Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
  • Страница 3 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Одинокий перевал (Проход через горы, что идет от города Дайлм на северо-восток)
Одинокий перевал
Автор Суббота, 21 Января 2012, 19:46 | Сообщение # 1
Сейчас: В неизвестности
Одинокий перевал получил свое название по той причине, что в округе это самый популярный проход через местные горы. Изрядно петляющий, часто запускающий путников в коридор между двумя высокими скалами-стенами, с множеством ответвлений и пещер, где так любят устраивать засады разбойники разных мастей, он все-таки считается самым безопасным и простым, в отличие от прочих, на которых сам Единый ногу сломит.
Ввиду того, что перевал изрядно петляет, расстояние от его начала и до конца равняется примерно 60 милям. По этой причине по перевалу можно встретить четыре форта, на первой и последней миле, а также на 20 и 40 милях дороги. Между ними встречаются небольшие дозорные пункты в виде небольших башенок, которые на первый взгляд могут показаться заброшенными, что сразу отбрасывается, едва наступает ночь - огни из окон-бойниц видно издалека и достаточно хорошо.
Путникам стоит также помнить о том, что перевал лежит в непосредственной близости от дикой горной местности, а потому здесь могут повстречаться такие дикие твари, как горные шелки. Осложняет дорогу также периодически опускающийся на это место густой белый туман.
 
Ева Среда, 11 Апреля 2012, 19:59 | Сообщение # 71





На горных тропах, к востоку от форта «Лестничная Крепость», у логова ишлов.

Генерал предпочла не отвечать на вопрос Евы. Вернее, предпочла ответить действием, направившись сразу к узкому проходу между скалой и пропастью. И сейчас, глядя на пригнувшуюся, чтобы избежать ишловой лапы, фигуру Дигерни, Ева перевела дыхание и выкинула из головы все лишние мысли: о том, каким будет следующее движение Диг, чем ответит ишл, что предпримут барон и Близнецы, и так далее. У неё есть её задание, только оно и должно оставаться в голове, и больше никаких ненужных мыслей и эмоций.
Генерал обернулась, чтобы знаками еще раз напомнить о плане действий. Ева молча и сосредоточенно кивнула в ответ, сощурив льдисто-голубые глаза и плотно сомкнув губы. Клинок Дигерни пошел из ножен. Сердце забилось чаще, и… Вот она метнулась вперед, на площадку, и исчезла из поля зрения. Через мгновение из-за скалы донесся вой ишла и её приказ:
- Ева! Вперед! – «Да, мэм!»
Ева сорвалась с места: вперед, на площадку и тут же вправо, на поднимающуюся вдоль скалы тропу. Топот собственных ног - и снова рёв ишла, гораздо более громкий и яростный. «Но у тебя есть твоё задание». Справа пронесся черный зев пещеры, и из него пахнуло чем-то незнакомым и неприятным. Слева - оба ишла развернулись, оставив в покое людей Таска и кинулись туда, где должна быть Дигерни. Один, зараза, всё же уловил взглядом бегущего человека (у ящериных морд есть свое преимущество – маленькие глаза, зато какой угол обзора!) и начал поворачивать в сторону Евы. «Давай, подставь барону спину, тупица!»
Прыжок! Разбега оказалось достаточно, чтобы одолеть двухметровое расстояние, но сапоги проскользнули на присыпанном снежком камне, и Ева ругнулась, понимая, что рассадила оба колена. В тот же момент рука Таска поймала её за запястье, еще один небольшой прыжок – и Ева оказалась рядом с ним, под защитой двух высоких валунов.
Не успев даже поблагодарить мастер-сержанта, она сорвала со спины арбалет и развернулась к площадке, на которой набирала обороты драка. Позиция была действительно хорошей для стрельбы: валуны лежали друг к другу вплотную, расходясь где-то на уровне груди, в образованную ими бойницу легко становился локоть, так что стрелять можно было с хорошей опоры, а уж площадка была как на ладони. Да и камни были достаточно толстыми, чтобы ишловы лапищи не дотянулись до стрелка. Хм… ну, почти не дотянулись.
Первый болт пробил коленную чашечку того ишла, который пытался сцепиться с Дигерни, заставив его резко «клюнуть» вперед и потерять равновесие. Просто невероятно повезло, что побежавший на помощь к нему второй ишл не загородил его. А вот обернувшийся ишл сейчас пришлёпал назад, к их валунам и уже выбросил вперёд когтистую лапу, когда пара стрел людей Таска заставила его отшатнуться. Но было очевидно, что через мгновение он повторит атаку.
Исправил(а) Ева - Среда, 11 Апреля 2012, 22:42
 
Вернер Четверг, 12 Апреля 2012, 22:55 | Сообщение # 72





На горных тропах, к востоку от форта «Лестничная Крепость», у логова ишлов.

Они двинулись к исходным позициям. Барон пытался составить четкий план, как следует поступить с двумя ишлами, что сейчас удерживали людей Таска на том склоне и могли в любой момент стать более серьезной проблемой для их группы. "Везет нам на крупных и туповатых противников. И мы еще не нашли драгунов".
Но времени особенно рассусоливать не было, Дигерни начала действовать. Генерал замерла перед тем, как покинуть их укрытие, изучая обстановку, предварительно напомнив Еве и мужчинам их задания. Вернер чувствовал, как Близнецы рвались в бой. Они почувствовали вкус крови и победы, и теперь рвались вперед, чтобы показать себя, почувствовать свою силу. Это было опасно и беспокоило самого барона. Кроме того, чтобы взять на себя одного из двух ишлов, он собирался присматриваться за ними. В бою нельзя разрываться, а ему придется это делать.
Вслед за Дигерни и Евой, они устремились к своим целям. Им следовало двигаться прямо, в сторону от пещеры, чтобы помешать двум ишлам, рвануть на помощь взвывшего за их спинами своего собрата. Общение с генералом - это не простое занятие и где-то в душе он искренне посочувствовал тому зверю. Но отвлекаться на подобные глупые мысли было бы не правильно. Ишлы были крупными, а площадка давала слишком мало маневра.
Он бежал быстро, легко выхватывая свой меч из ножен. К сожалению, их появление было замечено издали - действия генерала заставили двух других зверюг начать крутить головой и искать новый источник опасности.
- Вы к тому, кто ближе к обрыву, а я к дальнему. Попробую его подманить поближе к вашему!
- Заметано! - Найт бежал вторым, и было видно, как он чуть ли не прыгает от восторга.
Вернер бросился на своего противника. который был чуть ниже ишла, к которому оправились Близнецы. Но на его голове были два костяных нароста, которые делали его ящероподобную голову еще более уродливой. Барон увернулся от тяжелой когтистой лапы, которая тут же устремилась к нему, потом еще от одной, действуя лишь на своих инстинктах и отменной реакции. Сбоку, правее, послышался разъяренный рев, полный боли. Хотелось посмотреть, что там происходит, но его противник слишком ловко махал своими лапищами и не позволял распылять свое внимание. Иногда Вернеру удавалось уколоть одну из конечностей, заставляя последнего взрыкивать и злиться еще больше. Он действовал как противная и назойливая мошка, которая скорее докучала, чем причиняла настоящую боль. Ко всему прочему два других собрата явно чувствовали себя хуже, и ему наносился более серьезный урон. Вернер настолько увлекся своими действиями, как пропустил тот момент, что казался между двумя ишлами - своим и Близнецов. И лишь крик Вирджа:
- Пригнись! - спасли барона от возможности почувствовать на себе всю мощь удара лапы ишла. Он пригнулся и не задумываясь кувыркнулся вправо, оказавшись у склона, рядом с камнями, за которыми укрывались Таск и его люди. Тем временем два ишла не рассчитав свои действия, сшиблись друг с другом, обменявшись сильными ударами и застыв на какую-то секунду, удивленно глядя друг на друга. Их противник неожиданно куда-то исчез.
Вернер же тем временем достаточно быстро начал пробираться в сторону двух зверюг, находящихся в растерянности. На этот раз он начал двигаться влево, чтобы обогнуть ишлов. Иначе бы его оба зверя зажали в ловушку, так как сейчас он был лишен маневра.
Исправил(а) Вернер - Пятница, 13 Апреля 2012, 21:10
 
Дигерни Пятница, 13 Апреля 2012, 20:14 | Сообщение # 73





На горных тропах, к востоку от форта «Лестничная Крепость», у логова ишлов.

Старший сержант не заставила себя долго ждать – ее пепельноволосая голова вынырнула из-за стены практически в ту же секунду, как Дигерни подала голос. Метнувшись вперед, кольнув ишла в бедро, но вынужденная тут же быстро пригнуться, даже чуть припасть на руки, из-за чего меч скрежетнул по камню под ногами, Ван Кройц, уже поднимаясь на ноги и уходя за спину ишлу, даже слегка спотыкаясь, спеша это сделать, видя пробегающих мимо мужчин, завидела и то, как Ева перепрыгивает на возвышающийся скалистый подъем, к Таску.
Чтобы не попасть под удар лапы, она метнулась вперед, в сторону стены, из-за которой они вышли, и как раз вовремя – ишл, широко расставив лапищи, мотанул туловищем в сторону, одновременно разворачиваясь. Еще бы пара секунд на одном месте – и такой удар отбросил бы Дигерни к подъему, ведущему к пещере, покрыв половину расстояния до него.
Стрельнув взглядом вправо, видя, как Ева удачно перебралась на возвышающийся впереди скалистый подъем и заняла свою позицию, а барон и Близнецы уже занялись своими ишлами, женщина вернула взгляд на своего «клиента», что уже пригнулся и с рыком побежал в ее сторону. В этот момент ему в колено влетел арбалетный болт, заставив изрядно оступиться, но, то ли удар не задел само колено, а лишь вошел в плоть, то ли еще что – размышлять на эту тему времени не было - но лишь чуть коснувшись лапами камней, ишл продолжил наступление, пусть уже и не так резво. Отпрыгнув вправо, перекувырнувшись на камне, сжимая покрепче меч, чтобы не потерять его, Дигерни, едва выпрямившись, бросилась к ишлу, что должен был с секунды на секунду начать тормозить. Пока он бежал вперед, словно баран на ворота, он был достаточно уязвим, если подойти к нему с верной стороны – сзади и сбоку, что женщина и сделала. Благодаря болту он все же двигался медленнее, даже чуть прихрамывал, что позволило быстро его нагнать.
Подбегая к твари, на ходу выхватывая кинжал из ножен, закрепленных справа на поясе, Дигерни с коротким выкриком, видя, что еще пока успевает и ишл лишь только начал замедлять ход, почти набросилась на его спину, всадив кинжал тому под левую лопатку и тут же отпуская рукоять, сползая по кожистой спине вниз.
Ишл взревел и прежде чем действительно остановиться и вынуться назад, пытаясь достать лапами источник боли в спине, махнул левой лапой назад, словно отмахиваясь. Едва сползшая с его спины женщина, только ступив сапогами на камень, глуховато выдохнула, чуть сжавшись, поднеся руки к груди, когда ее отшвырнуло куда-то влево.
Упав на холодный камень, грузно выдохнув, ощутив тупую и откровенно противную боль в левом плече и бедре и тазобедренной кости, которой не посчастливилось стукнуться, рыцарь, уперевшись ладонями в камень, поспешила подняться. Взгляд опал на собственный живот, где клепаная куртка была пропорота когтями ишла.
«Почти…» - промелькнуло в голове, но затем женщина бросила взгляд вперед. Взбешенный ишл, прихрамывая и ревя не переставая, уже быстро двигался в ее сторону.
- Ева! Колено! – сжимая левой рукой меч, в которую он был переложен при изъятии кинжала, Дигерни махнула правой рукой вперед, указывая старшему сержанту на уже подбитое левое колено. Второй болт должен был поставить ишла на колени, без сомнений.
 
Ева Суббота, 14 Апреля 2012, 03:42 | Сообщение # 74





На горных тропах, к востоку от форта «Лестничная Крепость», у логова ишлов.

- Тысяча демонов! - тихонько вырвалось у Евы, когда на площадку вбежали Ван Геллен и Близнецы, воодушевленные еще одной возможностью помахать оружием.
Их появление на площадке вызвало у Евы смешанные чувства. С одной стороны, они быстро и надежно отвлекли на себя двух ишлов, не дав им добраться до Дигерни. Но с другой стороны, эта «тысяча демонов» в лице барона и двух адептов так лихо кружила вокруг горных монстров, пытаясь достать их мечами, и то и дело оказываясь на линии прицела, что Ева опасалась ненароком задеть кого-то из своих. Особенно усердствовал Найт, дразня зверюгу короткими и дерзкими бросками, и он давно бы получил когтистой лапой, если бы ишл решил наконец выбрать из двух атакующих противников именно его.
А в движениях барона, занявшегося в одиночку другим ишлом, и впрямь было что-то звериное. Впрочем, оценить это сочетание скорости и звериной грации совершенно не было времени, Ева лишь отметила это про себя, вспомнив их вчерашний поединок.
Перезаряжая несколькими привычными движениями арбалет, сержант старалась не потерять из виду Дигерни, хмурясь от досады — первый болт, похоже не очень-то помог. И тут горло перехватило спазмом, а пальцы намертво вцепились в приклад арбалета, потому что замах трехпалой лапы был ясно виден с её позиции, и также ясно можно было понять, к чему он приведёт. Но Диг, хвала Единому, всё же поднялась. И, стоило ей указать на колено прущего на неё с рёвом ишла, с арбалета сорвался следующий болт, заставив ноги монстра окончательно подкоситься. Куда ж он уйдёт теперь с болтами в обеих конечностях?
Почти одновременно с этим поблизости раздалось встревоженное «Пригнись!» Вирджила и барон чуть было не лишился головы.
«Вернер, демон Вас...» - мысленно выругалась Ева, успев заметить стремительное движение Ван Геллена, которым он ушел из-под удара, а после и из опасной позиции между двумя сцепившимися ишлами, но не успев обратить внимание на то, что назвала его по имени. Сейчас точно было не до таких пустяков. Пальцы привычным движением положили болт под тетиву, приклад арбалета снова лег под щеку.
А Близнецы времени даром не теряли и пока ишлы стояли друг на против друга в замешательстве, Найт хорошим колющим ткнул одного из них туда, где у людей обычно находится печень, а Вирджил, перехватив меч обеими руками, как двуручник, со всей силы рубанул под колено. Раненный ишл взревел и, резко развернувшись, выбил меч из рук Найта, на лице у которого уже наметилась было торжествующая улыбка. Два звонких удара о камень — клинком, потом гардой, сменились шелестящим металлическим звуком, с которым меч проскользил по камням почти до самой пропасти. Когда Найт метнулся в догонку за своим оружием, ишл с яростным рычанием пригнул голову и развернулся, чтобы атаковать. Его примеру последовал и второй ишл, и кажется, Найт был обречен, если бы не пара стрел, воткнувшихся в тот же момент в правое плечо ишла и не Ван Геллен, неожиданно оказавшийся у него за спиной.
Но ранения всё же сделали своё дело, атакующий ишл оказался немного медлительней адепта, который успел пробежать почти по краю пропасти, подобрать свой меч и посторониться с траектории монстра. Болт Евы нагнал зверя как раз, когда он оказался у обрыва, повредив подколеннную связку. Захромавший на обе ноги ишл рухнул на колени, накреняясь мощным торсом над пропастью. Еще один удар Вирджила заставил его окончательно потерять равновесие и перевалиться за её край. Падение его мог наблюдать только Найт, стоявший на краю обрыва, остальные слышали лишь резко оборвавшийся в какой-то момент рев. А пальцы Евы в этот момент снова взводили тетиву и направляли в ложе очередной болт.
 
Вернер Воскресенье, 15 Апреля 2012, 22:01 | Сообщение # 75





На горных тропах, к востоку от форта «Лестничная Крепость», у логова ишлов.

Оказавшись у стены, барон смог лучше оценить обстановку, насколько это позволяли две туши ишлов. Близнецы на этот раз сами бросались в атаку, иногда ведя себя слишком опасно. Найт так вообще лез на рожон, за что и поплатился. Огромная лапища ишла чуть было не сгребла стервеца, но тот смог увернуться, лишь потеряв меч. Оба ишла выбрали цель, что было плохо, и не обращая внимания на Вирджила и тем более на Ван Геллена и людей на склоне, рванули у Найту. Тот в свою очередь пытался подобрать отлетевший меч и сам того не желая загнал себя в угол... Вернее на край обрыва.
Забыв об осторожности, барон рванул вслед удаляющимся ишлам, стремясь их хоть как-то отвлечь. Поддержка сверху оказалась как нельзя кстати. Один из ишлов оказался ранен в плечо, а потом уже ближайший к Найту зверь в ноги. Его Вернер оставил на откуп разъяренному Вирджилу, который осознав, что может потерять своего лучшего друга, был готов порвать зверя голыми руками. Сам барон взял на себя второго ишла, пользуясь тем, что находится за спиной у него и тварь испытывала боль и шок от ранения.
Подскочив к нему, барон, не задумываясь, нанес укол в бедро, перехватив меч обеими руками и применив всю свою силу. Сталь выдержала, рана получилась неприятной. К реву гибнущего первого ишла, присоединился рев второго - раненого. Зверь развернулся, стараясь достать своего обидчика, двигаясь слишком медленно, на взгляд самого Вернера и попытался достать его сначала левой рукой, потом правой, заставив отпрыгнуть назад. Вернеру даже удалось полоснуть ишла по пальцам правой руки. Правая нога барона неожиданно начала скользить, видимо он попал на мокрый каменистый участок. Но ему на помощь уже пришли Найт и Вирджил, которые в свою очередь занялись ишлом с двух сторон, старательно нанося последнему уколы, порезы и раны. Ишл, ослепленный болью попытался переключиться на Вирджила, который был все еще в разозлен тем, что чуть было не потерял своего друга от чего лез вперед.
- Вирджил, не лезь! - рявкнул Вернер.
Барону удалось устоять на ногах, и на этот раз он не сплоховал. Когда перед ним возникла спина зверя, он перехватил меч поудобнее и нанес колющий удар в район тела, туда, где обычно у зверей располагалась печень. Зверь взревел, выпрямился и рухнул на спину, заставив трех рыцарей отскочить в сторону. Темно-красная, почти черная кровь ударила струей из раны, обрызгав барона. Ему так и не удалось увернуться от нее, в нос ударил запах смерти. В этот момент Найту наконец повезло и он подскочил к шилу и вонзил свой меч в его шею, получив напоследок удар лапы уже агонизирующего зверя. Рыцарь отлетел на пару метров и упал на площадку.
- Найт! - Вирджил подскочил к ишлу поближе и вонзил меч в грудь. У зверя уже не было сил отмазываться от врагов, он уже не ревел, а хрипел.
Барон тем временем подбежал к встающему Найту.
- Ты как?
- Ну, он меня и лягнул, - вид у парня был ошарашенный, но видимо рыцарь особенно не пострадал.
Убедившись, что с парнем все в порядке, барон начал искать взглядом Дигерни.
Исправил(а) Вернер - Воскресенье, 15 Апреля 2012, 23:49
 
Дигерни Понедельник, 16 Апреля 2012, 10:17 | Сообщение # 76





На горных тропах, к востоку от форта «Лестничная Крепость», у логова ишлов.

Ева, вопреки указанию, почему-то выстрелила не в левую ногу ишлу, на которую она и указывала, а в правую. О чем старший сержант думала в этот момент Дигерни было не совсем понятно, но особо долго на этой мысли она не застряла. Ишл, в колено которого влетел болт, на этот раз более удачно, взревел и, заходя куда-то вправо (налево от Дигерни), в итоге споткнулся и грохнулся оземь. Перед этим ему в левое плечо влетела стрела, заставив Ван Кройц коротко глянуть в сторону скал.
Она посмотрела в ту сторону как раз когда Белый увернулся от удара, который бы мог дорого ему стоить, затем бросив короткий взгляд на Еву, что спешно перезаряжала арбалет, и Таска, что натягивал тетиву с новой стрелой. Похоже, прошлую тоже пустил он – потому как с луком наготове был только он и он же глянул в сторону женщины, прежде чем пустить стрелу в ближайшего к скалам ишла. Та угодила в спину - как назло, ишл повернулся в самый последний момент.
Но смотреть на то, как Близнецы и Вернер «танцуют» со своими ишлами Дигерни не собиралась – собственный ишл взревел не тише, чем тот, которому полоснули двуручником ниже колена, что женщина успела увидеть, прежде чем развернулась. Пусть тот мог встать лишь на левую ногу, ходить он уже не мог, если только короткими перебежками – прыгать на одной ноге такой твари как эта не позволяла ни физиология, ни мозги. И все же, даже несмотря на свое положение, ишл все еще был весомой угрозой – размах лапищ твари, что значительно сократилась в высоту, достигал метров, трех, а то и четырех. Подойти к такой твари спереди или даже сбоку – почти равносильно самоубийству. Поэтому Ван Кройц, развернувшись и сжав меч в руках покрепче, отмахнувшись от возможного удара лапой так, что чуть не потеряла меч от неожиданно быстрого и сильного удара, забежала ишлу за спину.
Тот, как назло, принялся быстро разворачиваться, пользуясь лапами и одной ногой. Это вынудило Дигерни отскочить вправо, встав лицом к скалам, где были Таск и его люди, с Евой, и бросить короткий взгляд на ее ребят. Меч одного из Близнецов в этот же момент вошел в шею одного из ишлов. Дигерни мысленно возликовала, прикинув, что, похоже, и веревка уже не понадобится. Хотя, будь они побыстрее, возможно, удалось обойтись бы без этой потасовки…
Дальше смотреть женщина не стала – вновь отскочив вправо и чуть вперед, разворачиваясь чуть влево, она вонзила, держа меч острием вниз, лезвие под тазобедренную кость, туда, где начиналась нога. Меч вошел легко, мягко, как в масло, окрасив сероватую кожу темно-бордовой блестящей краской крови – не зря самыми уязвимыми местами являются шея, подмышки и паховая зона…
Ван Кройц тут же присела, чтобы использовать спину ишла, за которой она уже и стояла, как укрытие от лап, что рассекали воздух с завидной скоростью и свистом. Едва же «залп» закончился и изнываемый от боли ишл оперся на передние конечности, Ван Кройц вскочила тому на спину, вонзив в ту меч, чтобы использовать его для подтягивания и заодно вынудила ишла взреветь и отклониться назад. Тут же схватившись за костяные наросты, чтобы не упасть назад, и выдернув меч, женщина всадила его в правую сторону шеи зверя, что, намереваясь сбросить ее со спины, банально не дотянулся, а затем, когда женщина спрыгнула, зацарапал по шее, из которого торчал меч.
Быстро отпрыгнувшая в сторону скал с солдатами спиной вперед и отойдя на несколько шагов назад, вытирая с лица брызнувшую на него полоску крови (словно ее шрам поперек переносицы вновь начал кровоточить) тыльной стороной ладони, рыцарь ожидала когда серокожая тварь издохнет. Ожидать себя ишл не заставил – не прошло и минуты, как он затих на камне, по которому уже растекалось пятно крови.
Оглянувшись на своих и коротко выдохнув, немного устало, но с облегчением, Дигерни подошла к своему ишлу и вернула свой меч, а затем и кинжал, взобравшись на ишла, вновь достав из кармашка на поясе тряпицу. Направляясь к солдатам, вытирая на ходу кровь с меча, держа кинжал подмышкой, она бросила, быстро оглядев всех:
- Все целы? – не то чтобы она этого не видела, но спросить стоило, тем более что у одного из Близнецов вид был откровенно шокированный.
Остановившись на середине площадки, не доходя полпути до солдат, убрав меч в ножны, вытерев кинжал, а затем убрав в ножны и его, и выбросив окровавленную тряпицу, Дигерни коснулась пальцами крови на лице.
- Вот черт, прямо как в старые добрые времена…
 
Ева Среда, 18 Апреля 2012, 02:43 | Сообщение # 77





На горных тропах, к востоку от форта «Лестничная Крепость», у логова ишлов.

Заряженный болт так и не понадобился. На площадке вдруг стало тихо. Не то, чтобы это было неожиданностью, в последние минуты боя было ясно, на чьей стороне перевес, но тем не менее, контраст между ревом, лязгом, мельканием и наступившим после этого затишьем удивил пока еще не слишком привычного к сражениям старшего сержанта. Взгляд зацепился за упавшего Найта и разодранную куртку генерала, которая сейчас повернулась лицом к скалам, и Ева, нахмурившись и закинув за спину ставший ненужным арбалет, вспрыгнула на валун, уперевшись руками в его холодную шершавую поверхность. Дальше, шурша подошвами сапог, она съехала на обломок скалы чуть ниже валуна, с него перепрыгивая на следующий и далее, она спустилась на площадку. Противно саднили разбитые колени, но этим можно было заняться позже, сначала выяснив, что там с другими.
Впрочем, за генерала можно было не беспокоиться, - если бы когти ишла прошли глубже брони, она вряд ли стояла бы на ногах, как сейчас. Так что Ева сперва затормозила возле барона, Найта, который к тому моменту уже поднялся, подошедшего к ним Вирджила. Карред, не иначе, родился в рубашке — его, конечно, еще шатало, но никаких ран Ева на нем не углядела. А тот победно улыбался и с некоторой хитрецой поглядывал на сержанта, мол, знай наших!
- Ну и какого ты кидался прямо в объятия к этому чудищу, Найт? - проворчала Ева, напуская на себя строгий вид. Краем глаза она при этом скользнула по стоявшему рядом Ван Геллену, отметив, что тот в порядке, ни царапины. Выдохнула, перестав хмуриться. И правда, какая нужда была распекать Найта? Сейчас генерал подойдет и выскажет им всё, что думает об их тактике боя, да так, что вспоминать они об этом будут еще долго.
Генерал, подойдя, поинтересовалась, всё ли с ними в порядке. Ева промолчала, - очевидно же, что да.
- У Вас кровь, мой генерал, - сказала она, прикоснувшись пальцами к своей переносице. Впрочем, генерал и без её слов это уже заметила.
Было слышно, как Таск наверху отдавал какие-то команды. Оставшиеся на ногах его солдаты сейчас тоже собрались вместе — из-за валунов с площадки можно было разглядеть четыре головы в легких шлемах. Они попеременно исчезали за валуном, видимо, наклонялись к чему-то. Наконец, где-то поблизости раздался хруст мелких камешков под сапогами, к группе на площадку вышел мастер-сержант с хмурым лицом и, подойдя, встал навытяжку перед генералом. Повисла пауза, потому что заговорил он не сразу.
- Генерал Ван Кройц, мэм. Моя группа не может продолжать поиски. У нас убитый и раненый в тяжелом состоянии.
После этого он замолчал, опустив глаза и сжав челюсти, но держась также браво, на вытяжку и не опуская подбородка, словно был в строю, там, у себя в форте.
Исправил(а) Ева - Пятница, 20 Апреля 2012, 21:55
 
Вернер Суббота, 21 Апреля 2012, 01:00 | Сообщение # 78





На горных тропах, к востоку от форта «Лестничная Крепость», у логова ишлов.

- Все целы?
Это был сакраментальный вопрос, с которого начинался любой разговор, после того, как все выбирались из очередной переделки и старательно считали все свои конечности. Сверяя с тем, что было до рубки. Барон ощущал себя не в своей тарелке, ощущая на своей одежде и лице кровь ишла. Вернера всегда раздражала грязная одежда, запачканная обувь. Запах крови забивал все остальные вокруг, и самому барону уже казалось, что он никогда не отмоется от этого запаха.
Тем временем на голову Найта обрушилась разгневанная Ева.
- Ну и какого ты кидался прямо в объятия к этому чудищу, Найт?
Если перед Дигерни он пытался храбриться, стоя прямо и опираясь правой рукой на плечо Вирджа, то с появлением сержанта парень неожиданно начал краснеть. Это выглядело забавно. Воин, только что переживший хорошую заваруху и победивший огромную тварь, начинает смущаться как мальчишка перед хрупкой на вид девушкой.
- А куда мне надо было кидаться? От них подальше? – проворчал себе под нос Найт.
- Эй, приятель, потише, - Вирдж похлопал своего друга и посмотрел на того с каким-то сдержанным сочувствием.
Вернер отвлекся от остальных, отошел чуть в сторону, проявив скорее чувство такта, чем желание побыть одному. Он достал кусок тряпки и стал делать то же самое, что и генерал, очищать свое оружие и, пытаясь хоть что-то сделать со своей одеждой. Кровь попала ему на лицо, на волосы и на грудь. Она раздражала, и хотелось помыться.
А вот Дигерни его впервые удивила. Казалось, она помолодела, глаза горели каким-то задором, который был бы свойственен скорее Близнецам, а не опытному бойцу. Но если их отряд был лишь чуть-чуть потрепан, то людям Таска досталось больше. Пока мастер-сержант докладывал генералу, Вернер подошел к его людям, которые осторожно спускались вниз, на площадку, осторожно неся раненого и тело погибшего. Барон решил, что стоит им помочь. Он бросил в ножны более или менее очищенный меч и, придерживая его рукой, быстрым шагом подошел к двум воинам, осторожно несущих третьего. Раненый лежал на плаще, который крепко держали за края, сделав, таким образом, импровизированные носилки. Все что мог сделать Вернер, так это подойти к ним став третьим носильщиком, начал помогать тащить солдата. Барон бросил короткий взгляд на парня и тут же отвел глаза. Рана на груди выглядела жутко, она кровоточила и была на скорую руку обработана. Солдат был молод и темноволос, лицо открытое и простоватое, глаза серые полные боли. Вернер непроизвольно покосился в сторону своего отряда и сам того не желая задержал взгляд на Еве, но тут же разозлился на себя и свою слабость и перевел взгляд на раненного солдата, который пришел в себя и тихо застонал, когда его осторожно опустили на землю.
Вернер сел на ближайший камень и мрачно посмотрел в сторону советующихся командиров.
 
Дигерни Воскресенье, 22 Апреля 2012, 16:10 | Сообщение # 79





На горных тропах, к востоку от форта «Лестничная Крепость», у логова ишлов.

«Спасибо, Ева, я в курсе», - мысленно усмехнулась Дигерни в ответ на слова старшего сержанта, вытирая лицо, хотя на деле, скорее всего, просто размазывая кровь, затем вытирая руку о штаны.
Если никто не отвечает тебе на вопрос «все целы?» это значит, что все либо мертвы, либо целы. Будь кто-то ранен – ее бы уже засыпали информацией еще до того, как она спросила бы. А она и сама бы это увидела и не стала бы спрашивать. Так что Дигерни была даже рада, что ей ничего не сказали. На трупы ее ребята не тянули, и это было единственным, что ее волновало.
Людям Таска повезло меньше:
- Давайте ребята, легче, легче… - приговаривал он это уже спускаясь с каменистого склона вместе с солдатами.
На ногах стояло четверо, включая Таска, они по двое тащили на импровизированных носилках двух других. Один был мертв, а второй, судя по минимальному количеству движений, и огромному темному пятну на груди, с рванью кожанки, был уже близок к тому же состоянию. Подоспевший Вернер, сменив Таска, дал тому возможность приблизиться.
Еще до того как он заговорил, Дигерни знала, что услышит. «Один погибший, второй на подходе, третий с незначительными ранами. Остаются трое. Отправить кого-то за помощью и остаться рядом с раненным – все, что он может сделать сейчас».
- Генерал Ван Кройц, мэм. Моя группа не может продолжать поиски. У нас убитый и раненый в тяжелом состоянии.
- Я это вижу, - со снисходительным скептицизмом отозвалась Дигерни, глянув на то, как солдаты опускают пострадавших на камень.
Она посмотрела на Таска. Тот выглядел, мягко говоря, удрученным, но старался держаться, пусть и желваки ходили по его лицу, когда он сохранял молчание. Интересно, как часто под его командованием гибли люди? Выглядит он скорее так, как выглядел бы человек, не особо привычный к этому. Может, ему вообще доводилось не так часто командовать?..
Вздохнув, глянув на Еву и Близнецов, затем переведя взгляд на трех других солдат, что старались помочь четвертому, глуховато и даже хрипло стонущему на плаще, бросила взгляд на хмурого Вернера, что смотрел в их сторону, после чего кивнула в сторону, призывая командира отойти. Остановившись через четверку метров, Дигерни, стоя спиной к остальным солдатам, негромко сказала:
- Ваш солдат одной ногой в могиле. Вы знаете, что рекомендуют в таких ситуациях.
- Да… я знаю, - хмуро отозвался Таск. – Но что если…
- У него разорвана грудь, - нахмурив брови прогудела Ван Кройц. – Он истечет кровью до смерти еще до того как вы достигните форта. И смерть эта будет мучительной.
Таск промолчал, хмуро глядя куда-то сквозь грудь женщины. Дигерни оглянулась, а затем встала левым боком к остальным солдатам.
- Пошлите кого-нибудь из здоровых в форт, - все так же негромко сказала она, повернув голову в сторону мужчины. - Вам понадобится помощь при доставке погибших. Нельзя их здесь оставлять. Не тот случай - не стоит того.
Она резко опустила правую руку Таску на правое плечо, чуть тряхнув его.
- Эй, ты их командир, веди себя подобающе. Не время для скорби.
- Я их подвел… - он открыл было рот, чтобы еще что-то сказать, но Дигерни перебила его:
- Солдаты умирают иногда, и ничего здесь не поделаешь, каждый из них знал о возможности подобного, когда оставался служить в армии, - в ее голосе была легкая злоба, но скорее наставническая, нежели какая-либо еще. – Вместо того чтобы убиваться из-за двух погибших, лучше радуйся тому, что остальные трое остались живы, как и ты. А этот случай ты запомнишь и извлечешь из него урок. Да, это паршиво, но горевать будешь когда окажешься дома, а не когда перед тобой твои солдаты, которым нужна поддержка их командира, ты понял меня?
- Да, мэм, - Таск кивнул, после того как в ответ на его молчание Дигерни сжала его плечо. – Я понял.
- Отлично, - женщина кивнула в ответ, слабо ударив того в грудь боком правого кулака, после чего направилась к своим. Глубоко вздохнув, глянув на поверженных ишлов, а затем и двух солдат на плащах, она отвела взгляд в сторону скалистого подъема.
Раз все в порядке, продолжаем путь! - сказала она своим, конечно же, и уже проходя мимо Близнецов и Евы, направляясь к примеченному чуть ближе к обрыву более или менее подходящему подъему. Для ишлов он был бесполезен, а вот простым смертным в лице людей – как раз наоборот.

На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

Поднявшись наверх, придерживая левой рукой ножны, Дигерни остановилась на момент, глянув вниз, на Таска, который уже был около своих, видимо, объясняя им ситуацию, но заметив ее взгляд, поджал губы и коротко кивнул. Моргнув, опустив взгляд, женщина развернулась и продолжила путь.
Впереди лежало каменистое «поле», с торчащими из него «лестницами» горной породы, что затем, впереди и справа, уходила куда-то вверх, переходя в неширокую тропу, уходящую вверх, в горы. До нее было около ста с небольшим метров. Отчего-то пришло ощущение, что это финишная прямая.
 
Ева Воскресенье, 22 Апреля 2012, 23:37 | Сообщение # 80





На горных тропах, к востоку от форта «Лестничная Крепость», у логова ишлов.

Ева слегка озадачилась, видя краснеющее лицо Найта. Она, правда, хотела совсем не этого. Ведь молодцом же держался, чего он теперь тушуется?
«Вы им нравитесь, сержант», - вспомнились слова Ван Геллена.
«Но разве это повод передо мной теряться? Ну ладно тебе…» - Ева легонько хлопнула Найта по плечу. Может, он поймет, что она это сказала не со зла?
В это время к генералу подошел докладываться Таск. К его солдатам, едва они спустились на площадку, неся убитого и раненного, кинулся барон, а больше помощники им были не нужны, так что Ева не тронулась с места. Но от нее и не укрылся взгляд, брошенный в её сторону Вернером. Что-то было в этом взгляде… что-то такое, что заставило приглядеться к Вернеру еще внимательнее.
Пока Ван Кройц разговаривала о чем-то с Таском, Ева воспользовалась выпавшей свободной минутой, и направилась к убитому генералом ишлу, чтобы попытаться вытащить из него болты. Один так и пропал вместе с ишлом, упавшим в пропасть, зато другие два можно вернуть. А то ж ведь так никаких болтов не напасёшься – вот уже второе боевое столкновение за одно утро! Сноровка и засапожный нож сделали свое дело, и через некоторое время оба болта, еще теплые от неостывшей крови, были у Евы в ладони. Потом пришлось оттирать их, а заодно и руки, набрав в горсти выпавшего снега, потом еще посмотреть и обработать свои колени – с ними всё было не так уж страшно – до Белых Земель заживут.
Время от времени она, чуть прищурясь, бросала взгляд на солдат Таска и на его самого, думая, что оказаться на его месте - не приведи Единый. Но самим поступлением в Академию и службой в войсках она подписалась под согласием на это. Она ведь не всегда будет ходить в сержантах в армии и в адептах в Ордене. Может уже после этого дела она получит повышение и людей под командование. И да, она будет посылать их в бой, зная, что не все его переживут. Она уже дала на это согласие, тогда, когда переступила порог Академии, разве нет?
Старший сержант сохраняла невозмутимое выражение на лице, и чувствуя, как оно плотнеет, лишается подвижности, обретая взамен прочность. Лицо, горло, грудь, - о, это знакомое чувство ледяного панциря! – спасительное средство от сомнений, неуверенности, страха смерти – своей и тех, кто идет с тобой. Кто уже стал ей небезразличен. Взгляд скользнул по своему отряду: Вирджил, Найт, Вернер…
«Не думать об этом. Не. Думать. Эти мысли уместны только тогда, когда в них есть необходимость, не раньше.»
Их отряд двинулся дальше по склону, и Ева не стала оборачиваться, чтобы взглянуть на Таска и людей еще раз.
- Смерть в бою лучше любой другой, Вернер, - тихо сказала она, поравнявшись с бароном. В этот раз его имя прозвучало без запинки. И да, она действительно верила в то, что сказала.
 
Вернер Среда, 25 Апреля 2012, 01:03 | Сообщение # 81





На горных тропах, к востоку от форта «Лестничная Крепость», у логова ишлов.

Вернер стоял в стороне. Ему было искренне жаль Таска, потому что нет ничего отвратительнее, чем терять людей. Он помнил рассказы бывалых солдат, своего отца. Хороший командир умирает столько же раз, сколько гибнет его подчиненных. А потом он умирает каждый раз, когда вспоминает эти моменты и пытается понять, можно ли было избежать потерь. Тяжелые чувства и он сейчас не завидовал Таску. Внутри него проснулись даже эгоистические чувства: «Хорошо, что не я главный. В таких ситуациях иногда приходится применять жесткие решения». Это было малодушно с его стороны, но и строить перед самим собой отчаянного героя или циника у него никогда не получалось.
Непроизвольно отряд Дигерни, ее «цыплята» собрались в одном месте. По крайней мере они уже осознали себя командой и теперь старались держаться вместе. Найт правда явно предпочитал держаться рядом с Евой.
Он так и стоял в стороне, наблюдая за событиями и бросая сочувствующие взгляды на солдат отряда Таска. Он медленно входил в отряд. В этом было повинна его сущность. Он все-таки ощущал себя немного чужим. Да, его вид оборотня не превращался в волков и не охотился на людей, но это ничего не меняло. А будучи частью Ордена, который боролся с такими же, как он заставляли его иногда чувствовать некую степень вины.
Барон видел, как суетились вокруг раненного. Откуда-то взялась фляга и его чуткий нос, даже сквозь запахи крови и смерти уловил крепкий алкоголь. «Что-то из местного самогона». Это должно было немного помочь.
– Раз все в порядке, продолжаем путь!

На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

Дигерни обогнула их группу и направилась в сторону подъема. Близнецы пошли первыми, сразу же за генералом. Он выглядели хмурыми и задумчивыми. В их движениях появились признаки усталости, но они явно поднабрались опыта ходьбы по скалам и сейчас достаточно легко и ловко лавировали по каменистому полю, на котором они оказались, направляясь в сторону удобной тропинки. Ева же подошла к нему, оказавшись, как и сам барон в арьергарде отряда.
- Смерть в бою лучше любой другой, Вернер.
- Смерть от старости в кровати, лучше, - барон улыбнулся, - не надо на меня так смотреть леди-сержант. -Лучший солдат – это тот, что вернулся домой… живой. И, спасибо…
Не заметить, что девушка перешла на имя он не мог. Некоторые могли воспринять подобное общение, как некую форму панибратства барона с теми, кто не являлся представителями его сословия. Но для него это было всегда признаком того, что его начинают воспринимать, как соратника.
- Я, наверное, ничего не понимаю в героизме, и… - он пожал плечами в очередной раз, - Близнецы меня… То есть я хочу сказать Найт и Вирдж меня вряд ли поймут. Для них служба – это путь к славе, к успеху. Они хотят быть настоящими солдатами и станут ими, если выживут и смогут дожить до того момента, когда смогут поведать свои приключения кучи восхищенных внуков.
Барон так и не оглянулся назад, не было желания и сил видеть Таска. Ему Вернер сочувствовал больше всего.
 
Ева Среда, 25 Апреля 2012, 19:25 | Сообщение # 82





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

«Спасибо?.. За что?» - Ева обернулась к барону, удивленно приподняв бровь. Если он имел в виду стрелковую поддержку во время боя с ишлами, она не сделала ничего, что выходило бы за рамки её солдатского долга и за что стоило бы отдельно благодарить.
Улыбка Вернера вызвала что-то вроде ответной улыбки: уголки губ чуть приподнялись и глаза раскрылись чуть шире. И, кроме этого, что-то еще. Ева поймала себя на том, что она, в кои-то веки, не спешит занять привычную позицию за плечом генерала. А её ведь это место устраивало – рядом и на шаг позади, за правым плечом, - но, разумеется, только если это плечо Дигерни Ван Кройц. У них и дни рождения шли ровно один за другим, и может быть, Ева усмотрела бы в этом знак судьбы, если бы верила в знаки.
А присутствие рядом барона вызывало что-то странное – Ева с легким удивлением пыталась понять, что. Её ледяной панцирь - нет, он, хвала Единому, был на месте, - да только вот ощущался как корка льда на реке Щитов в самом начале того короткого периода, который в Белых Землях считается теплым. До того, как река вскроется, еще ох, как долго, но, ступая на лед, слухом ли, подошвами ног или каким-то еще шестым чувством понимаешь – он уже не так прочен, где-то в его толще пошли мелкие-мелкие трещинки, и их всё больше. И от этого было слегка тревожно, но не настолько, чтобы всерьез насторожиться.
- Я, наверное, ничего не понимаю в героизме, и… Близнецы меня… то есть я хочу сказать Найт и Вирдж меня вряд ли поймут. Для них служба – это путь к славе, к успеху. Они хотят быть настоящими солдатами и станут ими, если выживут и смогут дожить до того момента, когда смогут поведать свои приключениях куче восхищенных внуков.
Ева усмехнулась, услышав, как Вернер назвал Вирджила и Найта Близнецами. Попал в точку. Она и сама мысленно называла их также, и не удивилась бы, узнав, что тем же прозвищем окрестила их и Ван Кройц.
- Они станут ими гораздо раньше, - ответила старший сержант, глядя на взбирающихся по склону впереди них адептов. – А к тому возрасту, о котором Вы говорите, они уже будут опытными Охотниками, а может и Исполнителями.
Путь к славе… Ева вспомнила себя лет в тринадцать или четырнадцать, когда её семья жила в полуподвальной комнатушке в Торасе, и бирюзовый мундир офицера женских войск был тогда пределом её мечтаний. Кем бы она была теперь, не выбери службу в армии? До сих пор ходила бы в служанках или торговала в лавке? А со временем открыла бы свою, наверное. Нет, выбранный путь был куда лучше, на её взгляд, хоть и лишал многого из того, что доступно мирным людям. Зато делал возможным кое-что важное для нее.
- Стремление к славе – хорошее стремление, но в Ордене на нем лишь одном далеко не уедешь. Просто кто-то должен делать эту работу, чтобы другие люди могли жить спокойно. Когда принимаешь этот факт, к Единому и командиру больше нет вопросов.
Когда на её родной Сейд налетели оборотни, не было никого, кто знал, как защититься и сумел бы это сделать. А теперь она может защитить, пусть и не своих односельчан, давно уже рассеявшихся по ближайшим деревням, так кого-то еще.
- Хотя стремления к славе это не отменяет, - Ева вновь обернулась к Вернеру.
Он, хоть убейте, не казался ей военным, несмотря на храбрость, безупречное владение телом и отличную технику фехтования. Вот уж он-то точно был бы очень хорош на мирном поприще, а в том, что он теперь топал вместе с ними, навстречу холоду и Волкам, была какая-то несправедливость.
- Вернер, а чем бы Вы занимались, если бы у Вас была возможность выбирать?
Исправил(а) Ева - Среда, 25 Апреля 2012, 19:26
 
Вернер Суббота, 28 Апреля 2012, 22:36 | Сообщение # 83





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

- Они станут ими гораздо раньше. А к тому возрасту, о котором Вы говорите, они уже будут опытными Охотниками, а может и Исполнителями.
- А может, станут генералами, - Вернер не выдержал и тихо засмеялся, - правда, парни пока так далеко не заглядывают. Но кто знает, кто знает. Будем еще гордиться тем, что служили с ними.
В его голосе начали проступать легкие ироничные нотки, он постепенно расслаблялся в компании Евы. Его некоторая сдержанность в общении с незнакомыми людьми. Они вновь шли вверх, вслед за остальными, но обстановка была мирной и какой-то даже немного уютной. Венер сжился с горами, с холодом и чавкающим мокрым снегом, перемешанным с грязью.
- Стремление к славе – хорошее стремление, но в Ордене на нем лишь одном далеко не уедешь. Просто кто-то должен делать эту работу, чтобы другие люди могли жить спокойно. Когда принимаешь этот факт, к Единому и командиру больше нет вопросов.
- Никогда особенно не понимал, зачем слава нужна. О, она заставляет людей часто совершать великие деяния, но в тоже время и страшные преступления. Это не для меня.
Вернеру стало смешно, но эти чувства у него вызвали его собственные слова. Получалось, что он сейчас красуется и немного бравирует своим положением. Конечно же это был не хорошо просчитанный шаг, для того чтобы кого-то очаровать. Просто в внутри барона продолжал жить маленький мальчишка, который когда-то сунул руку в волчью клетку.
- Вернер, а чем бы Вы занимались, если бы у Вас была возможность выбирать?
Ван Геллен задумчиво потер переносицу, одновременно с легкостью перепрыгивая лужу.
- Я старший и единственный сын в своем роду. У меня не было бы выбора, даже если бы меня не кусал волк. Академия, армия и верная служба, а потом отставка и тихая семейная жизнь. Мы по-другому не умеем и не хотим. Семейная традиция так сказать.
Он посмотрел на девушку, чуть склонив голову и хитро прищурившись:
- А что бы вы леди-сержант выбрали для себя, кроме армии?
 
Ева Понедельник, 30 Апреля 2012, 00:47 | Сообщение # 84





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

- А может, станут генералами. Правда, парни пока так далеко не заглядывают. Но кто знает, кто знает. Будем еще гордиться тем, что служили с ними.
- Генералами? Ох, вряд ли, - старший сержант скептически посмотрела на Близнецов. Далеко не все в армии делают такую головокружительно быструю карьеру, какая удается некоторым. - Но гордиться, может, и будем, даже если они не будут носить плаща с драконом или генеральского звания.
За разговором как-то совсем не замечался мокрый снег в лицо, порывы ветра и затянувшийся подъем. Ева отнюдь не чувствовала в бароне какого-либо позёрства. Напротив, с ним было очень легко говорить. Он был прост, несмотря на унаследованный титул, его ирония была доброжелательной и не грозила подвохами, даже когда его улыбка сопровождалась хитрым прищуром, вот как сейчас.
- А что бы вы леди-сержант выбрали для себя, кроме армии?
Ева ненадолго задумалась.
- Как бы ни сложилась моя жизнь, я бы выбрала дело, требующее приложения всех моих сил. Риск. И возможность защищать людей. Выходит, здесь я на своем месте, барон, - Ева улыбнулась в ответ. Спокойной такой улыбкой, не яркой, но более явственной, чем улыбалась до того.
Впрочем, могло бы случиться и так, что она теперь чинила бы сети, делала украшения из ракушек и солила наловленную мужем рыбу — в Сейде все девушки к её возрасту выходили замуж, у многих уже были дети. Если бы не оборотни.
«Да ну, неужели?» - Ева нахмурилась и тряхнула головой. Всё это было возможным и в то же время невероятным. Представить себя рыбачкой, женой и матерью этак двух-трёх детишек, почему-то никак не получалось, хотя и то, и другое и третье, с точки зрения Евы, было делом добрым и достойным уважения. Странно выходило, - всего-то пара обстоятельств и десяток лет сделали её совсем другим человеком, почти противоположным себе прежней.
- А кроме службы... Титул, доброе имя и хороший дом, чтобы можно было забрать туда мать и сестру с мужем и детьми, которые у нее, наверняка, к тому времени будут. Ну, и чтобы все, кем я дорожу, - взгляд ушел вперед и вверх, туда, где впереди их цепочки, снова чуть растянувшейся, но не так сильно, как раньше, карабкалась по склону Ван Кройц, - были живы и здоровы. Впрочем, какой же терранец не хочет того же?
 
Вернер Понедельник, 30 Апреля 2012, 23:55 | Сообщение # 85





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

- Но гордиться, может, и будем, даже если они не будут носить плаща с драконом или генеральского звания.
- И будут гонять своих подчиненных как наш командир, - барон расслабился еще больше и тихо рассмеялся, - станут суровыми, скупы на похвалу и старательно третировать подчиненных, проверяя их крепость и годность к службе.
Он бросил на свою спутницу заговорщический взгляд:
- Думаю, это будет отличное приобретение для нашей армии или Ордена.
Его так и подмывало спросить Еву о том, какие у них отношения с генералом, но это было бы слишком бестактно с его стороны. Поэтому он предпочел эту тему пока обходить стороной. Он понимал, что за каждым щитом солдата скрывается интересная история жизни, но воспитание не позволяло ему лезть в душу. Иногда это раздражало, но меняться ему не особенно хотелось. Тем более что пытаться определить истину, используя наблюдения было значительно интереснее.
- Как бы ни сложилась моя жизнь, я бы выбрала дело, требующее приложения всех моих сил. Риск. И возможность защищать людей. Выходит, здесь я на своем месте, барон.
- Кто-то создан для армии, а кто-то создан для мирной жизни. Немного завидуя вам леди-сержант, я так и не решил для себя, что во мне больше воина, мирного обывателя или зверя. Надеюсь к концу своего пути, если Единый позволит окажется достаточно долгим, я разберусь в этом.
Под ногами что-то громко хрустнуло, и Вернер немного отвлекся. Они оказались в окружение гор, но на склоне по-прежнему гулял холодный и неприятный ветер. До них донесся дружный смех Близнецов. Парни явно были в хорошем настроении и не устали. Они активно жестикулировали, хватались за рукояти мечей, как будто хотели их выхватить и устроить тренировочный поединок или просто начать разить невидимых врагов.
- А кроме службы... Титул, доброе имя и хороший дом, чтобы можно было забрать туда мать и сестру с мужем и детьми, которые у нее, наверняка, к тому времени будут. Ну, и чтобы все, кем я дорожу… были живы и здоровы. Впрочем, какой же терранец не хочет того же?
- Титул? – Вернер впервые по-настоящему удивился, - доброе имя ценнее любого звания и титула. Хотя мне легко говорить, я родился с ним и не понимаю его истинной ценности.
Он задумчиво посмотрел на девушку и неожиданно для себя улыбнулся так, как обычно делал это в присутствии родных. Улыбка была мягкой и теплой.
- Если бы я ушел в отставку, - в эти слова он не верил потому что, будучи нелюдем, правила Ордна были особыми, - то занялся бы разведением лошадей. Это семейное дело и я с рождения в седле. Ну, почти с рождения.
 
Ева Вторник, 01 Мая 2012, 14:22 | Сообщение # 86





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

- И будут гонять своих подчиненных как наш командир, - ответил, смеясь барон на её реплику насчет армейской карьеры Близнецов, - станут суровыми, скупы на похвалу и старательно третировать подчиненных, проверяя их крепость и годность к службе.
Ева рассмеялась.
- Как же Вам запала в душу генерал Ван Кройц и её воспитательные меры! - посмотрела она на Вернера с веселым удивлением в глазах. - А ведь она, между прочим, не сделала нам ни одного замечания с того самого момента, как мы покинули форт. И даже удостоила похвалы, - глаза Евы также заговорщицки прищурились, в них заплясали озорные искорки. - Смотрите, не будите лиха, Вернер!
- Думаю, это будет отличное приобретение для нашей армии или Ордена.
Ева посмотрела на Близнецов, которым, видно, всё было нипочем: ни горы, ни отвратительная погода, ни прошедшие столкновения с весьма негостеприимными местными жителями, ни предстоящая встреча с драгунами-отступниками... Она продолжала улыбаться, но улыбка потеряла искристость, стала какой-то печальной. Она бы предпочла, чтобы Найт с Вирджилом такими и оставались. Чтобы в глазах у них не появилось того ледка, что она наблюдала у многих из тех, кто долго служил в Ордене. Чтобы к лицу не приросла та маска невозмутимости, которая сопровождала и потерю друзей, и расправу над врагами.
- А я думаю, Орден как-нибудь переживет, если не получит этого приобретения, - ответила Ева, пристально глядя в лицо Ван Геллена. - «Ему достаточно таких, как я.»
Потому что Вернера всё это тоже касалось, и пожалуй, даже чуточку больше, чем Близнецов. Чтобы он спустя годы мог улыбаться также тепло, как сегодня. Чтобы он, черт возьми, был и тогда сопособен на то же легкое безумство, что вытворил сегодня утром при встрече с троллями! Впрочем, не от неё всё это зависело. Она снова усмехнулась, глядя на смеющихся Близнецов, и слегка удивляясь, как это их возня еще не привлекла внимания генерала. Но, скорее всего, генерал всё это слышала, просто спешила покрыть оставшееся до верхов ущелья расстояние, поэтому и не считала нужным оборачиваться.
- А что насчет доброго имени, Вы правы, конечно. Доброе имя — самое ценное, что у человека есть, но только среди таких же, как он. А стоит попасть, например, из лесной деревни в большой город, так ты уже не того сорта человек, и кому там важно твое доброе имя?! Были Вы в Стоуне когда-нибудь, барон? Где есть Драконы, что взирают на город с высоты замка и мостов, и есть прочий люд, что внизу копошится? Куда уж тут без титула...
Нет, всё же Белые Земли честнее городов Эвейлинга: кто там будет смотреть на твой титул? Волки точно не посмотрят. Улыбка исчезла с лица, и тон беседы стал резким, но Вернеру как-то удалось вернуть разговор в мирное русло, заговорив о лошадях. Ева вспомнила жеребца, что был под седлом у барона. Она не очень-то разбиралась в лошадях, но даже ей было понятно, что конь это особенный, наверняка, каких-нибудь выдающихся кровей. Да и вообще, о лошадях бы она с удовольствием послушала, если бы Ван Геллен взялся рассказывать.
- Я видела, у Вас отличный конь. Правда, в этом я разбираюсь не очень. Но теперь нам будет чем скоротать дорогу до Моул-Вив, - снова улыбнулась она в ответ на улыбку Вернера. - Вы будете рассказывать мне о лошадях, а я Вам о Белых Землях расскажу. Неправда, что это страшное и неприветливое место. Ну, может, не совсем неправда. Но рассказывать о них можно долго.
Исправил(а) Ева - Вторник, 01 Мая 2012, 17:12
 
Вернер Пятница, 04 Мая 2012, 00:30 | Сообщение # 87





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

Погода портилась. Снежная крупа сыпалась с неба сплошным потоком. Длинные волосы барона постепенно покрывались белым ковром. Он даже был вынужден периодически стряхивать снег с плеч и волос, чтобы не окончательно превратиться в ходячий сугроб.
Весь мир наполнился тихим шелестом и звуками, который тонули в шорохе падающего с неба снега. Ему больше нравилось, когда в воздухе кружатся огромные снежинки, они погружают мир в какую-то ватную тишину, останавливая время и делая мир вокруг безмятежным.
Мышцы чувствовали легкое состояние усталости. Если бы они просто шли по тропе вверх, то поймав ритм, он мог бы пройти так не один день. А разговор уже шел своим чередом и к удивлению барона Ева даже начала защищать Дигерни. Хотя сам Вернер считал, что генерал была тем человеком, который не нуждалась в чьей-то защите.
- Смотрите, не будите лиха, Вернер!
- Постараюсь не делать этого, в чем искренне сомневаюсь, но попробую.
Тон их разговора перешел на следующий уровень, когда они позволяли себе немного подтрунивать или подшучивать.
- А что насчет доброго имени…
То, что потом прозвучало из уст его спутницы, заставили барона испытать стыд. Он сам когда-то точно также пытался смотреть на тех, кто был беднее или ниже в происхождении свысока. Правда тогда ему было лет тринадцать или четырнадцать и ума было маловато. Но сейчас, слушая Еву барону было стыдно за то его поведение.
- Да, вы правы. Иногда внешняя форма для людей важнее внутреннего содержания. И, к сожалению, среди тех, у кого есть титул таких много. Надеюсь, ваши мечты сбудутся.
Они продолжали общаться на уровне вы. Как будто кто-то провел между ними пунктирную линию, и ни одного из них не хватало на то, чтобы ее перешагнуть.
- Я видела, у Вас отличный конь. Правда, в этом я разбираюсь не очень. Но теперь нам будет чем скоротать дорогу до Моул-Вив. Вы будете рассказывать мне о лошадях, а я Вам о Белых Землях расскажу. Неправда, что это страшное и неприветливое место. Ну, может, не совсем неправда. Но рассказывать о них можно долго.
Барон был привязан к коню. Это было плохо и не правильно, потому что солдат не должен цепляться за того, кто являлся его «транспортным средством». Но барон всегда считал, что у каждого, даже самого сильного человека должна быть хоть какая-то слабость.
- Браслет? Да, это тэлийский скакун, пожалуй, самая лучшая из выведенных пород лошадей на Терре, - в его голосе послышались легкие нотки гордости. И дело было не в том, что жеребца вырастили в родовом поместье барона, а в том, что конь был выведен на его родине. – Я с удовольствием расскажу о лошадях. Особенно о том, как можно купить на рынке горячего скакуна, а на утро обнаружить в конюшне старую клячу.
Он рассмеялся, потом у что однажды его друг чуть было, не купил у какого-то заезжего барыги отличного скакуна, который на поверку оказался старым мерином, которому жить оставалось год или два.
- Но эти истории приятно послушать вечерами у камина или во время привала у костерка, - Вернер в очередной раз стряхнул с себя насыпавшийся снег, - а вот в Белых Землях я практически не бывал и хотелось бы узнать о них побольше. Они мне иногда сняться…
Он осекся, помолчал пару секунд и добавил:
- Мне кажется, что это Белые Земли. Нам… оборотням иногда сняться странные сны.
Почему-то сейчас упоминание его нелюдской сущности показалось слишком неуместным.
 
Ева Пятница, 04 Мая 2012, 18:58 | Сообщение # 88





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

На барона приятно было взглянуть, когда зашел разговор о лошадях. Стоит человеку коснуться любимой темы, которой он увлечен, и в которой он разбирается лучше чего-либо остального в своей жизни, - и он сразу как-то преображается. Едва заметно, но всё же…
– Я с удовольствием расскажу о лошадях. Особенно о том, как можно купить на рынке горячего скакуна, а на утро обнаружить в конюшне старую клячу.
- Вот и славно, – ответила Ева, подхватывая тот же шутливый тон. – Теперь, если я надумаю купить собственную лошадь, у меня будет советчик, который не позволит ни одному ловкачу нагреть на мне руки.
- Но эти истории приятно послушать вечерами у камина или во время привала у костерка, а вот в Белых Землях я практически не бывал и хотелось бы узнать о них побольше. Они мне иногда сняться…
«Да, а вот камин сейчас нам бы не помешал», - думала Ева, посматривая на стряхивающего с себя снег Вернера. Сама она давно уже прекратила попытки этим заниматься. Да не слишком-то он и мешал. Когда-то в Белых Землях она могла проходить под таким снегом с непокрытой головой целый день, не рискуя простудиться – северная закалка, как-никак. Правда, сейчас было немного зябко, - расслабилась за прошедшие годы, привыкла к теплой жизни по южную сторону гор. Ну да ничего, день другой – и все придет в норму.
Когда Вернер вновь помянул свою вторую сущность, Ева, хотевшая было что-то сказать, умолкла, снова глядя вперед, на спины Близнецов впереди, и на какое-то небольшое время повисла пауза.
- Кто не жил там, считает, что кроме осени и зимы там и нет никаких времен года, - снова начала она. – Но это не так. Там действительно есть земли, где снег не тает никогда, например, в Белом лесу и на Волчьих холмах, но это сильно к востоку от того места, куда мы идем. В Моул-Вив всё несколько по-другому. Правда, на взгляд приезжего, там действительно сейчас что-то похожее на позднюю осень на Эвейлинге. Но те, кто там живёт, знают, как отличить лето от осени, а весну от лета. Глаз, может, ничего и не различит, а вот запахи подскажут… Земли, мхов, лишайников, редких трав, что к тому времени пробьются на поверхность… Эти земли не настолько безжизненны, как могут показаться на первый взгляд. – Ева снова смолкла ненадолго, полуприкрыв глаза, - она и сейчас помнила эти запахи, помнила звук бегущей воды в реке Щитов, шуршание мелких камешков и гул набегающих волн Внешнего моря, - во всяком случае, так ей казалось. – Растет там и правда мало что, и выжить можно разве что охотой и рыболовством. Зато рыбы там… в каждой прибрежной деревне Вам расскажут пару десятков способов, как её готовить – а уж в Моул-Вив!.. – глаза у старшего сержанта загорелись энтузиазмом. – Моул-Вив – вообще занятное место. Как же, там ведь порт и большой рынок. По деревенским меркам, разумеется, большой, - усмехнулась она. – А в детстве он мне вообще огромным казался. Ну, а поскольку это порт, каких там только личностей не увидишь, и подозрительных, и занятных… Охотники, моряки… искатели удачи на свою голову… коа заходят – продавать шкуры и что-то, что шьют своими руками, и покупать оружие и утварь из металла. Говорят, они суровые люди, хорошие воины и охотники, - Ева пожала плечами, – не знаю… те, что приходили торговать, были открытыми и доброжелательными, с ними легко было заговорить, и они даже что-то рассказывали о своем племени. Хередийцев изредка можно увидеть, что тоже по каким-то своим делам приходят. Но вот с теми поговорить не удавалось ни разу. - Ева прищурилась, будто снова что-то вспомнила. – Интересно, насколько там всё изменилось с тех пор… Впрочем, дойдем – узнаем.
- Вернер,
- вновь обратилась она к барону, спустя некоторое время, - а семья у Вас большая? Если Вы - старший сын, то есть кто-то и из младших - брат или сестра?
 
Вернер Суббота, 05 Мая 2012, 00:09 | Сообщение # 89





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

– Теперь, если я надумаю купить собственную лошадь, у меня будет советчик, который не позволит ни одному ловкачу нагреть на мне руки.
- Можете на меня рассчитывать леди-сержант, - барон улыбнулся.
Он видел, как меняется Ева. Она напоминала чем-то трепещущий огонек, то вспыхивающий, дающий много света, то трепещущий на ветру. Странная ассоциация, ведь совсем недавно она хладнокровно расстреливала троллей и ишлов. Было в ее действиях что-то от мальчишки. Снег постепенно превращал девушку из живой из плоти и крови в снежную. Сам барон бы не смог терпеть на себе такое большое количество снега.
Он внимательно слушал ее рассказ и понимал, что звучит это вкусно. Другого слова вряд ли можно было бы подобрать. Белые Земли – звучало нейтрально и скучно. А после рассказа Евы он начинал обретать краски, становиться заманчивым и интересным. Если о местах, куда они отправлялись можно говорить с такой любовью, то там действительно есть что посмотреть. И было немного горько от того, что шли они туда не с простой инспекцией, а потому что там гибли люди.
- Мне уже там нравится, - Вернер умел быть милым и даже демонстрировать интерес к тому, что вызывало бы у него зевоту, но это был не тот случай, - с коа не встречался. Было бы интересно с ними пообщаться.
Он посмотрел вдаль, задумчиво скользнул взглядом по горным пикам на линии горизонта. Разбухшие от влаги тяжелые свинцовые тучи скользили настолько низко, что казалось: они сейчас заденут вершины гор и на головы путникам обрушатся потоки воды и мокрого снега.
- Вернер, а семья у Вас большая? Если Вы - старший сын, то есть кто-то и из младших - брат или сестра?
- Можно на «ты», - все-таки излишний официоз в их ситуации звучал глупо. По крайней мере, ему и дома его хватало, но это обычно понимали лишь только люди его положения, - да, я единственный сын в семье. У меня в Торасе осталось четыре старших сестры. Я младший и меня в детстве баловали. Когда три года, а вокруг пять женщин разного возраста, то сложно ждать от них сурового воспитания. Если бы не встреча с волком, то вырос бы из меня шалопай, лентяй и отъявленный хулиган.
Он хитро покоился в сторону Евы.
- Я был не подарок в детстве. А отец даже наказать не мог, так как на мою защиту вставало пять разгневанных женщин, - он тихо рассмеялся, потому что это были светлые и веселые воспоминания, - тут даже самый отчаянный вояка предпочтет отойти в сторону, а я этим отлично пользовался.
Тропка вела их отряд куда-то дальше, снег валил все сильнее и сильнее, а концу их путешествия не было видно конца. Найт и Вирдж наконец угомонились и шли молча, погруженные в собственные мысли. Эмоции схлынули, последние события заставили молодых воинов перевозбудиться и лишь сейчас до них начало доходить то, что их приключения могли в любой момент закончиться плохо.
 
Ева Суббота, 05 Мая 2012, 02:17 | Сообщение # 90





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

Что ни говори, приятно, когда есть кто-то, кто не только не морщится, слыша словосочетание "Белые Земли", но и проявляет к ним живой интерес, а именно это и казалось, судя по тому, как слушал рассказ Вернер. А то раньше эту тему охотно поддерживали лишь те, кому повезло там родиться. И Ева было еще больше приободрилась, но следующие слова барона были похожи на стену, возникшую на пути внезапно и некстати, то есть как раз в тот момент, когда удалось хорошенько разбежаться.
- Можно на «ты»...
Ева лишь нахмурилась, ничего не сказав в ответ. Чем его не устраивает обращение на "Вы"? По крайней мере, вежливо. А переходить на "ты" настолько быстро... да просто переходить на "ты" - почти всегда это сопровождалось чем-то трудно описуемым словами и тревожным. Слишком уж поддавался ледяной панцырь и шел трещинами. А может причина была в чем-то другом... Хотя, к демонам все причины, она не обязана никому ничего объяснять!
- ...да, я единственный сын в семье. У меня в Торасе осталось четыре старших сестры...
Да, все объяснялось довольно просто. Единственный сын в семье. В случае Вернера это еще и означало "последний в роду". На нем род Ван Гелленов пресечется, если только у его отца нет братьев. Ведь его старшие сестры, выйдя замуж, возьмут фамилии мужей, а у него самого вряд ли будут наследники - где он найдет женщину, что согласилась бы выйти за оборотня? И всё наследие семьи - родовые земли и великолепные лошади, о которых он говорит с таким увлечением, разойдется между племянниками, а фамилию Ван Геллен будут употреблять только в прошом времени. Ева вздохнула, искоса посмотрев на барона. Всё это, вобщем-то, не её проблемы, но все же немного грустно.
- Да ну, что-то не верится... - недоверчиво пробормотала старший-сержант в ответ на предположение барона о том, что из него мог вырасти "шалопай, лентяй и отъявленный хулиган", и умолкла. Впрочем, как знать. Одно обстоятельство и десяток лет... так же как и Еву, они могли изменить Вернера до неузнаваемости.
 
Вернер Понедельник, 07 Мая 2012, 00:56 | Сообщение # 91





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

Он опять сделал ошибку. Его желание общаться с теми, кто являлся братьями или, в данном случае было бы правильнее сказать, сестрой по оружию на равных частенько натыкались на непонимание. Нет, с парнями было попроще. Они как-то быстро переходили на более простое общение, но вот с женщинами или девушками все было иначе. "Кажется я немного поторопился". Но сказанных слов не воротишь и следовало хоть как-то перевести общий разговор и больше не пытаться просить называть себя на "ты". Пусть этот переход произойдет естественно, также как с обращением по имени.
- Да ну, что-то не верится...
Барон повернул голову и посмотрел на девушку с искренним удивлением:
- Почему? Ох, мои сестры бы многое порассказали о своем братце.
"Они еще те язвы", - добавил он про себя, но без злобы. а скорее с легкой грустью. Вернер скучал по семье и стеснялся этого чувства. Нужно было как-то сменить тему, обойти острые углы. О себе он не часто рассказывал. Обычно его расспрашивали о том, как он стал оборотнем, на этом их любопытство заканчивалось.
- Если это не покажется бестактностью, но я заметил, да и не только я...
Найт как раз в этот момент бросил взгляд на мирно беседующих барона и Еву. В его глазах читалось желание подойти и влезть в разговор, но что-то его удерживало от этого поступка. Возможно это был Вирдж, хлопнувший по плечу своего друга и наклонившегося к самому его уху.
- Генерал, вы же знакомы с ней, да? И...
Вернер нахмурился, пытаясь сформулировать мысль как можно четче и при этом не обидев девушку, но в голову ничего не шло. Не мог же он вот так выдать Еве, что ее общение с Дигерни чем-то напоминает ему отношение дочери и строгой матери.
- Какая она, наш командир? Какая на самом деле?
Исправил(а) Вернер - Понедельник, 07 Мая 2012, 00:56
 
Ева Вторник, 08 Мая 2012, 04:08 | Сообщение # 92





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

Их разговор стал напоминать тропинку, до этого шедшую по относительно ровной местности, и вдруг круто повернувшую в гору, да еще на хороший склон, по которому приходилось скорее взбираться, чем идти. Причем, похоже, что взбираться было одинаково неловко обоим собеседникам – во всяком случае, это чувствовалось в том смущении, с которым Вернер начал задавать следующий вопрос:
- Если это не покажется бестактностью, но я заметил, да и не только я...
Взгляд искоса и удивленно приподнятая бровь.
- Генерал, вы же знакомы с ней, да? И...
Еще более пристальный и выжидательный взгляд, не искоса уже, а внимательно глядя в глаза Ван Геллена.
- Какая она, наш командир? Какая на самом деле?
Ева перевела дыхание, полуприкрыв глаза, и удивление сменилось спокойным и бесстрастным выражением, уже знакомым барону.
Если бы подобный вопрос задал не Вернер Ван Геллен, а какой-нибудь другой из её собратьев по Ордену, ответ был бы простым, коротким и жестким. Говоря точнее, он бы заключался в предложении совершить рейд в самом непопулярном, но при этом знакомом каждому направлении. Но Вернер, демон побери, заслуживал несколько иного отношения, хотя бы тем, как храбро и умело сражался не более часа назад. Хотя нет, не этим… точнее, не только этим, но чем еще, Ева уточнять не стала, даже для себя. Поэтому Ева сейчас пыталась дать наиболее честный и в то же время корректный ответ, прокручивая в голове все причины, которые, на её взгляд могли побудить Ван Геллена задать этот вопрос, все устремления, которые могли бы за ним стоять, и отметая их одно за другим.
Вопрос сам по себе был слишком общим и расплывчатым, чтобы на него ответить. Что он вкладывал в это «какая на самом деле»? Что конкретно он хотел узнать о Дигерни и как это использовать? То, какая она вне службы, разные мелкие привычки, ежедневные ритуалы, любимые занятия и прочее, из чего складывается та сторона жизни, что обычно находится за пределами службы? Слабости и уязвимости, которые у нее есть также, как и у каждого терранца? Привязанности? Планы на будущее? То, что она думает о своих коллегах, начальстве, подчиненных, не выражая это вслух? Дух Единый, зачем ему вообще всё это знать?
То, что Вернер собирался использовать что-то из этого для каких-либо подковерных интриг, которые в Ордене, как и в любой организации, время от времени случались, Еве не верилось. Ох, как скверно было бы ошибиться, но образ Вернера, сложившийся из того, что она увидела за прошедшие сутки с небольшим, на интригана, умело притворяющегося искренним и простым человеком, никак не тянул. На очарованного двадцатидвухлетнего юнца (и тут Ева вспомнила себя в этом возрасте), которому интересно всё – вот, без дураков, всё! – связанное с объектом его искреннего преклонения, - не тянул тем более. Гораздо более вероятной казалась попытка как-то сгладить непростые отношения, сложившиеся с генералом конкретно у него. Ничего удивительного, учитывая то, как Дигерни умела достать любого собрата, если ей это было зачем-то нужно, от новокровных до некоторых Крестоносцев. Или же Вернер путал исполнение своего рыцарского долга с чем-то другим.
- Мне трудно ответить, на Ваш вопрос, Вернер, - Ева отвечала, пожалуй, слишком сухо и холодно, отвечала не торопясь, в ритме своих шагов – с камня на камень, вверх и вверх, задумчиво прищурившись и почти не глядя на барона. – Во-первых, из-за того, что нет ясности, что же Вы всё-таки хотите знать о генерале Ван Кройц. Во-вторых, я не вижу необходимости это знать. Когда мы следуем куда-либо по приказу Ордена, наш долг важнее личности командира, за которым мы идем. Кто бы нас ни вёл, каким бы ни был наш командир, наша цель – выполнить приказ, только и всего, - и в этом Ева была вполне честна. Она не на каждом задании работала под началом Ван Кройц, были и другие командиры, что никак не сказывалось на её способности исполнять приказы Ордена. Да и нынешнее задание она выполняла бы также, будь на месте Дигерни какой-нибудь другой Исполнитель. Это не отменяло того, что присутствие рядом Дигерни было для неё важным. Оно придавало заданию нечто большее, чем просто исполнение долга. Но об этом незачем было знать человеку, знакомому с ней лишь один день. – В-третьих, отвечать на такой вопрос не в праве никто, кроме того, о ком этот вопрос. Чтобы Вы ответили, если бы я спросила то же самое о Ваших родителях или о ком-то из сестер? На такой вопрос терранец может отвечать только сам за себя, и то, если сочтет нужным. Слова любого другого могут оказаться ложью или ошибкой. Ну и, в-четвертых, зачем мои слова? Разве не достаточно того, что Вы видите сами? Я имею ввиду не только всё сказанное генералом Ван Кройц, но и её действия – в бою, в походе, - а они, на мой взгляд, важнее слов. Из всего этого вполне можно делать выводы. Пусть они и не будут полной правдой, но то, насколько они к ней окажутся близки, зависит от Вашей наблюдательности.
«Да, простого ответа не будет, Вернер. Придется потрудиться, но сильно захотите – добьетесь.»
 
Вернер Суббота, 12 Мая 2012, 00:04 | Сообщение # 93





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

- Мне трудно ответить, на Ваш вопрос, Вернер.
Ответ начался с фразы, которую он особо не любил. Когда так начинают, то это означало, что сейчас ему не понравится ответ. И он не ошибся. Правда в таком ключе, в котором Ева излагала свою позицию, Вернер ситуацию никогда не рассматривал. "Неужели она верит в то, что говорит?" Но перебивать девушку не стал, уж слишком эмоционально и откровенно она сейчас говорила.
- Если меня просят рассказать о семье, то я с удовольствием расскажу о ней, - он покачал головой. - Это не секрет, особенно если веришь собеседнику.
Он шел рядом с Евой, стараясь не ускорять шаг и не вырваться вперед. Была у него такая особенность, непроизвольно ускорять темп при долгой ходьбе, хотя обычно его спутники со временем его снижали.
- Приказы не обсуждаются, да важно ли это сейчас? Неужели вам леди-сержант никогда не хотелось посмотреть на другого человека чужими глазами. Просто попытаться понять, насколько ты хорошо понимаешь других? Правильно понял и оценил то что увидел? Мы будем сражаться бок о бок против врагов, волков и всего, что встанет на нашем пути. Но...
Он задумчиво прищурился, подняв взгляд вверх, тщетно надеясь увидеть хоть какой-то просвет среди темно-сирых туч.
- Но мне казалось... - Он замолчал, как будто взвешивая каждое последующее произнесенное ему слово, потом резко поднял голову открыто улыбнулся и внимательно посмотрел на Еву, - мне всегда казалось, что в таких походах важна не только субординация, но знание того, с кем ты служишь. Когда знаешь что ждать от члена команды, а они знают что ждать от тебя. то всегда проще действовать и понимать друг друга в ситуации, где нет времени обсуждать тактику, а нужно срочно действовать. Нет?
 
Ева Суббота, 12 Мая 2012, 02:43 | Сообщение # 94





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

Вернер выслушал её, не перебивая, и только потом начал возражать, и теперь уже Ева также не перебивая слушала его. Зато мысленно возражала чуть ли не каждой сказанной фразе.
- Если меня просят рассказать о семье, то я с удовольствием расскажу о ней...
Нет, это его дело, конечно... Но Ева поймала себя на том, что о себе рассказала бы куда более свободно, чем о ком-то из своих близких.
- Неужели вам леди-сержант никогда не хотелось посмотреть на другого человека чужими глазами. Просто попытаться понять, насколько ты хорошо понимаешь других? Правильно понял и оценил то что увидел?
Ладно, уел, - хотелось, конечно. Но больше ради любопытства. И всё-таки любому чужому мнению Ева всегда предпочитало свое мнение и свой взгляд на ситуацию. А разговору за глаза о ком-то предпочитала по возможности честный разговор с этим человеком. Как было и с бароном, когда ей нужно было знать, что делать с оборотнем.
- Мне всегда казалось, что в таких походах важна не только субординация, но знание того, с кем ты служишь. Когда знаешь что ждать от члена команды, а они знают что ждать от тебя, то всегда проще действовать и понимать друг друга в ситуации, где нет времени обсуждать тактику, а нужно срочно действовать. Нет?
Тут внутри словно что-то защекотало. Ева улыбнулась в ответ, только улыбка была не такая, как у барона, а скорее иронично-заговорщицкая, вроде той, что сопровождала совет "не будить лиха".
- Вернер, открою Вам один секрет, - последние пару шагов она сделала несколько шире шагов Вернера, чтобы оказаться чуть впереди и выше, так что её лицо оказалось вровень с лицом Вернера, - когда нет времени обсуждать тактику, и нужно срочно действовать, надо просто... - тут она притормозила, так что Вернер чуть не врезался в нее на полном ходу, изобразила на лице грозную гримасу с сошедшимися к переносице бровями, чуть выставленной вперед нижней челюстью и пронзительным взглядом, и как можно сильней понизив голос, выдала, - исполнять приказ.
Потом подумалось, что вряд ли стоило так ёрничать с бароном. Он ведь не проходил через суровую школу Военной Академии, и ему это самое "исполнять приказ" не вбили в голову всеми доступными там способами. Он судит всё со своей колокольни - как гражданский: просто исполнять ему не достаточно, ему важно понимать. Не такое уж и плохое стремление, за исключением тех ситуаций, когда размышление над сутью приказа бывает неуместным и попросту губительным. То же самое касалось и того, стоит ли понимать своего командира или следует просто поверить ему, как Единому, даже если он прикажет шагнуть в огонь. Но если начать разбираться со всем этим подробно, вспомнив по нескольку ситуаций как "за", так и "против" и прибавив сюда различных "если", то можно было углубиться в такие длительные словопрения, каких Еве совсем не хотелось.
- Ладно, я признаю: когда команда сработалась, когда знаешь, чего ждать от других, а другие могут положиться на тебя, становится действительно во многом легче. И прошедший бой показал, что Вы можете рассчитывать на мою меткость, а я - на Вашу быстроту, ловкость и владение мечом. Что мы можем рассчитывать на стратегический талант нашего генерала, на храбрость Вирджила и Найта и их умение согласовывать действия друг с другом. Мы не так уж мало узнали друг о друге за сегодняшнее утро. А что касается того, чтобы "правильно понять и оценить то, что увидел"... - и тут Ева снова не удержалась от ироничной улыбки, - ну, раз уж на то пошло, скажите сначала Вы, что Вы увидели?
Вопрос был провокационным, чтож тут поделать: теперь Вернеру придется быть либо вежливым, либо честным.
 
Вернер Суббота, 12 Мая 2012, 23:02 | Сообщение # 95





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

- Вернер, открою Вам один секрет, когда нет времени обсуждать тактику, и нужно срочно действовать, надо просто... исполнять приказ.
Вернер наклонил голову и хитро прищурился. Сейчас в его глазах плескали лукавые искорки. Ему было легко общаться с Евой и он меньше стал себя сдерживать чуть меньше. Было в ней что-то располагающее к открытому общению.
- О, приказ - это конечная цель, а вот пути к его исполнения бывают разными.
Он не всегда понимал тех, кто был настоящим служакой. Пытался следовать их линии поведения и частенько попадал впросак. Так и случилось при первой встречи с Дигерни. Если раньше он расстраивался, то сейчас стал как-то покойнее относится. Хотя где-то внутри все-таки его задевало то, что о нем могли бы подумать плохо. Он любил, когда ситуация развивается предсказуемо. Но вот следующие слова Евы заставили его немного растеряться. Их роли поменялись и он теперь отвечал на вопросы, а не задавал. Но барон всегда отличался упертостью и прямолинейностью. Он даже замедлил шаг на какое-то время, а потом начал говорить.
- Спасибо за комплимент. Хочу уточнить, что стреляю я посредственно. По крайней мере значительно уступаю вам в этом искусстве. Мои способности не могут повлиять на точность, к сожалению. - В глазах по прежнему плескалась ирония, но в данном случае она была направлена на него самого, - итак, что я увидел. Буду краток... По-военному краток. Начнем с вас, леди-сержант?
Это напоминало детскую игру. В нее любили играть его сестры: "Верю или не верю".
- Итак, озвучу свои выводы до нашего сегодняшнего разговора. Вы умны, честолюбивы и не любите лезть в душу. Достаточно прямолинейны и благородны. А еще явно не умеет унывать. Армия для вас как дом родной, но... Это всего лишь второй дом, в отличие от нашего генерала. Мне продолжать? Хотя, нет. Я добавлю еще кое-что.
В его словах было немного провокации, немного иронии и очень много уважения и симпатии.
- Вы умеет быть очаровательной, леди-сержант. Ваш взгляд бывает не менее губителен, чем ваши стрелы. По крайней мере одна жертва уже есть - сердце Найта.
По короткому и сдержанному кивку Евы он понял, что стоит продолжить.
- Раз вы не любите говорить за спиной у других. То скажу об остальной части нашей команды пару слов. Наши Близнецы хорошие ребята, немного горячие и романтичные, простодушные и до сих пор испытывают перед начальством, особенно вышестоящим страх и робость. Правда любят прихвастнуть, но кто же этого не любит. Да, Вирджил читает чуть хуже, чем Найт, но он поспокойнее и более рассудителен.
Дигерни он оставил на закуску, хотя нельзя сказать что генерала он понял. Просто составил некую общую картину.
- И, наконец, генерал. Она очень закрытый человек. Таких мой отец называл человек-войны. Служба всегда будет на первом месте. Она умна, бескомпромиссна, но не жестока. Есть в ней этакий холодный рационализм, который за рамками добра и зла. Все во имя победы. Не подпускает к себе других, отгораживается сарказмом и постоянными уколами. Наверное... Не знаю комплимент это или нет, но есть в вас что-то общее. Что это, выразить словами не смогу. Это скорее на уровне волчьего чутья, не более того.
Он пожал плечами и наконец умолк.
Исправил(а) Вернер - Суббота, 12 Мая 2012, 23:35
 
Ева Воскресенье, 13 Мая 2012, 00:37 | Сообщение # 96





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

- А это не комплимент, - невозмутимо ответила Ева, - это правда. В поединке с Вами у противника будет мало шансов. А что до стрельбы - оставьте это мне, действительно.
А у барона хватило-таки духу ответить на поставленный вопрос. Кто знает, насколько искренне, но звучало довольно прямолинейно, но при этом ничуть не оскорбительно. Видимо, аристократическое воспитание помогало ему находить слова.
- Итак, что я увидел. Буду краток... По-военному краток. Начнем с вас, леди-сержант?
"Интересно..." - Ева вновь внимательно взглянула на иронично улыбающегося барона. Правда, ответ её мало чем удивил. Она примерно такое мнение о себе и предполагала. Хотя нет, всё же она считала, что окружающие судят о ней строже, чем описал Вернер. Разве что это "Вы умеете быть очаровательной" её удивило настолько, что её недоуменное выражение лица не укрылось от Вернера. Вот уж о чем никогда не думала. Она снова бросила взгляд в сторону Найта - тот шел, не оборачиваясь, и это было к лучшему. Ни вины, ни особого сострадания по поводу его разбитого сердца она не испытывала, но какая-то неловкость всё же имела место быть. И что-то вроде любопытства: каково это, - влюбиться настолько быстро и сильно? Ей ничего подобного к мужчинам не случалось испытывать, и это было, на её взгляд, только к лучшему. Достаточно посмотреть на таких вот несчастных влюбленных, вроде Найта...
Барон воспринял её кивок как предложение продолжать и рассказал о Близнецах. Тут Ева не могла ничего ни подтвердить, ни опровергнуть, но послушать было интересно, тем более, что она о них ничего не знала. А что касается Дигерни... о, тут барон был довольно мягок. Обычно о ней высказывались куда злее. Те, кто не боялся высказываться. Но большинство предпочитали помалкивать.
- Хм, Вернер... а еще вы забыли упомянуть храбрость и целеустремленность. Генерал из тех людей, что поднялись из простых и получили свой титул исключительно благодаря личным заслугам. И за своих она костьми ляжет. Впрочем, это не повод расслабляться, - добавила она, искоса взглянув на барона.
- Не знаю комплимент это или нет, но есть в вас что-то общее. Что это, выразить словами не смогу. Это скорее на уровне волчьего чутья, не более того.
- Да похожи мы, похожи, - ответствовала сержант, изобразив на лице нечто вроде "ну вот, опять!". Правда, сквозь притворно-рассерженную мину проглянуло что-то вроде удовлетворенности услышанным. Ох уж эти замечания об их с генералом сходстве - они были для Евы одновременно поводом и для обиды и для гордости. - Но это просто совпадение, Вернер. Сов-па-де-ни-е. Ну чтож, я вижу, Вы довольно наблюдательны. А еще Вы добрый человек, Вернер, и... Вам здесь будет трудно, - добавила она после некоторой паузы, и, нахмурясь, отвернулась куда-то в сторону. Вот уж у нее, в отличие от барона, с комплиментами дело было совсем плохо.
 
Дигерни Воскресенье, 13 Мая 2012, 11:58 | Сообщение # 97





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

Дигерни даже не представляла, что переход через каменное поле с периодически расползающейся под ногами мелкой каменной насыпью может быть таким долгим. Поле не было таким уж крупным, его можно было миновать за несколько минут в меру быстрого шага, но здесь, в горах, Ван Кройц все-таки не спешила, припоминая как ловки на горных дорогах Близнецы. И не важно, что тут склон практически отсутствует – то, что они болтали, идя у нее за спиной, означало и то, что часть их внимания как минимум уходила в молоко, на эти разговоры. Пару раз оглянувшись через плечо, стрельнув косым взглядом за спину, она в этом лишь убеждалась.
Может и стоило бы их осадить, но уж больно ярко горели их глаза, когда они обсуждали недавно прошедший бой – не каждый день доводится столкнуться с тройкой крупных взрослых ишлов, да еще в горах, незадолго после встречи с троллями! Даже она сама считала этот случай довольно выделяющимся из всех прочих, запоминающимся; он обещал стать одним из тех, о котором она бы вспоминала если не первую и вторую очередь, но в третью – точно. Все эти прелести недавнего сражения омрачались легкой болью в ребрах и левой лопатке, на которую можно было не обращать внимание, как и на совсем легкое пощипывание в районе живота – похоже, небольшую царапину ишл все же оставил на ее коже, разве что кровь если и была, то было ее совсем мало, и она впиталась в одежду под курткой, из-за чего видно ее не было. Это не стоило внимания, можно было даже за рану не считать.
Периодически скашивая взгляд назад, Дигерни заметила и то, что Ева и Вернер тоже ведут беседу, но из-за негромкого бубнежа близнецов многие слова их разговора терялись, пусть примерную суть она и уловила. И в какой-то момент ей как будто показалось, что между этими двумя была симпатия…
Это предположение, которое укрепилось, когда до ее уха долетели слова о «комплиментах» и «очаровании», которые уж больно резали по ушам, заставило закатить глаза и глубоко вдохнуть. Вернер как пострел – везде поспел, подумалось тогда ей. О его репутации как мужчины она ничего не знала, но почему-то одна лишь мысль, что у него и Евы после этого может что-то там зародиться, слегка взбесило. Это очень походило на какую-то ревность, но если вдуматься в этом чувстве больше было от чего-то схожего с родственным. Из семьи она ушла рано, чтобы четко понимать, так ли это или же это чувство какого-то иного рода, просто профессиональная неконтролируемая легкая ревность (глупая, конечно, чисто эмоциональная – Дигерни достаточно хорошо знала Еву, чтобы не ревновать всерьез), а может и просто реакция на непривычное.
Рыцарь никогда не заводила особо личных тем с Евой, лишь темы семей обеих обсуждались, да и то достаточно поверхностно, где была лишь обрисовка фактов и личного отношения к происходящему, без упоминания каких-то особых переживаний, по крайней мере, со стороны Дигерни. Да и сомневалась она, что Ева рассказывала ей совершенно все, что ее тяготило в те моменты. Поэтому ей было несколько непривычно видеть старшую сержант в роли молодой женщины, отвечающей на комплименты. Она вообще не видела рядом с ней мужчин, пусть и знала, что были кое-какие товарищи, обсуждающие ее. И которым она крайне доступно объясняла, что все их паршивые мыслишки, вздумай они их реализовать, будут дорого им стоить. Вероятно, именно опасения подобного рода заставляли настораживаться в такие моменты. А может тут просто играл свою роль и ее личный опыт… кто знает.
Снегопад за время их перехода в разы усилился и теперь с серого неба, светлеющего только благодаря падающему снегу, сыпались эти самые серо-белые хлопья, разом покрывшие мокрым пушистым ковриком плечи, грудь и голову. Ветер стал заметно холоднее. И Дигерни, чуть зайдя вперед, дабы не слушать болтовню своих солдат – видит Единый, им повезло, что они говорили тихо, иначе бы она это давно пресекла – совершенно случайно приметила более темное размытое пятно где-то впереди, за острыми скалами, что почти забором, с мелким и неровным частоколом у основания, возвышались чуть впереди, куда и завела их небольшая тропака, вышедшая с поля.

На горных тропах, к северо-востоку от форта. Тропа вдоль отвесной стены.

Поднявшись по ней, они вышли на узковатую (как раз только для одной лошади) дорогу, что шла вдоль каменной почти отвесной стены. Она шла справа и уходила далеко наверх, теряясь темно-коричневом пятне гор, размытых от снегопада. Слева была неровная и острая каменная полоса, будто забор, но то поднимающаяся, то опускающаяся, позволяющее разглядеть крутой и неровный скалистый бок горы, на которую они поднимались.
- Поздравляю девчонки, - слегка язвительно, но скорее по привычке, обратилась она к своим, обернувшись через левое плечо, - впереди был дымовой сигнал. Мы почти пришли. Если только это снова не тролли или еще кто. Если есть особо верующие - помолитесь Единому, чтобы нас там ждал Гаренд, а не новый бой.
Усмехнувшись, она, придерживая рукоять меча, двинулась вперед по дороге. То, что занятые болтовней крестовики не увидели дым она была уверена – она и сама разглядела его случайно, лишь потому, что все время внимательно смотрела по сторонам и особенно – вперед, что, конечно, не помешало бы делать и остальной четверке. Отчасти она была немного разочарована, что никому не пришло в голову этим заняться – большее разочарование, конечно, было на счет Евы, так как ее она знала лучше и дольше. Хотя, случай был не совсем тот, чтобы это разочарование можно было считать серьезным – погода действительно стояла паршивая, то, что она увидела дым – просто удача.
 
Вернер Воскресенье, 13 Мая 2012, 20:01 | Сообщение # 98





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

Слова Евы лишь подтвердили подозрения самого барона, что отношения между генералом и сержантом были скорее дружескими, чем служебными. По крайней мере по другому он их назвать не мог. А вот ее послядняя фраза заставила удивленно посмотреть на девушку.
- Но это просто совпадение, Вернер. Сов-па-де-ни-е. Ну чтож, я вижу, Вы довольно наблюдательны. А еще Вы добрый человек, Вернер, и... Вам здесь будет трудно.
- Добрый? - он немного растерялся, потому что его так давно уже не называл.
Его поведение можно было бы вполне определить как доброе, но сам он просто вел себя как воспитанный человек. Его так учили общаться с другими людьми. Правда здесь еще можно было бы подмешать симпатию ко всем членам отряда, но услышав о себе такое мнение...
- Ева, не стоит называть меня добрым, - он посмотрел себе под ноги и опять старательно очистил голову и плечи от снега, постоянно падающего сверху. - Я кажусь добрым. Это всего лишь тонкий налет аристократического воспитания. Я не всегда такой...
Он тихо рассмеялся и весело посмотрел на девушку:
- Такой мягкий и пушистый. Я нелюдь, оборотень, хоть и Белый.

На горных тропах, к северо-востоку от форта. Тропа вдоль отвесной стены.

А пейзаж вокруг начал меняться и барон немного отвлекся от разговора, пытаясь рассмотреть куда они двигаются дальше. Они наконец добрались до края поля, которое уже стало казаться бесконечным и двинулись вслед за Дигерни по тропке вверх, оказавшись на узкой дороге, которая вела вверх и была ограничена с одной стороны практически отвесной стеной.
- Поздравляю девчонки, впереди был дымовой сигнал. Мы почти пришли. Если только это снова не тролли или еще кто. Если есть особо верующие - помолитесь Единому, чтобы нас там ждал Гаренд, а не новый бой.
Близнецы издали стройный, но какой-то облегченный вздох и немного приободрились. Встречас с другим отрядом могла привести к короткой передышки. Вернер же лишь представил себе лицо генерала, если бы он вдруг попросил о нескольких минутах для общения с Единым. Но его шутку не оценят, как впрочем и ему самому бы стало стыдно за столь мальчишечье поведение со своей стороны. Да и тот факт, что он не заметил знака от другого отряда заставил его разозлиться на свое собственное ротозейство.
- Когда наш генерал начнет говорить без ехидства и начнет мило улыбаться, я первый забью тревогу. - Сказал он это только Еве и на этот раз чуть понизил голос. - И цыпленком быть мне нравится значительно больше.
 
Ева Понедельник, 14 Мая 2012, 00:19 | Сообщение # 99





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Каменное "поле".

Всё-таки в Ван Геллене было что-то, чем был беден тот круг общения, в котором оказалась Ева с момента своего поступления в Академию. Да и не только он, иногда ей казалось, что весь человеческий мир этим беден, и прежде всего — она сама. А может ей просто настолько не везло на людей... Так вот, рядом с бароном было тепло. Иначе Ева не знала как назвать этот сплав обаяния, доброжелательности, юмора, открытости и какой-то мягкости, которая вообще бывает редко свойственна мужчинам. И это при том, что в мужественности ему было не отказать — он без колебаний кидался в атаку и без оружия в руках подходил близко к рассерженным троллям. Оружием, к слову, он владел великолепно, но Ева почему-то была уверенна, что он никогда не станет использовать это умение для того, чтобы просто побахвалиться или добиться силой того, чего не смог бы добиться убеждением. И от его совершенно искренней улыбки исходило столько тепла и симпатии, что ледяной панцирь теперь уже вполне ощутимо пошел трещинами, и это вызывало смутное ощущение, будто терялась опора под ногами, но в то же время стало как-то свободнее дышать.
Но тут барон, совершенно непонятно из каких соображений, решил всё испортить.
- Ева, не стоит называть меня добрым, - окатил он девушку неожиданным признанием, как ушатом ледяной воды на морозе. - Я кажусь добрым. Это всего лишь тонкий налет аристократического воспитания. Я не всегда такой...
Хорошо хоть она в этот момент смотрела куда-то мимо него, потому что и выражение лица у нее получилось соответствующее, и даже голова слегка вжалась в плечи — как от того самого ведра холодной водички.
«ЧТО ЗА ЧУШЬ?! КАКОЙ, К ЧЕРТУ, «ТОНКИЙ НАЛЁТ»?! - захотелось крикнуть. - Да можно быть тысячу раз аристократом, и при этом образцом заносчивости, чистоплюйства и черствости. Но, Вернер, Вы же совсем не такой!» - и Ева, назло всему услышанному, постаралась как можно четче восстановить в памяти его улыбку.
- Такой мягкий и пушистый. Я нелюдь, оборотень, хоть и Белый.
«О, Единый, ну зачем он опять об этом напоминает?! - Ева почувствовала, как мутной волной накатывает раздражение и сжимаются кулаки. - Хочет, чтобы я его однажды покалечила?»
Наверно, стоило рассказать ему про Сейд и про свои счеты к оборотням, чтобы решить этот вопрос раз и навсегда, — он бы понял и прекратил подобные разговоры. Но сейчас на подобный откровенный разговор не тянуло, более того, Ева опасалась наговорить сгоряча каких-нибудь грубостей.

На горных тропах, к северо-востоку от форта. Тропа вдоль отвесной стены.

Ситуацию неожиданно спасла генерал, переключив внимание Евы совсем на другие вещи и заставив слегка подосадовать на свою невнимательность и чуточку позавидовать Гаренду, что нашел пещеру драгунов всё же раньше их. С другой стороны, это и не удивительно — он давно здесь служит, и ближайшие горы знает получше, чем они.
- Поздравляю девчонки, впереди был дымовой сигнал. Мы почти пришли. Если только это снова не тролли или еще кто. Если есть особо верующие - помолитесь Единому, чтобы нас там ждал Гаренд, а не новый бой.
- Джурэр, - сдержанно, хотя и не очень благоговейно произнесла Ева в ответ, подумав, что и правда было бы лучше, если бы это оказалась искомая цель, а не очередной сигнал бедствия. Сейчас, когда Дигерни, наконец повернулась к ним лицом, у Евы возникло странное и едва различимое ощущение тревоги. Скользнуло холодком где-то под ребрами и исчезло.
- Когда наш генерал начнет говорить без ехидства и начнет мило улыбаться, я первый забью тревогу, - где-то краем внимания прошла реплика Ван Геллена.
- И я, пожалуй, с Вами соглашусь, - слегка рассеяно ответила Ева, пытаясь ухватить убегающее предчувствие за хвост, и ускорила шаг, чтобы догнать генерала.
Ева никогда не страдала суевериями, как и излишним вниманием ко всяческим приметам, знакам и предчувствиям, и даже слегка гордилась этим. Хотя успела заметить, что многие собратья по Ордену имеют к этому склонность, причем даже куда более испытанные и опытные, чем она. Иногда даже казалось, что с возрастом и опытом количество подобной ерунды в голове у коллег только возрастало, и в чем-то это роднило их с моряками, охотниками и людьми других опасных профессий. И вот теперь, снова поймав смутный сигнал тревоги и внутренне вздрогнув, Ева подумала, не пора ли самой начинать верить во что-то подобное. Это тревожное чувство почему-то касалось не всего отряда, а только Дигерни, - вот только понять бы, в чем дело?
- Мэм, - Ева догнала генерала, находу последовательно потянув за левый и правый нижние ремни бронника и расстегнув пряжки, - возьмите мой бронник — Ваш не выдержит еще одного боя, если он случится.
Её сходство с Дигерни в кои-то веки играло ей на руку — её бронник сядет на Ван Кройц идеально, а она походит в генеральской куртке, пока не найдется возможность заклепать её.
Исправил(а) Ева - Понедельник, 14 Мая 2012, 00:23
 
Дигерни Понедельник, 14 Мая 2012, 11:52 | Сообщение # 100





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Тропа вдоль отвесной стены.

Двинувшись вперед, вдоль горной стены, вид, как горный ветер, беспорядочный в этих местах, будто мячик отталкивающийся от каждой каменной гряды и сменяющий направление, сдувает снежные хлопья куда-то то влево, то вперед и наверх, над их головами. В такие моменты ветер будто уходил от них куда-то прочь, оставляя в покое полы плащей и воротники, что уголками били по подбородкам. Здесь уже вполне хорошо ощущалась ранняя зима – настоящая зима бы здесь охватила их, приди они сюда осенью или той же зимой – и в последнем случае эти места показались бы настоящим Адом… хотя, нет, пожалуй это почетное звание стоило приберечь для Белых Земель.
За спиной послышался хруст каменной насыпи, и оглянувшаяся через плечо Дигерни увидела приблизившуюся к ней Еву. «Что-то случилось?» - первая мысль в таких ситуациях была такой или очень на нее похожей. Ева обычно редко заводила разговор по пустякам; обычно она или спрашивала то, о чем не знает или высказывала какие-то свои соображения по делу. Правда едва взгляд скользнул по лицу старшего сержанта, он был тут же опущен на ее руки, что отстегивали ремни своего кожаного бронника. Брови Дигерни чуть дернулись в сторону переносицы за мгновение до того, как Ева заговорила, едва сама рыцарь остановилась на месте.
Предложение ее радости у женщины не вызвало совершенно. Что вдруг той взбрело в голову – можно было догадываться. Минуту назад она шла и болтала с Вернером, теперь решила вдруг отдать свой бронник, будто ее укусила муха лишних опасений.
Грубо положив ладони на грудь Евы, прижимая бронник к ней, сведя брови сильнее, она сказала:
- Отставить, старший сержант, - она многозначительно глянула в глаза Еве, краем глаза заметив немного взволнованные и непонимающие выражения на лицах Близнецов, что остановились в полутора метрах от них. – Вам защита пригодится куда больше моего, учитывая вашу малоопытность.
Ответ был грубоватый, и Дигерни осознанно перешла на «вы» - чтобы Ева не вздумала лишний раз спорить. Это чаще срабатывало, чем нет, поэтому рыцарь надеялась, что и в этот раз прокатит, и девушка не станет упрямиться.
- Если все ясно - вопрос закрыт, - развернувшись сказала она, добавив: - Вперед!
Сказав это, рыцарь продолжила идти вперед. Не хватало еще устроить споры здесь и стоять пререкаться, когда где-то впереди их уже ждет Гаренд со своими людьми, и предстоит еще встреча с драгунами. Настоящее расточительство, пустая трата отведенного им времени на это дело.
 
Ева Понедельник, 14 Мая 2012, 19:44 | Сообщение # 101





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Тропа вдоль отвесной стены.

Но в этот раз не прокатило. Ева выслушала ответ, ни одним движением мускула на лице не показав своего отношения к нему. Собственно, она уже была готова к чему-то подобному, и отступать в случае отказа не собиралась. Старший сержант как обычно, пристроилась за правым плечом генерала, и, вместо того, чтобы начать застегивать ремни бронника, провела ладонями по своим волосам, собрав в каждую по полгорстки снега. Пушистые хлопья мгновенно превратились в два плотных мокрых комочка и растеклись водой, приятно охладив сжатые в кулаки горячие ладони.
Замечание насчет своей малой опытности она благополучно пропустила мимо ушей – сейчас это было не важно. Гораздо неприятней была необходимость спорить с командиром на глазах у её отряда: Еве совсем не хотелось ставить Дигерни в такое неприятное положение, когда ей придется выбирать между тем, чтобы терпеть выпады младшего по званию и тем, чтобы жестко одернуть свою давнюю и хорошую знакомую. Но сейчас и это отошло на второй план по сравнению с необходимостью донести до неё простую и очевидную мысль о том, что именно она, генерал Ван Кройц, и именно сейчас (а желательно, и не только сейчас) не должна пренебрегать хотя бы такой элементарной мерой безопасности. Поэтому она выждала еще пару шагов и зашла на второй круг убеждений, стараясь говорить настолько тихо, чтобы их разговор был слышен только им двоим.
- Потеря командира отряда, мэм, поставит под угрозу всю нашу дальнейшую миссию, потеря одного из бойцов – нет, - Ева смотрела прямо перед собой, встречаться взглядом с генералом было, вот ей-богу, незачем. - И кроме того. Даже если всё пойдет благополучно, и вооруженная стычка нам не грозит, - фразы ложились четко, размеренно, со значительными паузами. - Вы ведь, как парламентер и представитель Ордена, не можете предстать перед другой стороной в рваной одежде. Даже если это всего лишь кучка изгоев. И у Вас кровь на лице осталась, - прибавила она, наконец обернувшись к Дигерни.
И старший сержант приподняла и завела вперед правый локоть, расстегивая верхний ремень бронника.
 
Дигерни Понедельник, 14 Мая 2012, 20:54 | Сообщение # 102





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Тропа вдоль отвесной стены.

Когда Дигерни проходила свое обучение, когда была рядовым, она молча, с каменным выражением лица выслушивала все, что ей говорили – была бы то похвала или же ее полная противоположность. Она мотала на ус, не высказывала то, что на самом деле творилось у нее в голове и на сердце, так же, как сделала минуту до этого и Ева. Жизнь в простой семье и среди братьев научила ее держать язык за зубами, когда это было нужно, армия научила ее не только держать язык за зубами, но и удачно подбирать моменты, когда стоит раскрыть рот, как и выбирать слова, которые необходимо было высказать. И от своих подчиненных она требовала того же. То, что Ева не знала, когда нужно промолчать – вернее, понимала не всегда – отличало ее от Дигерни в ее же годы.
Сейчас, спорящая старшая сержант вызывала лишь раздражение и гнев на нее. Почему эта девчонка думает, что если она добавит пару слов своего мнения, это что-то изменит в отношении Дигерни к этому делу? Это не план захвата, не обсуждение тактики отряда, это чертов бронник и вопрос о том, кто будет его носить – это не та тема, где она собирается повторять упрямому старшему сержанту то, что уже решила.
Ей казалось, что Ева позволяет себе пилить ее словами только потому, что Ван Кройц в свое время подпустила ее ближе, чем всех остальных. И теперь эта девица, возомнив, что имеет право, что знает Дигерни достаточно хорошо для этого, играла неподходящую ей роль наседки. Более того – при других солдатах! Она своим поведением показывала, что не считает мнение своего командира достаточно верным и принижала женщину перед остальными – хорошо еще, что там, позади, было лишь трое солдат, а «бабские разговоры» в данном случае для них могли быть просто бабскими, пусть это и разговоры командира и сержанта. Хотя бы потому, что уже все должны были заметить немного особенное отношение между Дигерни и Евой, и такие разговоры эта троица могла счесть нормальным явлением. Вот только это было не так. И Ева знала это. И Дигерни злило, что она делает это намеренно, пусть и с благими целями.
Еще ее бесило то, что она сочла, что Ван Кройц решит снять с нее защиту только чтобы прикрыть собственную задницу. Проклятье, они были не на поле боя, когда над головами свистят стрелы и редкие пули, где такое действие было бы куда более понятным. Сейчас они всего лишь идут через горы, уже навстречу другим солдатам. Если Ева считает, что она будет хвататься за чужую защиту всякий раз, когда ее собственную чуть-чуть потреплют… невысокого же она мнения о его боевых навыках!
- Вы ведь, как парламентер и представитель Ордена, не можете предстать перед другой стороной в рваной одежде…
«Что за чушь она несет? – устало подумала женщина, нахмурив брови, не останавливаясь и даже не оборачиваясь, но слыша, что Ева семенит позади нее. – Драгунам плевать, в чем кто одет, они смотрят на не одежду, они смотрят на оружие и его наличие, а также то, какое оно. Да я хоть в шкуре туда могу прийти – им плевать на это будет, если они убедятся в том, что я имею отношение к тэлийской армии и занимаю определенное в ней место…»
Замечание на счет крови же она все-таки учла, но не придала особого значения. Кровь на лице? Отлично! Прекрасная возможность показать драгунам, что они сюда пришли не прогулочным шагом и подъем в горы мог дорого им стоит, и все-таки они пришли. Хотя… сдавалось ей, драгуны прекрасно знали, что подъем для тех, кто на него отважится, будет не из легких. Это была своего рода проверка…
- Кровь на лице, без наличия раны - отличная возможность обозначить свое близкое нахождение к врагу, а позиция выжившего в таком положении о многом говорит. Рваная защита означает, что контакт был действительно близким. Вид повреждения защиты говорит о размере и силе врага, о степени его опасности, а также о степени опасности самой раны, если бы до нее дошло. Наличие близкого контакта вкупе с наличием жизни после встречи с подобным врагом прямо говорит об уровне боевых навыков, определенных личных качествах и умении верно подобрать момент для наступления. Все это – козыри в рукаве при разговоре с драгунами.
Все это Дигерни говорила достаточно громко, чтобы могли услышать и остальные. Она не оборачивалась и даже бровью не повела, продолжая идти вперед.
- Не судите о драгунах будто о людях, старший сержант, они ими не являются - как бы напомнила женщина. – Если собираетесь снять защиту – потащите ее в руках.
На этот раз Дигерни, сказав свое слово, замолчала и уже окончательно. В ней смешалась хладнокровная, на уровне понимания, злость и разочарование. В голосе не было привычной язвительности, но он был тверд и резал слух даже самой Ван Кройц. Сейчас ей просто крайне не нравилось, что Ева вынуждала ее говорить с ней в подобном тоне…
 
Ева Вторник, 15 Мая 2012, 12:09 | Сообщение # 103





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Тропа вдоль отвесной стены.

- Кровь на лице, без наличия раны - отличная возможность обозначить свое близкое нахождение к врагу, а позиция выжившего в таком положении о многом говорит. Рваная защита означает, что контакт был действительно близким. Вид повреждения защиты говорит о размере и силе врага, о степени его опасности, а также о степени опасности самой раны, если бы до нее дошло. Наличие близкого контакта вкупе с наличием жизни после встречи с подобным врагом прямо говорит об уровне боевых навыков, определенных личных качествах и умении верно подобрать момент для наступления. Все это – козыри в рукаве при разговоре с драгунами.
«Однако… откуда всё же генерал столько знает о драгунах? Надо будет поинтересоваться, когда вернемся в форт».
Пока что Ева старалась запомнить всё услышанное из этой краткой незапланированной лекции об особенностях драгуньей дипломатии, попутно убеждая себя, что хоть какую-то пользу её неудавшаяся попытка позаботиться о Дигерни всё же принесла. Не ей, так хотя бы отряду в целом. Однако, голос, которым она была произнесена, не внушал надежды, более того, он был весьма дурным знаком, - Дигерни, похоже, была глубоко в ней разочарована. То, что всплывало у неё самой в глубине души по этому поводу, просто хотелось затолкать еще поглубже, не вдаваясь в подробности.
Затянув ремни бронника и снова натянув на лицо невозмутимую мину, Ева шагала за правым плечом генерала Ван Кройц. Чем она в итоге могла быть помочь, учитывая что дурное предчувствие так никуда и не делось, хороших идей не было. Разве что находиться в непосредственной близости от генерала и глядеть в оба.
 
Дигерни Четверг, 17 Мая 2012, 18:38 | Сообщение # 104





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Тропа вдоль отвесной стены.

Хвала Единому, дальше спорить Ева не стала. Этот разговор оставил у Дигерни неприятный осадок. Еву она относила к тем немногим людям, с которыми могла встретиться и переговорить в свободное время, она даже доверяла ей какие-то свои размышления на ту или иную тему, что и стало, в общем-то причиной их более или менее неплохого общения. Они были действительно во многих вещах похожи, и поэтому такие вот ситуации, когда старший сержант, вроде помнящая, с каким человеком говорит, начинала упрямиться. Дигерни и сама была упертой, но, черт побери, это не та ситуация, где можно топтаться на месте и пререкаться. Больше вызывало неугомонность то, что Ева не подумала, похоже, что Ван Кройц может отказаться банально из-за того, чтобы в случае неприятностей, затем не винить себя в их наличии. Случись что-то с Евой – она бы себе не простила, а эта дурочка почему-то всегда считает, что можно ради своего генерала ложиться плашмя и делать глупости. Делать глупости можно и нужно только тогда, когда это не глупости, как бы абсурдно это не звучало. Творить абсолютный бред ради того, что его не окупает – вот это на самом деле глупость, все остальные «глупости» - лишь риск, когда-то даже весьма оправданный.
Дорога все так же вела вдоль отвесной стены, разве что чуть забирая вправо – впереди скалистый «газон» слева становился выше и переходил в своего рода острый каменистый забор, что затем, выше в горы, перетекал в настоящий каменный холм. Ветер, казалось, усилился, хорошо было, что в лицо не бил, а горы немного от него защищали. Но прохладно все же было, да и снегопад усилился, похоже, в горах начиналась какая-то снежная буря, чем ближе они были к Белым Землям.
- Когда доберемся до драгунов, - решив, что этот вопрос стоит оговорить сейчас, чтобы не пришлось поднимать его перед Гарендом, - я возьму с собой тебя, Одгейр, и вас, Ван Геллен. Драгуны не позволят брать на встречу слишком много народа, а у вас обоих больше опыта для такого рода встречи.
Близнецам ее идея не понравилась – она это сразу поняла это по их хмурым лицам, когда оглянулась через плечо. Но их никто не спрашивал. Может держали меч они в руках и достаточно хорошо и сегодня проявили себя с хорошей стороны, к драгунам бы она этих двоих, которых она знала первый день, она бы взять не решилась. С Ван Гелленом она тоже особо не работала, но он в любом случае был более опытен, к тому же, по сравнению с этими двумя, говорил меньше. И с Евой они неплохо сработались. Она бы взяла ее одну… но в какой-то момент решила, что это плохая идея. Она была нужна ей как доверенное лицо, но кто-то еще ей был нужен для того, чтобы приглядеть за ней… в случае чего. На эту роль лучше всего подходил только Ван Геллен из ее отряда.
- Если все сложится как надо, вы, Карред и Тред, поступите под командование лейтенанта Гаренда, - она окинула их обоих взглядом, а затем перевела тот на Еву и Вернера. - - Вопросы?
 
Вернер Четверг, 17 Мая 2012, 22:17 | Сообщение # 105





На горных тропах, к северо-востоку от форта. Тропа вдоль отвесной стены.

Ева ушла вперед, разговор оборвался, и барону показалось, что от него просто сбежали. Или не от него, а от его слов. Уже не первый раз он заметил, что Еве не нравится упоминание его сущности. И ей это было неприятно. И как Вернеру казалось, не принимался сам факт его сущности. "Да что я заладил - оборотень, да оборотень. Только расстраиваешь".
Непроизвольно и сам Вернер и близнецы ускорили шаг, когда сержант подошла к генералу и зачем-то начала расстегивать доспехи. Вернер притих, как впрочем, и близнецы, которые слишком явственно пытались уловить каждое слово. Острый слух самого барона позволил ему слышать все слишком хорошо, чтобы почувствовать себя еще больше смущенно. Стало неудобно наблюдать за сценой, которая являлась чем-то личным и для Дигерни и для Евы.
Он даже был рад, что тему эту не стали развивать и Дигерни переключилась на то, что интересовало всех. О драгунах все, включая его самого, близнецов и сержанта, ничего не знали. Вернее о них все знали, но кто это, имели лишь смутные представления.
- Кровь на лице, без наличия раны - отличная возможность обозначить свое близкое нахождение к врагу, а позиция выжившего в таком положении о многом говорит. Рваная защита означает, что контакт был действительно близким. Вид повреждения защиты говорит о размере и силе врага, о степени его опасности, а также о степени опасности самой раны, если бы до нее дошло. Наличие близкого контакта вкупе с наличием жизни после встречи с подобным врагом прямо говорит об уровне боевых навыков, определенных личных качествах и умении, верно, подобрать момент для наступления. Все это – козыри в рукаве при разговоре с драгунами.
Найт не выдержал и шепнул Вирджилу. комментируя речь своего командира:
- Ага, чем больше наши рожи похожи на бандитские, тем лучше.
Вирджил сдержанно хрюкнул и показал кулак своему другу исподтишка, чтобы не заметила генерал. Ее они явно боялись и уважали.
Температура падала, казалось, что они уже идут по Белым Землям. "Если в Землях еще холоднее, то там нельзя дышать. Как люди живут в таких условиях?" Он опять начал стряхивать сугробы со своих плеч, теперь они росли быстрее, но снег стал сухим и рассыпчатым. Под ногами больше не чавкала грязь, но тропка стала более опасной. С одной стороны обрыв, с другой стена скал, а под ногами обледенелая земля и камень.
- Когда доберемся до драгунов, я возьму с собой тебя, Одгейр, и вас, Ван Геллен. Драгуны не позволят брать на встречу слишком много народа, а у вас обоих больше опыта для такого рода встречи. Если все сложится как надо, вы, Карред и Тред, поступите под командование лейтенанта Гаренда, Вопросы?
- Нет, - Вирджил был хмур и расстроен, даже не скрывая этого, ему вторил его друг, - нет, мэм.
- Вопросов нет, - барон сказал это четко, по-военному.
Он как раз оказался рядом с расстроившимися парнями и не сдержавшись сказал им:
- На ваш век еще хватит парни.
Близнецы лишь мрачно вздохнули, и Вирджил тут же споткнулся, удержать равновесие ему удалось, лишь ухватившись рукой за плечо Найта. Барон не выдержал и сдержанно хмыкнул. Парни иногда казались ему настоящими детьми.
Исправил(а) Вернер - Четверг, 17 Мая 2012, 22:22
 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Одинокий перевал (Проход через горы, что идет от города Дайлм на северо-восток)
  • Страница 3 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)