Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
Страница 1 из 11
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники эпизодической игры » Слабые струны (Пятница, 14 марента 1772 года. Блеймру, город Кэргол.)
Слабые струны
Эфсар Воскресенье, 08 Декабрь 2013, 00:41 | Сообщение # 1





Дата и время: пятница, 14 марента 1772 года. 19 часов.
Месторасположение: королевство Блеймру, город Кэргол, публичный дом "Турмалин".
Суть: этот день у королевского капеллана, господина Крайнвера, был не самым удачным. Он расторг договор с одним из солистов, и теперь исполнение его нового сочинения находится под серьёзной угрозой. Нужно срочно думать, как выйти из этой ситуации, чтобы премьера состоялась в срок. Дабы мысли текли живее, нужна разрядка. Тут-то и потянуло композитора в скандальный дом "Турмалин", где он и рассчитывает отдохнуть душой и телом в обществе неизвестной "жрицы любви".
Персонажи: Стенли Крайнвер, Гарриэт Глаун (Эфсар).
Исправил(а) Эфсар - Воскресенье, 08 Декабрь 2013, 10:40
 
Эфсар Воскресенье, 08 Декабрь 2013, 01:26 | Сообщение # 2





Весь четверг был потрачен на освоение мелочей - расположения комнат, знакомство и тому подобное. С ориентировкой проблем не возникло, а вот узнать "приятельниц" поближе не получилось. Не то, чтобы Гарриэт не горела желанием, а просто само не задалось. Одна из служанок, та самая, что встретила Эфсар вчера, поведала о хозяине много чего интересного. Выяснилось, что Марта (кажется, так звали дородную официантку) служит у него достаточно долго и знает про него много чего любопытного. В двух словах, Бернардо Логано (а именно так звали диссилийца) отличался крутым нравом, криминальными наклонностями, подлостью в делах и.... словом, обладал всеми качествами истинного содержателя публичного заведения. Ладил с законом неплохо, хотя кое-когда умудрялся проколоться в самый ответственный момент, и местный блюститель порядка, господин Круч, несколько раз припирал ушлого островитянина к стене. Инциденты заминались и замалчивались, а Бернардо втихую продолжал творить свои делишки.
- Ты, кралечка, ему поперёк дороги не переступай, - говорила кругленькая Марта, - поживёшь здесь, поработаешь, узнаешь, каков он. По-хорошему тебе говорю. А если вздумает сам за тобой приударить, лучше не отпирайся. Один раз пошалит и отвяжется. Ему бабы только для этого нужны...
Примерно такой разговор шёл у Эфсар с опытной официанткой, которая оказалась доброй и приветливой бабёнкой, никому не желающей зла. Девочки поголовно считали её придурковатой, но она на это не обижалась - ко всему привыкла, обретаясь в таком месте. Вот и сейчас эти двое сидели в распивочном зале и разговаривали о своём, о женском. Марта прихлёбывала чай и рассыпалась перед рыжей собеседнице1й в извинениях:
- Прости, что вчера нагрубила тебе, замотанная была, как собака. Нашему-то начальнику ничем не угодишь, скрутило его, видишь ли. Вот и ходит злющий, как волк, злобу на всех срывает... Не сердишься хоть на меня?
Хрипловатый голос Марты раздражал, да и сама эта дебелая недалёкая служанка не внушала уважения ни на йоту. Она, казалось, ни на секунду не хотела отпускать от себя Гарриэт, думая, что наконец-то нашла поистине приятную слушательницу. Спасло Глаун только то, что пробило четыре пополудни. Стало быть, скоро в заведение набьются посетители. Отсюда вывод: пора приводить себя в порядок. Это и спасло девушку от привязчивой Марты.

Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

Было около половины седьмого, когда дом был атакован разношёрстной публикой. Да, с домом "маман" это ни в какое сравнение не шло. Даже рядом не валялось. Во-первых, общее убранство было хоть и скромнее, но больше притягивало. Во-вторых, само расположение "Турмалина", на стыке бульвара и портового района, обеспечивало неоднозначный, но большой доход, и ассортимент девушек был не очень большой, но приличный. Это вам не чопорная обстановка у Катрины, где дворяне и всякие важные шишки развлекаются с какими-то церемониями. Здесь всё было живее, проще и... опаснее. А впрочем, побоку опасности, главное - интересно. Лица отдыхающих не раздражали постным выражением - напротив, были оживлены, то ли от весеннего ветерка, то ли от предвкушения чего-то остренького... Словом, глядеть на всё на это было куда как здорово. Часть красавиц прохаживались по распивочному, часть были на веранде, в комнатах, на втором этаже. А вот Эфсар в обществе ещё трёх прелестниц - Мии и Камеро и Дезире - были делегированы в открытый бар. Там во всю шла попойка. Какой-то буянчик разбил два стакана, кто-то горланил песни. Камеро, статная, смуглокожая, с заострёнными чертами лица, повернулась к спутницам, пробежалась взглядом по бару и заговорщицки начала:
- Девочки, расходимся. Незачем нам за один стол садиться... - она многозначительно глянула на Гарриэт, словно давая знать, что не потерпит умыкания клиента. Эфсар и сама была не промах и намёк раскусила секунды за четыре. Слишком часто приходилось ей видеть глаза товарок - такие же неприязненные, дерзкие и пошлые. У неё у самой был такой же взгляд, это точно.
И вот уже Дезире и Мия отошли к дальним концам бара в поисках очередных ухажёров, Камеро и Гарриэт орудовали недалеко друг от друга. Гарриэт прохаживалась между столами справа от входа, то и дела бросая кокетливые взоры на сидящих мужчин. Наконец её глаза остановились на чьём-то очень знакомом лице. Русые кудри, слегка завитые, бородка, аккуратные усики... и эти умные, немного похотливые карие глаза. Где-то она уже встречалась с этим красавцем, и, быть может, совсем недавно... Она стала лихорадочно перебирать последние события.... Работа, день рождение маман, вылет... а ведь было ещё что-то... очень странное, неприятное.
"Вечер с Марком! - Эфсар осенило, - Этот красавчик прохлаждался в "Оливке с Азмари... Мне так и не удалось вырвать этой гадюке половину косм, а жа-а-а-аль..."
Всё стало ясно. Ещё тогда, в баре, рыженькая обольстительница приметила, как нетрезвые очи музыканта то и дело задерживались на ней, на Гарриэт! Казалось, он своими пьяными глазами хотел высмотреть в ней что-то эдакое, непостижимое, важное только для него одного. Хотя что с него взять? Музыканты сами по себе не от мира сего. И этот тоже. Тут как раз девушке припомнилось ещё одно: этот струнодёр угощал свою пассию дорогими напитками. Стало быть, в его мошне звенят и шелестят аданы, и их там предостаточно. Вот за кого можно было взяться. Сейчас мужчина явно был грустен. Он держал в правой руке сигару, медленно затягивался и выдыхал, шарил глазами в неизвестном направлении... Надо было его отвлечь, и Эфсар прошла к его столику. Её чёрное с красным плать колыхалось и тихонько шелестело, юбка каскадом спадала вниз, открывая ноги спереди. От волос веяло чем-то неуловимым, глаза поблескивали, а уголки губ были слегка приподняты. В её милом лице читался интерес, причудливо смешавшийся с вызовом.
- Добрый вечер, - она заговорила тихо, и её голос шоколадом вытек из груди, низкий и хрипловатый, необычный для женщины, - Вы скучаете? Позвольте, часть вашей грусти я возьму на себя...
Эфсар слегка наклонила голову, чтобы поймать направление взгляда музыканта. Кончики рыжих прядей щекотнули мужчине висок, но он поз-прежнему не поднимал головы. Но Гарриэт не теряла надежды, что улестит красавца.
 
Стенли Воскресенье, 08 Декабрь 2013, 15:19 | Сообщение # 3





Дом "Турмалин" - открытый бар.

Придя сюда, Стенли остро почувствовал необходимость выбросить из головы всю рухлядь. Даже этот высокомерный солист, с которым был расторгнут контракт, не стоил такого количества нервов. Мало ли их, теноров, в столице? Найдётся ещё какой-нибудь, и он почтёт за честь выступить перед высшей публикой. Ни о чём не хотелось думать, хотелось просто расслабиться и получить удовольствие от пятничного вечера. И вот уже он, Крайнвер, сидит в баре с фужером красного и освобождает голову от всего. Напрочь. Выходные будут лёгкими, как вата... и башка такой же. А уж понедельник, само собой, принесёт новые проблемы, премьеры, выступления, аудиенции... Одним словом, сейчас нужно брать от жизни всё, пока она не забрала тебя и не выжала как лимон. Бар был наполнен подгулявшими вертопрахами, кое-где похаживали три-четыре красавицы в довольно откровенных нарядах, а вкус красного был мягким, с лёгкой горчинкой, но таким родным...
"Хорошо, что я не к Катрине пошёл, а сюда. Нет, она у нас, конечно, греховодница со стажем - подберёт кого надо... Но здесь куда лучше."
Господин Крайнвер вытянул сигару, задымил и блаженно прикрыл глаза, чувствуя, что заботы окончательно оставляют его. Ага, как бы не так! Мысль о премьере в королевском театре, о том, кого пригласить на главную партию, договор с антрепренёрами, всё это смешалось в такую массу, что выколотить её из головы было совершенно не возможно, хотя Стен и пытался добиться этого всеми силами. К тому же, когда вокруг тебя дымный чад, чей-то вульгарный смех, звуки бьющейся посуды, забыться просто нереально. За раздумьями композитор не сразу догадался, что чей-то женский голос звучит над самым ухом, а пряди чьих-то волос мягко скользнули по затылку.
"Ничего себе... - капеллан был в недоумении, что какой-то девушке он пришёлся по нраву, - вот тебе и пятница-развратница...."
Из-за обилия звуков и красок у Крайнвера позванивало в ушах, а глаза мучила тупая резь. Он раскрыл их, отвлёкся от сигары и обернулся назад. Перед ним стояла среднего роста девица, хорошо сложённая, с большими серо-зелёными, а может серо-голубыми глазами. Из-под воланов юбки виднелась ножка в чулке. До капеллана постепенно дошло, что этот обволакивающий голос принадлежал ей, рыжей незнакомке. Однако её слова привели музыканта в лёгкое замешательство. Видать, у него на лице чёрным по белому было выведено: "Скука смертная!". Скорее всего, так оно и было. Обычно Стен предавался печали-тоске в гордом одиночестве, но когда уж совсем было невмоготу, шёл куда-нибудь в злачное местечко, чтобы забыться в обществе очередной прелестницы. Вот и сейчас клавесинист был далеко не против скоротать вечер с этой кошечкой. Худощавым телосложением и большими глазами она на мгновение напомнила Стенли его усопшую супругу - Кэт Хардвуд - мечтательницу и примерную мать. Но перед ним сейчас стояла девица не такого сорта. Хотя, по совести сказать, Крайнвера это в данный момент не интересовало...
- Буду рад, если вы составите мне компанию, - к женщинам композитор не привык обращаться на "ты", даже если она была распоследней гетерой, - присядьте, познакомимся покороче.
В этой фразе было и деликатное приглашение и бесцеремонный намёк. Очевидно, музыканту это казалось вполне подходящим для такой девушки. Он продолжал глядеть на неё с некоторым интересом, внутренне надеясь, что она поможет ему освободиться от бытовых дрязгов и скрасит этот вечерок.
 
Эфсар Воскресенье, 08 Декабрь 2013, 16:54 | Сообщение # 4





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

Нелюдимый, казалось, чем-то всерьёз озадаченный мужчина вдруг повернулся и обратил свои карие глаза на Эфсар. В этом взгляде вяло тлела искорка любопытства. Очевидно, он насмотрелся на красавиц самого разного сорта, и его уже ничем не удивить. Но это не Марк Вьера, ехидный и циничный, повидавший жизнь во всех позах. Этот тянется к живому, тянется к новому, необычному. Стало быть, у Гарриэт есть шанс пленить мужчину. Когда тот наконец-то заговорил, девушка почувствовала в себе вспыхнувший огонёк азарта. Аккуратные ноздри на секунду расширились, втягивая дурманящий воздух предстоящей интрижки. Девушка не сомневалась, что этот русоволосый нелюдим на поверку окажется податливым и любвеобильным вертопрахом.
- Благодарю за честь, - ответила на приглашение девушка и прошла к своему месту, поправив каскад юбки и как бы невзначай приоткрывая ножку. Раздался лёгкий стук каблучков, и вот уже она, Эфсар, сидит перед своим потенциальным клиентом. Она внимательно вглядывалась в черты лица мужчины, чуточку резкие и даже мрачные. Видать, судьба проехалась по нему очень здорово. Но раз этот красавец всё-таки здесь, значит хочет жить дальше, хочет насладиться каждым её моментом, выпить по глотку все прелести ночного Кэргола. Выпить по капле и Эфсар.
"Любопытно сблизиться с ним, быть может, мне удастся привлечь постоянного гостя для этого дома. Тогда Бернардо поймёт, какую птичку поймал. Сейчас креплёное сделает своё дело и развяжет ему язык."
Бокал перед собеседником стоял вполовину пустой, а сам посетитель был задумчив и кроме игривого приглашения покамест больше ничего не сказал. Поэтому Гарриэт, дабы не откладывать в долгий ящик, сама начала разговор.
- Вы здесь в первый раз? - осведомилась рыжая, игриво улыбнувшись. Огненный завиток случайно упал на левый глаз, приятно щекотнув Эфсар по щеке. Из-под рыжих прядей она вторично глянула на русоволосого и продолжила: - Расскажите о себе, господин. Чем вы занимаетесь, что интересует в этой жизни?
Нет, Гарриэт отнюдь не хотелось показаться умной, но любопытство и нетерпение брали своё с лихвой.
 
Стенли Воскресенье, 08 Декабрь 2013, 20:36 | Сообщение # 5





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

- В первый раз? - переспросил красавицу Стэнли. Ее голос снова вернул его в этот мир, полный проблем, о которых так хотелось избавиться. Или хотя бы забыть. Но, видно, не судьба.
- Да, я здесь впервые. А где встречались? Возможно, в Доме леди Катрины? Хотя... Сейчас я сомневаюсь во всем...
Крайнвер вздохнул. Все-таки прийти в Дом, дабы отвлечься, было не самой лучшей идеей. Грустить лучше всего в одиночестве, а здесь... обстановка что ли не та. Хотя, эта девушка вроде готова посочуствовать. Или это только кажется? Она же работает здесь.
Он искоса взглянул на девушку. Наверное, у нее много клиентов, побогаче и попрекрасней, чем он. Тогда, почему она все-таки подсела к нему? Хотя, чувство, что он не в первый раз видит эти медные волосы, эти лукавые зеленоватые глаза, все-таки было. Или это только кажется?
И снова вздохнул. "Да что же это такое? Вечер вздохов сегодня что ли? Пора прийти в себя! А этот солист... Да к черту всех этих певцов! Сегодня не надо об этом думать!" Одним залпом он осушил бокал.
- Знаете, я сегодня немного не в настроении, но если Вам не доставит неудобства, не могли бы Вы остаться со мной на этот вечер?
 
Эфсар Понедельник, 09 Декабрь 2013, 20:36 | Сообщение # 6





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

Всё складывалось довольно удачно - русоволосый угрюмец решил переменить настроение и даже согласился разделить эту пятницу с рыженькой плутовкой. Девушка вновь глянула на гостя из-под шёлкового завитка пряди, прикидывая, не могла ли она видеть его в доме Катрины. Один раз Эфсар застукала его в компании бывшей товарки с бывшего места работы, но не в самом Доме, а в баре "Оливка". Вполне возможно, что этот господин настоящий завсегдатай этого места, а "Турмалином" он просто-напросто решил разнообразить круг развлечений.
- Вполне возможно, мы могли видеться и раньше... - губки, отливающие глянцем в свете факелов, тронула загадочная улыбка и даже ухмылка, - вероятно, вы любите азартную жизнь, раз не брезгуете такими заведениями. Ни за что не поверю, что вам скучно играть в карты с высшим светом... Сколь могу догадаться, вы принадлежите к знати...
Тогда, в "Оливке" мужчина был со скрипкой, из этого нетрудно сделать вывод, какая творческая это натура. Но Эфсар, увы и ах, слишком мало знает об этом человеке, слишком много догадок вертится в её срамной головке. Главной задачей было сейчас разговорить гостя, вывести его из апатического состояния, завлечь и соблазнить... Судя по тому, что русый мечтатель идёт на контакт, скоро он подастся чарам новой распутницы, станет живее и развязнее.
Повисшую паузу скрасило появление одной из официанток. Гарриэт ухватилась за неё, как утопающий за соломинку.
- Постой, сестричка, принеси нам по бокальчику красного.
- С вас сто аданов, - не то дружелюбно, не то холодно отозвалась прыткая девица и ускользнула с подносом в руках.
Бернардо предупреждал, что питаться надо в другом месте, но Эфсар подкопила на прежней работе, пусть и незначительную, но всё-таки сумму. При себе у неё был кошелёчек с двумя сотнями, и она его спрятала в воланах своего же платья. Служанка вернулась минуты через четыре с двумя изящными фужерами на подносе, в которых трепетала красная терпкая жидкость - лучшее средство развязать человеку язык и вытравить из его головы все мысли, оставив только ветер. Пусть прогуляется по закоулочкам, даст хозяину отдых от всего на свете. Сейчас для её немногословного гостя это было как нельзя кстати.
- Позвольте узнать ваше имя, - ножку бокала ухватили тонкие смуглые пальчики, он подлетел к губам, и секунду спустя Эфсар ощутила на языке знакомый полусладкий вкус, - мы седим уже минут пять, а до сих пор не открылись друг другу. Вам как гостю принадлежит право назваться первому...
 
Стенли Вторник, 10 Декабрь 2013, 22:38 | Сообщение # 7





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

Стену было любопытно, чем закончится вся эта игра словами. Как человек творческий, он тянулся к новизне и откликался на всё необычное. Вот и сейчас та же самая история: обыкновенно блудницы либо чересчур напористы, либо мямли (и это несмотря на из-то профессию!). А сейчас композитор видел перед собой существо, порождённое бесстыдством и изысканностью, дерзостью и тактом. Наверняка, эта огнекудрая гетера ещё и чертовски хитра...
И хотя Крайнвер трезвой частичкой разума осознавал, что с такими бестиями лучше не связываться, но больно уж хотелось провести эту пятницу с размахом. Значит, именно эта красотка будет украшением вечера, спутницей и игрушкой искушенного сочинителя. Стен уже подлавливал себя на том, что глядел на собеседницу всё пристальнее, с возрастающим интересом. Не успевшая затуманиться частичка мозга яростно протестовала, но сердце и душа просили приключений, пусть трущобных, пусть вульгарных, лишь бы запомнились надолго! Дурное настроение начало помалу оставлять композитора, на его место пришли задор и азарт, точнее, их слабые зачатки. Тут как раз подоспело два бокала, и Стен не чинясь отвалил на поднос востроглазой бабёнке сотню, опередив рыжую вертихвостку секунды на три.
- За эту треклятую пятницу, - с улыбкой произнёс русоволосый музыкант, поднося прозрачный тонконогий бокал к губам. На секунду вино ожгло язык, а потом красной гадючкой ускользнуло вглубь, - что ж, если вам угодно, меня зовут Стенли Крайнвер. Но прошу вас не церемониться - не те время и место. Сам я композитор, служу при дворе Её Величества, точнее, в капелле. Теперь черёд за вами, не так ли?
Изящные усы приподнялись оттого, что Стен вновь позволил себе улыбнуться. И в этой улыбке крылось что-то деликатное и скабрёзное в одно и то же время. Виной тому, скорее всего, здешнее красное. Хозяин, шельма, наверняка держит неплохой ассортимент хороших напитков. Капеллан сидел, оглушённый барным гомоном и согретый глотком вина. Он выжидал, когда красавица напротив поведёт свою речь, хотя подозревал, что ей нечего будет рассказать. Какая там биография может быть у местной развратницы? Хотя, одному Единому ведомо, чего натерпелась эта продажная девица в жизни...
Исправил(а) Стенли - Вторник, 10 Декабрь 2013, 23:27
 
Эфсар Среда, 11 Декабрь 2013, 20:34 | Сообщение # 8





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

Видя, что никак не удастся отвертеться, девушка решила не выкладывать о себе всю подноготную, а приоткрыть малый краешек своей биографии. Она сделала маленький глоток, дала терпкой струе вина распространиться по жилам, тихонько вздохнула и произнесла, глядя на Стенли исподлобья:
- Меня зовут Эфсар. О своей работе говорить не стану, вы наверняка уже догадались и сами. Угораздило нас встретиться именно здесь... - рыжая турмалинка смолкла, отведя глаза куда-то в сторону. Где-то в глубине бара окучивала какого-то капитана Дезире, Мия во всю обнималась с подвыпившим дворянчиком, одним из тех, которые не дорожат честью и отцовским состоянием. Вот только Камеро, роскошная диссилийка, маялась без дела, что было удивительно - мужчины падки на таких кошечек, даже очень. А тут вдруг такой лакомый кусочек остался нетронутым. Но положение новой товарки Эфсар абсолютно не волновало, пусть решает свои проблемы сама. Природа её такой внешностью наградила, а она ею либо пользоваться не умеет, либо с клиентами просто не везёт. Куда больше сейчас девушку интересовал гость, столь неожиданно посланный ей чьей-то волей.
- Композитор, говорите? И много уже написали? Готова спорить, королева в вас души не чает за такой редкий дар... - Гарриэт лукаво сощурилась. Она не знала, пройдёт ли этот номер с господином Крайнвером или нет. Многие сочинители падки на лесть, пускай и слегка грубоватую.
"Интересно, наш музыкант тоже любит сладкие речи? Если любит, то мне это ой как на руку!"
 
Стенли Среда, 11 Декабрь 2013, 21:02 | Сообщение # 9





Стенли помрачнел. Красавица задела больную тему. Опять вспомнился проклятый солист со своим эгоизмом и надменностью. Разговор начинал принимать не слишком приятный оборот. Надо поскорее придумать, как ее сменить (тему то есть).
- Королева, говорите? К сожалению, женщины склонны постоянно менять свое мнение и свои приоритеты. Сегодня она любит одно, завтра другое. Сегодня благосклонна к одному, завтра его уже казнят. И я, увы, ничем не отличаюсь от остальных верноподданных ее Величества. Пока она счастлива слушать мои произведения, но что будет завтра?
"Особенно, если я не найду нового солиста" - подумал он.
- Поэтому, - продолжил Стенли вслух, - сложно сказать плохой я композитор или хороший. Хотя, за свою жизнь написал приличное количество различных произведений, большинство из которых очень далеки от идеала. И некоторые...
Крайнвер резко замолчал. Хватит уже ныть. Да и девушке вряд ли интересно слушать о его проблемах. И что-то в последнее время он стал философом. Надо что-то с этим делать. Он посмотрел на пустой бокал в руках Эсфар. Пить? Можно. Но как потом искать нового солис... Да к черту это все! Сегодня буду пить! И ничто и никто не испортит мне вечер!
Он оглянулся в поисках той девушки, что принесла им вино...
 
Эфсар Четверг, 12 Декабрь 2013, 22:46 | Сообщение # 10





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

Краешком глаза Эфсар приметила, что её гость построжел. Очевидно, она сказала что-то неприятное. Надо было срочно вернуть его в весёлое расположение духа. Прищурив глаз, девушка попыталась вывести композитора из грустного состояния.
- Бросьте, за одно-единственное сочинение на плаху не поведут. Всегда можно будет исправить, если Её Величеству пришлось не по душе. Из-за такого пустяка расстраиваться глупо. какой-нибу
Рыженькая заметила, что музыкант кого-то ищет взглядом, и ей подумалось: не хочет ли он уйти в обществе кого-нибудь другого. Этого точно нельзя было допустить. Ни в коем случае. Здесь у каждого кирпичика есть уши, и если Гарриэт сейчас прошляпит солидного гостя, то... в общем надо было срочно как-то исправлять своё положение в глазах Стенли - пусть не считает её глупой куколкой с рыжими космами, доказать Бернардо, что она здесь не просто так. Кто его знает, что взбрело в голову этому ветреному мечтателю, что он хочет... или кого?
- Вас что-то тревожит, это видно. Можете считать меня последней нахалкой... - короткая пауза, узкие плечи дёрнулись, - но я всё-таки спрошу, в чём тут дело. Вы ведь сюда пришли для развлечения, так ведь?
Подвижки в плане общения были такими мизерными, что хотелось просто-напросто прямо сказать ему в лицо: "Не будьте таким мямлей, вы же мужчина в конце концов". Но после такого господин капеллан точно оскорбится и покинет "Турмалин", громко хлопнув дверьми. Ну уж нет. Даже если на то, чтобы улестить его, потребуется час, Гарриэт добьётся своего, будет действовать осмотрительно и постарается ни в чём не перегнуть палку.
Ожидая, как ответит на столь провокационный вопрос Крайнвер, девушка вновь поднясла ополовиненный бокал к подкрашенным губкам. Сейчас напиваться вусмерть было нельзя, хотя ей-же-ей, очень хотелось. Слишком хорошо было знакомо девушке это ни с чем не сравнимое ощущение, когда в голове пусто, как амбаре погорельца. Мыслей никаких, только эйфория, блеск в глазах и осознание того, что ты сама себе хозяйка - твори, что хочешь. И Эфсар творила. Если и на трезвую голову она способна была нарваться на крупную потасовку и разукрасить конкуренток в самой изощрённой художественной манере (даром, что рука тонкая!), то по пьяной лавочке это было в разы хлеще и больнее. Конечно, Бернардо более лояльно относился к сварам между гетерами и даже любил наблюдать за такими делами, но доход есть доход... А вот подойти к Камеро и вдарить ей разок, чтобы не смотрела по-крысиному в её сторону, стоило бы. Но маленькую разборку Эфсар решила отложить до другого раза - только сутки здесь провела, а уже засветилась в драке. Рекорд!
 
Стенли Суббота, 14 Декабрь 2013, 19:04 | Сообщение # 11





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

Красавица была явно настроена решительно. И если и стоило уходить из "Турмалина", то именно сейчас, пока еще не было поздно. И Стенли это прекрасно понимал. Он даже дернулся, чтобы подняться, но тут его взгляд встретился с лукавыми глазами Эсфар. И композитор сделал вид, что просто хотел взять бокал.
- Я не считаю Вас нахалкой, ни в коем случае. Просто..., - он отпил вино, - Просто сегодняшний день был не из лучших. И да, я пришел сюда развеяться, а не посидеть с хмурым выражением лица, - вино сделало свое дело. Взгляд Стенли прояснился, - Я не хотел бы Вас обременять рассказами о своих проблемами, поэтому, давайте поговорим на какую-нибудь отвлеченную тему...
Он замолчал, не зная как продолжить. Не стоило садиться на любимого конька и начинать разговоры о музыке. Они быстро превращались довольно скучные из-за своей непонятности лекции. Наконец он заговорил:
- Я вижу, Вы недавно в "Турмалине"? Я и раньше сюда заглядывал, но Вас здесь точно не было. Такие прекрасные огненные волосы очень сложно забыть, - он позволил себе улыбнуться, - Хотя, по Вашим манерам я могу сказать, что Вы довольно опытны в Вашей, кхм, работе.
Стенли допил вино. Оно было очень даже неплохим. Конечно, ему далеко до того, что подавали на приемах Ее Величества, но для такого заведения оно было лучшим. Главное было, не опьянеть слишком рано. А то потом поползут очень неприятные слухи, о том, что Стенли Крайнвера выносили из "Турмалина" в совершенно невменяемом состоянии. А это могло очень подмочить его репутацию.
 
Эфсар Воскресенье, 15 Декабрь 2013, 13:58 | Сообщение # 12





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

Вроде бы композитор не обиделся, но Эфсар всё равно чувствовала что-то не то в его ответе. Что тут говорить, музыканты народ тактичный, даже чересчур - стало быть, он вполне мог прикрыть свою досаду. Просьба перевести разговор в другое русло девушку нисколько не смутило, тем паче, что Стенли намеревался свести его не куда-нибудь, а на неё - на ту, что сейчас расселась перед ним, расправив ворох юбок, на ту, которая набралась наглости и набилась к нему в собеседницы. Ну, что ж, это даже очень приятно.
- Милейший господин Крайнвер, - с лёгкой усмешкой начала рыжая, глянув на него в упор, - прошу вас обращаться ко мне на "ты". Так легче и свободнее разговаривать.
Действительно, Эфсар не очень-то любила официоз, хотя и умела преподнести себя очень достойно. Но в таком месте, которое просто кричит "Твори, что хочешь!", можно было и пренебречь правилами дворянского этикета. Покамест она, Эфсар, будет обращаться к господину капельмейстеру на "вы", зато он может вести себя более свободно, а там, глядишь, дело пойдёт в очень удобную для Гарриэт сторону.
- Приятно слышать такое из ваших уст, - улыбнулась девушка, небрежно откидывая волосы, - кому как не вам знать все тонкости обхождения?
Допив остатки в бокале, Эфсар закинула ногу за ногу и удовлетворённо оглядела бар. Почти все девочки уже обретались в чьих-то объятьях, благо гостей было предостаточно, а каждая из этих кокеток представляла весьма лакомый кусочек. И только диссилийка по-прежнему расхаживала, пытаясь наконец отыскать удобную мишень для своих чар. Всё чаще она глядела в сторону композитора, кося правым глазом на Эфсар, причём взгляд был крайне неприятным. Девушка уже в четвёртый раз ловила его на себе. Становилось ясно: одна из турмалинок будет крупной занозой для Гарриэт. Тьфу, в первый раз, что ли? В бытность девушкой из заведения леди Катрины эта рыжая прохвостка умудрилась настроить против себя едва ли не весь коллектив. Лишь пара-тройка благоразумных девиц сохраняла полный нейтралитет и молча делала своё дело, не встревая в многочисленные бабьи свары. Здесь равнодушных не будет. Бернардо прямым текстом сказал своей новой девочке, что здешним красавицам только дай повод - загрызут, забрызгают друг дружку собственным же ядом. Но Эфсар, как говорится, тёртый калач в этих делах и умеет при необходимости оставить на чьей-нибудь шейке хорошенький узорчик своим коротким ножиком. Заарестуют (а это вполне может случиться) - тогда будем думать, а пока надо поскорее склонить Стенли к... Не дожидаясь ответа композитора, огнекудрая бестия задала вопрос, что называется, в лоб:
- Вам не кажется, что здесь как-то людно. Может быть, перейдём в более тихое место, м? - низкий грудной голос звучал вкрадчиво и мягко, но Эфсар не имела представления, как к такому предложению отнесётся её тонко чувствующий гость.
 
Стенли Понедельник, 16 Декабрь 2013, 22:08 | Сообщение # 13





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

- Обращаться на "ты"? - композитор был очень удивлен. Это было как-то неудобно. Обычно всем женщинам нравилось, когда к ним обращаются на "вы".
- А вы, то есть, ты уверена? Это не будет, несколько... фамильярно? Мне как-то немного непривычно таким образом обращаться к даме. Но если вы этого хотите, то я могу попробовать. Значит, на "ты"?
Стенли оглядывал бар, стараясь не встречаться с рыжеволосой гетерой глазами. Наверное, впервые ему предложили общаться по-человечески, а ему почему-то было стыдно. Он видел, что другие клиенты вели себя более раскованно со своими "дамами". Того и гляди пойдут на верх, а там...
Внимание Стена привлекла прогуливающаяся по залу диссилийка. Красавица. Но почему же она одна? И тут девушка лукаво подмигнула ему. Он тут же отвернулся... и услышал последнюю фразу Эсфар.
- Более тихое место? - он удивленно уставился на нее. Потом медленно отвернулся, чтобы девушка не заметила, как он покраснел.
- Знаете, я все-таки еще не достаточно пьян, - и он снова встретился взглядом с красавицой-диссилийкой.
 
Эфсар Вторник, 17 Декабрь 2013, 19:54 | Сообщение # 14





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

- Уверена, - произнесла девушка, показывая голосом, что ничего не имеет против более свободного обращения и даже очень рада тому, что её чересчур целомудренный гость начал помалу раскрепощаться. Стенли был для неё каким-то человеком-парадоксом: вроде бы даже в элитных "домах" дворяне могут творить, что хотят. А тут заведение хоть и на широкую ногу, но для более разночинной клиентуры. И все по-свойски говорят с девушками, без лишних обиняков. А тут, когда Эфсар уже взяла инициативу в свои тонкие руки и вцепилась в неё подкрашенными ноготками, даже сейчас господин сочинитель практически не реагирует. Другая, та же самая Мия, Бернардова любимица, давно бы сидела верхом на своём госте, пытаясь расцеловать его. И побоку, пусть смотрят... С этим чистоплюем надо было вести себя менее напористо, но когда уже все варианты испробованы. Так что Эфсар волей-неволей пришлось пойти на менее прозрачные намёки... Хотя, может быть, он и вправду не достаточно пьян? Но, ей-ей, это вопрос времени и крепости алкоголя. Эти два составляющих сделают своё дело и спихнут музыканта во грех, не успеет тот и рта раскрыть.
- Как вам будет угодно, но лучше на "ты". В таком месте люди должны забываться, быть самими собой, а вы продолжаете разыгрывать из себя праведника... Между тем я слышала, что музыканты народ очень падкий на женские глазки, не так ли?
Этот по-своему милый, но очень каверзный вопрос должен был развлечь Крайнвера хотя бы ненадолго. Если подействует, это будет очень даже кстати. Вопрос: как? Стенли может рассмеяться, а может и не в шутку оскорбиться - в самом деле, какая-то продажная бабёнка позорит собратьев по ремеслу! Но спешить с извинениями покамест не следовала - вдруг, не пригодится, вдруг композитор станет чуточку веселее и будет с большей живостью продолжать разговор?
 
Стенли Среда, 18 Декабрь 2013, 21:38 | Сообщение # 15





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

- Да, здесь действительно всё забывается. И все забываются, - Стенли наполнил уже который по счету бокал. - Расскажи, откуда родом? И, - он отпил вина, - любишь ли музыку? - с надеждой закончил он.
Время было уже позднее и очень хотелось спать. Или он просто слишком много выпил? Теперь Крайнвер уже не мог сказать. Может, пора было переходить к тому, за чем он, собственно, и пришел в "Турмалин".
Пара в углу наконец-то поднялась, мужчина подхватил партнершу на руки, отчего она взвизгнула, но сразу же обвила его шею руками, и он, пошатываясь под своей ношей, направился на верх. Стенли тоже дернулся, собираясь подняться, но передумал и сел на место. В глазах Эсфар мелькнул огонек, похожий на разочарование. Или это ему показалось? Но следовать примеру других мужчин он пока что не собирался. Для начала, следовало немного получше узнать девушку и то, что у нее было на уме. А то кто знает, что она будет требовать и что утверждать утром.
 
Эфсар Четверг, 19 Декабрь 2013, 22:14 | Сообщение # 16





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

Некоторое время девушка переводила взгляд с композитора на других посетителей. Последний вопрос показался Эфсар явно лишним. Какое ему, собственно, дело до того, кто она такая? Он сюда пришёл не ломаться и показывать свой ум и образование, а развлекаться на полную. И с чего это, спрашивается, его заинтересовало, любит его собеседница музыку или нет? Сейчас (Гарриэт это чувствовала нутром) начнутся заумные речи об искусстве, расспросы о вкусах и предпочтениях и прочая светская мура. А рыжей дарительнице удовольствий это было абсолютно безразлично. Для виду она, конечно, и разговор поддержит, и выскажет свои мысли о каком-нибудь предмете (пусть уж Стен не думает, что перед ним сидит тупоголовая кукла), а уж потом мягко переведёт беседу в более "естественное" русло. Лишь бы вконец измотанный долгими разговорами Стен не свалил в более укромное место с другой... Другой? Та-а-ак, это уже не вариант. Эфсар ни под каким соусом не сможет допустить такого. Она уже давно заметила, что коварная Камеро поглядывает на композитора с вожделением.
"Интересно, он и вправду ей нравится как мужчина... или она заприметила его кошелёк? Тут уж одно из двух".
- Я из пригорода, - пожав плечами, ответила девушка. Больше она не захотела развивать эту тему. Вся её молодая жизнь вертелась вокруг известного заведения, в стенах которого творилось много всякого. И первому встречному необязательно было это знать. - Музыку я люблю, хоть и не разбираюсь во всех тонкостях. Всё зависит от настроения: сегодня меня тянет на одно, завтра на другое... А я гляжу, вы уже расправились с вином?
Последнее вырвалось неожиданно даже для Гарриэт. Хотя... так ли уж неожиданно? Ей хотелось пресечь дальнейшие попытки композитора развить тему о музыке. Такие люди, увлекшись, начинают сыпать словечками, понятные только их узкому кругу, к каковому она, Эфсар, никаким ракурсом не принадлежала. И вот тут, когда повисла небольшая пауза, среди всеобщего гомона раздались перестуки каблучков. К столику подплыла диссилийка. Она остановилась в шаге от Стенли и внимательно рассматривала его. Островитянке явно приглянулся солидный гость.
- Не помешаю? - то ли учтиво, то ли коварно вопросила красавица, и Эфсар вновь услышала этот нездешний говорок, свойственный всем диссилийцам, - позвольте присесть с вами.
"Позвольте присесть с ва-а-ами! - мысленно передразнивала рыжая жрица любви, - нашла местечко, где причалить. Вокруг полно хмельных богатеев, но ни один на тебя не клюнул, так-то! А я своего гостя не отдам, даже не надейся!"
Мысли мыслями, а терпение у Эфсар, скандалистки и склочницы, далеко не железное. Долго выносить присутствие наглой Камеро она не могла. Одно её появление рядом с музыкантом вызывало у рыжей вертихвостки сильное раздражение. Но пятничный вечер был настолько хорош, что злиться совершенно не хотелось... да и показывать себя Крайнверу с такой стороны было чревато. Это вам не Бернардо, который сам любит глядеть на бабские драки, - этот тонкая столичная штучка, неженка, педант. Оскорбится и удалится, громко хлопнув дверью.
- Как хочешь, подруга, - подчёркнуто-приветливо ответила Гарриэт, - садись пожалуй. Выпей с нами...
"Садись, выпей, только если попробуешь его охмурить... Не советую, ох не советую, родная. " - тонкие пальцы с подкрашенными ногтями сжались в замок. Девушке было досадно, что какая-то дрань помешала только-только наладившемуся разговору (который должен был повлечь за собой нечто большее!), однако с другой стороны было чертовски любопытно - поведётся музыкант на эту гюрзу или нет.
 
Стенли Пятница, 20 Декабрь 2013, 20:04 | Сообщение # 17





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

Композитор заметил неудовольствие девушки. Да, переводить разговор в это русло было не слишком удачной идеей. Или даже совсем неудачной. Он уже хотел извиниться за бестактность и перевести разговор в другое русло, но...
"А я гляжу, вы уже расправились с вином? " Это было немного неожиданно. Стенли удивленно посмотрел на свой бокал, который действительно был пустым.
- Да, похоже на то, - согласился он.
И тут к столу подошла диссилийка, которая ему уже строила глазки. Стенли немного удивился. Интересно, что она хочет?
Красавица томно улыбнулась и, растягивая слова, попросила присоединиться.
Эсфар это явно не понравилось. но она улыбнулась и разрешила сесть. И хотя девушки обворожительно улыбались друг другу, в их глазах плескалась ненависть.
Стенли оставалось только наблюдать за ними. Интересно, к они не подерутся? Это вам не дом "Катрины", где за это за такие дела могли уволить. Насколько композитор знал, хозяин "Турмалина" это даже приветствовал. Да и многим мужчинам нравилось смотреть, как женщины царапают друг другу лица и вырывают волосы клочьями. И хотя ему самому это было не по нраву, все же было интересно, как они поведут себя в такой ситуации. Ведь теперь их было двое, а он был один. И Стенли теперь уже и не знал, какая из них ему нравилась больше. Рыжеволосая Эсфар, с которой он уже успел немного поговорить и поближе узнать или нагловатая диссилийка, решившая отбить его у соперницы. В чем-чем, а в ее намерениях Крайнвер был уверен точно.
Но теперь он превратился в наблюдателя женской "дуэли", главным призом в который был он, сам.
 
Эфсар Воскресенье, 22 Декабрь 2013, 11:56 | Сообщение # 18





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

Смуглянка легко и вольготно уселась за стол рядом с Эфсар. Такая же дерзкая, гибкая как струна, охочая до мужского внимания и тугих кошелей. Видя, что за столиком прибавилось гостей (точнее, сотрудников!), официантка вновь порхнула туда и поинтересовалась о том, кто чего желает. Гарриэт заказала себе ещё один бокал красного. Камера ничего не сказала, а дала знак, чтобы служанка удалилась. Эфсар глядела на незваную гостью, которая покачивала ножкой и стреляла лисьими глазками. Стенли молча смотрел на обеих, как бы оценивая ту и другую, но в разговор не вступал, сохраняя полный нейтралитет.
"Отлично... - с лёгкой злостью подумалось Гарриэт, - наш красавец не мычит, не телится. Хоть бы как-нибудь показал, кого хочет видеть рядом с собой!". Но Крайнвер, казалось, не желал мешать "милому щебету" двух девочек. Островитянка начала болтовню первой.
- Вам впервые доводится пребывать в обществе сразу двух девушек? - каштановые волосы поблескивали в неярком свете факелов и светильников, а пухлые пухлые губы были слегка поджаты. Хитрая Камеро решила вступить в игру с козырей: Марта рассказывала, что эта сладкоречивая диссилийка способна кому угодно задурить голову и заговорить зубы. Вот и сейчас она пустила в ход свой по-гадючьи раздвоенный язычок. Но не успел Крайнвер и слова вставить, как Гарриэт деланно засмеялась:
- Судя по всему, это для него не впервой, - искорки в рыжих волосах заплясали, когда девушка тряхнула головкой, - сидит, ничего не говорит... Таких как я и как ты он насмотрелся с лихвой!
Перестрелка колкостями была открыта.
 
Стенли Четверг, 26 Декабрь 2013, 19:05 | Сообщение # 19





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

Стенли задумчиво покачивал бокал с вином в правой руке. Левой он возил по столу, как будто рисуя что-то. Со стороны могло показаться, что его совершенно не интересует то, что происходит вокруг. Но это было не так. Из-под полуопущенных ресниц он внимательно наблюдал за двумя девушками за его столом.
Входная дверь скрипнула. Композитор медленно обернулся на звук. Девушки, поглощенные "разговором", не заметили, что выражение лица Стенли изменилось. Он нахмурился.
"Что он здесь забыл? Да еще в такое время?" - подумал он.
Вошедший был довольно привлекательным мужчиной, приблизительно одного со Стенли возраста. Оглядевшись по сторонам, он кивнул хозяину и направился к столу музыканта.
- Доброго вечера! Как вижу, прохлаждаетесь?
- Разве это запрещено? - ответил Стенли.
- Конечно, нет. Просто странно встретить Вас здесь в такой день. До меня дошли слухи, что у Вас возникли проблемы с солистом. Но встретив Вас здесь, я подумал...
- Конечно, подумали, - перебил его Крайнвер, - Это же Вы заплатили ему, чтобы он не участвовал в моем концерте. А теперь еще возымели наглость прийти сюда и начать издеваться надо мной.
Слушая этот разговор, девушки перестали пререкаться. Похоже, теперь настал их черед быть наблюдательницами назревающего, если не скандала, то по крайней мере ссоры.
 
Эфсар Четверг, 26 Декабрь 2013, 19:32 | Сообщение # 20





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

Незнакомец, который так резко и нахально прервал милую беседу был довольно хорош собой. Обе "дарительницы удовольствий" притихли, причём одновременно. Теперь они сидели и в четыре глаза разглядывали новоприбывшего. Внешне мужчина был здешним уроженцем, волосы светлые, лицо приятное, взгляд учтивый... Судя по одежде, кстати, щёголь не из последних. Гарриэт было крайне досадно, что Стенли, который ещё минуту назад принадлежал девушкам, теперь был занят пререканиями со своим знакомым. Лично ей, Эфсар, было абсолютно побоку, какие отношения связывают Крайнвера и этого нового. Друзья они или враги - без разницы. Главное, что этот франт порушил все её замыслы. Камеро тоже, видать, почуяла, что обстановка несколько накалилась, и поспешила взять инициативу в свои ручки. Встав со своего места и поправив юбку, диссилийка повела обнажёнными плечиками и приблизилась к новому гостю. Тот на мгновение застыл, явно ничего не понимая. Потом, видать, решил оставить неприятный разговор со своим конкурентом до другого раза, перевёл своё внимание на островитянку.
- Вам никогда не говорили, какой вы красавец? - кокетливо начала Камеро, поправляя каштановые волосы, - Если нет, то я первая...
Гибкая, изящная как статуэтка, Камеро приблизилась ещё на шаг к своему потенциальному клиенту. Тот был явно не против такому раскладу и отвечал смуглянке хитрыми взглядами да многообещающей ухмылочкой. Гарриэт мысленно обрадовалась, что вертлявая диссилийка нашла-таки наконец другую жертву, а Крайнвер теперь безраздельно принадлежит Эфсар.
- Ты не первая, кто мне это говорит, - мягко произнёс мужчина, - но из твоих уст это звучит особенно приятно.
- В таком случае, - смуглая ручка змейкой скользнула на широкое плечо гостя, - обсудим все твои достоинства наедине?
Эфсар сидела и пыталась сдержать рвущийся наружу хохот. Камеро была видной девушкой, с более пышными формами, нежели у Гарриэт, но всё равно во всей этой ситуации было что-то до того комичное, что хоть стой, хоть падай. Диссилийка, конечно, своего добьётся, но победа будет временной.
- Пойдём, кошечка, - мурлыкнул незнакомец, хватая островитянку за талию. Так они и ушли - посмеиваясь, в обнимку... В ближайшие два часа эти двое будут очень сильно заняты.
- Ну, что? - Гарриэт выгнула левую бровь и вскинула на Крайнвера серые кошачьи глаза, - продолжим разговор?
Исправил(а) Эфсар - Четверг, 26 Декабрь 2013, 19:34
 
Стенли Понедельник, 30 Декабрь 2013, 20:38 | Сообщение # 21





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

Стенли посмотрел вслед уходящей парочке.
- Неплохо, - сам себе сказал он. Затем продолжил в слух, - Раз они ушли, то и нам, действительно, стоит вернуться к прерванному разговору. Вот только, вспомнить бы, на чем мы остановились, когда пришла Ваша "коллега".
Уже достаточно опьяневший Крайнвер разглядывал свою собеседницу не самым приличным образом.
- Мне кажется, что и нам тоже вскоре пора будет уединиться в более ...инти...кхм... романтической обстановке. Как ты на это смотришь?
Похоже, красавица, задумчиво разглядывавшая блики тусклой лампы на гранях бокала, тоже не была против.
Композитор засмотрелся на нее. Такая статная, изящная.
Да, время для чего-то большего определенно пришло.
 
Эфсар Понедельник, 30 Декабрь 2013, 20:59 | Сообщение # 22





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

Итак, эти двое ушли, дабы продолжить знакомство в более уютном месте - на втором этаже, скажем, где при таинственном полумраке можно вальяжно развалиться в мягких креслах, потягивая коктейль, в то время, как жрица любви и развлечений будет танцевать или петь для того, кого ей выпала на долю ублажать в этот раз. Эфсар была несказанно рада возобновившемуся разговору, а уж когда Стенли стал намекать на уединение, сердце рыжей прохвостки и вовсе сделало тройное сальто. Причин было сразу несколько: во-первых, капельмейстер был крайне привлекательным мужчиной, во-вторых - с кошельком (иначе с чего бы ему заказывать самые дорогие сорта вин?), в-третьих, это отличный повод подняться в глазах хозяина и утереть всем турмалинкам их завистливые носы.
- Помнится, кто-то говорил, что он не слишком пьян для таких предложений... - лукаво ответила Гарриэт, поводя тонкими бровями, - Или вы считаете, что время пришло? Ну, раз так, то я нисколько не против.
От кого-то Гарриэт была наслышана, что есть такой музыкальный жанр - прелюдия. Она предшествует произведениям крупной формы. Так вот, нынешняя прелюдия была слишком затяжной, с вариациями, паузами и медленным развитием. Но финальный аккорд всё-таки прозвучал. Композитор попал под влияние красного полусладкого, а его чары сбросить ой как сложно. Ещё в доме леди Катарины Эфсар приметила, что если мужчину хорошенько напоить, то из сильного духом он превращается в подошву, и можно им вертеть как угодно. Оставалось только дождаться, когда Крайнвер учтиво предложит ей удалиться... или потащит силой... Не суть, главное - результат.
 
Стенли Четверг, 02 Январь 2014, 19:29 | Сообщение # 23





Публичный дом "Турмалин" - открытый бар.

- Не слишком пьян? - композитор улыбнулся, - Нет, красавица, уже вполне. Я просто уверен, что сейчас самое время покинуть этот душный и грязный бар и подняться наверх.
Он медленно поднялся, пошатнулся, схватился за край стола. Затем вылил в бокал остатки вина и одним залпом осушил его. Голова была пока еще ясной, а утреннее похмелье... Сейчас о нем точно не следовало волноваться. Стенли взглянул на Эсфар. Действительно, хороша. Намного лучше тех, с кем ему раньше приходилось иметь дело.
- Ну что, - снова обратился он к девушке, - Идем? А то, если я выпью еще больше, то уже не дойду, - Стенли красноречиво кивнул в сторону девушки, разносившей вино, которая направлялась к их столику.
Эсфар, тряхнув огненными локонами, грациозно поднялась. Крайнвер, немного помедлив, взял ее под руку. Не нести же ее на руках. Все-таки, он - уважающий себя композитор. Поэтому, только под руку.
 
Эфсар Пятница, 10 Январь 2014, 21:16 | Сообщение # 24





Подгулявшие, счастливые в доску, оба покинули бар. Эфсар намекнула официантам, чтобы счёт не закрывали: вдруг клиент пожелает ещё чего-нибудь... Просто ему захотелось перейти в другое место. Покуда они проходили холл и поднимались по лестнице, Эфсар раздумывала об одной вещи: если Стен (а именно так она нарекла его про себя) не боится растрат, стало быть надо всеми силами удержать его подле себя. Какая бы мразь ни вертелась рядом.

Публичный дом "Турмалин" - особый зал на втором этаже.

Вошли в зал обнявшись. Здесь освещение по максимуму сведено на нет. В мягком полусвете рыжие кудри турмалинки отдавали чем-то нездешним, чересчур вульгарным, что ли... Дабы подать своему клиенту повод ещё сильнее раскрепоститься, Глаун опустилось в кресло и закинула ногу за ногу. Юбка каскадом заструилась по мягкому сидению, тусклый свет падал на смуглые плечи делая их цвет кофейным, как у южанок.
- Ты не боишься, что вечер со мной обойдётся тебе в более пятисот кругленьких? - игриво спросила девушка, кося серым глазом на своего гостя, - турмалинку не так-то просто заполучить. А удержать ещё труднее.
За этим каверзным вопросом последовало неожиданное... для господина капельмейстера: Эфсар вскочила, прожгла по залу, шурша ворохом юбок, потом остановилась напротив Крайнвера, взяла его за руки и опрокинула на пузатый диван возле столика с фруктами и двумя бокалами с грогом.
- Не стесняйся, музыкант! - почти пропела рыжая бесовка, вновь поправив юбки, - здесь кроме нас никого нет.
Исправил(а) Эфсар - Пятница, 10 Январь 2014, 21:18
 
Стенли Понедельник, 13 Январь 2014, 20:31 | Сообщение # 25





Публичный дом "Турмалин" - особый зал на втором этаже.

Капеллан уже понял, что от чар этой обитательницы "дома разврата" ему никоим образом не отвертеться. Собственно, и не хотелось даже. Было что-то притягательное в худых плечиках, стрекозиной талии и несоразмерно пышных рыжих локонах. Поэтому Стенли с охотой поднимался со своей собеседницей на второй этаж. Зал для особых гостей был обставлен очень интересно. В доме леди Катрины такого не было - там всё более сдержанно, камерно. Здесь атмосфера была куда более вызывающей и пикантной. Свет приглушён, вокруг ни души, на диванах и креслах мягкие подушки... Шик, что и говорить. Похоже, этот выжига, которого все знают под именем Бернардо Логано, очень старался обставить своё "гнёздышко" наилучшим образом. Так что вопрос, заданный рыжей пассией, нисколько не удивил Крайнвера:
- Нисколько не боюсь, - небрежно ответил композитор, - у меня достаточно средств, чтобы развлекаться сколько угодно.
Жаль, времени маловато....
В следующую секунду капеллана посетила неприятная, но разумная мысль: зря он заикнулся о своих доходах. Продажные женщины падки на звон в кошельке, и если присосутся, то вытянут все деньги. Кто знает, а вдруг и эта миловидная турмалинка окажется такой же алчной гадюкой? А что, вполне такое может случиться, и вот тогда господину капельмейстеру придётся распрощаться со своими кровными: композитор чувствовал, как всё сильнее попадал под влияние этой развратницы. И самое главное, что ему хотелось этого. В конце концов, после смерти незабвенной Кетрин музыкант насмотрелся на всяких женщин. Были и покрасивее, попышнее, что ли... Зато эта с характером. С ней интересно находиться, вести разговор. А прочие умеют блистать только телом.
Вышла недолгая пауза, когда рыжая ни с того, ни с сего, опрокинула мужчину на мягкие подушки. Стенли малость опешил от такого натиска хрупкой (казалось бы!) девушки. Но в глубине души был очень рад тому, что Эфсар избавила его от необходимости начинать более близкое знакомство первым. Взяла "бразды правления" в свои руки, так сказать. Её голос приятно растекался по комнате, а маленькая фигурка легко двигалась в мягком свете. Шуршали юбки, стучали каблучки, гибкими ужиками двигались руки, а волосы колыхались и переливались. Капеллану становилось не по себе от всего этого. Неужели он, действительно, ввязался в эту интрижку? Ответ прост: "с великого перегару". Так говаривал его давний друг, мот и повеса, каких с фонарём обыщешься. Ещё какое-то время композитор глазел на маленькую турмалинку, а потом промолвил:
- Какая ты, а... сядь рядом со мной! И, кстати, с чего это ты перешла со мной на "ты"?
Вопрос этот Стенли задал не из-за того, что ему было неприятно - наоборот, он только и ждал, когда Эфсар наконец-то сбросит с себя последние лоскутки официоза. И вот теперь... Что-то подсказывало музыканту, что если женщина ни с того, ни с сего начинает обращаться к мужчине на "ты", это признак плохо скрываемого вожделения.
"Вот тебе и на... Зашёл, называется, отдохнуть!"
 
Эфсар Четверг, 16 Январь 2014, 19:30 | Сообщение # 26





Публичный дом "Турмалин" - особый зал на втором этаже.

Девушка закончила танец и села возле композитора. Сердце всё ещё колотилось, так, словно она только что бежала на длинную дистанцию, хотя сама двигалась очень медленно и плавно. С чего тогда? Может, оттого что уж больно ей не терпелось достичь заветной цели? Или её так взбудоражил лишний стаканчик? Вопрос, заданный капельмейстером, прозвучал с лёгкой задоринкой, и у Эфсар отлегло от сердца: она-то подумала, что Стенли счёл её чересчур развязной.
- Здесь просто особое место, - улыбнувшись ответила рыжая Глаун, - можно вести себя более раскрепощённо. Если угодно, я могу снова перейти на "вы", только смысл? Мы уже достаточно долго разговариваем. Хочется сбросить с себя последний лоскуток официоза.
Хотя, откровенно говоря, сбрасывать, по мнению Гарриэт, надо было бы не официоз (его уже не осталось), а одежду. Во-первых, жарко. Во-вторых, кажется, Крайнвер сам до этого не догадается.
Эфсар придвинулась к своему гостю чуть ближе, словно желая что-то разглядеть что-то в лице этого светского льва. А лицо у музыканта и в самом деле было очень приятным. Вот только в глазах читалась какая-то грусть. И за весь вечер они не меняли своего выражение, даже когда Крайнвер оживлялся. Всё время эта грусть.
"Что за мужчины пошли, - со злостью думала "дарительница удовольствий", - Вьера был ко всему равнодушен, а этот постоянно тоскует невесть о чём... Надо это дело срочно исправлять."
- Ты всё ещё грустишь? - напевно произнесла девушка, вытягивая руку и осторожно проводя пальчиком по виску собеседника, - Не этот ли тип тебя так расстроил? Да он и подошвы твоей не стоит. Ты в сто раз талантливее его!
Гарриэт осознавала, что в эту минуту откровенно врала своему гостю, ибо его произведений никогда не слышала. Но мужчины любят грубую лесть... даже не любят, а обожают. И поэтому Эфсар чувствовала, что находится на скользком, но всё-таки верном пути.
 
Стенли Пятница, 17 Январь 2014, 20:22 | Сообщение # 27





Публичный дом "Турмалин" - особый зал на втором этаже.

Музыкант улыбнулся. Слышать, что ты намного лучше другого, особенно если отношения с этим другим не слишком хорошие, было более, чем приятно. И пусть даже их говорила девушка из публичного дома, все равно, они ласкали слух, как ничто другое.
И место здесь, действительно, было особенным. Стенли так и тянуло приступить к чему-то более... более... близкому. Но он пока не спешил. Не стоит прерывать такой приятный и расслабленный момент животными действиями. Это могло и подождать. Хотя, Крайнверу показалось, что Эсфар не прочь перейти от слов к действиям. Ну что ж, он был не против, если девушка и дальше будет проявлять инициативу. До определенного момента. А потом...
Он тряхнул головой и взглянул на Эсфар. Да, что-то в ней определенно было, уже в который раз заметил он.
- А скажи, тебе не жарко? - вопрос прозвучал неожиданно даже для самого Стенли, - А то мне кажется, здесь немного душновато, - продолжил он в том же духе.
А может, оно и к лучшему? А то мало ли, вдруг ей не хочется проявлять инициативу? Или не нравятся безынициативные мужчины?
 
Эфсар Пятница, 17 Январь 2014, 20:57 | Сообщение # 28





Публичный дом "Турмалин" - особый зал на втором этаже.

- Жарко? - глаза по-кошачьи округлились, ибо Эфсар искренне недоумевала, с чего музыкант вдруг так забеспокоился о состоянии своей спутницы, - Не очень, хотя...
До Гарриэт постепенно начало доходить, к чему именно клонит Стенли. Похоже, девушка находилась в двух шагах от главной цели. И если она всё уразумела верно, то...
- И впрямь душно. Спасение только на чердаке, либо на третьем этаже. Там прохладнее...
Девушка резко встала со своего места. Похоже, что-то щёлкнуло в её и без того подгулявшей головушке. Взяв с блюда яблоко и поверчивая его в руках, она произнесла:
- Идём наверх. Там и воздух чище, и... Сюда идут.
В самом деле, откуда-то снаружи доносились шаги, а ещё секунд через пять явственно стал слышен мужской и женский смех. Эфсар без труда угадала голос Камеро. Эта прожжённая вертихвостка умудрилась заарканить конкурента Стенли, и теперь парочка шла сюда... Ещё миг - и эти двое уже распахивали двери. Смуглая южанка не преминула обратиться к своей рыжей "товарке" с очередной колкостью:
- Ну что, как твои успехи, Гарриэт? Всё пытаешься расшевелить господина композитора? А мой гость уже горит от нетерпения, ему хочется поближе узнать меня.
Говорила она тихо, так, чтобы до мужчин ничего не дошло, и Эфсар, у которой на языке вертелись хорошие деревенские ругательства, кои надо орать во весь голос, принуждена была не повышать интонацию.
- Вот что, гагара, сунешься в мои дела, все космы пообрываю! - затем повернулась к своему гостю и пропела, - Идём скорее!
"Пусть завтра эта змея растреплет обо мне хоть всему дому. Лишь бы до Бернардо дошло, что я захомутала богатенького клиента!"
 
Стенли Суббота, 18 Январь 2014, 20:00 | Сообщение # 29





Публичный дом "Турмалин" - комната на третьем этаже

Проходя мимо парочки, Стенли косо посмотрел на своего знакомого. Тот усмехнулся и придвинулся еще ближе (хотя куда уж ближе?) к своей избраннице на эту ночь. Эсфар нетерпеливо потянула Крайнвера за руку, как будто говоря: "Оставь их в покое, у нас своя ночь впереди".
Они наконец оказались на заветном третьем этаже. Девушка решительно повела (практически потащила) музыканта к одной из дверей. Они вошли в темную комнату. Эсфар зажгла свечу и уже потянулась, чтобы зажечь вторую, но Стенли ее остановил.
- Не надо. Оставь так. Пусть будет темно. Мне не очень нравятся ярко освещенные комнаты, слишком уж напоминают сцену. А ведь нам хочется создать интимную обстановку.
Гетера пожала плечами и поставила свечу на пол.
Подождав, когда глаза хоть чуть-чуть привыкнут к темноте, Крайнвер наощупь добрался до широкой кровати. Постельное белье на ощупь казалось недорогим, оно и понятно, это же не дом Катарины, где простыни шелковые.
Затем музыкант повернулся к стоящей немного в стороне Эсфар. Улыбнувшись в темноте, он быстро подошел к ней и резко притянул к себе. Девушка порывисто выдохнула. Стенли наклонился к ее лицу, вдохнул сладкий запах волос и... накрыл ее губы своими.
 
Эфсар Воскресенье, 19 Январь 2014, 12:47 | Сообщение # 30





Публичный дом "Турмалин" - комната на третьем этаже.

Эфсар вела композитора за руку к первой двери. Девушка чувствовала, что ни она, ни её высоконравственный гость, не могут больше сдерживать себя. Из-за пояса она выудила ключик на верёвочке. Неподатливый кусок металла норовил выскочить из руки Гарриэт - ладонь вспотела словно от волнения. Наконец девушка совладала с ключом и отперла дверь.
Комната не блистала роскошью. Для проживания простой гетеры более чем достаточно, но для богатого гостя... Но рыжая развратница уже не задумывалась об этом. Тем паче, Стенли вроде бы не возражал против скромной обстановки.
Войдя в комнату, Гарриэт прежде всего начала зажигать свечи, но едва зачервонел первый огонёк, и Эфсар собралась раздуть второй, Стенли одёрнул её. Одна единственная свечка делала интерьер комнаты особо интимным.
- Как скажешь, - произнесла рыжая, оправляя вьющиеся ужики локонов.
Следующая секунда резанула губы Эфсар. Композитор так резко привлёк гетеру к себе, так сильно впился в неё, что рыжая жрица любви на короткое мгновение задохнулась. Ещё миг - и красавица ответила на порыв музыканта таким же поцелуем. Повисая в объятьях капеллана, девушка чувствовала, как платье медленно падает с её плеч, как они, смуглые и слегка острые, открываются взору гостя, который очень сильно увлёкся.
- Постой, - начала Эфсар, переводя дух, - ты точно этого хочешь?
В это время композитор легонько тряхнул головой, словно отбрасывая волосы со лба. Этот жест маленькая распутница расценила как молчаливое согласие и даже нетерпение.
- Тогда... - неуловимое движение, звук развязываемых шнуровок, и платье стало медленно падать, открывая щуплое смуглое тело новой турмалинки.
 
Стенли Вторник, 21 Январь 2014, 21:14 | Сообщение # 31





Публичный дом "Турмалин" - комната на третьем этаже.

Еще чувствуя сладкий привкус губ Эсфар, Стенли кивнул. Он уже дрожал от нетерпения вожделения.
Платье медленно скользило вниз. Эти несколько секунд показались композитору целой вечностью. Но вот он уже касается обнаженной кожи турмалинки. На ощупь она, как бархат. И теплая. Если бы он только мог сделать этот миг вечным. И большего для счастья ему не надо было.
Стенли снова поцеловал девушку. Но поцелуй вышел коротким и каким-то рваным, с первым разом даже не стоило сравнивать.
Чуть отстранившись от Эсфар, Крайнвер начал расстегивать пуговицы на рубашки. Вернее, стал пытаться это сделать, ибо они ни в какую не поддавались (как будто взбунтовались против намерений своего владельца). Композитор тихо выругался и уже хотел просто оторвать их, как вдруг теплая рука коснулась его рук. Он позволил Эсфар самой заняться неподатливыми пуговицами.
Стенли наклонился поближе к девушки, вдыхая запах ее волос. Это заводило еще больше. Он даже не понял, когда его руки начали изучать стройное тело.
Наконец, рубашка оказалась на полу.
 
Эфсар Вторник, 21 Январь 2014, 21:34 | Сообщение # 32





Публичный дом "Турмалин" - комната на третьем этаже.

Доступно только для пользователей
Стенли нельзя было назвать безупречным, но этот сведущий в делах музыки человек был очень красив. Знать бы только, что за этой привлекательной оболочкой скрывается... Вполне могло оказаться, что этот Крайнвер окажется снобом, который в грош не ставит женщин как таковых. Хотя, вроде бы, не похож. Но снобизм ещё можно понять и простить, а вот скупость... Нет, дорогой, если сунул свой точёный нос в это заведеньице, раскошеливайся... Наш Бернардо шутить не любит, мигом найдёт управу и на тебя, и даже на твоих дружков, которые, не приведи ЕдиныйФ, рискнут заглянуть в это благословенное место.
Гарриэт чувствовала, что её ухажёр как-то напряжён, и это несмотря на его явно вспыхнувший охотничий азарт. Она мягко коснулась его виска и произнесла:
- Сядем. Здесь уютно и мягко... Может быть, хоть это поможет тебе стать самим собой? - и не дожидаясь хоть мало-мальски внятной реакции композитора, дарительница удовольствий первая упала на мягкую перину. Спину защекотало, и Эфсар вальяжно растянулась, делаясь похожей на прожжённую уличную кошку, которая вдруг резко ощутила вкус к хорошей жизни... Оставался встречный шаг со стороны музыканта, а там - гори оно всё синем пламенем. И эта ночь, и этот дом, и стыд пусть сгорит первым!
Исправил(а) Эфсар - Пятница, 24 Январь 2014, 20:34
 
Стенли Пятница, 24 Январь 2014, 20:30 | Сообщение # 33





Публичный дом "Турмалин" - комната на третьем этаже.

Стенли посмотрел на вальяжно развалившуюся на кровати Эсфар. Она была такой... прекрасной, такой... такой соблазнительной. Сдерживаться становилось все труднее и труднее. Крайнвер сел рядом с ней и запустил руку в огненные волосы. Затем он наклонился и снова поцеловал ее.
Было душно. Казалось, комната сжимала их в своих объятиях, прося снять оставшуюся одежду. Музыкант отстранился от девушки лишь затем, чтобы снова припасть к ее сладким губам.
Это продолжалось уже несколько минут. Или часов. А может, вечность.
Наконец, Стенли прошептал Эсфар на ухо:
- Похоже, пора. Ты готова?
 
Эфсар Пятница, 24 Январь 2014, 21:01 | Сообщение # 34





Публичный дом "Турмалин" - комната на третьем этаже.

- Готова, - чуть слышно отозвалась девушка, принимая новые и новые поцелуи. Было мягко лежать, ощущая терпкость воздуха, краем глаза ловить скромное пятнышко свечи, чувствовать рядом с собой человека, которому ты сегодня принадлежишь безраздельно. А может быть, и не только сегодня. Эти двое были похожи: увлекающиеся, страстные натуры, охочие до всяких мирских забав. Разве что Стенли казался более непорочным, и Эфсар помогала ему познать ночную жизнь, распробовать её. Впереди была только темнота, мягкость перин, горячий, почти удушающий воздух... К чему это может привести? Возможно, на следующее утро композитор забудет свою игрушку и перекинется на новую, быть может, даже из дома леди Катрины... Млея в объятиях своего гостя, Гарриэт вдруг ощутила, как её счастливые мысли омрачила одна, очень неприятная. В тот памятный вечер в компании Марка Вьеры девушка видела композитора с Азмари, жгучей диссилийкой, которую он развлекал игрой на скрипке... Эфсар дала бы руку на отсечение, если бы можно было подойти, вырвать инструмент и расколоть его об голову конкурентки! Зато этой ночью рыжая дарительница наслаждений взяла своё с лихвой. И даже гораздо больше.

Первое, чем утро встретило утомлённую, но бесконечно счастливую Эфсар, был режущий весенний свет. Серебряной иголочкой он кольнул глаза девушке, заставив её окончательно прогнать остатки сна. Пребывая всю ночь в объятиях Крайнвера, Гарриэт чувствовала себя как никогда хорошо. И было от чего. Жалко, что уже давно рассвело, и пора было прощаться. Второе, что привлекло внимание девушки, кудри композитора, мелкими змейками, русые... Русые волосы и молочно-белая подушка. Вставать совершенно не хотелось. Но увы...
- Доброе утро, - полушёпотом произнесла рыжая, аккуратно прикрывая голую поясницу Крайнвера. Тот ещё вкушал сон. Глаун села на постели, мысленно переживая прошедший вечер и бурную ночь. У неё давно не было таких ярких впечатлений, девушка просто изголодалась по мужскому вниманию, коего не доставала на прежнем месте работы. А тут... Эфсар надеялась, что встреча повторится. Это будет и в радость, и за деньги... которые, как ни верти, пройдут через лапы Бернардо, а уж тот разочтётся с Гарриэт по-свойски. Но сейчас об этом и думать не хотелось, потому что на эту сладкую парочку сквозь аккуратные шторки глядел новый день...
 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники эпизодической игры » Слабые струны (Пятница, 14 марента 1772 года. Блеймру, город Кэргол.)
Страница 1 из 11
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)