Дай угадаю: это снова был куолови? – спросил Эстль у Эрумпре.
Та же самая сцена, что пятнадцать лет назад. Та же самая фраза. Те же самые актеры. Изменились только декорации. Изменился только грим.
Кузина не стала утруждать себя длительными приветствиями, а просто кинулась ему на шею с объятиями. Возражать Эстль не стал – обняв сестру в ответ, он оторвал ее от земли и закружился вместе с ней. Эрумпре всегда была больше, чем кузиной. Она была его сестрой, неважно, что только наполовину, но кровь в них текла одна.
Старше? – на лице Эстля появился неподдельный ужас. – Старше?!
Вырвавшись из рук Эрумпре, колдун взволнованно засеменил туда-сюда. Кажется, это слово поселило в нем самую настоящую панику. С добрую минуту проходив по полянке, бубня это слово себе под нос, он внезапно застыл на месте и спросил:
Но обаяния-то своего при этом не растерял? – хитро улыбнувшись и состроив физиономию, достойную этой улыбки, Эстль уже на этот раз сам полез обниматься.
Когда с проявлениями нежностей было покончено, Эстль решил задать вопрос напрямую.
Итак, сестренка, в какие неприятности ты влезла?
Наклонив голову набок, Эстль поглядел на Эрумпре с деланно строгим выражением лица. Впрочем, слишком наигранным, чтобы его можно было воспринять всерьез. В их тандеме, обычно именно Эстля с его неуемным любопытством тянуло податься в приключения.
 
Мастер Пятница, 28 Октябрь 2011, 17:52 | Сообщение # 6





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Стойкое ощущение повторения момента из прошлого охватило в какой-то момент с ног до головы, но достаточно быстро прошло, вызвав на лице лишь мимолетную улыбку. Пожалуй, не стоило все-таки упоминать при Эстле возраст. Удивительно, как этот мальчишка остро реагировал на слова о своем возрасте и внешнем виде – не каждая дама порой реагирует столь же бурно, как это делал кузен. Но вряд ли он по-настоящему обиделся, скорее просто сделал вид, как и во многих случаях, потому как в следующий миг уже вновь сжимал Фламму в объятьях. На это девушка лишь засмеялась – как же все-таки хорошо было наконец-то встретиться. Было чувство, словно они не виделись несколько лет, а не каких-то полгода, и теперь это воссоединение было почти что символичным, по крайней мере для нее. Казалось, что раз Эстль теперь здесь – теперь-то все пойдет как надо. Внезапно девушке стало как-то тепло и уютно, и она мягко посмотрела на брата – рядом с ним было как-то спокойнее, как за каменной стеной. Пусть он и вел себя порой как подросток, все же он был сильным колдуном и толковым молодым человеком, который обязательно поможет и словом и делом. И теперь виконтесса едва сдерживалась от посвящения Эстля во все то, что с ней произошло. В подробностях, даже несмотря на то, что он уже знал о произошедшем, если верить словами дяди… Все это они еще тоже обсудят, обязательно.
На вопрос Эстля Эрумпре скривила губы, пусть и продолжала улыбаться, и хитро глядя на брата, уперла руки в бока – не хватало только топнуть ножкой.
- То же самое я хотела спросить и у тебя, - наигранным голосом учительницы, которая хочет казаться серьезной, девушка погрозила Эстлю пальцем. – Если только дядя не пошутил, связавшись со мной сегодня утром и сообщив, что ты гонялся по Кагоролу за какими-то магами...
Вздохнув, закатив глаза, понимая, что сейчас посыплются вопросы, Эрумпре сделала несколько шагов назад, после чего, быстро оглянувшись, приметив самое ближайшее дерево, подошла к нему и усевшись на траву, вытянув вперед ноги, уперевшись ладонями в землю между ними, пояснила:
- У меня есть дядин Кристалл, так что если захочешь с ним поговорить – обращайся, - Фламма чуть сощурила глаза, как будто став серьезней. - Он сказал, что ты видел Серебряных Фениксов. Расскажешь, что там произошло? Дядя ничего про это не рассказал, но и на тебя не сослался, значит, либо не захотел тебя слушать, либо ты сам ему не рассказал. А может, - девушка свела брови в несерьезной злости, - решил спихнуть на меня разговор с тобой об этом. О, я так и знала!
Она скорчила рожицу, недовольно посмотрев куда-то в сторону, словно бросила взгляд на самого Дагвура Дагарта. Да, определенно дядя решил скинуть все серьезные разговоры на свою дражайшую племянницу, как это было на него похоже! Вот только как Эрумпре надо было говорить с Эстлем обо всем этом? Она ведь прекрасно знает о том, как будет вести себя кузен – возмущенные вопли и фырканье, а затем неделя возмущений и притворной обиды на отца – обеспечены…
- А еще он рассказал про Совет... и принца, - Фламма замолчала, после чего серьезно посмотрела на кузена, надеясь, что он сам начнет свой рассказ.
 
Эстль Суббота, 29 Октябрь 2011, 19:36 | Сообщение # 7





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

– То же самое я хотела спросить и у тебя. Если только дядя не пошутил, связавшись со мной сегодня утром и сообщив, что ты гонялся по Кагоролу за какими-то магами...
Обреченно вздохнув одновременно со своей кузиной, Эстль был вынужден признать, что между уровнями их злоключений за последние несколько дней, можно поставить знак равенства. Или, по крайней мере – эквивалента.
Увидев, что Эрумпре решила устроиться около дерева, Эстль с поистине кошачьей грацией и ловкостью забрался на него и улегся на толстой ветке, свисающей точно над девушкой. И вновь знакомая сцена, пришедшая, словно прямиком из прошлого: залитый ярким солнечным светом сад магической школы. Эрумпре что-то читает, сидя в тени раскидистого дуба, а Эстль, лежа на ветке, – безразлично глазеет на облака, плывущие по небу, кусочек которого просвечивает сквозь зелень листвы. Где-то недалеко раздается знакомый голос. Лениво развернувшись, Эстль замечает темноволосую шевелюру принца Маркуса и семенящую за ним принцессу Вилию.
Не очень-то мне хочется об этом рассказывать, – поморщившись, ответил он.
Судя по тому, как он резюмировал оба интересующих Эрумпре случая, рассказывать ему не хотелось ни один. В голосе были слышны нотки, пропитанные ядом. Редко когда доводилось слышать от Эстля такое. Но горечь в речах предназначалась не для кого-то иного, а в первую очередь – для себя.
Это были мальчишки, Эру. Мальчишки! Я видел их лица – едва ли лет шестнадцати-семнадцати. Зеленые, бестолковые, с головами, заполненными фантазиями о хрустальных идеалах. Всего лишь глупые мальчишки, которым запудрили мозги. – С каждым новым предложением голос Эстля холодел, а взгляд становился строже и суровее. – Но как подумаю, что они могли натворить. Что они едва не отняли у меня вас – тебя, Вилию…
Лежа на ветке лицом вниз и свесив руки, Эстль с силой сжал кулаки. Колдун буквально физически почувствовал, как магические потоки в его теле закипают. Он не кричал, не ругался, как обычно поступал, когда играл на публике. Но именно из-за этого становилось еще больше не по себе – от контраста между «золотым» мальчиком Эстлем и могущественным колдуном.
Они были у меня в руках, Эру. Я мог их порвать. Каждого. Как тряпичных куколок. Но упустил…
Подул тихий ветерок, и золотая листва тревожно зашелестела. Приятный звук. Странно, но это подействовало отрезвляюще. Лучше, чем удар под дых, или пощечина.
О, Единый, что я несу. – Эстль перевернулся на спину и накрыл ладонью лицо. – П-прости, сестрица.
Эстль ненавидел, когда его видели таким. Ненавидел прежде всего себя.
Ему приходилось отнимать жизнь. Не раз, и не два. В Серебряном Саду и Гильдии Эстль Дагарт был не просто приходящим лектором факультетов колдовства. Он был исполнителем. А отвлекать от личных исследований его смели только ради самых сложных дел. Когда требовался и ум, и смекалка, и убойная сила. В одном лице.
Эстль ненавидел убивать. И, понимая, что с каждым разом ему это удается все легче, все проще, ненавидел себя сильнее. А потому он всегда ходил на задания один. Чтобы никто не видел его в этот момент. А потом, когда все завершено – уходил в себя. Запирался в лабораториях и работал. Работал, пока не покидали силы. А утром все казалось страшным сном. Кошмаром, который стоит забыть. И Эстль был снова Эстлем – веселым, беззаботным. И только глубоко внутри понимая, что становиться самим собой все труднее.
А насчет принца…– после долгого молчания, наконец, негромко произнес он, – то, думаю, отец рассказал все, ведь он сам все видел. Большего мне ничего не известно. Лучше расскажи, ради чего ты приехала именно в Эрбрук?. – После короткого вздоха, Эстль попытался увести разговор в другую сторону, дабы поскорее забыть того себя, едва не потерявшего контроль.
Исправил(а) Эстль - Воскресенье, 30 Октябрь 2011, 11:35
 
Мастер Воскресенье, 30 Октябрь 2011, 14:21 | Сообщение # 8





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Фламма слушала Эстля молча, задумчиво-грустными глазами гладя на свои колени, которые подтянула к подбородку и обхватила руками. Ее не очень радовало то, что брату пришлось столкнуться со всем этим, тяжело было слышать и то, как он сам ко всему этому относился. Она слишком хорошо его понимала. Примерно те же ощущения, за исключением предмета, из-за которых они появились, ее посетили когда она и принцесса Вилия были на корабле. И немного ранее, когда она выслушала дядю и узнала, что среди магов назревает уже что-то более серьезное, нежели просто расход во мнениях. На самом деле все это было как-то… гадко. Неужели маги действительно поднимут на друг друга руку только потому, что какой-то третий человек, пусть даже это и король, решил объединить страны? Почему противники этого не могут принять этого, вернее, почему они считают, что это положит конец магии? Ведь ее наличие зависит от них самих. Эрумпре не верила, что король Гаал, да упокоит Единый его душу, не предусмотрел вариантов развития событий на этот счет. Он ведь прекрасно понимал, что даст объединение стран и к чему оно может привести, вряд ли он, как король Блеймру, где всегда все решала магия, так бездумно бы отдался в руки северянам с их технологиями. Наверняка были какие-то договоры на этот счет, чтобы и в отдаленном будущем магов не стали притеснять…
«Я надеюсь, что были…» - поправила себя девушка. Но поняв, что мыслями уехала куда-то дальше, покачала головой и подняла взгляд на Эстля, с завидной спокойностью и уверенностью развалившегося на ветке дерева. Девушка коротко улыбнулась. «Мальчишка!»
- Они были у меня в руках, Эру. Я мог их порвать. Каждого. Как тряпичных куколок. Но упустил…
Эрумпре нахмурила брови и опустила голову с виной в глазах, после чего поджала губы, опустив взгляд на траву рядом с собой. Ей не нравилось то, что она слышала, пусть она и не удивлялась тому, что говорил кузен. Скорее ей больше не нравилась роль, которую она сейчас играла. И это была отнюдь не роль слушательницы.
- Ничего, - отозвалась виконтесса на извинения брата, после чего вздохнула, когда он не стал вдаваться в подробности на счет принца. – Да, он рассказал мне…
«Наверное, не надо было спрашивать…» - подумала она, но почему-то, словно для того, чтобы убедиться, Эрумпре хотела услышать все и от Эстля, чтобы посмотреть на ситуацию его глазами.
- В Эрбрук я приехала не просто так, здесь ты прав. Но об этом я расскажу попозже… когда мы будем в Фабуле. Сейчас у меня есть для тебя новость… не знаю только, хорошей она для тебя будет или нет.
Вздохнув еще раз, девушка начала свой рассказ медленно и осторожно. Хотя, речь ее была не особо длинной, чтобы быть полноценным рассказом. Смотреть на Эстля в процессе повествования Фламма избегала, потому что уже предполагала, какой будет реакция. И да, ей не нравилась роль гонца, тем более гонца, который раскрывает информацию, которая, мягко говоря, повергла в шок даже ее, когда долетела до ее ушей…
- Ну… вот как-то так, - таки решившись посмотреть на брата, подытожила девушка. – Только не сердись, это не так ужасно, если задуматься…
 
Эстль Воскресенье, 30 Октябрь 2011, 21:19 | Сообщение # 9





Как-то так? – едва шевеля губами, переспросил Эстль. – Как-то так? Не так ужасно?!
Эстль одним резким движением вскочил на ветку, ни на секунды не потеряв равновесия, словно находился не на дереве, а внизу – на твердой почве.
Вот что случилось. Вот как они оказались там. Вот почему он отослал меня!
Разумеется. Только так это и могло произойти. Появление магов в самом центре столицы. В таком количестве. Бездействие стражи. Кусочки головоломки встали на свои места. Только не такой уж и сложной была эта загадка. Стоило лишь расширить образ мышления.
Идиот… какой же я идиот. Как это глупо!!!
Вновь тревожно зашелестела листва, а вдали испуганно взлетела стая ворон. Но на этот раз ветра не было. Словно невидимая волна прошлась по роще, заставив золотые листочки трепыхаться и перешептываться.
А когда стихли возмущенные карканья ворон, покинувшие свои насиженные места, на прощание оставив лишь десяток-другой угольно-черных перьев медленно плавать в воздухе, ни осталось ничего. Лишь звенящая тишина, резавшая слух еще сильнее, чем шум осенней листвы.
Эстль спрыгнул с ветви. Приземлившись на обе ноги, он не устоял и плашмя упал на спину, рядом с Эрумпре. Намеренно ли он плюхнулся, или действительно – не удержался?
Ха! – неожиданно улыбка появилась на его лице, обращенном строго вверх – к вечернему небу, виднеющемуся сквозь верхушки крон золотых деревьев. – Ха-ха-ха-ха!
Все тело колдуна забилось в дрожи, а смех никак и никак не хотел уходить. Эстль смеялся и смеялся, пока на глазах не проступили слезы. Но он продолжал, смахивая влагу. Ему было неважно, как он сейчас выглядит. Ему было неважно, что о нем сейчас думают. Ему хотелось только смеяться. Смеяться над собой. Над своей глупостью, наивностью и недальновидностью. «Мальчишки» – назвал он тех магов в городе, – «Зеленые мальчишки». Но на самом деле мальчишкой оказался лишь он. Он один.
Он просто пользуется мной, Эру, – прошептал он, наконец. Смех исчез так же внезапно, как и появился, – словно пешкой. Как я могу доверять ему, Эрумпре? Я ведь действительно мог убить тех детей. Это входило в его план? А если завтра он скажет, что падение вашего корабля тоже было частью этого плана? Как и фокусы с Рейном.
Нащупав под ладонью листок золотого дерева, Эстль поднес его к лицу, внимательно вглядываясь в него, словно что-то должно произойти.
В единстве наша сила. – Произнес Эстль. – Я хорошо помню, как он это сказал в первый день образования Древа. В единстве и взаимном доверии. Тогда где оно – это доверие?
Вдалеке оглушительно каркнул ворон. Вероятно – единственный храбрец, не решившийся покидать сад. А может – он был просто глупцом?
Исправил(а) Эстль - Воскресенье, 30 Октябрь 2011, 21:20
 
Мастер Понедельник, 31 Октябрь 2011, 00:09 | Сообщение # 10





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Когда Эстль стал кричать, Фламма зажмурилась и вжала голову в плечи. Она знала, что так и будет, но почему-то, когда брат повел себя так, как и ожидалось, она все равно вздрогнула. Она редко видела его охваченным настоящей злостью, если не яростью, от силы пару-четверку раз, а потому как-то инстинктивно хотела оказаться где-нибудь подальше. Она любила брата, но когда он злился, он словно становился другим, и она пугалась, когда видела в его глазах нечто такое, чего там видеть не хотела бы. Какой-то неестественный холод вперемешку с огнем. Ей не нравилось, когда взгляд Эстлья становился таким. Она не боялась его в целом, но когда он начинал так кричать, боялась узнать, что знает его не настолько хорошо, насколько ей кажется…
Когда Эстль внезапно свалился с дерева (хотя, девушка видела только то, как он упал на траву) и начал хохотать, Фламма улыбнулась лишь на долю секунды и улыбка эта была грустной. Она не разделяла радости брата, даже пусть и понимала, что его смех скорее был нервным и он был глубоко обижен на отца. Даже больше, чем хотел или мог бы показать. Фламма отвела взгляд в противоположную сторону.
«Как-то это все неправильно. Дяде стоило довериться ему. Почему он поступил так, если знал, как Эстль отреагирует? Он ведь знал… Но тогда почему, с какой целью? Не может быть, чтобы он совсем ему не доверял – если было так, Эстля бы тут не было. Ну почему, почему он всегда все держит в себе, почему не делится с нами тем, что знает? Почему? Мы ведь могли бы ему помочь, в конце концов, мы уже не дети, мы можем постоять за себя! Мы… - девушка вздохнула, поджав губы, взглянув на смеющегося брата. – А может он и прав. Может быть, мы еще дети. Мы до сих пор обижаемся на него за такие вот вещи. А не должны. Будь мы взрослыми, мы бы понимали, почему он так делает. Хочет защитить нас? Но тогда не проще было бы вообще ничего не говорить? Или это он сделал специально? Осведомлен – значит вооружен, да?.. Но это все равно… больно. Мы знаем, мы хотим помочь, но нам не дают. Мы просто в стороне. Простые наблюдатели…»
Вдруг Эрумпре вспомнила о кораблекрушении и о том, как ей на самом деле было страшно тогда. Вспомнила, как ей было страшно, что она не сможет выбраться и спасти принцессу. Было страшно, что они погибнут, и никто ничего не узнает о том, что было на корабле, а потом от этого пострадает еще кто-то…
Девушка крепче сжала колени кулачками и вновь поджала губы. Она не могла быть лидером, она была скорее трусихой. Ее подгонял вперед именно страх, а не что-то еще, хотя ей так хотелось убедить себя в обратном. Но чем больше она думала об этом, тем яснее перед ней становилась картинка, всплывающая в памяти. И если она отдает себе отчет в этом, то стоило ли сомневаться на счет дяди, который слишком хорошо ее знал? Да, он знал ее настолько, чтобы понимать, что ей нельзя доверять нечто подобное. Пусть она и маг – она не боец. Все что она может так это вести научные работы, да стажировать юных студентов… хотя, какими они потом вырастут магами, с какими убеждениями, если даже их инструктор – настоящая трусиха?..
- Он просто пользуется мной, Эру, словно пешкой, - переставший смеяться Эстль вдруг подал голос, и звучал он не очень вдохновляющее.
Фламма посмотрела на брата грустным и сочувствующим взглядом, в котором было понимание, пусть она и не была согласна с кузеном. Она верила, что дядя любит Эстля и не как инструмент, а как сына, иначе и быть не могло.
- Я ведь действительно мог убить тех детей…
«Нет, не мог. Не стал бы. И дядя знал это. Он верил в это. Иначе и не мог. Иначе бы… он рассказал», - опустив взгляд подумала девушка, не решившись сказать это вслух, боясь, что это еще больше расстроит Эстля.
- ...Как и фокусы с Рейном.
Виконтесса закрыла глаза и уперлась лбом в колени, чуть покачав головой.
- В единстве…
«…наша сила. Я помню. Он тоже мне это говорил. И он прав».
- В единстве и взаимном доверии. Тогда где оно – это доверие?
- Если бы его не было… стал бы он нам вообще хоть что-нибудь рассказывать? – подняв голову и глядя на колени, спросила девушка у брата, но не ожидала получить ответ. Вопрос был риторическим. – Сейчас рядом с ним почти никого нет, и мы – первые из тех, кто знает о том, что он хочет сделать. Он доверяет нам больше чем кому-либо. И он возлагает на нас надежды. На нас лежит ответственность. Пусть он и не говорит всего, но на это есть причины, я уверена. Нам просто… нужно понять это. К тому же… - Фламма сделала паузу, а затем продолжила, но более тихо: - Он просто не хочет нас впутывать во все это, но ему приходится. Потому что мы самые близкие для него люди и ему нужна наша помощь. Помощь тех, кому он доверяет... и в ком не сомневается.
Эрумпре вдруг улыбнулась, посмотрев на Эстля, хотя улыбка вышла какой-то слабой.
- Хороший из меня вдохновитель, да? С таким-то лицом, - она вяло хихикнула.
Все эти мрачные разговоры как-то плохо сочетались с картиной Золотого Сада и его золотистой листвы, искрящейся в лучах позднего заката, отчего Сад, казалось, был охвачен огромным пожаром.
 
Эстль Понедельник, 31 Октябрь 2011, 20:29 | Сообщение # 11





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

– Хороший из меня вдохновитель, да? С таким-то лицом, – попробовала засмеяться Эрумпре.
Действительно – с таким-то лицом… – вздохнул Эстль, приподнявшись на локте и вытаскивая из кармана белоснежный платочек.
Подползя поближе, он принялся оттирать следы травы со щеки кузины. Причем постаравшись сделать это как можно быстрее, чтобы не дать девушке и шанса на «спасение».
Странно. Эстль был старшим братом, пусть разница в возрасте и была невелика. Но Эрумпре он воспринимал скорее как свою двойняшку, которая почему-то жила в другом доме. А уже в школе, несмотря на схожесть характеров и непоседливость обоих, именно Эрумпре была голосом совести и благоразумия для Эстля. Если уж не брать в расчет совсем строгого в этом деле Маркуса.
"Ты стал старше…" – сказала она при встрече.
Лицо, может быть, и поменялось. Но поменялось ли что-то внутри? Как можно узнать это, не проверив самостоятельно?
Вот так, – удовлетворительно кивнув, заявил Эстль, закончив дело и пряча платок обратно. – Теперь – хоть во дворец. Ах да! Я ведь и Маркуса встретил во дворце. Уверен, он был бы очень рад тебя увидеть.
Упомянув принца, Эстль исподтишка посмотрел на сестру, в ожидании реакции. Любой. Лишь бы уйти подальше от предыдущей темы. Не очень удачно она закончилась. Явно не так, как мог бы планировать Эстль. А впрочем, может быть – как раз и удачно? Эрумпре была одной из немногих, при ком колдун мог не стесняться своих эмоций и чувств – своих настоящих эмоций и чувств, а не тех, что демонстрируют в обществе.
Ох, ну и устал же я. – Совершенно реалистично зевая, Эстль поднялся, отряхнул одежду от прилипших листиков, и подал руку девушке. – Сестрица, может быть, продолжим беседу в Фабуле? Старик Виран еще не растерял свой мятный чай?
 
Мастер Вторник, 01 Ноябрь 2011, 00:20 | Сообщение # 12





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Когда Эстль неожиданно достал платок и стал стирать что-то с ее лица, вероятно траву, которая каким-то образом умудрилась отпечататься на лице при том слабом падении (неужели бы она не почувствовала, если бы проехалась по траве лицом, что даже след остался?) при котором они и встретились, Фламма лишь зажмурила правый глаз, под которым и стиралась злосчастная грязь.
Такая забота со стороны Эстля была трогательной, милой и настолько приятной, что захотелось вновь обнять брата. Но девушка все же посчитала, что это будет как-то совсем по-детски. Хотя, на самом деле просто не нашла удобного момента, чтобы это сделать – в самом начале в этом не было нужды, а под конец проявлений заботы было уже как-то, неуместно, не так ярко и не так уж и в тему, как в какой-нибудь более хороший момент, которого либо просто не было, либо который Эрумпре проглядела. Но ей все равно стало как будто легче. Этим самым действием Эстль закончил их разговор о дяде и сменил тему. На лице виконтессы вновь появилась дружелюбная улыбка, когда платочек был убран от ее лица.
Потерев щеку тыльной стороной ладони, она благодарно пожала плечами, хихикнув при этом, в то время как расставленные пальцы рук касались друг друга на уровне ее лица.
- Теперь – хоть во дворец. Ах да! Я ведь и Маркуса встретил во дворце. Уверен, он был бы очень рад тебя увидеть… - и Фламма только открыла рот, чтобы задать интересующий ее вопрос, но словно застыла, потому что он вылетел у нее из головы. Брат тем временем начал зевать. - …Старик Виран еще не растерял свой мятный чай?
- А-а-а… еще нет, - радуясь, что открыла рот все-таки не зря, девушка даже не успев закрыть его, ответил на вопрос Эстля, после чего наклонила голову набок и спросила. – Но подожди, как там поживает Маркус? Он, конечно, принц, но… все-таки он с нами учился. И я уже давно его не видела, даже дольше, чем тебя. Правда, я с ним общалась в Саду не так много, как ты, вряд ли он вообще помнит как я выгляжу. Но, надеюсь, у него все хорошо? Хотя... вряд ли… - вспомнив о том, что творится во дворце и о том, что принц уже тоже знал о произошедшем с Вилией, Эрумпре скорбно вздохнула, досадуя, что задала такой глупый вопрос.
- Эй, Эстль… А у тебя есть предположения, кто мог сделать это? Ну, я имею в виду корабль, - посмотрев на кузена, Фламма поджала губы в каком-то молчаливой мольбе хоть что-нибудь ей ответить.
 
Эстль Вторник, 01 Ноябрь 2011, 20:47 | Сообщение # 13





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Маркус ведет себя как Маркус, – улыбнулся Эстль в ответ. – Впрочем, дворцовая жизнь нисколько не изменила его привычек. И я бы не спешил с выводами – все-таки он не такой зануда и недотрога, каким пытается выглядеть, да и тебя прекрасно помнит.
Эстль неспешно прогуливался взад-вперед. Видимо, стояние на одном месте было для него еще утомительнее, чем прогулки.
А насчет корабля… – Дагарт помедлил с ответом. – Если признаться, то понятия не имею. Ты ведь знаешь – нас не так много. И каждый имеет свой неповторимый стиль, отличительное заклинание, отпечаток, проще говоря. Имена более или менее могущественных колдунов всегда на устах в магическом сообществе. Но в этом случае…
Эстль действительно водил знакомства со многими своими коллегами, особенно с теми, кто был на хорошем счету у Магического Сообщества. Но ни за одним он не наблюдал способностей, которыми можно было бы так легко обвести вокруг пальца двух магов, которые уже давно как не студенты Сада. Впрочем, никто ведь не отсеивал версию о том, что это могли быть несколько колдунов, каждый сотворивший по заклятию: один наложил иллюзию, а второй – создал миньона. Не больше, чем гадания.
Маркус собирался послать кого-то из своего Ордена на место крушения, чтобы узнать детали. Возможно, тогда мы будем знать больше.
Эстль посмотрел на Эрумпре, которой возможная личность злоумышленника не давала покоя. Что ж, в этом она не была одинока. А потому он добавил:
Не переживай, сестренка, не ты одна сейчас теряешься в догадках. Я вот все тоже пытаюсь объяснить возможность изобретения печатей, которые аннигилируют любую телепатию. – Разумеется, Эстль имел в виду таинственные печати бывшего принца Рейна. – Одна загадка на другой.
Исправил(а) Эстль - Вторник, 01 Ноябрь 2011, 20:48
 
Мастер Четверг, 03 Ноябрь 2011, 15:35 | Сообщение # 14





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Расхаживающий туда-сюда Эстль привлекал внимание Эрумпре даже больше, чем его ответы, поэтому Фламма осознала то, что он сказал ей на счет принца только когда брат перешел к теме корабля. «Зануда и недотрога? Вот уж не сказала бы. Он скорее крайне серьезный и весьма педантичный. Хотя… да, наверное для кого-то это будет сродни занудству», - улыбнулась мысленно девушка. Молчаливость Маркуса ее никогда особо не смущала, после того как общение с принцем более или менее завязалось благодаря общению с Вилией, в отличие от первых встреч, когда она приравнивалась к холодности и нежеланию общаться. Хотя, потом действия Маркуса тоже заставляли поломать голову, чтобы понять, что именно он думает над тем или иным и стоит ли продолжать тот или иной разговор. С принцем было очень тяжело говорить порой, и Фламма чувствовала себя неуютно, из-за чего стремилась перевести разговор на другую тему, либо удалиться, на случай, если поведение принца было вызвано нежеланием продолжать беседу. Да, с принцем было очень сложно временами… а еще он был каким-то слишком официальным. Эдакая икона для всех девушек в Саду, которые едва завидев своего кумира начинали попискивать за углом, да перешептываться, уговаривая друг друга приблизиться к принцу и поговорить с ним. Фламма никогда не понимала их ажиотажа. Нет, с одной стороны она его понимала, но нельзя было сказать, что разделяла его. Да, ей было интересно то, что с ними будет учиться сам племянник королевы, но то ли она была как-то неправильно устроена, то ли в ее голову при создании не заложили чего-то, но при появлении принца у Фламмы никогда ничего и нигде не замирало, как и наоборот, не начинало разрываться от приступа восхищения, восторга или еще чего-то. Был лишь некоторый интерес вперемешку с легким опасением и боязнью ляпнуть что-то лишнее.
Откуда-то издалека долетели слова Эстля и Эрумпре, встрепыхнувшись, поняла, что прослушала то, что он ей говорил, задумавшись о старых деньках так, словно ей уже было под девяносто.
- Маркус собирался послать кого-то из своего Ордена на место крушения, чтобы узнать детали. Возможно, тогда мы будем знать больше.
- Маркус собирался?.. – непонимающе изогнув бровь, переспросила Эрумпре. Ей показалось странным, что Эстль говорит так, как будто Орденом управлял принц. Все-таки там есть и свое руководство, а насколько она помнила, Маркус не был принцем с его привилегиями и возможностями. На самом деле, титулование из вежливости всегда казалось Эрумпре немного оскорбительным. Не всегда, конечно, но все-таки порой – да. Если это касалось бы девушки, младшей дочери графа, которую стали называть графиней – тогда, возможно, это и было допустимо, но вот носить титул принца и понимать, что таковым ты, на самом-то деле, не являешься… это было как-то грустно. Но все-таки стоило помнить и о том, что это была идея матери Маркуса, а не королевы, если она верно помнит рассказы дяди, пусть они и давно были. Похоже, на самом первом ее посещении королевского дворца, еще когда она едва начала обучение в Саду и на летний сезон отдыхала вместе с родителями, которые получив приглашение во дворец на очередное празднество, взяли с собой и ее, что было вполне логично. Правда тогда она как-то не пересекалась ни с кем из королевской семьи, если исключить пару фраз сказанных принцу Рейну. Фламма даже и не помнила, была ли на том празднике семья Де Уаэлби…
- Не переживай, сестренка, не ты одна сейчас теряешься в догадках. Я вот все тоже пытаюсь объяснить возможность изобретения печатей, которые аннигилируют любую телепатию. – Эрумпре подозрительно посмотрела на брата, подозревая уже, что он что-то задумал и это что-то явно начало рождаться в голове Эстля после Совета. – Одна загадка на другой.
- Ну и ладно. Зато теперь ты здесь и мне не придется одной ломать голову, - широко улыбнувшись, немного наиграно, Фламма грациозно, словно ее ноги были маленькими пружинками, поднялась на ноги и отряхнула зад. – Пошли в Фабулу?
Сказав это, девушка бодро направилась в сторону дороги, ведущей к Академии.

==> Академия магии "Фабула"
 
Эстль Четверг, 03 Ноябрь 2011, 19:04 | Сообщение # 15





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

И поскорее! – победоносно вскинув кулак вверх, торжественно заявил Эстль, возглавив их небольшую процессию.
Давненько Эстль не посещал эрбрукскую Гильдию. Но ноги уверенно шагали в верном направлении. Впрочем, это надо очень постараться, чтобы заблудиться в Золотом саду в этом городе.
Незаметно начало смеркаться. И Эстль в очередной раз подивился необычайным свойством Золотых садов преображаться в разное время суток.
«Они все же живые», – подумал про себя колдун, имея в виду, разумеется, дивные деревья с золотыми кронами, так похожими на творения ювелирных мастеров.
Он чувствовал их мирной дыхание, когда легкий ветерок трепетал его волосы. Чувствовал слезы, стоило легкому дождику оросить Сад. Чувствовал их покой и безмятежность, наблюдая за тем, как меланхолично золотой листок танцует в воздухе.
Но Золотой сад в Эрбруке отличался от сада дворцового. Наверняка точно так же, как и сад Блеймру не похож на сад Тэлои. Словно близнецы – одинаковы лицом, но различны внутри. Сейчас Эстль ощущал это очень хорошо, за два дня посетив два разных сада. Нельзя было сказать, что один был лучше, а другой хуже. Злее или добрее. Благосклоннее или суровее. Они были просто разными.
Но все же здесь – в Эрбруке, где в самом сердце города растет Золотой сад, а в центре него величественно возвышается Гильдия Магов, чувствовалось нечто иное… Будто древняя неуловимая магия самих золотых деревьев, заставившая их пустить корни именно здесь, тесно переплелась с магией, источаемой Фабулой. Самое место для академии магии и колдовства. Сама природа благоволит этому.
С каждым шагом шпили Гильдии становились все ближе. А с ними – и главный вход в здание.

-----> Академия магии «Фабула»
Исправил(а) Эстль - Четверг, 03 Ноябрь 2011, 19:38
 
Эстль Воскресенье, 25 Декабрь 2011, 00:52 | Сообщение # 16





<----- Академия магии "Фабула"

В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Да-а, – довольно потягиваясь, заметил Эстль, – тут значительно лучше. Терпеть не могу быть запертым в четырех стенах.
Золотые кроны вновь приветливо покачивали своей густой шевелюрой из необычной листвы.
«Доброе утро!»
Эстль ничуть не сомневался в том, что его мысленное приветствие Сад услышит. Неисповедимы пути магии.
Не спеша следуя тропинке вглубь рощи, Эстль мысленно обратился к событиям последних дней. Подумать только, а ведь меньше, чем неделю назад Эстль вел свою размеренную и привычную жизнь. Занимался исследованиями, отвлекаясь на редкие визиты в Серебряный Сад, дабы получить запечатанный свиток с заданием. Содержание которого, обычно, было Эстлю омерзительно. Но, впрочем, привыкнуть можно ко всему. Нечастые светские рауты, званые ужины и прочие подобные мероприятия быстро наскучивали молодому колдуну. Они стали очередной рутиной – кусочком той повседневной жизни.
И внезапно все идет кувырком. Один день – и привычный график порван на части. Неделю назад Эстль ни за что не поверил бы в то, что кронпринц может предстать перед судом Совета. Неделю назад он фыркал бы, стоило услышать о печатях, которые способны отразить заклинания сканирования Рыцарей-магов. И неделю назад он бы лишь смеялся от предложения взять в ученики беглого четырнадцатилетнего мальчишку, да еще и Просвященного, за которым наверняка идут по пятам ищейки Сада.
«То, чему суждено случиться – произойдет обязательно», – прочитал Эстль однажды какой-то жутко скучной книге. О чем был трактат, колдун забыл уже на следующий день. Но вот теперь, даже спустя столько времени, именно эта строчка всплыла из глубин памяти, освещенная, словно маяком.
«Глупости!» – вторил он своим же мыслям. Фаталистом Эстль никогда не слыл. Но как тут им не станешь с таким-то «везеньем»?
Ты уже наверняка знаешь, что это – необычные деревья. – Остановившись у небольшой опушки, куда вывела их тропинка, Эстль. – Над этим как-то никто не задумывался, но иногда мне кажется, что Золотые Сады сами выбирают места, где им цвести.
Колдун поднял взгляд вверх, окидывая взором верхушки крон.
Идеальное место для магической школы. Здесь даже воздух пропитан магией, не находишь? – улыбнулся он, повернувшись к Церебрасу. – Неудивительно, что деревья избрали эту землю – наверняка почувствовали, насколько плотен здесь Магический Поток.
Эстль сделал пару глубоких вдохов. Как будто пробуя магию на вкус. Силой внушения можно убедить и себя.
В этом мы похожи. – Наклонив голову, произнес он. – Золотые сады и обладатели магического дара. Мы тоже чувствуем Поток, материализуя в заклинания. Это трудно описать, – задумавшись, добавил Эстль, – но представь, что маги – пекари. Выполняя нужные жесты, они «лепят» заклинание, имея готовую форму. А нас – то есть колдунов, можно назвать декораторами. И так же, как у каждого художника существует свой неповторимый стиль, так же сильно отличаются заклинания одного колдуна от другого.
С этими словами Эстль приподнял руки, сложил в каждой ладони указательный и средний пальцы и начал легко водить ими, словно дирижируя невидимому оркестру. Для него это был танец: левая нога вперед, переместить центр тяжести, ладонь расслабить, а запястье – согнуть. Сейчас Эстль не творил заклятие, но просто делал то, что способен делать каждый колдун – создавать руны. Там, где секунду назад были пальцы колдуна, оставались голубоватые линии, словно застывшие молнии. Почерк Эстля был очень аккуратным, едва ли не каллиграфическим. Каждая высеченная руна подходила к другой.
Вот – истинное сокровище колдуна, – закончив, заявил Эстль. – Его руны и его знания, которые хранятся вот здесь, – Дагарт указательным пальцем коснулся своего виска. – И его гордость. Вроде должна быть где-то тут, – задумчиво добавил он, осматривая себя, и указав, наконец, себе на грудь в район сердца.
Истинное сокровище. Не золото или драгоценные камни. Не знаменитость или власть. А те нематериальные богатства, которые стоят много больше бесполезных блестяшек.
Это было мое богатство, – усмехнулся Эстль, – а вот тебе предстоит создать свое.
 
Церебрас Среда, 28 Декабрь 2011, 01:14 | Сообщение # 17





<----- Академия магии "Фабула"

В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

"Да, - подумал Церебрас, - я тоже", - но ничего не сказал. Эстль не спрашивал, а мальчик лишний раз напоминать о себе не хотел.
Молчание было ничем не хуже разговора. Церебрас шел рядом с Эстлем, не уходя вперед и не отставая. Он смотрел на деревья, небо и дорогу, иногда косился на спутника. Вспоминал все известные ему лица и думал, отличается ли чем-то магическое лицо от обычного. Вроде бы ничем, но в тоже время было что-то в тех, кто обладал способностью к магии или колдовству, помимо знаков. Что-то другое: сознание своей силы и отличия? или может, просто знание. Было бы хорошо распознавать их за милю, этак.
– Ты уже наверняка знаешь, что это – необычные деревья.
Остановившись, Церебрас обратил свое внимание на речь Эстля. Магии, правда, он не чувствовал - свежесть утра, ветер, легкую приятную прохладу - но магию? Как она ощущается-то? Нос сообщал, что запахи его окружают самые обычные для лета. Возможно, ощутить что-то можно было только вдохнув также глубоко как Эстль... но Церебрас не стал этого делать.
О магическом потоке ему уже рассказывала Эрумпре, когда они находились, по ее словам, прямо в нём. Нельзя сказать, что это были приятные ощущения. Поток остался в воспоминаниях как-что могущественное и пугающее, враждебное человеческому сознанию. Он совершенно не хотел его чувствовать.
Нельзя сказать, чтобы после объяснения Эстля различия между магами и колдунами стали для Церебраса очевидны, однако в целом картинка нарисовалась. Да и оказалось это не более, чем вводной. Во время жестикуляций Эстля мальчик очень порадовался тем нескольким шагам, что разделяли их, и на всякий случай добавил еще один: чтобы вроде как не мешать, да. Однако же в глазах его было любопытство.
Можно было бы с натяжкой представить, что это далекие светильники странных форм, обтянутые голубым шелком. С такой же натяжкой, с какой осла можно назвать лошадью, пожалуй. Смысла же в пересечении линий Церебрас не видел - по крайней мере, пока.
А удивляться начертанным в воздухе пальцами "молниям" нечего. Если же колдун специально привел Церебраса в такое место, как Золотой Сад, и показал руны именно здесь с целью произвести большее впечатление, то... магия (колдовство?) - всего лишь средство. Церебрас не собирался её восхищаться. Ему очень не хотелось бы вдруг начать говорить об этом с таким же воодушевлением.
Возможно, именно из нежелания показывать и чувствовать хоть малейший порыв, спрашивал он спокойно, не торопясь и не тараторя, негромко - последнее вообще было привычкой - так, что стой Эстль подальше на тропке, он ничего бы не услышал или не разобрал. А так слова были вполне четкими - по крайней мере, должны были, ведь раньше тот прекрасно все слышал, а громкость осталась прежней.
- Руны каждый колдун создает свои? Как... Хотя нет, подождите, - секундная пауза позволила составить вопрос, как надеялся мальчик, более менее понятно, - почему вообще магия, то есть магический поток, действует, подчиняясь словам и символам, жестам?
Прозвучало это совсем не так, как хотелось бы... однако все эти руны и заклинания были ему непонятны. Что будет, если кто-то случайно (ну, мало ли) повторит жесты какого-нибудь заклинания, вряд ли в них есть какие-нибудь движения, которые может сделать только маг. А может жесты жестами образно называются. Почему магический поток вообще можно было направить в определенное русло? Реку, конечно, можно, но для этого нужно сильно постараться, да и не похожа река на поток магии. Церебрас об этом мало что знал - он не слишком спрашивал, - но он у мальчика ассоциировался больше с воздухом, наверное. То ли от того, что от него тоже нельзя скрыться, то ли из-за хаотичности.
- Вот в рунах - от чего зависят направление и написание линий, на что они влияют?
Следующий вопрос Церебрас проглотил раньше, чем издал первый звук из него - все-таки, не следует так напирать. И вообще, надо бы подумать о том, чтобы не встретиться с патрулирующими Сад.
Исправил(а) Церебрас - Среда, 28 Декабрь 2011, 01:15
 
Эстль Суббота, 07 Январь 2012, 23:19 | Сообщение # 18





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Оу, задаешь вопросы совсем как взрослый маг, – без тени лести или издевки заявил Эстль, хотя, впрочем, не удержался и лукаво подмигнул.
Задавать вопросы свойственно магам-исследователям. Задать вопрос и следовать ему, пока не добьешься ответа. «Как?» – спрашивают совсем юные маги и колдуны. Как это работает? Как сделать лучше, а как делать не надо?
Более опытные же терзают себя вопросом: «Почему?». Почему одни нашли в себе необычный талант, когда остальные вокруг – нет? Почему у одних вся жизнь посвящена ежедневной работе над собой, обточке своего дара до идеальной гладкости, когда у других он и так блистает, словно мраморная стена? И кто же знает все ответы? Лишь всевидящее око Единого?
Думаешь, если бы ответ на этот вопрос был известен, был бы нужен королевству Серебряный Сад? А все эти стеллажи протухших древностью и пожелтевших от сырости книг? – изогнув бровь дугой, вопросом на вопрос ответил он. – Столетия исследований, поколения магов-ученых. И хоть бы один намек, подсказка… Почему так, а не иначе? Почему этот жест, а не другой? А заклинание? Почему произносить именно его? – Эстль выставил руки вперед, покачивая ими после каждого предложения, словно весами, на чаши которых сыпался груз. – Уже само лишь существование магии – само по себе загадка. И я даже боюсь вообразить, каково было бы современное волшебство, знай мы ответы на все вопросы.
Хотя, может оно и к лучшему? Что осталось еще слишком много неразгаданного. Надо ведь как-то оправдывать содержание всех этих магов-исследователей, ученых и теоретиков.
О-о-о, мой дорогой ученик, – протянул колдун, – это зависит исключительно от тебя.
Сотканные из света линии, витающие вокруг, медленно таяли, тонкой дымкой растворяясь, вновь становясь прозрачным лесным воздухом. Мгновенье спустя – уже невозможно было сказать, что несколькими минутами ранее здесь творилось колдовство. Прах к праху. А поток к потоку?
Разумеется, в учебниках любят утверждать, что сила и стабильность заклинания будет зависеть от формы рун. – Пояснил Эстль. – Я бы добавил сюда, что форма рун зависит от характера их автора. Резкие, плавные, закругленные или угловатые. Это как почерк пером на листе пергамента.
Вложить как можно больше силы в самый простой символ. Не это ли мечта любого колдуна, стоящего на первой ступеньке своей карьеры? Мечта о том, как целые армии будут сметаться ураганом, стоит лишь высечь в воздухе заурядную завитушку, как величественные города будут возведены – нарисуй только пальцами круг. Пытаются сделать это колдуны… и терпят фиаско.
Эстль не старался, чтобы его руны были коротки. Мера ему была известна. Но зато он всегда стремился к совершенству, идеальной форме, идеальному порядку, красоте и изяществу. Эстль создавал не просто руны, но рунические формулы, поэмы, если будет угодно.
Закрыться в комнате. Задернуть шторы. Погасить кристалл света. И начать творить. Ах, он чувствовал себя настоящим художником. Нет, он и был художником!
Истинного рунного алфавита не существует, дружок. То, чему обучаются сейчас – жалкие попытки возродить былое величие древних колдунов. Так что, когда я говорил, что руны каждого колдуна уникальны – я был совершенно серьезен. – Добавил он. – Конечно, любой подражайка может запомнить символы. Если очень постарается – то даже повторить их. Но это еще не будет означать, что заклинание у него в кармане! Ведь, хоть руны ему и известны, но их значение-то нет! К примеру, – Эстль начертил в воздухе строчку из рун, – здесь я мог зашифровать одно слово. А может – какое-нибудь значение. Или даже – целую повесть!
Эстль ненадолго замолк, давая юноше переварить услышанное. Но замолчал ненадолго, ведь еще оставалось то, о чем он очень сильно хотел узнать, и о чем узнать было бы лучше именно здесь – вдали от стен, вдали от случайных ушей. Золотые деревья ведь не будут подслушивать?
Каждый колдун специализируется на чем-то. Будет ли он мастером в чтении мыслей, адептом в смене внешнего вида или – магистром управления погодой, зависит это от каждого колдуна. Поэтому…– не очень высокому Эстлю не нужно было наклоняться очень низко, дабы посмотреть мальчонке в глаза, – Церебрас, сестрица попыталась рассказать мне о твоей силе, но я должен услышать это от тебя. Я не хочу давить на тебя, поэтому… можешь не отвечать, пока не будешь готов. Но я должен это знать, чтобы учить тебя правильно.
 
Церебрас Среда, 11 Январь 2012, 11:09 | Сообщение # 19





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

То ли Эстль говорил слишком расплывчато, то ли Церебрас не очень хорошо соображал, но ничего мальчик не понял. Ладно, потом еще подумает, а если все равно останутся вопросы, спросит у виконтессы. Эстль, наверное, всё высказал, что думал по этому поводу... много же сказал.
Четких правил создания этих самых рун, видимо, не существует, и создаются они чуть ли не по наитию. А еще все зависит не от внешнего, а от того, что эта руна означает для самого колдуна. Наверное, эти значки просто ускоряют процесс колдовства - не надо проговаривать или продумывать что-то, все необходимое уже есть в руне.
Церебрас отвел взгляд от Эстля, не задумываясь над этим. Вопрос колдуна был ожидаем и нельзя было сказать, что мальчик страшился его. В нём не было ничего такого, хотя вспоминать о том, что Эстль назвал силой, не хотелось. Но вопрос этот напомнил о неприятном. Церебрасу становилось ужасно гадко от того, что на него есть целое досье - и что кто-то чужой знает о нем очень много, если не сказать всё, а иногда даже больше, чем он сам. Это вызывало целую кучу противных ассоциаций.
Именно это и объединяет магов. То, что они считают, будто обладание некой силой дает им право лезть в жизнь других. Менять её, потому что это кажется им правильным. Втаскивать кого-то в свою уродливую систему, подчинять и делать таким же, как они. Церебрас ненавидел это, присущее и тем магам, что впервые пришли забрать его в Серебряный Сад, и виконтессе, и Александру.
Усилием мальчик заставил себя перестать об этом, хотя он еще успел заметить, что Эстля его последние размышления не коснулись. Флоренса тоже, но возможно это только потому, что Церебрас мало с ними знаком.
- Да нет, тут нет ничего сложного, - спустя несколько секунд и одну смену настроения ответил мальчик, пожав плечами. Тон его был спокоен и искренен, потому что в самой, кхм, силе, взаправду не было ничего такого, о чем Церебрас "не был готов" говорить - хотя и никогда этого не делал. - Но мне кажется, что лучше поговорить об этом попозже.
Церебрас прекрасно знал, как далеко могут разносится звуки в лесу (парке). Да и оставаться среди деревьев незаметным - проще простого, даже непреднамеренно. Несочетаемо, но так оно и есть.
- Да и виконтесса может нас искать, если проснулась, - заметил мальчик. Пока они дошли до сюда, пока говорили, времени могло пройти больше, чем кажется. Когда он уже сказал это, Церебрасу пришло в голову, что при виконтессе что-то рассказывать он не захочет совершенно точно. Наедине гораздо легче, но не вслух же это признавать.
 
Эстль Понедельник, 16 Январь 2012, 22:00 | Сообщение # 20





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Хм, ну как знаешь, – пожав плечами, ответил Эстль.
До Церебраса не могла не донестись плохо скрываемое недовольство. Впрочем, это с одинаковым успехом могла быть и простая мальчишеская обида. Однако, судя по тому, что прятать свое выражение лица Эстль даже не потрудился, он вполне мог просто театрально играть.
Как бы то ни было, Эстлю действительно не терпелось узнать подробности о юнце. Не так часто доводится даже увидеть Просвященного вблизи, чего уж говорить о том, чтобы заиметь одного себе в ученики! Так что хищная натура Эстля с не меньшим желанием видела бы мальчишку как объект исследований. Но, раз любимая кузина сказала, что нельзя, значит – нельзя.
Эрумпре говорила, что им обоим удалось побывать внутри Магического Потока. Одно лишь фактически установленное доказательство его существования перевернет представления о магии с ног на голову. Нет никаких сомнений, что Магическое Сообщество с большой охотой пополнит свою коллекцию не только новыми знаниями, но и мальчишкой-Просвященным, не без помощи которого оно свершилось.
Однако Церебрас был прав – пора бы возвращаться в Фабулу.
Эстль неспешно повернул обратно. Задрав голову кверху, он обнаружил, что верхняя часть солнечного диска уже виднеется над верхушками золотых крон. А значит, обитатели эрбруской Гильдии, даже самые сонные из них, наверняка сбросили оковы сна.
Ну что же поделать, раз мальчишка больше доверяет Эрумпре. Ничего другого не остается, кроме как завоевывать его доверие шаг за шагом, день за днем. Вечно нетерпеливому Эстлю эта мысль не доставляла абсолютно никакого удовлетворения.
Эстль следовал тропинке. Лучи дневной звезды, пробивающиеся сквозь плотную листву, приятно согревали, а ветерок, играющий в чащобе рощи, наоборот – охлаждал. Приятная гармония. Эстль даже прикрыл глаза, наслаждаясь приятным мигом.
И как всегда бывает, когда теряешь одно чувство – другое восполняет его. Вот и сейчас, слух попытался заменить зрение. Эстль слышал шаги Церебраса прямо у себя за спиной. Слышал щебетание редких птиц, вьющих гнезда в местных ветвях. Различал и ни с чем не сравнимый шелест золотых листьев.
Но вдруг что-то изменилось. Пение птах, шум листвы – все осталось, но стало… другим?
Эстль мгновенно открыл глаза… и замер. Все изменилось: роща, тропинка, все вокруг. Даже воздух стал другим на вкус. Но главное: его юный протеже – тоже пропал! За спиной его не было, да и нигде вокруг.
Прищурившись, Эстль огляделся внимательнее: все было таким знакомым – деревья (из золотых ставшие привычно зелеными), петляющая тропа.
Пф-ф, какая безвкусица! – наконец брезгливо изрек он невидимому собеседнику. – Роща, недалеко от Серебряного Сада? Серьезно? Развеять!
С этим словом, Эстль совершил три стремительных движения руками, применяя основу основ – развеивающее заклинание.
Это была иллюзия, самая настоящая, мастерски наложенная. Иначе, как еще он мог оказаться за сотни лиг от Эрбрука всего за секунду? Только одно объяснение. И сейчас Эстль использовал заклятие, которое должно растворить наложенные чары.
Но ничего не произошло. Листва осталась зеленой.
Оу, вот как? – внешне нисколько не опешив, Эстль, тем не менее, поднял одну бровь. – Ну что ж, беру свои слова обратно. Признаюсь: теперь вам удалось меня заинтересовать.
«Тем печальнее будут последствия».
В Эстле проснулся охотничий азарт и жажда. Жажда найти, узнать «каким образом», и покончить навсегда. И сделать это побыстрее – кто же знает, что случилось с Церебрасом, пока Эстль оказался заперт в ловушке иллюзий.
 
Церебрас Суббота, 21 Январь 2012, 22:32 | Сообщение # 21





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Эстль выглядел обидевшимся, но менять свою позицию Церебрас не собирался. Как бы не понял его слова колдун... не думает же он всерьез, что можно взять и запросто выложить то, о чем даже думать не очень-то нравится. Да и вообще как-то странно всё: и прогулка, и вопрос, и возвращение сразу за отказом, будто бы Эстль хотел что-то скрыть от Эрумпре. Хотя, что за глупости, они же заодно. Наверное, стоит перестать везде искать подвохи.
Солнце приятно слегка припекало голову, не слишком резкий ветер переберал волосы, впереди маячила спина Эстля... В общем, Церебрас был рад установившейся тишине. Колдунам определенно идет молчание.
Но всё-таки как-то подозрительно Эстль среагировал. Недовольству, по мнению мальчика, возникнуть было неоткуда: во-первых, места для таких вопросов надо лучше выбирать, во-вторых, как-то заранее предупреждать, в-третьих, Церебрас не отказался. Но нельзя же просто сказать, что всё вокруг разбрасывает в стороны, если вдруг случается слишком бурно на что-то среагировать? Глупо как-то звучит. Да и потом, всего пару раз случалось... и оба раза он мало что понял. Правда, вряд ли Эстль ждет от него каких-то умных слов и выводов.
Хмыкнув, Церебрас моргнул и уставился на дерево перед собой. Как-то очень сильно он задумался, что даже с тропинки свернул. Поразительно, кстати, что тут зеленое дерево оставили. Здесь же вроде только золотые есть.
- А почему...
Церебрас развернулся к тому месту, где предположительно должен был быть колдун. И замер, потому что вместо сада и юноши он увидел дом, отделенный от мальчика подозрительно знакомой брусчаткой. Такую он видел только в Мако-Кохане.
- Эстль? - без особой надежды негромко позвал Церебрас, но разумеется, совершенно напросно. По улице шло множество людей, в том числе магов и колдунов, но знакомого среди них не было. Где-то внутри уже начала зарождаться паника.
Как он мог здесь оказаться, почему именно в маговском городе и что, вообще, теперь делать? Последнее, пожалуй, главное: с причинами можно разобраться и потом, в более спокойном месте. Стоя в клумбе, он привлекает слишком много внимания. Аккуратно сойдя на дорогу, Церебрас пару секунд осматривался, а затем рванул в какой-то более тихий и безлюдный переулочек. Затем в еще один, и, наконец, замер.
Надо понять, что все-таки происходит. Если это - Магический поток, значит, надо всего лишь отключиться, но что, если нет? А даже если и да, кто знает, где он окажется... В общем, больно опасно. Другой разумной причины не было... мгновенные перемещения в пространстве невозможны - а для него, даже и с телепортом.
Еще есть вариант, что он просто сильно стукнулся и в данный момент наблюдает весьма качественный... качественную галлюцинацию или сон. Тогда волноваться вообще не о чем и можно даже развлечься, разнося всё тут по кирпичику. Но вдруг не сон и последствия будут самые что ни на есть настоящие? Вот и щипок чувствуется. Нет, лучше вести себя так, будто это - настоящее. Осталось надеяться, что недолгое, потому что и в прошлый раз Церебрас весь изнервничался, пока был в Мако-Кохане.
Так, спокойно. Страшно ведь только потому, что ничего непонятно... Ладно, надо отнестись к ситуации так, будто ничего особенно не произошло. Можно даже представить, будто Мако-Кохан и не покидал. Стоп, а почему, собственно, он не подумал об этом? Как ненастоящим может быть этот город, так и Эстль с Флоренсом, Эрумпре с Александром и поездки возможно всего лишь привиделись. Очень достоверно, конечно, но кто его знает. Но от этой мысли лучше почему-то не стало.
 
Эстль Воскресенье, 22 Январь 2012, 22:33 | Сообщение # 22





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Браво-браво, аплодирую стараниям, – несмотря на произнесенное, Эстль, хлопать не спешил.
Эстлю не было страшно. Ему было любопытно. Даже несмотря на уязвленное самолюбие (как же так: его – великого и могучего Эстля Дагарта поймали в, пф-ф, какую-то иллюзию!), жажда до неопознанного взяла верх над негодованием.
Еще раз, для верности, произнеся заклинание, и убедившись в его бесполезности, Эстль решил осмотреться кругом. Это действительно была небольшая роща неподалеку от Серебряного Сада – он хорошо ее помнил, ибо частенько сбегал туда, дабы найти тихое местечко, где никто не сможет помешать его полуденной дреме. Кому-то (наложившему иллюзию) удалось проделать отличную работу, как бы не критиковал Эстль, являющийся, по сути, жертвой.
«Идеальная передача цвета и формы. Даже запах – естественен», – констатировал Эстль, сорвав листок с первого попавшегося дерева.
Иллюзия, которая не снимается контр-заклятием. Наваждение, остающееся наваждением, даже когда ты уже понял, что все вокруг – имитация, фальшивка. Словно кошмар наяву, осознанное сновидение, воплощенное в жизнь.
Эстль водил руками вокруг, прикасаясь к каждой веточке, вглядывался в каждую мельчайшую деталь, прислушивался к любому шороху, принюхивался к доносящимся запахам. Все было идеально. Наложивший заклинание, действительно постарался, как бы Эстль не храбрился.
Однако главной проблемой была даже не качество иллюзии. А невозможность ее снятия. Эстль не знал ни одного афишированного случая, когда творения адептов иллюзорной магии школы воздуха невозможно было бы снять элементарной магией света, подвластной каждому практикующему чародею. Запертым в ловушке своего же сознания Эстль оказывался не раз. Однако, обычно все решалось путем разрушения обмана, когда колдун обнаруживал, что окружающая его действительность – не такая уж действительная на самом деле.
Остановившись, Эстль задумчиво засунул руку во внутренний карман и извлек оттуда одну из своих карт, на которую был заранее нанесена длинная цепочка рунных символов. В иной ситуации, он бы просто взорвал все окружение вокруг себя, с целью задеть злоумышленника. Раз ум и ловкость не помогли, то остается полагаться на грубую силу. Но хвала Единому, что здравый смысл не покинул его. Ведь где-то совсем рядом находился Церебрас! Еще ненароком заденет его. Да и выкорчевывать вековые золотые деревья… за такое даже Эстля не помилуют.
Не удержавшись, однако, Эстль нехитрым движением вызвал колдовское лезвие. Скорее, чтобы убедить себя в том, что изменилось лишь окружение, а не законы физики. Сотканный из воздуха полупрозрачный клинок выглядел ровно так же, как и должен был выглядеть. Поддавшись искушению лишь отчасти, колдун воткнул его в землю и с силой вырвал обратно. В комьях земли, подлетевших в воздух вместе с магическим клинком, не было ничего сверхъестественного.
«Забавно, должно быть, я сейчас выгляжу», – ухмыльнулся он.
Но мгновенье за мгновеньем он стал мрачнеть. Какова была цель неизвестного, заманившего его в ловушку? Достать Церебраса? Маловероятно, ведь Эрумпре уверяла, что приняла все необходимые меры безопасности. Что же тогда? Напасть на него самого? В самом сердце магической академии? Не сходится, слишком туманно.
Если иллюзия не снималась заклинанием магии света, то оставался единственный вариант: колдовство! После своих кратких наблюдений, Эстль смог выявить несколько возможностей и даже вероятных недоброжелателей. Абсолютная память бывает очень полезной.
Для Эстля по-прежнему оставалась загадкой судьба Церебраса: коснулось ли заклинание и его. Но сейчас, будучи заточенным в плену без цепей физических, но зато куда более изощренном, он ничем не мог ему помочь. Уничтожить чары колдуна было гораздо сложнее. Хотя выбор тут невелик: заставить его самого снять заклинание, уничтожить руны (если это какое-то территориальное заклинание), или, соответственно, уничтожить колдуна.
Эстль был уже на опушке рощи, и впереди виднелись постройки Серебряного Сада. Абсолютно неуверенный, идет ли он по тропинке в сторону Фабулы, или ловко плутает меж деревьев в Золотом саду, Эстль, тем не менее, пошел вперед.
 
Церебрас Понедельник, 23 Январь 2012, 09:42 | Сообщение # 23





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Нет, вряд ли все эти путешествия были ненастоящими - Церебрас где-то слышал, что во сне нельзя спать и грезить. А сновидения у него точно были. Но и это не сон - потому что чувствуется боль. Идея переместиться в Мако-Кохан ужасно пугала. Правда, Эстль точно заволнуется, если заметит, что его ученик пропал...
"А если это Эстль мне так наглядно и показывает, на что способно колдовство? - озадаченно подумал мальчик, -гм, тогда я его...".
Церебрас прервал мысль, потому что не любил крепких выражений. Однако, несомненно, сюда подходило только оно. Идея о том, что это не более чем демонстрация способностей прочно засела мальчику в голову. Она же была и самой привлекательной: потому что, во-первых, это неопасно, во-вторых, тогда ко всему происходящему можно отнестись даже с любопытством. Еще Эстль мог бы сделать так просто для того, чтобы Церебрас, переволновавшись, сам продемонстрировал, что может. Но это вряд ли, хотя бы потому, что после магического потока непонятное перемещение уже мало удивляет... хотя и пугает, но не настолько, чтобы не держать себя под контролем.
И все бы хорошо, если бы необходимые действия в зависимости от версии не противоречили друг другу! Если это настоящее перемещение, то нужно скорее убраться из Мако-Кохана (как - вопрос второстепенный). Если это Эстль балуется - то лучше просто подождать, пока ему не надоест. Иллюзий Церебрас снимать не умеет. А экспериментировать как-то боязно... мало ли, что выйдет. Эта противоречивость не давала мальчику предпринимать какие-то решительные действия... но и просто стоять он не мог уже.
Для начала, в качестве проверки, можно пройти к дому Александра - это, хотя бы, что-то прояснит, хотя мальчик не был уверен, что Мориэн отправился именно туда. Впрочем, сам маг был не особо нужен. Туда Церебрас и направился, к своему удивлению обнаружив, что дом расположен близко и что в памяти вообще еще что-то о нём сохранилось. И если всё так, как он думает, то Александр даже не будет вновь вмешан.
У самого дома мальчик замешкался, опасаясь ошибиться. Однако тут из крайнего левого из них и вышел нужный маг. Даже одежда на нём была уже знакомая... кажется даже, вообще не поменялась.
- Здравствуй, - Церебрас попытался прикинуть, как обычно дети подходят к своим друзьям-взрослым. У него самого таких не было, поэтому он сомневался, но это было неважно.
- Привет. Ммм... мы знакомы? - совершенно искренне спросил Мориэн.
- А... принял вас за другого, извините.
Церебрас отошел от мага и направился обратно в тот же переулок, из которого шел. Настаивать ему не захотелось. Маг его явно не узнал, это было странно. Мысль, что Мориэн сознательно не захотел узнавать, мальчик отмел, как несостоятельную. Хорошо бы ещё сделать верные выводы из амнезии Мориэна. Пытаясь решить эту задачку, мальчик и дошел обратно до своего переулка, на что потратил минуты три. Можно было бы с уверенностью сказать, что, раз Мориэн такой странный, то и Мако-Кохан - ненастоящий. Но если колдуны могут читать мысли и наводить иллюзии, менять свою внешность и погоду... то почему бы им не уметь и стирать воспоминания. И помимо этого можно привести еще массу аргументов, почему беспамятство Мориэна ничего не доказывает.
 
Эстль Среда, 25 Январь 2012, 21:38 | Сообщение # 24





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

«Занятно, если эта иллюзия полностью сменила декорации, вплоть до мелочей, то как же я преспокойно разгуливаю по дорожке, на натыкаясь на деревья и кусты в истинной реальности?», – такие вот философские мысли пробегали в голове Эстля, пока он следовал тропинке.
Все лучше, чем напрасные треволнения. Оптимизм спасет положение!
Ну а что оставалось делать? Мнимое раздражение на колдуна-злоумышленника, а может быть и на себя самого прошло так же быстро, как и появилось. А внутри Эстль был не так богат на эмоции, как снаружи. Но надо же было как-то развлекать хозяина иллюзии, неспроста ведь он ее наслал. Вот Эстль и строил из себя непрошибаемого смельчака. Впрочем, страшно ему тоже не было, так что храбрился Дагарт, не прибегая к своим скромным актерским талантам.
– «Теория запертых магических пространств» – Ривьен Де Ровентар. Пятьсот сорок семьдесят третий год.
Голос Эстля был достаточно громок и в безлюдной роще, многократно отражаясь от могучих стволов, лишь усиливался. Собственно, колдун ни к кому конкретно не обращался, а лишь диктовал себе под нос имена и научные труды, которые возникали у него в голове. А под этой копной аккуратно уложенных золотистых локонов скрывалась необъятная библиотека. Самое надежное хранилище для книг.
«Рунные маяки. Практическое применение» – учебное пособие. Одобрено Ученым Советом Серебряного Сада и рекомендовано к изучению.
Эхо разносилось все дальше и дальше. Эстль не боялся, что его могут услышать. Сказать больше: он этого и добивался. Убедить своего недруга думать, что ему все известно об устройстве этого заклинания. Заставить понервничать, да и покинуть свое укрытие.
«Вечный памятник» – Фредерик Вальтер Стротер. Шестьсот восемьдесят девятый год. Единственный сохранившийся манускрипт изъят из библиотеки Гильдии Магов по настоянию Ученого Совета Серебряного Сада ввиду излишнего риска опытов, описываемых автором. Количество переписанных копий – неизвестно.
Впрочем, говорил Эстль не первое, что пришло в голову, разумеется. Цитата каждого произведения, каждого автора, была плодом тщательного анализа окружения. Версия Эстля была такова: некто с определенно недобрыми намерениями подготовил ловушку в Золотом саду, поджидая момента, когда Эстль попадет в нее. Очевидно, что все это место было одним огромным игровым полем с обозначенными рунами-границами. А границы можно было полностью очерчивать руническими символами, надписями и формулами. Хотя немногие на такое способны – слишком много сил и терпения требует эта работа. Зато – намного надежнее. Хотя бы потому, что неколдуну будет сложнее разобраться во всех этих каракулях. Куда проще создать маяк – выбрать любой предмет, очертить его рунами, и пожалуйста – готовое… нечто. Осталось лишь придумать для чего его использовать. Но такие предметы недолговечны. Без дополнительной подпитки от самого колдуна руны просто вскоре исчезнут. Да и выделяется такая вещица: со светящимися рунами-то! Увидел горшок, исписанный непонятными закорючками – и ну его молотком!
Вот с таким вроде бы и оптимистичным настроем, Эстль вышел из иллюзорной рощи.
«Главное», – думал он, – «не выйти из рощи настоящей. А то то еще зрелище предстанет перед обитателями Фабулы».

–Дагарт, – раздался уверенный женский голос.
Прохладная тень, полупрозрачным пледом накрывающая рощу расступилась, стоило величественным вековым деревьям прервать свою цепь. Эстль с непривычки щурился от ярких лучей солнца, расплывчатым желтым пятном висевшего в красках голубого безоблачного неба. Практически ослепленный, он сложил ладонь козырьком и посмотрел в сторону источника голоса. Глаза еще не привыкли к неистовому свету, который казался таким резким и агрессивным после приятной мягкой полутьмы древесной тени.
Изначально фигура показалась неясной черной бесформенной кляксой. Но с каждой секундой она втягивала в себя свои распростертые во все стороны щупальца, слепляясь в цельный силуэт, принадлежащий, несомненно, женщине. А когда глазам вернулось и цветовосприятие, и притухли обжигающие белые пятна, фигура леди обрела и краски.
И почему я не удивлен? – обращаясь, по всей видимости, к самому себе, вздохнул молодой колдун, – Забавное заклинание, Шерли!
Это несомненно была она – виконтесса Шерон Кэролайн Де Росс. Тот же самый тон, что и вчера. Тот же самый надменный взгляд. Те же самые поджатые губы. Даже платье она не сменила.
Я и забыл, как ты увлеклась иллюзиями на последних курсах, – продолжил он, делая осторожные, но твердые шаги вперед. – Должен заметить, продвинулась ты неп…
– Вот так всегда – постоянно делаешь вид, что обо всем забываешь! – раздраженно перебила Эстля девица. – Ну как же: золотой мальчик Эстль, сын великого колдуна, гениальный наследник сильнейшей магической крови. Можно и забыть о незначительных вещах, с такой-то ответственностью.
Разумеется, Эстль не ожидал дружеской беседы: знакомое лицо, пусть и связанное с определенными воспоминаниями из прошлого, сейчас ассоциировалось лишь с одним – опасностью. Ведь не только ради этого монолога Эстль оказался заточенным в ловушке. Впрочем, лукаво было бы отрицать свое удивление – хоть и имея подозрения в нахождении Шерон в Эрбруке, Эстль не ожидал, что его опасения подтвердятся на следующий же день. «Меч и сила – оружие мужчин. Стилет и хитрость – помощники женщин», гласит поговорка. Народная мудрость, значение которой Эстль упустил.
Однако, что никак не желало укладываться в уме после такого судьбоносного, а вернее – смертоносного рандеву, почему же виконтесса бездействует? Хотела поймать Эстля в ловушку – так вот он, стоит перед ней, открытый, едва ли не в растерянности. Впрочем, ей ли не знать о способностях Эстля, и о том, что дуэлянт он отменный? Так зачем все это нужно?
Из твоих уст это звучит почти как комплимент, – пожав плечами и покачав головой, Эстль проследовал к одной из скамеек, череда которых располагалась неподалеку. – Ну, Шерли, признавайся: кому же ты продалась? Змеям из нашего королевства? А может, потянуло на новые ощущения, и спуталась с нашими заокеанскими соседями из Сина? Ты ведь всегда жаловалась, на то, что надоело сидеть в золотой клетушке?
Эстль вел себя подчеркнуто расслаблено. Усевшись на скамью, он заложил ногу за ногу и, сковав ладони в «замок», с выражением то ли глубокой печали, то ли величайшего сожаления, посмотрел на девушку.
Щит мой крепок, – прошептал Эстль, совершая молниеносные движения пальцами левой руки.
И как раз вовремя: об прозрачный щит, появившийся в ладони колдуна, напоминавший скорее яичную скорлупку, стукнулась и тут же разлетелась на сотни кусочков ледяная игла. Колдовать здесь умел не он один.
– Замолчи! – скомандовала аристократка. Воздух над ее сжатым кулаком все-еще пестрел тлеющими белесо-синими молниями рун. – Это все твоя вина! Все из-за тебя! Из-за тебя я… ты… мы…
Из-за меня? – встрепенулся Эстль. – И что еще за «мы»? Помнится, именно ты была той, кто оборвала все концы. Наши отношения были обречены на провал с самого начала и ты с этим согласилась.
Это были не самые приятные воспоминания в истории Эстля. О них он предпочел бы забыть. Но безупречная память не делала исключений ни для чего. «Гений дома Дагартов» и «Ледяная Королева Сада». Их взаимная привязанность была столь же ярка, сколь и невидима для всех. Абсолютно противоположный по характеру, объект неприязни, непризнанной зависти, кое в чем даже ненависти, Эстль предстал для Шерон предметом скрытой фантазии. Роман был скоротечен, как были скоротечны и чувства. Но в Саду никто даже не подозревал об этом, не было ни сплетен, ни слухов. И Эстль, и Шерон прекрасно играли свои роли. Сценарий не изменился и после разрыва.
Что это за представление, Шерли? – успокаиваясь, произнес Эстль, вновь устроившись на скамейке. – Говори, кто тебя подослал, и давай уже покончим с этим воссоединением. У меня нет на тебя времени.
– Та же самая отговорка! – топнув ножкой, прикрикнула Шерон. – Никогда нет ни на что времени. А сам только и делаешь, что спишь! Проспал даже в тот день, когда мы собирались…
В голосе девушки послышались слезы. Эстль, впрочем, с сомнением изогнул бровь, недоверчиво поглядев на начинающуюся истерику.
– Это, это все… я это все устроила ради тебя, идиот! – взорвалась слезами она. – Посмотри вокруг. Это место, это время! Здесь мы должны были встретиться, когда ты не пришел!
Эстль промолчал. Не стал он что-то говорить и тогда, когда пальцы девушки зашлись в мистическом танце, оставляя за собой тонкие синие линии, а в правой ладони материализовалось лезвие изо льда – блестящее, словно зеркало. Эстль не был знаком с этим ее заклинанием, но оно невероятно подходило Ледяной Королеве.
– И если ты хочешь закончить все так, то давай.
Эстль молча встал и подошел вплотную к острию ледяного клинка, направленного в его сторону.
– Я слишком хорошо знаю тебя, Дагарт. Ты не сможешь причинить вреда тому, кто тебе дорог, – на заплаканном лице девушки появилась гримаса ехидной улыбки, а кончик лезвия впился в грудь колдуну, проходя сквозь тонкую ткань летней рубашки, оставляя на ней крошечное красное пятнышко.
Плохо же ты меня знаешь, – бесцветно ответил Эстль.
Пасы его ладони были быстры и стремительны, едва уловимы. И точно так же неуловимо было движение его руки со сжатым мечом, отсекающего плоть. Брызнула кровь. А уши заложило разрывающим криком.
Хорошая попытка. Несколько лет назад – сработало бы, – запуская свободную от клинка руку во внутренний карман, достав оттуда белоснежный платок и, аккуратно стерев с лица попавшую рубиновую жидкость, добавил Эстль. – Да и не Шерон ты.
Эстль подошел к стонущей и свернувшейся на земле фигуре, баюкающей кровавый обрубок.
Вы хорошо подготовились, вытянув из ее головы такие воспоминания и скопировав ее внешность. Даже такую сцену создали, – Эстль придирчиво огляделся вокруг. – И все ради чего? Неужто меня устранить? Мне лестно, право слово. Однако вы не учли одну деталь, моя прекрасная госпожа: настоящая Шерон Де Росс просто ненавидела, когда я называл ее Шерли и всегда поправляла. А теперь отвечай, ошибка моих юных лет, кто тебя подослал?
Отойдя на пару шагов назад и даже на всякий случай приподняв клинок (от колдунов, даже поверженных, можно было ожидать чего угодно, уж ему-то не знать), Эстль терпеливо подождал, когда женская фигура, катающаяся в луже собственной крови перестанет дрожать. Вскоре она так и поступила, подняв глаза на молодого Дагарта. Это были другие глаза, совсем не те, что были у Шерон (настоящей Шерон). Несколько секунд они смотрели на него, но вдруг закатились за веки. Изо рта пошла пена, а тело выгнулось неестественной дугой.
Нет! – Эстль клацнул зубами, подбегая к умирающей самозванке. – Рр, алхимия.
Принюхавшись, он узнал запах яда. По всей видимости, у злоумышленника в колоде был козырь и на случай проигрыша. Финальный козырь. И он им воспользовался. Крошечная ампула с ядом, спрятанная во рту.
Эстль был зол. Он, сжимая колдовское лезвие, продолжал стоять и смотреть на мертвое тело своего неудачного убийцы, когда мир вокруг него дал трещину и стал рушиться, словно стеклянный дом. Иллюзия исчезала вместе с жизнью наложившего ее.
До ушей вновь донесся шепот золотых деревьев.
Исправил(а) Эстль - Вторник, 14 Февраль 2012, 23:08
 
Церебрас Среда, 15 Февраль 2012, 18:06 | Сообщение # 25





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Время шло, но ничего не происходило. Безделье надоело, и Церебрасом овладела жажда действия. Его даже уже перестало волновать, насколько адекватны его поступки. Скорее всего, они бесполезны и, может быть, приведут к плохому. Но просто стоять уже было невыносимо, стало ясно, что проблема не из тех, что разрешается сама собой... К тому же, бессмысленно ожидать терпения от четырнадцатилетнего пацаненка. Знающего к тому же, что еще немного - и он перенервничает слишком сильно, а в его случае это чревато. Не факт, конечно, что опять все "взорвется", но лучше пресечь любую возможность в корне.
Итак, для начала Церебрас вернулся на ту оживленную улицу, на которой оказался в самом начале. Возможно, там найдется что-нибудь интересное... А если повезет, то, чтобы вернуться, достаточно вернуться ровно в то место, в котором он попал в это самое нечто. Именно поэтому Церебрас решил отыскать ту клумбу, в которой он обнаружил изменения. Правда, учитывая, что на улице клумб было немало, а он не был даже уверен, налево или направо идти...
Итак, после уже поднадоевших поисков, Церебрас увидел изрядно примятый цветник. В остальных стебельки стояли ровно, значит, скорее всего, это именно та клумба. Мальчик немножко помялся, прежде чем ступить на мягкую землю. Однако ничего не произошло; на всякий случай Церебрас повернулся несколько раз в стороны. Но всё-таки видел он по-прежнему Мако-Кохан.
Ладно. У мальчика была еще одна идея. Помнится, в Потоке перемещения обычно происходили, когда, например, открывалась дверь. Преодолев порыв ворваться в ближайший (возможно, жилой) дом, Церебрас направился к заметной издалека вывеске магазинчика. Однако он оказался заперт.
Посетив еще несколько лавок или таверн, хозяева которых внезапно куда-то подевались (иначе почему закрыты), Церебрас решил, что что-то не так. Но не успел он ничего предположить об этом, как вдруг снова оказался в Золотом Саду.
 
Эстль Воскресенье, 19 Февраль 2012, 17:16 | Сообщение # 26





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Бездыханное тело плашмя лежало на траве, потемневшей от впитавшейся в нее крови. Некогда привлекательное молодое женское лицо теперь было обезображено гримасой, в которой читалась все: от боли до ненависти. Блестящая струйка слюны, вытекающая из полуоткрытого рта, сползала по щеке, смешиваясь с лужей крови, медленно расползающейся по земле.
Колдовское лезвие Эстля не оставляло после себя следов, пусть и могло выглядеть как тонкий меч или шпага. Не было ни рваных ран, ни глубоких уколов шириной в монету. Магическое оружие просто разрезало плоть, словно находило невидимые стяжки, соединяющие человеческое тело, и разрывало их. Но крови было не избежать. Но к ней привыкаешь быстро. Но привыкнуть – одно. Смириться – совершенно другое.
Видения из прошлого ушли. Растворилась иллюзия, ловушка, расставленная в драгоценной роще магической академии. А вместе с ней исчезла и ложная личина, восковой маской растаявшей при жарком пламени костра. Она действительно когда-то была красивой. Могла бы дарить красоту и дольше, не сойди с верного пути. Впрочем, Эстль пока не смел примерять мантию Единого, дабы утверждать, что есть истина, а где – ложь. На него напали, он – защищался. Так хотелось думать. Так было проще. Вот если бы такая логика работала всегда.
Оружие колдуна медленно истлевало в воздухе, словно сгусток тумана, непонятно откуда возникший в погожий день, тонкой дымкой растворялся в невидимых пучинах воздуха. Эстль все еще чувствовал кровь. Не свою – крошечная рана на груди даже не ныла, требуя к себе внимания. Кровь была чужая. Видимо, платок, которым он постарался избавиться от нее, справился не до конца, ибо он чувствовал, как несколько капель запеклись у него на щеках, чувствовал привкус железа во рту.
Присев на корточки перед мертвой, Эстль не гнушаясь пошарился руками по карманам. Нащупав в одном крошечный сверток, он не глядя вытащил его, а потом, немного помедлив, поднес ладонь к лицу женщины и провел по векам. Стеклянные глаза, потерявшие жизненный свет, закрылись навсегда.
Поглядев на свою ладонь, сжимающую завернутый в ткань небольшой плотный предмет, Эстль развернул его. Из платка выпал кристалл, поверхность которого была покрыта рунами.
«А вот и маяк», – решил он.
В иной ситуации Эстль бы неторопливо осмотрел как находку, так и ближайшее окружение. Но ведь он по-прежнему ничего не знал о своем подопечном, первое неформальное занятие с которым так невежливо прервали. Поэтому наспех затолкав кристалл в свой внутренний карман, Эстль поспешил в ту сторону, откуда, по его мнению, он пришел (ведь под иллюзией он удалился глубже в чащу). Чувство направления не подвело его, и вскоре он вышел к просторной тропинке, по которой они с Церебрасом прогуливались утром.
Исправил(а) Эстль - Воскресенье, 19 Февраль 2012, 17:17
 
Церебрас Понедельник, 20 Февраль 2012, 00:02 | Сообщение # 27





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Как выяснилось, само по себе возвращение в мир реальный еще ничего не значило. Да, он стоит снова, где и должен - посреди деревьев с золотой листвой. Но Эрбрук - город незнакомый, а Эстль куда-то исчез. Да и Церебрас находится совсем не там, где ожидал оказаться. Опять.
Пожалуй, стоило подумать разумно, что теперь делать. Мысль о том, чтобы быстренько уйти и избавиться от недавно приобретенных знакомых, промелькнула, но почти сразу исчезла, задавленная осознанием того, что без них ему не справиться. Без сомнений, нужно отыскать Эстля, и желательно побыстрее.
Церебрас с тоской оглядел чересчур похожие, на его взгляд, деревья и дорожки. Вернуться туда, откуда он "исчез", кажется, будет сложнее, чем он предполагал... Впрочем, Церебрас же хорошо изучил Мако-Кохан. Если сначала представить, будто он снова блуждает по маговскому городишку, то он, может, и выйдет в нужное место (или близко к нему). Это при условии, что здесь он двигался также, как там.
Как все сложно. Церебрас поднял взгляд на небо - и увидел солнце. Точно, он же прекрасно помнит, в какой оно стороне было... надеясь, что времени прошло именно столько, сколько он думает, Церебрас двинулся в предполагаемую сторону. Вскоре он начал узнавать места: они здесь проходили, а затем увидел вдалеке светло-красную накидку. Светловолосый парень был повернут спиной - но Эстль был вполне узнаваем. Если это он, а Сад - настоящий. Церебрас помнил, что в лже-Мако-Кохане был Александр - а здесь вполне может быть Эстль. Кто знает, вернулся ли он обратно, или просто оказался в следующей иллюзии, как в Магическом потоке. Так что мальчик не спешил его окликать.
 
Эстль Понедельник, 20 Февраль 2012, 21:26 | Сообщение # 28





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Эстль старался не думать о том, что произошло. Очень старался. Как же хорошо – не думать. Не нужно заново переживать все снова и снова, раз за разом возвращаясь к тому моменту, когда рука, подобно косе старухи смерти, отнимает жизнь, навсегда обрезая ниточку судьбы. Увы, обладание превосходной памятью в такие моменты выходило боком. Эстль никогда не забывал эти моменты. Они всегда были кругами на воде, нарушающие зеркальную гладь озера его сознания. Забыть не получалось, так что пришлось смириться.
Удивительно, но на сей раз колдуна тревожили думы куда более тяжелые, нежели переживания о недавнем убийстве, которые он уже научился переживать.
Это, несомненно, было самое настоящее покушение. Хорошо продуманное, несомненно, потребовавшее большой подготовки и не меньших же ресурсов. Какой-то части Эстля даже льстило подобное внимание к своей фигуре. Впрочем, и в идеальном плане нашлись пробелы.
Но был ли Эстль Дагарт главной целью? За свою недолгую, но оттого не менее яркую карьеру, ему пришлось нажить себе врагов. Но никому из них не хватило бы дерзости на то, чтобы расставить ловушку в священной золотой роще, находящейся под бдительным оком башен Фабулы. Совсем немногие организации могли бы позволить себе подобную операцию. Действительно ли Эстль стал настолько важным препятствием на пути магов-предателей, что на его устранение было потрачено столько сил? Несомненно, Эстль – могущественный колдун. Но вероятнее всего главной целью было не убийство Эстля, но очернение Фабулы, на территории которой должно было случиться покушение. Окунуть в грязь лицом руководителя эрбрукской Гильдии Магов, посеять семя раздора в умах ее членов.
Можешь не плестись за спиной, все кончено, – бросил Эстль, не поворачиваясь и не сбавляя ходу. Адреналин еще не до конца выветрился из его крови, его чувства по-прежнему были натянуты, словно тетива могучего лука, и шаги мальчишки он услышал уже давно, а после – и заметил боковым зрением. – Иллюзии больше нет.
Он продолжал идти, раскладывая все события дня в голове, составляя из разрозненных кусочков целостную мозаику. Как вдруг он остановился, не подумав, что мальчишка, шедший за спиной, может налететь на него.
Хорошо, что с тобой все в порядке, – тепло улыбнувшись, заявил Эстль, разворачиваясь к Церебрасу, совершенно не беспокоясь за тот факт, насколько сюрреалистично выглядела улыбка на его покрытом каплями чужой запекшейся крови лице. –
Критично осмотрев того со всех сторон, колдун добавил:
Да-да, можешь не волноваться, я – не иллюзия, – отмахнулся он. – Если не веришь, то вспомни о той книженции в библиотеке, мы тебя там встретили с сестрицей, и я процитировал тебе отрывок. Об этом знаем только мы. Ах да, еще я обещал научить тебя знакомиться с юными леди… хотя погоди… или я это обещал сестрице, что не буду учить тебя этому.
Это несомненно был Эстль, а не какая-то фальшивка.
Исправил(а) Эстль - Понедельник, 20 Февраль 2012, 21:26
 
Мастер Понедельник, 20 Февраль 2012, 22:56 | Сообщение # 29





<== Академия магии "Фабула"

Перед входом в Южную Фабулу.

Неожиданностью стало то, что на выходе из Академии Эрумпре ждали. Ждал ее Лирен, который выглядел несколько напряженным, даже взволнованным и сразу повернулся к дверям Фабулы, когда из-за них показалась Эрумпре. Вот только ждал он ее не один.
Напротив него стоял человек, который был виконтессе не знаком. Высокий, стройный, возрастом примерно лет в тридцать пять или около того, одетый в серо-белый костюм, напоминающий больше некую смесь официального костюма и магической мантии, особенно последнюю напоминала накидка, явно сшитая с костюмом, но очень похожая на плащ длиной до бедер. Худоватое, немного вытянутое лицо, обрамленное пепельно-русыми волосами до подбородка, с завязанными на затылке височными прядями, было спокойно, как и взгляд, который также обратился на вышедшую пол солнечные лучи девушку. Эрумпре попыталась вспомнить, видела ли она этого человека, который точно как-то относился к Фабуле, если верить застежке с клевером на груди, но так и не смогла припомнить, видела ли она кого-то похожего в Мако-Кохане. Человек источал какую-то странную энергию, непонятную, которую сложно было описать. Он не вызывал ни неприязни, но и радости особой, глядя на него, не появлялось. Скорее он вселял… легкое беспокойство.
И именно оно сейчас сжало грудь девушки, когда до нее долетел тихий вопрос незнакомца: «это она?», после чего Лирен лишь коротко и сдержанно кивнул, опустив взгляд. Похоже, ему тоже не очень нравилось происходящее. Понять бы еще, что происходило.
Сделав же вид, что ничего не услышала и не почувствовала, Фламма спокойно спустилась с лестницы и поприветствовала мужчину:
- Доброго дня, - после чего глянула на Лирена. – Я не прервала разговор?
- Нет, сударыня, совсем напротив, - подал голос мужчина, чуть склонив голову в знак приветствия. – Позвольте представиться. Меня зовут Налан Де Ванис. Я как раз интересовался, где я могу вас найти и наш общий друг любезно поведал, что вы должны появиться здесь с минуты на минуту.
- Что-то случилось?
- Не совсем. Мне передали, что в Фабуле находится Эстль Дагарт, что самое интересное – об этом я узнал от его отца, когда его образ был передан кристаллом в комнате Связи, - проговаривая каждое слово и придерживаясь даже слишком спокойного тона, мужчина заставлял Эрумпре сильно нервничать, однако она старалась этого не показывать. В голове же пролетел уже десяток причин, почему этот человек заговорил об Эстле, его отце, имеет ли это какое-то отношение к происходящему во дворце, Церебрасу и когда нужно начать действительно волноваться. По-настоящему страшно ей стало лишь от мысли, что Церебраса раскрыли. И как назло эта встреча с Флоренсом, что убедил ее в обратном…
- Дагарт-старший просил найти его сына, видимо им предстоит провести важный разговор. Вы его кузина, полагаю, вы должны знать, где он, раз, как мне сообщили, - Де Ванис склонил голову в сторону Лирена, - вы собирались просить его о помощи. А, и что касается помощи, - он вновь глянул на Лирена, - я отправил пару опытных колдунов, что удалось найти в городе в проблемный Район. Предлагаю вам не дожидаться эту милую девушку, а вернуться к работе.
- Как скажете, - почти по-солдатски поклонившись, Лирен бросил короткий извиняющийся взгляд на Эрумпре, после чего поспешил прочь, огибая Фабулу, видимо, направляясь к восточным воротам, даже перейдя на легкий бег.
- Я не знаю, где сейчас находится мой кузен, но я найду его и сообщу, что его ждут в комнате Связи, - проводив взглядом молодого человека, виконтесса, чуть сжав в руках форму, взглянула на Де Ваниса, который точно был в Фабуле не последним человеком. Надо было срочно узнать, кем он здесь был. Все-таки хорошо было Эстлю, с его феноменальной памятью!..
- Вход туда производится только по разрешению, - тем временем добавил мужчина, достав из нагрудного кармана небольшой квадратик из прочной бумаги, - поэтому передайте это кузену, когда найдете его. Это пропуск, его будет необходимо вручить на входе.
«К чему такие сложности?.. Почему дядя решил связаться с Эстлем таким образом? Он ведь знает, что у меня есть Кристалл Связи, почему он просто не связался лично со мной?..»
- Да, конечно. Я постараюсь найти его как можно быстрее, - кивнула девушка, взяв свободной рукой картонку и повертев ее в руке. Она была чистой. Простая белая квадратная карточка. «Наверняка на нее наложено какое-то заклятье активации, а проверяют его на входе… и все равно, к чему такие сложности? Почему у меня плохое предчувствие?..»
- Благодарю, виконтесса. Было приятно с вами познакомиться лично, после всего хорошего, что я о вас слышал. Надеюсь, как-нибудь нам удастся побеседовать более продолжительное время, - впервые за весь их разговор лицо мужчины чуть разгладилось и даже стало светлее, а уголки губ совсем немного дернулись вверх. Эрумпре не удержалась и улыбнулась в ответ, кивнув.
Де Ванис направился к лестнице, а вот Эрумпре глянула в сторону огибающего Фабулу мага-патрульного и поспешила к нему. Лучший способ найти кого-то на просторах Золотого Района – спрашивать именно местных патрульных. Они как тени, вроде и есть они, а когда ходят, так и не замечаешь их. Фламма не удивилась бы, если бы узнала, что на их золотисто-черную форму наложено какое-то заклятье незаметности или чего-нибудь такого…
К счастью, патрульный сказал, что видел при обходе Фабулы, молодого человека в сопровождении подростка (как Эрумпре кратко и описала их, ведь вряд ли стражник бы знал Эстля в лицо) на восточной дороге, но это было около четверти часа назад. Поблагодарив патрульного, который, судя по возрасту, недавно закончил обучение и теперь, возможно, проходил своего рода практику, виконтесса поспешила к нужному месту.

Восточная главная дорога. Между Фабулой и воротами.

Удача ли, но Эстля и Церебраса Фламма увидела издалека. Они стояли прямо посреди дороги, Эстль при этом стоял спиной к ней. Все еще испытывая волнение после разговора с «серым» магом, девушка перешла на легкий бег, на ходу помахав Церебрасу рукой, в которой все еще держала белую картонку, прижимая второй к животу две мантии для похода в зараженный район.
- Э-э-э-эй! – за пару десятков метров, позвала она, побежав чуть быстрее, после чего, уже остановившись, пару секунд тяжело подышав, приходя в себя после легкой пробежки, воскликнула, заметив страшное: - Единый, Эстль! Откуда кровь?!
Пятно пусть и было нечетким, размазанным, которое явно пытались стереть, но не узнать в этих разводах крови было невозможно. Тут вдруг Эрумпре нахмурилась и подняла руку с картонкой, указав на кузена пальцем.
- Если ты тут боевые действия проводишь... - начала она, явно угрожающим тоном. По-своему угрожающим, конечно.
 
Эстль Вторник, 21 Февраль 2012, 13:23 | Сообщение # 30





Восточная главная дорога. Между Фабулой и воротами.

Ах, доброе утро, сестрица, – просиял Эстль, виновато почесывая затылок.
Кто бы мог подумать, что из двоих Эстль был старшим кузеном. Но Эстль действительно дорожил такими моментами, когда Эрумпре делала нарочито серьезное лицо и делала ему строгие выговоры. В этом было что-то ностальгическое, что-то из прошлого, из солнечного детства.
Прошу, не волнуйся, Эру, – осторожно подбирая слова, словно пробуя на прочность тонкий лед, добавил он. – Просто встреча старых знакомых.
Что это еще за встреча старых знакомых могла оставить после себя такие следы? Разумеется, Эстль и не ждал того, что Эрумпре этого «объяснения» будет достаточно, хотя он и не врал – это действительно был привет из не такого далекого прошлого.
Свидетельств того, что встреча была лишена любезностей, было предостаточно. Просто Эстлю стало до того лениво вдаваться в переживания последнего часа. Другим аргументом был Церебрас, которого колдун и так наверняка запугал предыдущим днем. Как бы произошедшее сегодняшним утром не стало камнем преткновения в их недолгих отношениях, как учителя и ученика. Конечно, он хотел, чтобы мальчишка понял, насколько далеко от идеала находится их мир, будь они хоть трижды колдунами, магами или Посвященными. Но грань между осознанием и страхом была слишком тонка, как бы сегодняшний инцидент не нарушил ее.
Оу, а что это у тебя тут? – удивленно воскликнул он, указывая на различные предметы в руках Эрумпре. Колдун ненавязчиво попытался перевести разговор в другое русло. – Что это, что это?
 
Мастер Среда, 22 Февраль 2012, 02:15 | Сообщение # 31





Восточная главная дорога. Между Фабулой и воротами.

Эрумпре слишком хорошо знала Эстля, даже несмотря на то, что в последнее время они виделись реже, чем во время учебы в Саду. А потому она лишь одарила его серьезным, немного обеспокоенным взглядом, решив, что поговорит с ним на эту тему позже. В то, что все было в порядке, когда на лице брата была кровь, Фламма не верила и не поверила бы, даже если бы братец предоставил какие-то доказательства. Эстль в принципе был не способен превратить обычную встречу с кем-то во что-то, что стало бы причиной пускания кому-то крови. Это было просто немыслимо. Произошло что-то очень серьезное, девушка была в этом уверена. Но говорить об этом сейчас было нельзя – рядом был Церебрас. Не стоит втягивать его еще и в это. Как и не стоило давать ему лишнего повода не доверять магам и бояться их. Эрумпре еще не до конца успела заслужить с его стороны доверия – случись что-то, Церебрас наверняка сбежал бы, а этого допустить было никак нельзя. Там, «снаружи» он просто рано или поздно попал бы не в те руки, которые бы не стали с ним церемониться. Официально бы сделали его Посвященным, практически обрекая на рабство, вечное служение короне…
Поняв, что отвлеклась, Фламма тут же улыбнулась, чтобы скрыть свое беспокойство, когда Эстль обратил внимание на форму, чуть отойдя назад, погрозив выставленным ранее пальцем и приподняв брови, как бы предостерегая его.
- Потом узнаешь, если будешь себя хорошо вести, - но тут она вспомнила, зачем именно искала Эстля и на ее лице вновь появилось серьезное выражение. – Ах да… я ведь не просто так сюда пришла. Тебя искали. Некий Де Ванис. Тебя хотят видеть в комнате Связи… говорят, твой отец хочет с тобой поговорить.
На этой фразе Фламма посмотрела брату в глаза, словно желая передать ему свои ранние опасения. У них всегда был очень хороший зрительный контакт, как и понимание порой было даже не с полуслова, а вообще без произнесения всяких слов. И сейчас Эрумпре была уверена, что Эстль понял, как и почувствовал, о чем девушка беспокоилась.
- А еще я встретила Лирена, ты ведь его помнишь? - глянув на Церебраса и улыбнувшись ему, она пояснила: - Мы учились когда-то вместе. Похоже, он крепко засел здесь, в Фабуле. Он здесь не проходил? – она обратилась уже к Эстлю, вопросительно приподняв брови. – Сейчас в городе небольшие беспорядки, я вызвалась помочь, хотела и тебя найти, но узнала, что тебя не только я ищу. Пожалуй, - она задумчиво опустила взгляд на карточку, что держала в ладони, - тебе лучше не заставлять местное управление ждать. Вдруг там действительно что-то серьезное...
«Конечно, это серьезно! Я не верю, что дядя стал бы так рисковать, когда есть возможность связаться более удобным способом. А раз он использовал здешнюю комнату Связи – дело просто не может быть простым. Хм…» - в голову вдруг пришла одна интересная мысль, но виконтесса отвлеклась на карточку, которую поспешила протянуть Эстлю.
- Еще просили передать тебе это. Это что-то вроде пропуска. Я не знаю, где в Фабуле находится комната Связи, но ты и сам найдешь, - она подмигнула брату, после чего взглянула на Церебраса слегка задумчиво.
- Мне необходимо попасть в город, там действительно есть некоего рода проблема, где маг моего ранга не будет лишним, но… как ты смотришь на то, чтобы отправиться со мной? Не беспокойся, там ничего опасного, лишь не очень приятная ситуация, - поспешила успокоить подростка Фламма, - но я подумала, что тебе было бы полезно посмотреть, как мы работаем. И чем вообще могут заниматься маги, помимо… выслеживания.
Последнее слово далось Эрумпре тяжело, потому как она просто не знала, какое слово использовать, чтобы не обидеть паренька.
- Можешь считать это частью своего обучения, - протягивая подростку одну из добытых мантий, виконтесса ободряюще улыбнулась, чуть кивнув, как бы одновременно одобряя его возможное согласие и призывая взять форму.
«Пусть лучше так. Не хочу оставлять его в Фабуле одного. Лучше пусть будет под присмотром. Здесь, в Фабуле, за него отвечаем мы с Эстлем, но я… в большей степени. Я обещала ему, что все будет хорошо, и слово я сдержу».
 
Церебрас Четверг, 23 Февраль 2012, 00:58 | Сообщение # 32





В парковой зоне, между воротами и Фабулой.

Почему-то именно пятна крови убедили Церебраса, что Эстль настоящий. Иллюзия вполне может убеждать, что она не иллюзия... но сознательно делать что-то, что может отпугнуть - точно нет. Ах да, и еще говорить странные вещи - потому что Церебрас ни за кем не плелся. Как увидел Эстля - так и остановился, чтобы подумать. Но это все мелочи.
- Э-э, да, со мной все в порядке, - кивнул Церебрас, - а с в...тобой?
Лучше, если кровь не эстлина, хотя насколько хорошо, если она чужая, Церебрас пока думать не хотел. Да и важней узнать, что все-таки случилось. Но тут он услышал оклик - и вскоре к ним подбежала Эрумпре. Церебрас отвлекся на неё. Слова Эстля о "встрече старых знакомых" заставили задуматься... и даже не о том, что у магов какие-то странные способы приветствия, но о том, что Дагарт, похоже, не хотел говорить об этом Эрумпре - или скорее ему, Церебрасу. Если это и задело мальчика, то проявиться грозило нескоро. Сейчас его уже не хватало на анализ чьих-то поступков. Эстля можно потом допросить, сейчас он, кажется, не в духе.
В разговор двух магов (колдунов? а, неважно) Церебрас не встревал, хотя и внимательно слушал. И только когда к нему обратилась Эрумпре, коротко сказал:
- Хорошо, - и взял странную мантию (конспирация или какая-то форма?), заодно подумав, что последнее время происходит слишком много проблем. Что было их источником? Целых два подозрительных случая за одно утро. К вечеру случиться еще пятьдесят. Как ни странно, последняя мысль придала Церебрасу сил и вернула почти хорошее настроение.
 
Эстль Четверг, 23 Февраль 2012, 20:44 | Сообщение # 33





Восточная главная дорога. Между Фабулой и воротами.

Де Ванис? – Эстль задумчиво протянул букву «а» в фамилии мужчины. – Отец хочет…
Эстль прервался, не договорив конца фразы. Дагарт. Де Ванис. Сами по себе эти имена в магическом сообществе означали многое. Но когда они употреблялись в одной фразе…
Лица Эстля коснулась тень, будто меж ним, густой золотой листвой и солнцем появилась еще одна невидимая преграда. На мгновение, всего лишь на крошечное мгновение, стало видно, как он был недоволен этим известием. Но не будь Эстль Эстлем, чтобы допустить такую оплошность – ему никогда не нравилось выставлять свое на обозрение другую сторону. Для всех он должен был оставаться идеальным милым и пушистым Эстлем Дагартом – всеобщим любимцем с улыбкой на все лицо.
Сюрприз за сюрпризом в этот день, – Эстль вновь беззаботно светился, – Ну раз батюшка настолько сильно горит желанием свидеться со мной, то, пожалуй, мне не стоит задерживаться.
От девушки не могла укрыться ирония в его голосе. Слишком мало времени прошло, и слишком сильна была ложь. Пожалуй, Эстль и сам не мог понять в чем причина его обиды: то что он было уязвлено его самолюбие, побита гордость и честолюбие, которыми он так гордился, или же то, что собственный отец держал его в неведении все это время?
Эрумпре выразительно смотрела ему в глаза. Они всегда могли понять друг-друга, стоило только заглянуть поглубже, подумать о чем-нибудь и очень сильно захотеть. Магическая кровь сильна. Впрочем, даже не столько она, сколь их родные узы.
Но на этот раз Эстль отвел взгляд. Эрумпре не нужно беспокоиться, тем более сейчас, когда она сама заговорила о таких новостях в Эрбруке. Тут Эстлю пришла в голову мысль, что сам поступает не лучше своего родителя, намеренно не рассказывая всего своему близкому человеку. Возможно он и пожалеет об этом. Но сейчас…
Лирена? – неожиданно переспросил он, про себя радуясь появившейся возможности сменить тему. – Того самого…
«…негодяя, возле которого ты тогда вертелась», – хотел закончить Эстль, но инстинкт подсказал, что этого делать не следует.
Тем не менее, он сомкнул брови и на виске едва заметно запульсировала жилка. Он всегда переходил в режим «сверхопекающий старший брат», когда дело касалось объектов воздыхания кузины. И для каждого из них, разумеется, в кармане было припасено самое мощное заклятие. Так, на всякий случай.
Не замечал его, – пробубнил он, когда Эру протянула ему квадратик чистого картона, многозначительно хмыкнув после этого.
Проведя ладонью по поверхности листка и утвердительно кивнув, Эстль повернулся к Церебрасу, извиняющимся голосом произнеся:
Прости, дружок, наше знакомство выдалось несколько сумбурным, – улыбнулся он. – Но обещаю, что следующий урок пройдет более… м-м… менее… э-э… Ну в общем ты понял.
Быстро, пока не последовало возражений, все так же улыбаясь, Эстль взъерошил волосы мальчишки и направился в сторону Фабулы.
Будь осторожна, – прошептал он, когда проходил мимо Эрумпре. Одними губами, едва напрягая голос.
Это было не простое традиционное прощание, скорее предупреждение. И секундный взгляд Эстля был тому подтверждением.

-----> Академия магии "Фабула"
Исправил(а) Эстль - Пятница, 24 Февраль 2012, 16:57
 
Мастер Четверг, 23 Февраль 2012, 21:52 | Сообщение # 34





Восточная главная дорога. Между Фабулой и воротами.

Эстлю не нужно было напускать на лицо нужное выражение каждый раз, когда в его голове проносилась очередная мысль на счет отца и его планов, а также реакция на все это, чтобы понять, о чем мог думать брат. И поэтому его реакцию Фламма, скорее всего, поняла правильнее всего. И если ей казалось, что брат был чем-то недоволен, значит, ей вовсе не казалось. На всегда радостном лице, что изучено за многие годы, как и взгляд, сложно не заметить что-то, что можно было бы назвать недовольством. Эта догадка подтвердилась почти сразу же – словами самого Эстля.
«Он все еще злится на отца», - бросив на того чуть виноватый взгляд, как будто он был недоволен именно ее поведением, а не тем, что совсем недавно Дагарт-старший практически в буквальном смысле подложил ему свинью в виде некоторой формы недоверия. Которого, в общем-то, и не было, если опять углубиться в размышления на счет поступков дяди.
Но Фламма быстро переключилась с позиции металла между молотом и наковальней, на сам молот, когда братец недовольно буркнул пару слов в ответ на ее вопрос о Лирене. На деле же это отобразилось в очередной раз чуть более сведенными чем обычно бровями и слегка искривленными в легком недовольстве губками. Она еще много лет назад заметила, что когда ей, в общем-то впервые понравился мальчик, Эстль был почему-то не очень доволен этой новостью. Стоило появиться Лирену где-то на горизонте, как кузен превращался в какую-то буку, отвечал коротко, а порой и вообще спешил ретироваться. Когда не заваливал уточняющими вопросами на тему «кто такой, сколько лет, почему не в армии?», чем в те годы немного злил Эрумпре. Но это было так давно, поэтому то, что Эстль и сейчас пробурчал свой ответ, было странно и забавно одновременно. Фламма надеялась, что он все-таки понимает, что никаких чувств к Лирену у нее не осталось, так что и переживать не стоит лишний раз. Она уже большая девочка, все-таки…
Но во всем этом разговоре было две приятных вести – Церебрас согласился пойти вместе с ней, а братец не стал откладывать посещение Фабулы на потом. На его едва различимое высказывание Эрумпре ответила лишь многозначительным взглядом. Понимающим взглядом. Наверное, в такой момент время останавливалось на какое-то мгновение, и они могли заглянуть друг другу в глаза и понять, что каждый из них хочет сказать другому. И даже если это гораздо больше, чем могли бы передать слова.
Но вот, все вокруг вернулось, окружение вновь приобрело свои насыщенные оттенки, а Эстль позади уже направлялся к зданию Академии. Эрумпре улыбнулась Церебрасу, полностью переключившись на него, лишь мысленно пожелав брату удачи.
- Ну что, тогда пойдем? О, только лучше надеть эту форму сейчас, - едва сделав два по направлению к Восточным воротам, сказала виконтесса, оглянувшись на подростка. – Эта одежда создает нечто вроде магического барьера вокруг, защищает от воздействия… неприятных вещей. Нам это пригодится.
Сказав это, она прямо на дороге стала натягивать на себя мантию, не став расстегивать ее. После чего, накинув на голову капюшон, улыбнулась и, одобрительно кивнув мальчику, направилась дальше, к воротам.
- Пока мы не добрались до места, расскажи, о чем мой братец успел тебе поведать за утро? А хотя нет, постой... я могу догадаться, - она хихикнула.
Спрашивать о том, что произошло, и откуда у Эстля на лице была кровь Эрумпре не стала. Решила, что это не подходящая тема для разговора, а все необходимое она потом вытрясет из самого кузена. И пусть только попробует отвертеться!..
- На счет того, что нам предстоит сделать. Лучше расскажу тебе обо всем сейчас, - внимательно посмотрев на Церебраса, как если бы он был вторым магом-напарником, она продолжила: - Кто-то отравил воздух в целом квартале. Я не верю в то, что это чья-то неудачная шутка - шутка не была бы столь масштабной и охватила бы от силы улицу... Как маг Воздуха я могу оказать поддержку в решении этой проблемы. Поэтому сейчас мы направляемся в этот квартал - эти мантии защитят нас от яда, не беспокойся.
Она ободряюще улыбнулась своему юному спутнику.
 
Церебрас Вторник, 28 Февраль 2012, 23:51 | Сообщение # 35





Восточная главная дорога. Между Фабулой и воротами.

Хорошее настроение оказалось на удивление стойким. По крайней мере, таинственные жесты и "перемигивания" магодунов (как решил их в общем, во избежание излишнего напряжения звать Церебрас) никак его не затронули. Ну, разве что остались где-то осадком, который проявится позже. Однако связано это было не с тем, что от него что-то скрывали... а с тем навязчивым чувством, что собственных секретов ему не позволят. Довольно противное ощущение от того, что абсолютно незнакомые люди знают тебя слишком хорошо.
Но к счастью, у Церебраса было скорее благодушное настроение, чем наоборот, поэтому он напомнил себе, что ту же Эрумпре он знает уже больше недели (рекорд за последние пару лет). Еще мальчик мысленно проговорил себе, что много знать - быстро состариться. Излишняя осведомленность - вот причина головных болей и проблем.
На фамильярное прощание ("какой я тебе дружок?") и взъерошенные волосы Церебрас отреагировал тяжелым взглядом на колдуна, который, впрочем, был компенсирован вполне доброжелательной репликой:
- До встречи, - внимательный взгляд мальчика проводил уходящего Эстля. Он действительно надеялся, что она состоится и чем скорее, тем лучше. В конце концов, Эстль обязан ответить на некоторые вопросы.
И вот он снова остался с одной Эрумпре. Выслушав её просьбу надеть мантию сейчас, Церебрас кивнул, но, прежде чем последовать совету, раскрыл сверток. Надо же узнать, как форма выглядит - и заодно понять, куда тут руки совать и голову. Оказалось, довольно просто, хотя в отличие от девушки, Церебрас натянул её, стоя на одном месте и частично расстегнув. Из-за этого спутницу пришлось догонять. Поравнявшись с ней, мальчик застегнул мантию и поднял капюшон, думая, что это к тому же и лицо скрывает.
Отсутствие необходимости объяснять, что они с Эстлем делали, принесло облегчение. Говорить об этом сейчас решительно не хотелось (потому что самого колдуна рядом все равно нет). Впрочем, наверное, чуть попозже сгодится и виконтесса.
Да и то - дело прошлое, гораздо интереснее, что будет дальше. Эрумпре уже упоминала, что ждет их нечто неприятное, но сейчас поясняла несколько подробнее. Отравление воздуха в целом квартале... ну, Церебрас и раньше знал, что от магов с колдунами можно ожидать чего-то в этом духе. Нет ничего смешного или забавного и в том, чтобы сделать подобное всего лишь на одной улице.
Маги бывают разные, говорила виконтесса: да, одни создают проблемы, другие их решают и задают условия для новых.
- ...Эти мантии защитят нас от яда, не беспокойся.
"А что защитит жителей?.." - чуть не вырвалось у мальчика, но он вовремя прикусил язык. Бесполезный вопрос, да и не к Эрумпре. Да и может быть, газ был не очень опасным - и может быть, не вызывал ничего по-настоящему серьезного. Но на самом деле, это не так уж сильно меняло дело.
- Ясно, - коротко сказал Церебрас, но, немножко подумав, поинтересовался: - М-м-м, а что мне конкретно делать? Держаться рядом и не мешать или...?
Что "или", Эрумпре пусть скажет сама. Правда, если что-то пойдет неожиданно (ну прям как утром), то её руководство, вероятно, станет бесполезным, но там можно будет сориентироваться... но уж по крайней мере к обычной, ожидаемой ситуации (на чтобы ни рассчитывала виконтесса), Церебрас хотел быть готовым и знать, что делать.
 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Золотой Район (Находится в центре города, здесь расположен Золотой Сад.)
Страница 1 из 212»
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)