Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
Страница 1 из 11
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Стадион Осилвии Клэр (Расположен на севере Центрального Сада, в центре площади)
Стадион Осилвии Клэр
Автор Среда, 15 Июль 2009, 05:55 | Сообщение # 1
Сейчас: В неизвестности
Стадион расположен в северной части Сэнтры, на просторной площади, южнее которой находятся северные ворота в Центральный Сад. Площадь окружена небольшим количеством магазинчиков с мелкими не продуктовыми товарами, и общественными заведениями. Светлый камень, которым мощена площадь окрашен светло-сиреневыми оттенками так, что из них складываются различные узоры, напоминающие крупные облака, между которыми летают белые голуби, тоже нарисованные. По кругу от самого здания, по центру радиуса площади, идет круг из высоких металлических шестов, на каждом пятом из которых закреплена кристаллическая лампа в футляре напоминающем фиал, а на всех остальных висят светло-сиреневые полотна, которые связывают между собой эти шесты.
Стадион представляет из себя крупное округлое здание из серого камня, с редкими вертикальными полосами из более светлого, с металлической куполообразной крышей. Крыша устроена так, что может сложиться, разойдясь в разные стороны от центра и тем самым открыв центральную часть стадиона небу. Высокие двустворчатые двери стадиона смотрят точно на юг, в сторону северных ворот в Центральный Сад. К дверям ведет высокая и широкая лестница с узкими каменными перилами, которая выводит на небольшую площадку перед парадным входом, над которым, поддерживаемый четырьмя металлическими шестами, нависает покатый навес из толстого стекла. Площадка является скорее продолжением лестницы, а потому имеет те же каменные перила, вдоль которых стоят белокаменные клумбы с простенькими цветами. Парадные двери сделаны из хорошего дерева, имеют крупные вертикальные ручки из сплава металлов, с резными узорами и ромбовидными концами.
Первым помещением, куда ведут двери, является просторный холл длиной примерно в полсотни метров, с гладким темно-синим полом, деревянной отделкой стен, тремя кристаллическими люстрами под высоким потолком и длинной ковровой дорожкой от входа и почти до конца зала. Слева от входа можно увидеть два стола из темной древесины, имеющие слегка выгнутую наружу форму, с квадратными углублениями на закрытой внешней стороне. На стене позади столов, чуть дальше от самих столов, чтобы можно было спокойно подойти, висит расписание проводимых мероприятий на территории стадиона. За столами чаще всего сидят девушки в одинаковых костюмах, тематика которых зависит от самого мероприятия. Если это музыкальный концерт - средней длины платья или праздничные, но в меру официальные костюмы с наличием юбки. Столы же играют роль кассы - именно у них можно купить билеты на то или иное мероприятие. Справа от входа стоят четыре длинных дивана - два у стены, остальные две слегка повернуты в сторону столика, который стоит напротив них. В дальних углах холла также стоит по два дивана, на которых можно посидеть и дождаться представления. В боковых от входа стенах расположены двустворчатые двери, которые открываются когда зрителей начинают запускать внутрь, для занятия своих мест.
Двери ведут в широкие коридоры, которые идут по кругу, вдоль стен за которыми в центре стадиона расположен главный концертный зал. По всей длине коридоров имеется по три прохода, которые ведут в этот зал. Последний очень просторный, на тысячу мест, сидения идут по кругу, по системе ступеней, а проходы из коридора ведут на самый низший их уровень. На самом севере оба коридора упираются в стены, где располагаются двери в женскую и мужскую уборную. Рядом также имеется дверь в еще один коридор, куда уже не имеют доступа обычные зрители - там находится лестница не верхний уровень здания, где располагается несколько комнат для выступающих артистов. В одних хранятся костюмы, имеются даже залы для репетиций и пара небольших столовых комнат, гостиных. Уборные также имеются и расположены над уборными первого этажа, но современной системы водопровода в здании не используется - над умывальниками просто висят обтекаемые, довольно симпатичные канистры с прохладной водой, как и над унитазами.
Центральная часть концертного зала примечательна тем, что наполнена водой, словно бассейн. На дне установлены разбрызгивающие фонтаны, а потому иногда во время концертов используется система фонтанов, которая украшает выступление и при этом не задевает сидящих в зале зрителей. Для использования подобной системы, были использованы насосы, которые расположены на нижних уровнях стадиона, которые и наполняют бассейн водой. Над этим бассейном, на толстой "ножке" закреплена достаточно просторная круглая платформа, к которой с северной части стадиона идет более узкий мостик, от полукруга у стены - где обычно стоят музыканты - в конце которого располагается занавешенный проход, откуда и появляются артисты. Проход же ведет в коридорчик недалеко от уборных комнат, который расходится в разные стороны, где и расположены комнаты для артистов.
На платформе, что возвышается несколько выше уровня воды и проходит основное выступление. Кристаллические ламы, обеспечивающие игру света, расположены под самой крышей, на краях того места, где она заканчивается, в случае если центральную часть крыши - над концертным залом - раскрывают. В концертном зале центральная платформа не имеет перил, сделана из металла, однако верхняя ее часть сделана из плотного материала, который покрывает металл и по своей структуре напоминает сукно, светло-серого цвета. Нижняя часть платформы имеет форму полкруга и на ее сторонах выкрашены различные узоры, синего, белого и сиреневого цвета, которые украшают платформу между крупными кристаллическими вставками с четырех сторон. Сами вставки сделаны из небесных кристаллов, с сохраненными душами, а потому благодаря им вода переливается кристаллическим светом, что делает представления с водными эффектами более красочным.
Во время представлений свет в зале потухает, благодаря занавешенными кристаллам, а благодаря другим - освещает саму платформу в центре зала. При концертах с открытой крышей система кристаллического освещения используется лишь в случае вечерних концертов, днем же свет обеспечивает солнце.

Интересный факт: ныне стадион носит имя одной из самых знаменитых исфирийских певиц этой Эпохи, которая когда-то имела небывалую славу, занималась обучением более юных исполнителей, а ныне является иконой живого исполнения. Она умерла в 711 году Эпохи Солнца, прямо на сцене, как только закончился концерт, осев на колени и тем самым даже не дав понять зрителям, что умерла, а не выполнила часть концертной программы. Весть о ее смерти была опубликована лишь на следующий день.

 
Курадо Среда, 14 Октябрь 2009, 14:39 | Сообщение # 2





<== Центральный Сад

Над Стадионом.

Ресселер приближался неторопливо, заметно снизил скорость, даже не смотря на то, что пустого пространства вокруг было предостаточно и крыша была не такая уж и маленькая. Оно и было понятно – здесь мало мест, где можно опустить транспорт, только площадка в центре. В то время как «воздушная карета» подлетала к месту посадки, Курадо посмотрела вниз, с неким удивлением изогнув бровь. Внизу было мало воды, хотя она уже должна была плескаться на своем обычном уровне. В такую жару в представлении наверняка будет использоваться система фонтанов, но пока что это казалось маловероятным – наверное, воду как раз набирают. Шум с площади был слышен даже отсюда, еще бы, ведь к всеобщему разочарованию Ее Высочество не пошла через главный вход. Хотя, это наверное было бы слишком глупо, если учитывать, сколько сфирийцев уже поджидало ее у него. Когда Ирбис задал вопрос, принцесса посмотрела на него через левое плечо и слегка изогнула бровь.
- Я понимаю, что вы хотите сказать, однако, не думаю, что сейчас стоит так волноваться по этому поводу. Большую часть времени я проведу за выбором наряда и репетицией, все входы будут закрыты, велика вероятность, что Ее Величество и Фэил Тал Лирид позаботились и об охране…
«…Так что просто отдыхайте, - так и хотелось сказать Файнару, но знание того, что это будет грубо и неправильно заставили ее промолчать. Конечно, он же был ее телохранителем, ему негоже бродить где-то в коридорах Стадиона, в то время как принцесса находится в окружении всяких неизвестных личностей. Да, это была справедливая предосторожность, вполне понятная. Да и ведь если Гонзу застанут прохлаждающимся вокруг, это может плохо сказаться на его службе – королева рассчитывает на него, а что он скажет ей, если подведет своими действиями, на которые его сподвигла принцесса? Жаловаться же он на нее не будет… Поэтому, даже не смотря на желание дать другу возможность получить удовольствие от праздника, приходилось отказаться от любых идей касательно этого. – Все-таки, сейчас он на службе, с моей стороны будет эгоистично мешать ему выполнять его долг. Я мешала в детстве, не хочу чтобы и сейчас у него были со мной проблемы».
- …Но все-таки, с давним знакомым поблизости будет спокойнее, - принцесса улыбнулась, мысленно отругав себя за свои мысли.

Площадка-сцена в центре концертного зала.

В этот момент Ресселер плавно подлетел боком к краю площадки-сцены и завис в воздухе. Поправив края юбки, Курадо прошла вперед, мимо Целестии, которая уже знала, что нужно было уступить проход и ступила каблучками на покрытие. Почему-то их никто не встречал. Пустой зал, с единственным Ресселером в центре – довольно странное зрелище, если только вы не сфириец.
- Лучше подождать здесь – Фэил должен подойти сюда. Да и я совсем не знаю, как устроен Стадион, будет нехорошо, если мы зайдем куда не следует… - сказала принцесса, выйдя в центр площадки и оглядев места зрителей. – Всегда думала, каким будет мое первое выступление на большой публике и лишь сейчас поняла, что совершенно ни о чем тогда не думала… потому что сейчас все кажется немного странным.
Тут она усмехнулась, поднеся пальцы к губам и слегка наклонившись вперед.
- Главное, чтобы не напортачить с текстом и не перепутать строки из разных песен.
- Это вряд ли, - подала голос Целестия, подошедшая поближе. - Слишком хорошая память для таких ошибок.
- Хм-м-м-м-м-м? Ты так думаешь? - весело спросила Файнару, продолжая осматривать зал и подмечая кристаллы под самым потолком там, где он кончался, открывая взору голубое небо.

 
Ирбис Четверг, 15 Октябрь 2009, 19:20 | Сообщение # 3





Над Стадионом.

- Я понимаю, что вы хотите сказать, однако, не думаю, что сейчас стоит так волноваться по этому поводу, - начала Курадо. Гонза помрачнел еще сильнее. Не то чтобы у него вызывало неудовольствие решение принцессы, скорее, ощущение бездействия, которое в скором времени ему придется испытать. Ему нравилась его работа, причем даже в мыслях он свою службу так не называл. В Сфирии он даже не задумывался о том, что за что-то получает деньги, здесь все его существо было подчинено служению короне, не более и не менее того. Однако когда его освобождали от деятельности, это ощущалось достаточно остро.
- …Но все-таки, с давним знакомым поблизости будет спокойнее, - закончила принцесса, неожиданно для сохила. Тот чуть было удивленно не приподнял брови, но вовремя спохватился и лишь склонил голову в знак благодарности и уважения.
- Рад такому решению, ваше Высочество.

Площадка-сцена в центре концертного зала.

Наконец Ресселер остановился, и они могли сойти вниз. Курадо направилась к площадке первой, за ней Целестия и Ирбис. Никого в помещении больше не было, и Гонза счел это довольно странным. Все-таки, это принцесса, да и не была она здесь до сих пор, судя по всему. А следующая фраза только подтвердила мысли полу-льва.
Целестия и Файнару перебросились парой фраз. Похоже, они-таки решили не ссориться. Ну и в самом деле, они уже давно не дети. Официально, по крайней мере. А принцесса казалась даже слишком веселой для предстоящего действа. Мало того, что ей пришлось сегодня выступить с парой речей перед огромным скоплением народа, так еще и петь на сцене, когда голос может подвести... Сам Ирбис не помнил, когда он в последний раз пел, да и пел ли когда-нибудь вообще, но начинать желания не было. Первым делом потому, что и без того громким рыком можно легко распугать слушателей. Да и считал сохил, что пение существует только чтобы радовать людей мелодичностью своего голоса. Поэтому данная забава воодушевления не вызывала.
Фэ-ил... Он, значит, здесь все это сотворил? Не промах, кто бы он там ни был.

Исправил(а) Ирбис - Пятница, 16 Октябрь 2009, 19:31
 
Целестия Четверг, 15 Октябрь 2009, 21:41 | Сообщение # 4





Площадка-сцена в центре концертного зала.

Когда гонки закончились, и они взлетели в воздух – на этот раз по-настоящему – Целестии сразу полегчало. Не то чтобы он стеснялась публики, но все равно, стоило Ресселеру взлететь, дышать стало легче. Хотя, возможно это было лишь связано с тем, что на высоте было свежее. Теперь же Эльен находилась на стадионе Осилвии Клэр. Выступлений певицы девушка не слышала, но знала, что те были великолепны.
- Хм-м-м-м-м-м? Ты так думаешь? – веселым тоном ответила Курадо.
Целестия улыбнулась, взглянув на принцессу. Старый прием, чтобы получить комплимент. Девушке нравилось видеть подругу в таком расположении духа – Файнару была похожа на солнце, и рядом с ней в такие минуты невозможно было грустить и печалится. «Надеюсь, что никакие трудности не лишат Курадо радости», - промелькнуло в голове жрицы. Ей опять вспомнился силуэт той девушки… Сложно забыть свои видения, они хорошо отпечатываются в памяти, наверное, потому, что их не видно и не слышно, их чувствуешь. Нет, даже это слово – «чувствовать» - не подходило. Мысли перебросились вновь на предстоящий концерт. Когда ж именно будет выступать принцесса?..
Тут Целестия почувствовала, как мысли уплывают от нее – сейчас это было сходно с состоянием, когда понимаешь, что лишаешься сознания, но сделать уже ничего не можешь. Но не было слабости и иных признаков. Наконец, Целестия с этим смирилась. Стадион куда-то исчез - вместо него мелькали разные образы: силуэт девушки, огонь – нельзя было сказать, разрушающий или согревающий, чьи-то испуганные глаза, и снова пламя, Целестии показалось, что пламенем кто-то окружен, что кто-то создает его – но она никак не могла уловить, кто.
Перед глазами вновь появился стадион. Целестия провела рукой по лицу, глазам. Из-за малого опыта видения оставляли после себя чувство утомленности, слабости. Все-таки, Эльен была не такой уж хорошей жрицей – все решает опыт и мудрость, приобретаемые лишь с годами. Только с помощью них, ну и знаний текущих событий. Конечно, можно понимать видения. А так они оставались бессмысленными картинками. Целестия так и стояла, опустив голову и прикрыв глаза рукой, пытаясь сосредоточится и понять, что она все-таки только что видела, и к чему это относится. Наконец, она опустила руку и внимательно посмотрела на Курадо. Касалось ли ее это видение? "Силуэт мы уже проходили, но остальное?.."

 
Курадо Четверг, 15 Октябрь 2009, 21:57 | Сообщение # 5





Площадка-сцена в центре концертного зала.

В ответ Целестия лишь улыбнулась, а потому Курадо лишь хитро сощурила глаза. Да нет, конечно, вышесказанное было лишь для красного словца. Для нее это было бы непростительной ошибкой, если учесть, что в Соборе уделяли большое внимание ее творческим способностям, для их поддержание и сохранения на будущие годы. Правда обычное обучение было в ущерб урокам Девы Меча, что принцесса всегда воспринимала слишком остро. Пусть ее и отправили в Собор лишь затем, чтобы в дворцовых стенах она не чувствовала себя одиноко, можно бы было и подвергнуть ее полному обучению, раз уж был выбор. Иначе зачем вообще было его давать – лучше изначально поставить ее на ту или иную тропу, чтобы не было соблазна. Но нет, ей дали выбор, а потом жестоко сократили его. И где была справедливость? И полноценной Девой Меча она не является, что плохо – ее навыки владения мечом вообще оставляют желать лучшего, да и настоящей жрицей ее назвать нельзя – никакого дара у нее не проявилось. Это задевало даже больше, ведь род О’Лэндхард, пришедший со Старого Континента – Ханналуна – всегда был наделен особым даром видеть далекое будущее и того, что может даже не произойти или наоборот, произойдет если случится что-то особенное. Иногда даже получалось видеть причину изменений и результатов, что сильно помогло исфири в Древние времена. Историю Ханналуна Курадо знала, но не детально и не с самого начала – все-таки, слишком много было информации и запомнить абсолютно все вряд ли бы смог даже мудрейший. Эти кто и помнил больше всех так это эльфийские правители, но с ними вряд ли можно вот так просто взять и встретиться. Похоже, на юге творилось много чего нехорошего, если судить по новостям и докладам Дев служащих на границах и бывающих в соседних странах. Почему-то Файнару казалось, их было слишком много и больно часто были эти доклады – иногда принцессе удавалось даже подслушать разговор той или иной Девы с Ишльей, и услышанное не особо радовало. Войны Домов в Империи, объединение Блеймру и Тэлойи, что могло означать опасность для Сфирии, реши люди потянуться на восток… Но даже это казалось каким-то призрачным. Курадо была в большей степени реалисткой, но даже ей мало представлялось, что Сфирия может пасть перед натиском людей. А ведь случись это, что им тогда делать? Ясное дело, возвращаться на старый континент, однако там будет ждать, скорее всего, либо обычная жизнь, либо свадьба с принцем одной из стран. Но тогда ни о какой возможности быть королевой речь даже не заходила, пусть это и не было основной целью в жизни Курадо. Королевой она вообще станет очень и очень нескоро, а до тех пор придется вести долгую, лишенную большой ответственности жизнь. И это было хорошо – хотелось еще пожить для себя…
Моргнув и слегка мотнув головой, поняв что все это время она просто молча разглядывала пустые места для зрителей, принцесса посмотрела в сторону прохода в основную часть здания. Фэил говорил, что там располагаются комнаты для артистов и для нее лично будет отведена одна комнатка, специально для сегодняшнего дня. Девушка даже не ставила вариантом то, что кого-то ведь могли и потеснить, освобождая помещение… либо все уже было запланировано заранее и никто не «пострадал». Но так или иначе, никто пока не спешил в концертный зал.
- Отправляйтесь, думаю, Ресселер нам более не понадобиться, - подойдя к ожидающему исфири, любопытно озирающемуся (еще бы, не каждый день попадаешь в пустой стадион через крышу!), но похоже тоже немного скучающему. На слова принцессы он улыбнулся и кивнув, похоже просто побоявшийся сказать что-то вслух, стал медленно поднимать транспорт в воздух. Провожая его взглядом, Файнару улыбнулась, когда шум за стадионом возрос – сфирийцы подумали, что принцесса покидает стадион. Что же, оставалось лишь дождаться проводника, но девушка уже все больше хотела пойти на исследование Стадиона сама.
«Со мной Ирбис, в конце концов, и Целестия, - подумала она, прохаживаясь по краю сцены и глядя вниз, на искрящуюся на солнце воду. – Вряд ли кто-то решится рискнуть жизнью и сделать что-то плохое…»
Вновь обратив взор к проходу в основную часть здания, Курадо переменилась в лице заметив, что подруга побледнела и словно замерла на месте. Но не успела она подойти к ней, как жрица очнулась от раздумий и провела рукой по лицу.
- Все в порядке? – немного взволнованно спросила принцесса, кладя руку Целес на плечо. – Ты сильно побелела… - в глазах читался вопрос.
Неужели видение? Такое предположение пришло почему-то первым в голову. Возможно потому, что очень похоже девушка выглядела когда королева попросила ее предсказать будущее принцессы. Сразу стало как-то не по себе.

 
Целестия Четверг, 15 Октябрь 2009, 23:15 | Сообщение # 6





Площадка-сцена в центре концертного зала.

Неприятные ощущения понемногу проходили – с каждым видением они ослабевали. Привычка. Все-таки, она родилась с этим даром, да и вообще, это, можно сказать, наследственное.
- Все в порядке? – Целестия ощутила на своем плече теплую руку подруги.
- Да, спасибо, все в порядке, Курадо, - на лицо Целестии вернулись краски, но это мало что изменило – девушка обладала светлой, бледной кожей.
В глазах принцессы легко читался немой вопрос – все-таки, не первый раз они в похожей ситуации. Такое «случайное» видение случилось у нее во второй раз в жизни. Иногда они случались сами, когда жрица подолгу задерживала взгляд на воде, но чаще Целестия сама вызывала их – как тогда, на приеме у королевы. Самым неприятным свойством нецеленаправленных видений было то, что было сложно понять, к чему или кому они относятся. Когда вызываешь – все понятно. А когда вот так, ни с того ни с сего… Уже знакомый промелькнувший образ наталкивал мысль о том, что видение относилось и к Курадо в том числе. Но вот причем огонь?
- Как всегда, ничего не понятно, - еле слышно (разборчиво для Курадо, так как та очень близко стояла) пробормотала жрица, и продолжила чуть громче. – Я думаю, ты правильно поняла. Я еще сама не до конца понимаю, к чему и кому относится увиденное...
Эльен не знала, продолжать ей или нет. Вдруг это не касается Ирбиса? Проходимца на столь ответственную должность, конечно, не поставят, да и Курадо говорила, что он ей друг, но мало ли… К тому же, Целестия еще сама не очень понимала, что и где, и при ком, можно было обсуждать. Поэтому теперь уже в глазах Целестии был вопрос, отнесенный к Курадо, и которого Ирбис видеть не мог, так как жрица стояла к нему спиной.

 
Курадо Пятница, 16 Октябрь 2009, 01:04 | Сообщение # 7





Площадка-сцена в центре концертного зала.

Когда опасение подтвердились принцесса нахмурилась и убрала руку с плеча подруги, опустив взгляд на кольцо, которая по привычке начала покручивать на пальце. Снова видение, вот так внезапно. На памяти Курадо не было ни единого случая, когда видения приходили к Целестии сами, но она знала что для этого нужно какое-то внешнее воздействие, либо что-то еще, но обязательно чтобы было что-то, ставшее причиной появления видения. Просто так ничего не бывает, значит, видение может быть как-то связано с этим местом? Но Целес ничего не сказала, значит, видение было действительно неопределенным, не таким важным и вообще не отвечало ни на какие вопросы, а лишь вызывало новые. Посему она даже не будет спрашивать что в нем было, по крайней мере сейчас такого желания не было. А даже если подруга не стала говорить из-за того что здесь был Ирбис, потом она и сама расскажет, будь там что-то серьезное. Вот только она как-то изначально была уверена, что это видение связано с тем, что посетило жрицу еще во дворце. Видимо, эта тема была действительно больной для Курадо – она столько раз отвлекала себя другими заботами, что и забыла почти, как оно вновь напомнило о себе.
- Тебе это не кажется странным? – спросила она у Целестии, отходя от нее и останавливаясь примерно в паре метров, стоя спиной и к ней, и к Ирбису.
Про него спрашивать не хотелось, потому что ей это казалось маловероятным. Все-таки, видение появилось сейчас, а она и Гонза встретились много часов назад. Видение же пришло едва они оказались здесь. Но последующее предположение было высказано немного взволнованным тоном:
- Может быть, мне не стоит выступать сегодня? – девушка развернулась, на лице читалось некоторое беспокойство, взгляд же прошелся по залу, Гонзе и вернулся к Целестии. – Скажи, как ты чувствуешь? Ты чувствуешь что-нибудь… необычное?
Принцесса вздохнула, так и не дав ответить подруге, опустила взгляд и добавила:
- Я не верю в то, что видения на одну тему могут появляться задолго до своего осуществления, - конечно, ведь на такое был способен лишь ее род. – Что-то очень скоро случится и я… не хочу лишний раз рисковать, тем более сегодня здесь будет много народа. А видение появилось здесь… Мне это все не нравится.
Файнару стало немного боязно. То, что ее будущее оказалось настолько ближе, чем предполагалось до этого совсем не радовало. Либо она слишком преувеличивает, либо пора начинать беспокоиться…

 
Целестия Пятница, 16 Октябрь 2009, 18:14 | Сообщение # 8





Площадка-сцена в центре концертного зала.

Слабость Целестия почти перестала чувствовать. Появилось некоторое подобие обиды на то, что она не увидела больше. Эта неопределенность угнетала. Девушке начало казаться, что видение было о чем-то плохом. Но приносил ли разрушение огонь – и надо ли понимать его в прямом смысле – оставалось вопросом.
На слова Курадо Целестия покачала головой. С чего принцесса решила, что видения были на одну тему? Впрочем, она была права. «Что-то необычное…Может, видения как-то связаны с чувством тревоги, которое и сейчас не затихла? Неужели…опасность? Для Курадо? Вполне вероятно – ведь в этом видении вновь появилась та девушка…Что за девушка? Почему ее не удается рассмотреть? И при чем тут огонь? Вряд ли он возвещает о пожаре. Нет, я почти уверена, что огонь не надо понимать как пожар. Чьи глаза? Испуг вызван огнем? Той девушки? – мысли проносились в голове с огромной скоростью, – связано ли это с концертом или более поздними событиями? Что случится?».
- Ты права, вчерашнее и это связаны. Опять силуэт. Но на этот раз все размывчато – неудивительно, но жаль. Огонь, пламя – но как его понять? Не думаю, что видение означает, что некая женщина устроит пожар на Стадионе. Только если в переносном смысле. Может, это ты зажжешь публику? – слабо улыбнулась жрица, но через миг уже снова приняла серьезный вид. - Знаешь, не знаю, относится ли к делу… Последнее время я почти постоянно ощущаю тревогу – она то усиливается, то ослабевает. Она появилась уже после моего переезда во дворец. Вчера, наверное, я не придала особого значения, списав на резкую смену обстановки. Но сейчас я что-то в этом неуверенна. Может, стоит заглянуть еще раз? В обычных условиях должно получиться лучше.
Повторять видения у Эльен не было особого желания – это еще не было так приятно, как хотелось бы, да и никаких гарантий того, что Целестия увидит именно то, что нужно, не было. В конце концов, если ей надо что-то знать, она бы увидела это, а если уж за два видения ничего не раскрылось, то, может, еще не время? С другой стороны, с этим нужно было разобраться…

Исправил(а) Целестия - Пятница, 16 Октябрь 2009, 18:21
 
Ирбис Пятница, 16 Октябрь 2009, 19:44 | Сообщение # 9





Площадка-сцена в центре концертного зала.

Присмотревшись к жрице, Ирбис решил, что девушке стало нехорошо от поездки в Ресселере. Может, воздушная качка или что-нибудь такое. Но Файнару опровергла его мысли, отослав транспорт вместе с его управляющим-исфири и поинтересовавшись о самочувствии девушки. Та ответила неясно, упомянув что-то об увиденном. Гонза пристально осмотрелся, но не нашел ничего, что могло бы повергнуть сфирийку в настолько сильный шок, чтобы та, и без того не пылающая румянцем, побледнела еще сильнее.
Она же жрица, значит, возможно может что-нибудь предсказывать. Но разве для этого не нужна спокойная обстановка, затемненное помещение, еще какие-нибудь штуки?..
Сохил не был уверен в своем предположении, но виду не подал. Тем более, что девушки повернулись к нему спиной, негромко переговариваясь, так, что он практически ничего не слышал. Значит, это та вещь, о которой ему знать необязательно. Понимая, Ирбис не стал подходить ближе, пусть и держал обеих в зоне своего внимания.
Удобно упершись руками в бока, он осмотрелся вокруг. В центре стадиона находилась емкость, искусственный водоем, на самом дне наполненный водой. Выглядело это не слишком торжественно, и Гонза решил, что ко времени выступления это место будет выглядеть эффектнее. А вот возвышение над этим бассейном смотрелось очень выигрышно, скорее всего, именно там и будет происходить основное действо.
В голосе принцессы послышалось опасение. Выходит, сегодня ему надо держать ухо востро. Он, в общем-то, был уверен, что Курадо поделится с ним своими опасениями, если они оправданы и угрожают её безопасности, чтобы были приняты меры, но мало ли, что может произойти. С другой стороны, они могли рассуждать о другом, например, о своих возлюбленных, и тогда знать подобное было бы даже некрасиво с его стороны. Именно по этой причине полу-лев старался не слушать то, о чем разговаривали подруги.

Исправил(а) Ирбис - Пятница, 16 Октябрь 2009, 19:45
 
Курадо Пятница, 16 Октябрь 2009, 20:12 | Сообщение # 10





Площадка-сцена в центре концертного зала.

Принцесса с легкой тревогой слушала подругу, сложив руки впереди и едва заметным движением, потирая пальчиком любимое кольцо.
- …Огонь, пламя – но как его понять? Не думаю, что видение означает, что некая женщина устроит пожар на Стадионе…
Может это и звучало немного дико, да и действительно было маловероятным, кто знает, может быть видение к тому и велось? Но Курадо больше обратила внимание на то, что в видении присутствовала давняя «знакомая» - неизвестная девушка, точнее, лишь ее силуэт. Если смотреть на то, что видение появилось само, здесь, вероятно она имела какое-то отношение к этому месту? Возможно, девушка была певицей и сегодня ей предстоит с ней встретиться? Это предположение заставило сердце забиться сильнее, ведь так вполне могло оказаться, было очень похоже на правду. Конечно, если видение не подразумевало что-то иное. Еще одним предположением было то, что это могло быть прошлое, однако эту версию можно было откинуть, опираясь на то, что во дворце она видела эту же девушку, но в будущем.
«Но нет, а что если то видение показывало будущее, а это – прошлое? Что-то произошло здесь когда-то, либо поблизости, а теперь, возможно после сегодняшнего дня, эта девушка будет иметь отношение и ко мне, раз она была замечена в моем будущем?» - принцесса задумчиво скосила взгляд в сторону.
- Только если в переносном смысле. Может, это ты зажжешь публику? – Целестия вновь хотела как-то разрядить обстановку, только сейчас это казалось неуместным, поэтому принцесса никак не отреагировала на эти слова, лишь подумав, что иногда лучше бы было оставить шутки.
Дальнейшие предположения подруги заставили Файнару вновь поднять взгляд, полный серьезности и чего-то такого, что можно бы было сравнить с анализом происходящего и усиленного раздумья. Словно сейчас принцесса знала что-то, что не было известно жрицы и определяла, насколько много та смогла выяснить самостоятельно, пусть это и не было так.
«Волнения по приезду во дворец… могут ли они быть связаны с происходящим в стране? Да, конечно, ведь королева и подданные имеют к этому непосредственное отношение – может быть так, что Целестия лишь ощущает это напряжение? Может быть, оно и спровоцировало именно эти видения?» - пока девушка размышляла, подруга уже выдвинула предложение попытаться вызвать еще одно видение.
- Я не уверена, стоит ли, – Курадо зажала подбородок большим и указательным пальцами, раздумывая. – Что это может дать… я соглашусь, только если ты считаешь, что это необходимо. К сожалению, я ничего не чувствую в этом плане, сейчас только ты связана с этими видениями на высшем уровне…
Сказав это, она посмотрела на Ирбиса, подумав, что тому наверное неловко стоять вот так в стороне, в то время как они обсуждают подобные вопросы, однако сам он ничего не говорил, и принцесса решила, что поведает ему обо всем чуть позже. Взгляд вернулся к Целестии.
- …Что будет лучше, по твоему мнению? - мысленно девушка отметила, что сейчас Целес уже была в прямом смысле на службе, выполняя свои обязанности жрицы-советника. Пожалуй, слишком быстро...

 
Целестия Суббота, 17 Октябрь 2009, 07:58 | Сообщение # 11





Площадка-сцена в центре концертного зала.

Целестия задумчиво провела пальцем левой руки по гладкой, холодной поверхности ожерелья. Действие это помогло ей немного успокоиться, и жрица взглянула на Курадо. Ты выглядела так, будто она что-то знает, и сейчас сопоставляет факты. Такая версия была вполне вероятной.
- …Что будет лучше, по твоему мнению?- Курадо и Целестия встретились взглядами.
Действительно, что будет лучше? С одной стороны – призрачная опасность. С другой – а вдруг не такая уж и призрачная? Но народ ждет свою принцессу, если она не выйдет, это может породить много слухов. Но если все-таки опасность действительно есть? Целестии вспомнились тот недобрый взгляд в толпе и девушка невольно сжала кулаки.
«Если бы только видения были четкими…Ясными. Все было бы так просто. А так…одни догадки да загадки. Угнетает… Неужели я действительно так не готова к ответственности? – Целестия окинула взглядом помещение. – Кстати…Нас же должны были встречать? Мы прилетели довольно давно, но еще никого нет».
- Смотря откуда смотреть. С одной стороны, сорвать выступление из-за призрачной опасности, с другой стороны, если ты права и здесь должно случится что-то…не очень хорошее… - Целестия глубоко вдохнула, пытаясь сосредоточиться и подумать как следует. – Кстати, разве тебя не должны были встретить? Столько времени уже прошло…Странно все это. По-хорошему, лучше перестраховаться – но не будешь ли ты потом страдать из-за молвы? Мало ли, кто какой слух пустит. Все-таки, это первый день, когда ты принцесса в народе...
Жрица покачала головой. Видно было, что ее гложат сомнения.

Исправил(а) Целестия - Суббота, 17 Октябрь 2009, 07:58
 
Курадо Суббота, 17 Октябрь 2009, 13:51 | Сообщение # 12





Площадка-сцена в центре концертного зала.

- …С одной стороны, сорвать выступление из-за призрачной опасности, с другой стороны, если ты права и здесь должно случится что-то…не очень хорошее…
Не то чтобы Курадо хотела сорвать концерт, она просто опасалась, не станет ли ее появление на сцене причиной для чего-то плохого. Кто знает, кто и почему может желать зла принцессе? Хотя, наверное правильнее будет сказать, королеве или кому-то из ее приближенных – принцесса скорее будет средством создать проблемы им. Она слишком долго пробыла в закрытом обществе, вряд ли за последние восемь лет она успела кому-то сильно насолить или перейти дорогу. Если что и случится, то только с целью добраться до выше стоящих, но никак не до нее самой. Возможно, Курадо даже оскорбилась, что ее просто используют для чего-то подобного, нежели собираются сделать что-то плохое именно ей, а не ее матери, например. Глупо, но где-то глубоко такое чувство было, пусть Файнару и вовсе не хотела чтобы что-то подобное произошло. Но ей не нравилось, что иногда из-за одним страдают другие, наверное потому у нее были столь противоречивые чувства на счет этого. И сейчас другое противоречие мешало сделать выбор. С одной стороны, конечно, срывать концерт было бы верхом безответственности и неуважения к пришедшим посмотреть на выступление Ее Высочества, с другой стороны, что если может и правда случиться что-то плохое? Ведь благополучие наследницы всегда будет стоять выше многих вещей, тем более уж какого-то концерта. Но сама Файнару думала не о себе, а о том, что из-за нее могут пострадать и другие, если опасения подтвердятся.
«Мы сейчас просто гадаем, даже нет доказательств того, что что-то произойдет, а простое видение, пусть и столь подозрительное и «удачное» нельзя назвать ответом на вопросы», - принцесса скосила взгляд к полу. Последние слова Целес тоже несли в себе долю истины – это был ее первый день, будет очень нехорошо, если он закончиться плохо, однако как и она сама, жрица опасалась. Курадо вздохнула, поняв, что подруга дает ей два выбора, но не предлагает какой-то один, что, в общем-то она должна делать, основываясь на своих ощущениях ситуации. Иначе, зачем бы были тогда нужны личные жрицы?..
- …Пока не будем ничего предпринимать, до концерта еще час, может быть, за это время появится хоть один ответ на вопросы, - немного растягивая слова, словно думая на ходу, принцесса покачала головой и сделала пару шагов по направлению к проходу. – А пока что найдем кого-нибудь, все-таки, меня действительно должны были встретить…
Бросив на небо быстрый взгляд, услышав возросший шум толпы на площади, девушка поправила диадему и уверенным шагом направилась к проходу и дойдя до него, раскрыла тоненькие дверцы, сломать которые не стоило бы даже каких-либо усилий.

Север стадиона, коридор второго уровня.

Они оказались в коридоре с гладким темным полом на котором друг за другом лежали длинные ковровые дорожки, светлыми стенами с различными рамками - портретами артистов, какими-то грамотами и наградами, чем-то еще - между кристаллическими лампами в футлярах из светлого металла. Если бы не эти лампы, в просторном коридоре было бы очень темно, пусть и с ними коридор нельзя было назвать очень уж светлым, из-за чего те же ковры казались чуть темнее, чем на самом деле. Уже отсюда можно было услышать шум доносившийся с обеих сторон - по всей видимости артисты готовились к выступлению. Курадо стало немного не по себе, словно она зашла туда, куда ее не звали, на чужую территорию и теперь ждет вожаков... Слегка мотнув головой, отгоняя такие глупости (все-таки она принцесса и ее сюда пригласили!), Файнару посмотрела сперва в левый коридор, затем в правый, раздумывая, куда бы пойти. Где бы мог быть Фэил?..
Неожиданно, где-то слева раздался практически грохот открываемой двери и звук торопливых шагов. Несколько секунд ожидания и взгляда в нужную сторону себя оправдали - по коридору к ним спешил сам Лирид, видно, запыхавшийся и очень взволнованный.
- С вами все в порядке? - спросила его принцесса, когда он подошел ближе и поклонился.
- Прошу прощения, Ваше Высочество, мне было непозволительно заставлять вас ждать, - извинился мужчина, на что Файнару подняла ладонь.
- Не переживайте, но все-таки, что вас задержало? - спросила она на случай, если могло бы быть что-то связанное с видением.
- О, принцесса, были проблемы с желающими попасть на Стадион, стража почему-то не могла решить этот вопрос без меня, - нахмурился исфири, но после, улыбнулся и хлопнул в ладоши. - Но не будем терять времени, позвольте я вас провожу.
Курадо кивнула и четверка направилась дальше по западному коридору.
- Для вас было приготовлено много сценических костюмов, Ваше Высочество, - тем временем пояснял Фэил, идя чуть впереди. - Для репетиции я выделил помещение с восточной стороны - как только вы будете готовы, можно будет отправиться на закрепление знаний...
- Скажите, а не приносили ли тексты? Я не смогла взять их с собой, но боюсь, служанка их не донесла...
- Не переживайте, тексты есть, - обернувшись к Файнару, исфири улыбнулся. - Я предусмотрел этот вариант, не стоит беспокоиться.
- Это замечательно, спасибо вам, - благодарно кивнула девушка, обернувшись к Ирбису и Целес, улыбнувшись им, пусть и в глазах можно было прочитать вопрос, что они думают по всему этому поводу.
Наконец, они дошли до нужного помещения и ФЭил остановился у дверей.
- Внутри вас уже ждут, принцесса, - Лирид покосился на сохила, добавив: - Вероятно, вашему стражу - Ирбис Гонза, если не ошибаюсь? - лучше подождать снаружи...
- ...Пожалуй, - немного виновато посмотрев на сохила, так как сейчас другой стражи почему-то не наблюдалось, Курадо обратилась уже к Целестии: - Возможно имеет смысл пока занять себя чем-нибудь или занять место для наблюдения за концертом...
- Я могу проводить, - кивнул Фэил. - На верхнем этаже можно пройти к балкону в южной части - оттуда хорошо видно сцену.
- Я согласна, - кивнула Целестия.
- Хорошо, тогда встретимся уже после концерта, - улыбнувшись кивнула принцесса, пусть взгляд, которым она одарила подругу призывал к тому, чтобы та слишком сильно не расслаблялась. - Если что-то нужно будет сообщить, ты знаешь где меня найти.
- Пойдемте, - Фэил повел рукой в ту сторону, откуда они только что пришли. - Лестницы только в северной части Стадиона.
- До встречи, - попрощалась с жрицей Курадо и уже обратилась к Ирбису, когда Лирид и Целестия отошли на достаточное расстояние. - Я прошу прощения, что не все сейчас может быть понятно... к сожалению, это не подходящее место для обсуждения некоторых вопросов. Как только представится возможность, мы поговорим, а пока прошу, не впускайте никого за эту дверь.
Последнюю фразу принцесса сказала, положив свою кажущуюся крохотной ладонь на предплечье сохила, скорее стремясь показать тем самым, что ей не безразлично его мнение, и что она действительно сожалеет, что не может поведать о чем-то в данную минуту.
- Я понимаю, Ваше Высочество, - кивнул Гонза, после чего открыл дверь в нужную комнату и пропустил вперед принцессу.
Сперва, конечно, сохилу пришлось осмотреть помещение, но убедившись, что в просторной, весьма богато обустроенной комнате комнате с множеством манекенов, наряженных в самые разнообразные костюмы, передвижных вешалок, дивана, столика с зеркалом и примерочной, никого нет, не считая несколько исфири-служанок, вышел в коридор.

Второй уровень. Отдельная примерочная комната, в северо-западной части Стадиона.

- Ваше Высочество, - поклонилась странноватого вида исфири, еще молодая, но очень пестро одетая, у которой вместо юбки было накреплено множество каких-то лоскутков ткани. Хотя, может это и была юбка, кто знает. - У вас замечательное платье.
- Благодарю. - Курадо слегка кивнула, польщенная комплиментом, пусть и несколько неожиданным.
- Итак... - женщина резко развернулась к ней спиной, всплеснув руками, указывая на стоящих в стороне служанок. В глазах некоторых читалось откровенное любопытство, кто-то был более сдержан, что могло говорить о серьезном различии возрастов исфири. - Это Рина, Ванэмия, Лания, Фэлизз, - она вновь развернулась к принцессе. - Меня зовут Эмилия Уэвиш. Я буду заниматься вашим внешним видом на сегодняшнем празднике. Как видите, у нас большой выбор, что бы вы больше предпочли?..
Говоря, женщина уже прохаживалась по залу, с расставленными в стороны руками, делая резкие выбрасы ими в сторону того или иного манекена. Похоже было, что она чувствует себя как у себя дома, пусть пока что никакого неуважения к принцессе не проявила. Что же, творческие натуры всегда славятся странноватым характером, а если посмотреть на эту странно одетую исфири, с завязанными в высокий хвост золотистыми волосами и живым взглядом синих глаз, не говоря уже о манере передвигаться и разговаривать - она вполне могла быть представительницей таких личностей.
- Я хотела свободный наряд, что-нибудь в синих или голубых тонах, - выдвинула первое предложение принцесса, рассматривая костюмы. Большая часть манекенов стояла у левой стены, справа же находилась пара дверей, длинный диван с красновато-фиолетовым сидением и разноцветными цветастыми подушками, стояли здесь и пара шкафчиков, а рядом с ними - вешалки на колесиках, с навешенными на них костюмами. Столик у самой дальней стены, с большим зеркалом, отличался от обычных столиков своими размерами - он был раза в три больше, а на столешнице стояло множество косметических средств. Светлые стены с лепниной, украшенные лампами и обычными успокаивающими картинами с пейзажами, темный пол из крупных плит темно-синего мрамора... Принцесса задалась вопросом, много ли в этом здании подобных комнат и кому обычно отводится эта.
- Как на счет этого? - спросила женщина, указав на сине-голубое платье, юбка которого с левой стороны была заметно длиннее, чем с правой, у которой на краях были нашиты белые подолы, в складочку. Верх платья выглядел более обычно - открытые руки и плечи, среднее декольте, края которого были отделаны такой же белой гармошкой. В основном платье было однотонного темно-синего, с едва заметной голубизной и фиолетовым отсветом. К платью также прилагались синие перчатки туго закрепляющиеся на предплечьях, но в остальном - свободные, расширяющиеся к краям, отчего их даже перчатками было сложно назвать. Курадо платье понравилось, но она решила, что было бы глупо останавливаться на первом попавшемся наряде - нужно ведь было и другие посмотреть...
Оказалось, что выбрать наряд для выступления куда сложнее, чем казалось - красивых костюмов было много, каждый нес в себе какое-то очарование, потому выбрать было просто невозможно. Парадное платье принцессы уже давно покоилось в стороне, в то время как сама девушка, в соседней комнате, больше похожей на небольшую гостиную с множеством пуфиков и зеркал, примеряла всевозможные наряды, крутясь перед зеркалами и все больше погружаясь в нерешительность. Уэвиш пусть и знала свое дело, предлагая действительно хорошие наряды, которые подходили принцессе не только по фигуре, но и фасону, в итоге тоже начала шумно вздыхать. Но в отличие от Файнару, ее похоже это заставляло быть более решительной. Самой же принцессе было стыдно за свою нерешительность, потому как она всегда просила какой-нибудь еще наряд, считая, что возможно другой будет более подходящим к случаю. так они провозились, наверное, минут сорок. За стеной уже можно было слышать, как по коридору снует народ, по словам Эмилии, проводили последнюю проверку концертного зала, чистили сцену, проверяли кристаллы. Вспоминая зал под открытым небом, Курадо мысленно похвалила себя за то, что смогла остановить выбор на достаточно свободном платье - в нем точно не станет жарко.
- Теперь, займемся внешним видом, - радуясь, что с подбором нарядов закончилась, Уэвиш хлопнула в ладоши, подзывая к столику одну из служанок, которая по всей видимости занималась макияжем. Пожелания принцессы сделать что-нибудь неброское и легкое само собой были учтены, а потому девушка принялась за работу, в то время как остальные занимались уборкой - за время потраченное на примерки, костюмов всюду скопилось достаточно много.
Сидя на мягком кресле без спинки, Курадо смотрела на свое небольшое, но преображение. Особое внимание в этот раз было уделено не только легкому макияжу, но и прическе - часть волос собрали на затылке, закрепив несколькими красивыми заколками так, чтобы две крупные пряди отходили от основного пучка вниз, в виде рядом лежащих полукругов, выходящих и возвращающихся в этот же пучок. Остальные волосы постарались посильнее выпрямить, что пожалуй было самым неприятным во всем процессе, но в итоге, окупило себя, так как пряди и правда стали заметно послушнее. Все это заняло еще минут двадцать - примерно за пять минут до того, как Файнару была полностью готова, уже было слышно, что концерт начался. Стадион сразу же наполнился звуками, из центральной части доносились звуки бодрой музыки и женского голоса, но похоже пока что шло лишь приветствие гостей, а из артистов никто не выходил. Мысленно принцесса прикинула, что у нее осталось меньше часа на то, чтобы повторить песню. Наверное потому в дверь и постучали, когда девушка уже сама направлялась к ней.
- Ваше Высочество, это Фэил Тал Лирид, - раздалось из-за двери, когда на стук все девушки в комнате замерли. - У меня с собой тексты, можем отправляться на репетицию.
Обернувшись к Уэвишь, Файнару не успела и спросить то, что хотела, но женщина догадалась о вопросе и ответила:
- Вы отлично выглядите, Ваше Высочество, публика будет в восторге, - она подмигнула ей. - Порвите их всех.
Файнару улыбнулась и кивнула. Как ни странно, даже на такую фразу в ее сторону сама Курадо не восприняла как-то слишком остро. Женщина ей понравилась, в ней было что-то такое, что притягивало и уже как-то само собой прощались ее творческие порывы и странности. Еще раз бросив взгляд на себя в зеркало, девушка глубоко вздохнула и поспешила к двери. Открыв ее, она слегка склонила голову набок и хитро улыбнулась, сказав:
- Я готова.
Фэил окинул взглядом принцессу и в нем явно читалось какое-то веселье вперемешку с радостью и искренним восхищением.
- О, Ваше Высочество, какой удивительный наряд! И как хорошо подобран, учитывая сегодняшнюю погоду! Надеюсь Уэвиш…
- Все в порядке, Тал Лирид, - перебила его женщина, подойдя и оперевшись локтем о косяк двери. – Но мне кажется, концерт уже начался, чего вы время теряете?
Фэил немного странно посмотрел на женщину, но не удивленно. Похоже, он ее достаточно хорошо знал, либо хорошо знал о ее особых манерах, но что точно – он не обиделся и даже не считал себя оскорбленным. Вместо какого-либо ответа в ее сторону, мужчина словно спохватился, пару раз кивнул, со всей серьезностью на лице, которая в данный момент казалась немного забавной.
- Да-да, конечно же, нужно поспешить. Спасибо Уэвиш, за работу.
- Да не за что, - усмехнулась женщина и слегка поклонилась. – Веселитесь.
- Пойдемте, Ваше Высочество, - Фэил встал боком, пропуская Курадо вперед и тем самым почти упираясь спиной в грудь стоящего позади Гонзы.
- Благодарю за помощь, - обернувшись к женщине, Файнару слегка кивнула и получив в ответ почтительный жест, с прикладыванием руки к сердцу, вышла в коридор.

Коридор второго уровня в северо-западной части Стадиона.

Да, все-таки начало концерта было очень отчетливо слышно. Пусть слов она и не разбирала, действительно, сама музыкальная программа еще не началась, так как музыку заменял шум зрительских голосов. В коридоре на удивление никого не было, пусть здесь и не было тихо – отовсюду были слышны голоса, а где-то наверху, казалось, кто-то топтал пол каблуками.
- Совсем скоро начнется первое выступление, поэтому нужно поторопиться, чтобы ни на кого не натолкнуться и побыстрее начать репетицию, - спеша дальше по коридору, на запад, пояснял Фэил, спеша вперед и придерживая край белоснежной рубашки. – Не переживайте, Ваше Высочество, в крайнем случае у нас еще есть целый час…
- Я думала, возможно, мое выступление действительно перенести в конец программы, - предложила Курадо, ничуть не отставая и слыша за спиной тяжелые шаги сохила. – Из-за предположения, что так будет более интересно, чем если я буду выступать где-нибудь в середине всего концерта. И это даст больше времени на репетицию.
- Хорошая мысль, принцесса, - одобряюще кивнул Файнару Лирид, хотя его лицо говорило о том, что он похоже думал уже о таком варианте, но позволил принцессе самой его предложить. Это было красивым жестом с его стороны и мысленно девушка поблагодарила его за это, ведь немного смущает, когда ты младше всех и чувствуешь себя слишком предсказуемым.
Шли они недолго, прежде чем исфири подбежал к широкой двустворчатой двери и распахнул ее перед Курадо и ее телохранителем. Внутри можно было уже видеть светлый зал с несколькими музыкальными инструментами, похоже, небольшая студия как раз для репетиций. В зале уже присутствовали несколько исфири, судя по пестрым одеждам, участники выступления, причем ее. Личные музыканты – вот уж чего Курадо точно не ожидала!

Второй уровень Стадиона. Студия в западной части.

- Проходите, проходите, - сказал Фэил оглядываясь, видимо, услышав что кто-то идет. В то время как из центра комнаты к ним уже направлялся молодой и достаточно привлекательный на вид исфири, в синих штанах и цветастой обтягивающей безрукавке. Его внешний вид, как и вид остальных музыкантов заставил Курадо порадоваться за свой выбор наряда – по цветовой гамме платья, она бы не выделялась на их фоне. – Ваше Высочество, позвольте представить вам Руанэла Деневата…
- А я хотел сам представиться, - словно обижено произнес исфири, пусть и легкая улыбка не покидала его лицо, на которое падали белоснежные пряди. Подойдя поближе, но оставаясь на почтительном расстоянии, исфири поклонился, приложив правую руку к сердцу. – Для меня честь участвовать в вашем выступлении, Ваше Высочество.
- Благодарю за содействие, - кивнула девушка, краем глаза поймав любопытные взгляды других музыкантов.
«Святая Мать, Курадо, не вздумай покраснеть, - цыкнула на себя принцесса, потому как группа состояла только из юных на вид исфири. – Еще не хватает тебе сбиваться с нот, это же будет позор!»
- Замечательно, тогда, я вас оставляю, - Фэил, кажется очень спешил, потому что постоянно оглядывался в коридор. – Деневат, ваш выход последний, расписание ты знаешь, не пропусти, слышишь?
- Все будет на высшем уровне, босс, - подняв большой палец вверх, исфири подмигнул ему, после чего Лирид еще раз попрощался и пожелав хорошей репетиции, быстро поспешил дальше по коридору.
Дверь в помещение закрылась, Курадо осталась в помещении в обществе музыкантов и Ирбиса, который скрестив руки возвышался над всеми, прислонившись спиной к двери. Быстрое знакомство с музыкантами, пара светских фраз, среди которых были и о погоде, а после – сразу же начало репетиции. Хотя, если быть точнее, это больше походило на подбор музыки к тексту, который Файнару пела по памяти, лишь периодически подглядывая на бумагу, чтобы запомнить.
К сожалению, к выбранному тексту больше всего подходили жанры сэран и сэран-райна, чем что-то более веселое. Пусть и сэран был одним из любимых направлений в музыке лично для Курадо, ей казалось, что ее выступление должно быть ярким, насыщенным и зажигательным. А для этого нужно было как минимум исполнение стиле данга или райна-дэшор. Немного поломав голову, Файнару предложила просто убыстрить песню, переставив строки и сделав их более короткими, однако и это не помогло. В итоге, пришлось поменять решение на счет выбранной песни. Благо когда она изучала тексты, помимо переведенной с древнеисфирийского, там была именно такая, что больше бы подошла для нужных стилей. Но ее она помнила лучше, а потому пришлось быстро подобрать нужную мелодию и начать заучивать под нее сам текст. Что интересно – под нужную музыку запоминать слова было намного проще, либо саму песню она сама не так уж и забыла, но в итоге, репетиция проходила удачно. Минут через сорок они уже закончили и Файнару могла выходить на сцену, с той лишь заминкой, что им было еще не время.
- А что на счет танца? – спросил Деневат, когда гитарист покинул студию, чтобы оповестить Фэила о выбранной мелодии и песне, по всей видимости как он и просил сделать.
- Танца? – переспросила Курадо, разглядывая музыкальные инструменты и отмечая, что они были весьма дорогими, потому как использовали кристаллические элементы для усиления и насыщенности звука.
- Да, может быть, стоит придумать какой-нибудь простой танец, чтобы оживить выступление? – предположил исфири, сидя на диване в углу и поджав под себя одну ногу.
- А ведь можно, - оживилась девушка и резко развернувшись к всем присутствующим кивнула. – Это будет интересно, я согласна.
Вообще-то, она собиралась просто импровизировать, но раз предложили, чего отказываться? Тем более, она уже думала о подтанцовке…
- А в конце повторим материал, чтобы уж точно, - бодро поднимаясь на ноги, парень махнул рукой остальным. – Давайте, ребята, становись…
Последние двадцать минут ушло на то, что они придумывали танец, опираясь на музыкальные такты. В итоге он получился простеньким, коротким, но на длину песни его хватало вполне.
- Ну что, наш выход через пять минут, пора выдвигаться, - оповестил Руанэл, проверяя свой внешний вид перед зеркалом, поправляя белоснежные пряди, специально падавшие на лоб. – Никаких проблем?
- Все отлично, я все помню, - кивнула Курадо, оборачиваясь на пути к двери. Сердце стучало как бешенное, волнение в который раз вернулось, но сейчас оно скорее было связано с нетерпением поскорее выйти в концертный зал. При одной только мысли об этом, по спине пробегала дрожь, хоть сегодня и было весьма жарко.
- Тогда, пора идти, - исфири кивнул всем присутствующим.
- Это будет жарко, - усмехнулся барабанщик, волоча за собой реквизит на колесиках.

Второй уровень, северо-западная и затем северная часть Стадиона.

Когда вся процессия вышла в коридор, здесь их уже поджидали отработавшие свое артисты, встретившие Курадо аплодисментами, а кто-то даже свистом. Ее личная группа, кажется сразу оценила ситуацию, потому как окружили девушку со всех сторон, чтобы никто не дай Святая Мать сделал что-то не то в ее отношении. Ирбис шел позади, чтобы иметь полный обзор. Именно так они и дошли до северной части Стадиона, где остановились у прохода, ожидая пока ведущий, а судя по голосу сам Тал Лирид, объявит их выход…

 
Ирбис Понедельник, 19 Октябрь 2009, 19:40 | Сообщение # 13





Второй уровень, северо-западная и затем северная часть Стадиона.

Казалось, самые щекотливые моменты в отношении безопасности принцессы остались позади, но Ирбис все равно время от времени окидывал оценивающим прищуром близлежащую местность. Не смотря на то, что исфири, окружающие принцессу, стояли смирно и даже не позволяли себе переговариваться, лишь перекидываясь время от времени взглядами, в воздухе витало волнение. Скрестив руки на груди, Гонза опустил взгляд на принцессу. Та тоже напряженно ожидала, когда её выступление будет объявлено. Пожалуй, он не мог её понять, так как самому не приходилось никогда даже толкать речь, но все-таки попытался представить себе её состояние. Что ж, ей как-никак придется привыкнуть к такому, за свое совсем не короткое правление это не первое и не последнее её выступление... особенно если учесть, что она еще даже не полноправная королева, а только принцесса. Ему бы хотелось подбодрить Курадо, но в кругу незнакомых исфири, более того, королевских подданных, эта фамильярность была бы лишней.
Удачи, принцесса.
Сохил вновь стал вслушиваться в речь ведущего концерт, иногда проскакивали незнакомые ему слова, но в общем всё было предельно ясно. Насколько ему приходилось слушать чьи бы то ни было выступления, речи повторялись из раза в раз, менялись только лица и названия. Сами же фразы были общими и ровным счетом ничего не говорящими.

 
Курадо Понедельник, 19 Октябрь 2009, 20:33 | Сообщение # 14





Второй уровень, северо-западная и затем северная часть Стадиона. У дверей в концертный зал.

За сценой они наблюдали лишь слегка приоткрыв дверцы, благо сейчас все внимание было устремлено на Фэила, спина которого находилась на фоне не только зрительских трибун, но и лучей солнца, которое все еще было достаточно высоко в небе из-за Белых ночей, и еще заливало все вокруг своим светом. По шуму и узкой щелки, через которой пробивалось солнце, оставляя на гладком полу светлую полоску, Курадо видела и зрителей, пусть мельком, но этого хватило, чтобы немного нервно выдохнуть. Сейчас, когда вот-вот предстояло выйти на сцену, все стало казаться нелепым: ее платье, текст песни, музыка и тот небольшой танец. Деневат заметил волнение юной принцессы и ободряюще прошептал:
- Все будет отлично, мы ведь хорошо отрепетировали.
- Да, конечно, - слегка испуганно посмотрела на него девушка, мысленно молясь Святой Матери, чтобы все так и было.
Из зала тем временем донесся куда более возросший шум зрительских голосов, а судя по тому, что музыканты как-то зашевелились, их только что объявили. Неужели Курадо это прослушала?!
- Так, ребята, все всё помнят? – перекрикивая шум зала, спросил исфириец, окинув друзей взглядом.
- Обижаешь, Ден, - усмехнулся второй гитарист, поправляя ремень на гитаре.
- …Вы расходитесь по краю, вы – наверх, - все равно продолжал парень, на что барабанщик цыкнул языком.
- Слушай, мы этим уже черт знает, – тут он спохватился, - простите, Ваше Высочество, - и вновь посмотрел на Деневата. - …Мы этим уже много лет занимаемся, знаем свое дело.
- Это вам не обычный концерт, - пригрозил им пальцем исфири. – Или слава или позор, вы это знаете.
- …Пожалуйста, я уверена, что все знают, что делать, давайте просто сделаем это, - неожиданно для всех произнесла Курадо, улыбнувшись. На самом деле подобные разговоры заставляли волноваться еще больше, что ей было совершенно не нужно.
- Вы правы, Ваше Высочество, - как-то дерзко улыбнулся гитарист.
- Покажем им, где тролли зимуют, - казалось, в глазах Деневата вспыхнул огонь, а потому этот настрой как-то само собой передался и Файнару, немного сместив волнение. Да, у нее обязательно все получится, иначе, что она будет за принцесса с талантом к музыке!?
Они чуть отошли от двери, потому как светлая полоса на полу исчезла, говоря что Фэил вот-вот появится в коридоре, даже пришлось встать по бокам от нее, чтобы зрители их не смогли увидеть. Когда же дверь распахнулась, в месте с солнечным светом в коридор ворвалась и волна зрительских в прямом смысле воплей. Тал Лирид, увидев что все в сборе, кивнул и улыбнулся, отходя к дальней стене и шутливо отдавая честь.
- Удачи, - сказал он, передавая принцессе в руки микрофон. Она его приняла словно это был меч, подаренный по переходе к рангу Девы Меча пять лет назад. Благодарно кивнув, она закрыла глаза и постаралась сосредоточиться на выступлении.
- Ну все, я пошел, - объявил Деневат, сделав пару шагов за порог и тут же приветственно закричав. – Здравствуй Сфирия-я-я-я!
В этот же момент он искусно дал звук на своей новенькой гитаре, который металлическим отзвуком наполнил зал, отдаваясь от кристаллов под потолком.
Файнару должна была идти последняя, так как сперва музыканты должны были занять свои места, а уже когда подойдет время, она выйдет на начнет петь. Члены группы потихоньку начали выходить в зал, принцесса же пока не решалась даже выглянуть из-за стены, посмотреть, как все проходит. Но музыка уже начала играть, к двум гитарам присоединились барабаны, а затем и небольшой клавир, который до этого привлек особое внимание принцессы из-за своего бело-черного оформления и металлической подставки.
«Ну, была ни была!» - решительно выдохнув, принцесса встала в центре солнечного квадрата на полу и дождавшись нужного момента, пританцовывая, почти приставным шагов, двинулась в перед.

Концертный зал, сцена.

С ее выходом зал буквально взорвался от криков зрителей, благо не все места можно было вот так просто рассмотреть – солнце било в глаза, едва взгляд превышал какую-то определенную линию. Движения девушки были достаточно простыми, свободными, она скорее просто импровизировала, однако хорошо попадала под музыку. На пути к сцене она успела сделать даже два поворота вокруг своей оси, быстро вильнув бедрами сперва в одну, затем в другую сторону, чтобы попасть под барабанные удары, а выйдя в центр площадки, остановилась. Начинать петь было рановато, поэтому она лишь двигалась не сходя с места, постукивая левой ладонью по бедру, а держа в правой микрофон на уровне груди, готовилась поднести его к лицу. Оба гитариста ступили на Ресселеры, специально подготовленные к выступлению, которые взмыли в воздух и кружили чуть выше сцены. Улыбаясь, принцесса ждала нужного момента, в то время как зелено-голубые глаза оглядывали толпу и уже несколько раз успели пройтись по открытому балкону прямо напротив, почти под потолком – там она увидела Целестию, из-за чего улыбка стала еще шире. И вот, она услышала два идентичных удара в барабан, а после – резкий проигрыш по струнам гитары…
Быстро выдохнув, принцесса сделала отступ влево, повела левым плечом и начала петь:

- Это судьба наша, всегда быть в пути-и-и-и,
Это мечты на-ши, желанье най-ти,
То чего не видно обычным взгля-а-адом,
То, что кроется-а-а у нас вну-три-и!
Там где на-а-ас никогда не было-о-о,
Всегда, но было что-то еще,
Желанье отправиться, изведать,
Узнать что-то, что бы быть могло.
Это незнакомое, для нас что-то новое,
Это вызывает много страа-а-а-а-анных чувств,
То о чем никогда мы не ведали,
Когда мир не открывался пред на-а-а-ами...
Ведь так и было!..

Гитарные мелодии наполнили зал, дав принцессе передохнуть и исполнить некое подобие танца. «Отступ право, левую руку горизонтально, кивок головой влево, приставление левой ноги, рука плавно вниз вдоль тела, встать полубоком, правую руку вперед, резко к груди, разворот, ноги на ширину плеч, левую руку в сторону и…»

- Не останавливаясь на-а-а полпути-и-и-и,
Продолжа-аем вперед идти-и,
Там где еще нас не было-о-о-о,
С желание-е-е-ем что-то особое най-ти.
Поверить во что-то, чего не ви-и-иде-е-ел,
Пожелать чего-то, чего-о-о не хоте-е-ел,
Все это может быть сейчас с на-а-ами,
Если будет желание, это точно

До-о-олжно прои-зойт-и!
Должно!
Должно!
Должно произойти-и-и-и-и!..

На этот раз времени на передышку не было, а потому улыбнувшись пролетающему перед ней на Ресселере Деневату, Курадо успела лишь вдохнуть воздуха и продолжая танцевать на месте, виляя бедрами, отчего шлейф ходил небольшими волнами, продолжила:

- И там за го-ра-ми, впе-е-ереди-и-и,
За морями что за ни-ми,
Встре-ечая многих по доро-о-оге-е,
Вместе с ними продолжаем ид-ти!
В поисках чего-то чего не знаа-али-и,
Чего не хотели, не видели,
Мы отыщем это, конечно, ведь у н-а-а-ас…

У нас есть жела-ние это найти!
Это доо-о-олжно!
Должно!
Должно прои-зой-ти!

И вновь небольшая передышка, потому как новый залп гитарных звуков, подгоняемые барабанами и одновременно резкими и мелодичными звуками клавира. Настоящая, заводящая и позитивная райна! Ресселеры где-то чуть позади вновь подлетели к сцене, гитаристы вышли на сцену и встали чуть позади Курадо, однако, инструменты были оставлены – в ход пошел клавир и барабан.
«Прыжок на месте, подогнуть ноги, в прыжке расставить, руки за бедра, наклон назад влево, затем выпрямиться, руки резко вперед, скрестить запястья и сомкнуть ступни, правую ногу на отступ, руки разомкнуть, сильный наклон вправо, правую ногу сгибать в колене, левую руку вдоль левой ноги, праву согнуть и держать перед лицом, отводя в сторону…» - принцесса не сомневалсь, что сейчас оба гитариста повторяют за ней эти движения, все-таки, так и было заплаировано. Действия были достаточно быстрыми, попадали под ритм музыки, но и не заставляли дергаться как кукол на веревочках. Когда небольшой танец был завершен движением руки, которая словно отскакивала от груди из-за стука сердца, Файнару подняла ее вверх и продолжая подтанцовывать на месте, вновь начала петь, в то время как гитары подключились к общей мелодии. Музыка стала заметно более зажигательной, гитарные струны на кристаллической основе едва ли не заставляли кристаллы наверху пускать трещины, пусть звук совершенно не резал слух.

- И вот же не-е-е-ебо, не-бе-са!
Облака и-и-и порывы ветра рядом,
Бьющие в спи-и-и-ину, оки-и-и-инь же взглядом
Ты видишь землю внизу, о да!
Лесные просто-о-о-оры, широ-о-окие поля,
Могучи-и-и-и-ие горы, лазурная во-да,
И все это ме-есто просто прекра-а-асно,
Почему здесь ни-ко-гда не бы-ло те-бя?

Чувствуя кульминационный момент, Файнару уже ни сколько не волнуясь, свободно двигалась по сцене под музыку, даже прыгала, стараясь лишь чтобы это не казалось слишком вызывающим, да и не учили ее этому, перешла к финалу песни:

- …Это незнако-о-омое, для нас что-то новое,
Это вызывает много страа-а-а-а-анных чувств,
То о чем никогда мы не ведали,
Когда мир не открывался пред на-а-а-ами...

Ведь так и было!..
И должно-о!
Должно!
Должно произойти!

«Я это сделала, я это сделала! – кричал разум хором со всеми чувствами, в то время как тело продолжало двигаться под завершающиеся музыкальные композиции песни. Сейчас ее движения походили на соединение первой части танца со вторым, но танцевала она уже одна, так как гитары подыгрывали барабанам. – Да!»
В этот же момент по залу прокатилась последняя волна звуков, словно взрыв, а потом музыка стала отдаваться лишь эхом от стен Стадиона, заглушаемая криками публики.
Курадо терпеливо ждала когда публика хоть немного утихнет, чтобы сказать несколько слов, которые по ее мнению она просто обязана была донести до публики, чтобы не обмануть их ожидания. Музыканты уже столпились чуть позади нее, улыбались, махали публике, победно трясли кулаками в воздухе, а Деневат к неожиданности Файнару, подхватил ее на руки и усадил на свое плечо. Девушке подумалось, что это было немного лишним – как отреагируют окружающие? Нет, публика-то может и будет в восторге, но ведь кто-то может посчитать, что это слишком вульгарно, если учесть длину юбки принцессы. Но переживала она скорее не из-за этого, а за королеву и ее реакцию, ведь по ее словам, она должна была наблюдать за ходом выступления.
«Хорошо, что дверь в зал закрыта… как бы Гонза отреагировал на это? Хотя, наверное он все равно наблюдал, как и мы до этого – во время концерта все смотрят на сцену, а не на дверь, которая могла чуть приоткрыться. Все-таки, даже во время концерта может что-то случиться, ему нельзя терять меня из виду. Да, вероятно все так и было. Надеюсь, он не сильно волнуется сейчас…?» - Курадо уже вновь смотрящая на зрителей зала, многие из которых аплодировали, кричали и свистели стоя, подняла взгляд к балкончику где находилась Целестия и улыбнулась подруге. Когда же публика стала стихать, Файнару заговорила в микрофон, стараясь не свалиться с плеча Деневата, пусть и знала, что он ее крепко держит:
- С праздником всех кто собрался сегодня здесь и кому не удалось посетить сегодняшнее представление! Сего дня праздник не заканчивается – желаю вам хорошо провести вечер, ведь в связи с праздниками, все заведения будут открыты для посетителей! Спасибо за аплодисменты, я очень надеюсь, как и все участники концерта, что вам понравилась сегодняшняя программа!
Новая волна аплодисментов, в то время как юноша мягко опустил ее обратно на сцену, улыбнувшись и одобрительной кивнув. Курадо, в сопровождении музыкантов двинулась к выходу, уже видя, как другие исфири утаскивают музыкальные инструменты оставшиеся в начале сцены. Фэил также спешил к ним и на ходу шепнув Файнару одобрительные слова, принял из ее рук микрофон, выходя на сцену и произнося заключающие слова.

Второй уровень, северная часть Стадиона. У дверей в концертный зал.

Девушка же исчезла за дверьми в коридор, где музыканты, едва двери закрылись, весело засмеялись, пожали друг другу руки и поклонились принцессе:
- Это была огромная честь, Ваше Высочество, - приложив правую руку к сердцу, произнес Деневат. – Мы никогда не забудем этого дня.
- Благодарю всех вас, без вас я бы не справилась, - улыбаясь кивала девушка. Еще пара дружественных фраз, формальное прощание и вот, Курадо уже смотрит как музыканты удаляются дальше по коридору, в восточную часть Стадиона, куда ранее унесли их инструменты. Обернувшись к Ирбису, принцесса спросила, смущенно царапнув ноготком кончик носа:
- Как это было… со стороны?
- Просите меня, принцесса, я считаю, я не имею права судить, - поклонился Гонза, на что Файнару слегка надула губы, нахмурившись.
«Зачем же все так усложнять? Когда рядом никого нет, можно ведь не так официально обращаться ко мне… тем более, мы ведь друзья. А эти восемь лет можно считать лишь проверкой дружбы. Может быть, я что-то сделала не так, потому он и думает, что я разгневаюсь, заговори он со мной немного иным тоном? Неужели я так похожа на вспыльчивую принцессу?» – мысленно хихикнула Курадо, вздохнув и возвращая на лицо улыбку.
- Давайте вернемся обратно, - предложила девушка, поведя рукой в западную сторону коридора. Лучше как можно быстрее вернуться, чтобы избежать лишней встречи с другими артистами, которые все время ее выступления находились на том же балконе, что и Целестия. А девушка наверняка найдет дорогу назад, в крайнем случае, концерт уже закончен, может быть они договорились встретиться с Фэилом, если она все-таки заплутает, хотя это казалось маловероятным. Путь до выделенного ей Лиридом помещения показался куда короче, как это всегда и было.

Второй уровень. Отдельная примерочная комната, в северо-западной части Стадиона.

Гонза остался у дверей, Файнару же пройдя в комнату, улыбнулась на аплодисменты сфириек, что совсем недавно помогали с ее внешним видом.
- Вы замечательно выступили, Ваше Высочество, - скрестив руки на груди и улыбаясь, сказала Уэвиш, когда принцессе помогали переодеваться.
- Вы видели?
- Конечно! Поспешили за всеми на балкон. Вид оттуда был просто отличный, а сегодня еще и под открытым небом все происходило, просто потрясающе! Вы сверкали как звездочка!
Принцесса смущенно опустила взгляд и поблагодарила за теплые слова. Переодевание в свое бело-золотое платье не заняло много времени, а потому когда в комнату постучались, а с той стороны раздался голос Целестии, девушка уже возвращала на шею цепочку с Алийским крестом. Все что изменилось в ее внешнем виде так это макияж и прическа. Одна из служанок приоткрыла дверь, впуская подругу внутрь. Несколько фраз, поздравлений с успешным выступлением, дружный женский смех и пара фраз которые можно было бы точно отнести к сплетням, относящиеся к главному музыканту группы. По словам Целестии, которая по пути встретила Фэила, спешащего куда-то, им стоило пока подождать, пока все зрители не покинут зал, куда затем нужно пройти им, где их заберет Ресселер. В начале дня Курадо думала, что после концерта можно будет еще немного поучаствовать в празднике, например, полетать на Ресселере над Сэнтрой, посмотреть как проходит праздник, но сейчас она поняла, насколько устала. Отчасти из-за жары, которая выматывала. Хотелось оказаться в спокойной обстановке, перевести дух и конечно же, полежать в освежающей ванне. А потому о возможном варианте продолжить празднование Курадо говорить не стала – если же Целестия изъявила бы желание, она бы не стала ее сдерживать и отпустила бы на праздник, но самой ей хотелось оказаться во дворце. Принцесса даже не думала, что желание может быть столь велико.
Где-то через пятнадцать минут их посетил Фэил, оповестив о том, что «карета подана» и можно отправляться. Еще раз поблагодарив всех и в особенности Фэила, принцесса вместе с Ирбисом и Целестией, вновь отправилась в концертный зал, но на этот раз, чтобы покинуть Стадион.

Концертный зал, сцена.

Вновь опустевшее помещение, в котором было уже непривычно тихо, пусть снаружи, с площади, и доносились голоса, казался каким-то странным. После того, как можно было видеть его наполненным сфирийцами, его пустынность казалась какой-то неестественной. Ресселер, один из тех, что участвовал в ее выступлении, ожидал с южной части сцены. Приблизившись, принцесса аккуратно, с помощью Фэила, который их сопровождал, забралась внутрь, сев на одно из мест. Да, этот Ресселер уже был обычным, на четыре места, в отличие от того, на котором они прилетели с площади.
- Я говорил с королевой по Кристаллу Связи, - напоследок сказал Лирид, отходя от края сцены. - Барьер от воздушного транспорта был снят на полчаса, возможно, стоит поспешить.
- Спасибо, господин Фэил, - кивнула принцесса, и в тот же мир ресселер поднялся в воздух, сделал плавный полукруг и направился на восток, в сторону дворца.

==> Ворота на территорию дворца

 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Стадион Осилвии Клэр (Расположен на севере Центрального Сада, в центре площади)
Страница 1 из 11
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)