Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
Страница 1 из 11
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Архивы анкет и СЛ » Эстль Дагарт (на замену) (Человек, блеймриец. Маг Серебряного Сада.)
Эстль Дагарт (на замену)
Эстль Среда, 26 Январь 2011, 20:30 | Сообщение # 1





Досье.


1. Полное имя.
Его милость Эстль Алистер Дагарт, виконт Дагарт. Вторым именем никогда не пользуется, отзывается исключительно на имя «Эстль» и никак иначе. Среди студентов Гильдии и Серебряного Сада, за юношей (будучи преподавателем факультета колдовства), закрепился титул Мастера или же Магистра, совершенно незаслуженный, надо добавить.
1.1. Герб семьи:

2. Раса и возраст.
Человек, блеймриец. Родился 30-го авлота 750 года, под сенью Созвездия Кота. Несмотря на то, что молодому колдуну уже 23 года, внешне выглядит намного младше своего возраста, поведением же только подтверждая сей факт. Случайный прохожий, бросивший на Эстля взгляд, сочтет его подростком.

3. Внешность.
Привлекательный юноша, легко узнаваемый в толпе, в первую очередь благодаря ухоженным светлым волосам цвета созревшей пшеницы и ясному цепкому взору пары небесно-голубых глаз. Достигая порядка 170-ти сантиметров в росте и 70-ти килограммов в весе, юноша ярко выраженной мышечной массой не обладает, что, отнюдь, не означает, что Эстль совершенно не следит за своим телом. Впрочем, если судить с точки зрения грубой физической силы, юноша, наделенный силой колдовской, силой физической не блещет, как бы то ни было, одновременно с этим демонстрируя завидную ловкость и проворство. Особого внимания заслуживают руки Эстля, а вернее – кисти: длинные пальца, словно у музыканта или художника, всегда аккуратно ухожены и подстрижены.
Кожа – светлая, но, тем не менее, не сильно подвержена загару, что, впрочем, обуславливается и тем, что виконт принципиально бережет ее от жгучих лучей палящего солнца, не желая видеть смуглый оттенок вместо своей привычной белизны.
Светлые же волосы переливаются золотистым оттенком, у корней становясь немного темнее. Прямые, не вьются, всегда отпускаются до плеч, но летом остригаются коротко, остается только челка.
Аккуратный правильный овал лица сужается к подбородку. Узкая переносица плавно переходит в прямую линию носа со слегка заостренным кончиком и узким же размахом крыльев ноздрей. Подчеркнуто тонкие губы, уголки которых чаще всего вздернуты в задорной улыбке. Во взгляде широко распахнутых миндалевидных глаз небесного цвета всегда искрится озорство.
Несмотря на то, что голос по всем законам природы, уже давно должен был сломаться, приобретя низкие мужские ноты, у Дагарта-младшего он, тем не менее, сохранил звонкость и мелодичность юнца. Интонации в голосе всегда выразительны, а темп – быстр, ведь в редкие моменты бодрствования, юный колдун порой слишком экспрессивен.
Что касается предпочтений в одежде, то Эстль – самый настоящий модник, наверняка занимая первое место в королевстве по количеству смененных костюмов. Не боясь экспериментировать, юноша, тем не менее, никогда не переступает ту грань, в которой смелые решения в одежде на деле же являются попугайским нарядом. Туалет Дагарта-младшего всегда соответствует ситуации, будь то королевский прием, скромный домашний ужин или длительная поездка (да-да, даже походные костюмы у Эстля всегда выглядят по-особенному).
3.1. Отличительные черты:

4. Характер.
Рожденный под знаком Кота котом и остается? Судьба ли, совпадение, но Эстль Дагарт своим поведением действительно напоминает это существо. Как домашние коты строят из себя недотрог, так и Эстль готов изображать из себя заправского эгоиста, держась подчеркнуто самоуверенно и независимо до тех пор, пока что-то не заинтересует его, точно так же, как брошенный клубок с шерстяными нитками заставит притворяющеюся спящей кошку выпрыгнуть из укрытия.
Возможно, свою роль здесь сыграла и колдовская сила, которой наделен наследник магического Дома. Осознание своей силы и ее принятие, совершенно не означает, что с этим смирятся другие. В меру заносчивый Эстль своей силы совершенно не стыдится, не пытается скрыть ее и знает ей цену, ровно, как и знает цену себе, с большой охотой подтверждая свою гениальность в плане колдовского искусство. Несмотря на это, снобом не является и охотно идет на контакт, благодаря чему лишен нелегкой участи многих Посвященных (хоть принадлежность к оным и не было доказано) быть изгоем в обществе. Немалую долю в этом играет и природное упрямство, с которым Эстль добивается своего, зачастую завоевывая расположение некой персоны, если не с первого раза обаянием и очарованием, то с n-ного – упорством, неотступностью и (нередко) надоеданием. Очень ценит дружбу и действительно любит и ценит своих друзей. Обладатель превосходного чувства юмора, который неоднократно, как выручал из щекотливых ситуаций, так и являлся их главной причиной.
Обладает хорошо развитой интуицией, а потому – склонен действовать по наитию, повинуясь мимолетному порыву и грозя отступиться от плана. Верным оказывается выбор или нет, Эстль адекватно реагирует на оба исхода событий, не боясь признавать свои ошибки, что, впрочем, ничуть не сказывается на его настрое, ведь промашек юный колдун ничуть не боится и старается выжать из них максимум, вплоть до того, чтобы сделать из ложи истину.
Несмотря на всю вычурность и кажущуюся показушность во всех действиях, совершенно не глуп, за яркими эффектами скрывая эффективность – никогда не раскрывает всю колоду карт сразу, приберегая главные козыри для последнего решительного хода.
Итак, мы выяснили, что для окружающих Эстль выглядит идеальным золотым мальчиком с милым детским личиком и гениальными способностями, который, несмотря на кажущуюся важность, внешний пафос и инфантильность, способен расположить к себе, неважно какое первоначальное мнение о нем сложилось.
Но не стоит забывать об еще одной стороне личности Эстля. Яблоко от яблони… – более старшее поколение не может не заметить сходства между отцом и сыном, не только в плане колдовского дара, но и в образе мышления: семейство Дагартов всегда отличилось своей неординарностью и радикализмом во взглядах к традиционно принятым устоям (ничего удивительного, что почти каждому поколению магического Дома удавалось совершать прорывы в изученных постулатах магии и колдовства), а потому многие воспринимают эксцентричность некоторых представителей этого рода за некое… помешательство. Впрочем, если образ Дагвура Дагарта представляет из себя домашнего старичка, витающего в облаках (которому скорее подошла бы роль дедушки, нянчащего внуков, чем мантия Главного колдуна Блеймру), но в серьезную минуту мигом сбрасывающего тяжелую шубу лет и мгновенно преображаясь в серьезного мужчину в годах, твердым голосом и жесткими решениями, то обаяние и очарование Эстля никуда не исчезает – даже в самые экстремальные ситуации юноша светится, словно солнышко в зените. Но, разумеется, не будь Эстль Дагартом, не имея своей причуды: юноша просто паталогический соня! Повлияло ли созвездие животного, проводящего три четверти суток во сне, или тому есть какое-либо другое (более прозаичное) объяснение, но, тем не менее, Эстль хочет очень много спать, Эстль любит очень много спать и, как ни странно, этому занятию он предается большое количество времени, неважно день сейчас или ночь.
Странно это или нет, но юный колдун – неисправимый ловелас и кутила. Знатное имя, очарование и талант – неплохие аргументы для обольщения дам. Однако главное страстью для него является магия во всех ее проявлениях. Руны, древние артефакты и фолианты, сама сущность волшебства влекут Эстля, словно кошачья мята – усатых мурчащих существ, чье любопытство Эстль, похоже, перенял тоже. Вот единственный момент, когда Дагарта-младшего можно застать немного присмиревшим (кроме моментов ловли мышей во сне, разумеется): изучение древних рукописей, собственные магические изыскание и эксперименты, которые зачастую грозят привести к непредсказуемым последствиям (что совершенно не смущает наглеца), в такие минуты Эстль сдержан, внимателен к любым мелочам и очень требователен в первую очередь к себе. Что касается своего дара, то здесь Эстль – настоящий перфекционист, оттачивающий каждый знак, каждую руну до совершенства.
4.1. Религия, отношение к правительству, другим расам:
Что касается религии, то современники могут уверенно назвать Эстля – агностиком. Проявляя уважение к верующим людям, ровно, как и к обрядам, сам в подобных действиях проявляет скромное пассивное участие. Впрочем, с некоторым интересом изучает религиозные тексты, но лишь как источник новой информации и расширения кругозора.
А в плане политики Эстль – абсолютно инертен. Совершенно не интересуется событиями, происходящими на политической арене как в Блеймру, так и за его пределами, несмотря на частое появление во дворце. Находя принципы правления Короны своей страны вполне удовлетворительными, о большем и не желает, разве что о новой реформе, по которой длительность суток будут увеличена за счет дополнительных «тихих часов». Его устроит абсолютно все, лишь бы никто не совал свой нос в его собственные магические изыскания. Да-да, звучит как позиция самого распоследнего эгоиста, впрочем, не стоит забывать насколько Эстль ценит своих близких, а потому – доверяет их решению, желая комфортной жизни для всех них.
Абсолютно безразлично же относясь к остальным расам, повстречав многих их представителей, абсолютно сражен эсфирийцами и эльфами… вернее их способностями к колдовству. Не имея в прошлом больших возможностей, тем не менее, не теряет веры соблазнить-таки представительниц данных рас, дабы разгадать все-все секреты их талантов.
4.2. Интересы, хобби:
На-ря-ды. Остается загадкой каким образом любое появление на публике данного молодого человека, неважно что это за место: дальняя деревенька или заброшенный остров, сопровождается настоящим парадом из модных шмоток. Еще большей мистикой является то, что никто не видел с Эстлем горы чемоданов, в которой обязана находиться одежда. Неужели он носит их все на себе, срывая сношенный, или (еще загадочнее): некое тайное заклинание, которым он меняет вид своих нарядов, не снимая их?!
Очень любит спать. Спит целыми днями и ночами. В любом месте. В любой позе. Не смущается чужого присутствия, неудобных условий, некомфортной ситуации.
Любит (как не парадоксально) котов! Те отвечают взаимностью. Взаимная приязнь друг к другу выражается в совместном групповом акте восстановления сил, на деле же оказывающемся: Эстль спит на полу, коты спят на Эстле.
4.3. Манера вести себя на людях:
Порой излишне экспрессивен и любит привлекать к себе внимание, будь то очередная новинка модного кутюрье или особо пафосное появление на приеме.

5. Образование, род занятий.
Получив первоначальные знания на дому, с успехом проходит путь знаний, который дали Гильдия Магов и Серебряный Сад. Прекрасно образован, начитан и имеет широкий спектр изученного материала, включая как точные науки и знания волшебного, так и более нематериальные учения, как философия. Блестящий выпускник магической академии и исполнитель ее заданий. С недавних пор – приходящий лектор колдовства.
Наследник древней магической династии. Посланник и «голос» Дагвура Дагарта – Главного колдуна королевства. Член «Золотого Древа».

6. Связи и репутация.
Обладая громкой фамилией, талантом и дружелюбием, хорошо зарекомендовал себя среди членов волшебного мира, начиная со своих теперь уже бывших преподавателей, ставших, по сути, коллегами; сокурсников и нового поколения студентов.
Выполняя поручения отца, связанные со светскими визитами, стал хорошо известен среди аристократии. Частый гость в королевском дворце.
6.1. Семейные связи:
Дагвур Дагарт – отец. Образец для подражания и в то же время объект профессиональной зависти. Совершенно не скрывает факта, что хочет превзойти родителя, а потому ведет подчеркнуто независимо, словно юнец в период подросткового бунтарства. И тем не менее – единственный родитель и самый близкий человек.
Дом де Тессера, ставший родственным после обручения кровной тетушки Эстля с графом де Тессера. Супружеская паря являются действующими преподаватели Серебряного Сада. Их дочь и единственная кузина Эстля – Фламма Эрумприя де Тессера. Эстль очень дорожит узами с этой родственной семьей волшебников.

7. Имущество во владении.
7.1. Оружие и броня:
Принципиально не пользуется ни одним из видов оружия как ближнего, так и дальнего боя, всецело полагаясь на свое колдовство и богатую коллекцию кристаллов Концентры.
При себе постоянно имеет пару кожаных перчаток, имеющие специальные крепления для кристаллов: в левой – защитник, в правой – усилитель.

8. Биография.
«Настоящая копия отца!»
«Ну просто вылитый Дагвур в юности!»
«Не может быть, чтобы они были настолько похожи! Это наверняка очередной опыт колдуна!»
Да, чего только не приходилось выслушивать. Впрочем, с самых юных лет Эстль привык к подобному, ведь, если задуматься, он действительно очень похож на Дагвура Дагарта, сбрось тот полвека. Ведь, если судить по немногочисленным портретам, найденных Эстлем на чердаке фамильного особняка, седые волосы когда-то отливали золотистым блеском, впрочем, игривые искры выцветших небесно-голубых глаз никуда не делась, ровно как и хитрая улыбка. Дагарт-младший никогда не спрашивал о том, кто был его матерью – немолодому колдуну всегда удавалось ловко избежать этой темы, поднимать которую, впрочем, Эстлю и не слишком-то хотелось. Хотя каких только слухов не ходило о загадочной личности особы, давшей жизнь юному волшебнику: многие совершенно уверены в том, что любовницей Дагвура была самая настоящая эльфийка! Ведь не могли же проснуться колдовские силы в мальчишке так рано, не будь тут замешана эльфийское волшебство! Другие склоняются к версии, что хитрец-Дагвур соблазнил-де своими чарами прекрасную исфирийскую жрицу, чтобы его потомок получил еще большую силу! Ну а третьи – так и вовсе склонны считать Эстля каким-то монстром-гомункулом, в которого Дагарт-старший вкачал свое колдовство.
Как бы то ни было, всю свою сознательную жизнь Эстль привык считать своего эксцентричного отца – единственным дорогим человеком. Однако титул «Главного колдуна королевства» накладывает свои обязательства на его обладателя, так что случалось, что Дагарт пропадал на несколько дней, оставив Эстля на попечении прислуги. Впрочем, не прошло много времени, как мальчишка осознал, что все слуги в поместье – миньоны Дагвура. Были ли волшебные существа созданы с целью безопасности или по более прозаичной причине – экономии, в любом случае, Эстль был предоставлен самому себе, с рождения окруженный волшебством, магией, древними заклинаниями, рунами, артефактами и манускриптами.
Ничего удивительного в том, что собственный талант к колдовству проявился у юнца внезапно и особенно громко, словно гейзер с кипящей водой, взорвавшийся на центральной площади, разбив вековую кладку мощеной мостовой. Во время редкого приема, устраиваемого Дагвуром для представителей наиболее влиятельных членов Магического Сообщества, внезапно проснувшаяся необузданная сила Эстля, которому в то время не исполнилось и пяти лет, устроила изрядный переполох, мгновенно приковав к себе взгляды всех собравшихся персон. Нет, ничего ужасного не случилось: никаких взрывов огненных шаров, сверкающих молний и ледяных стрел, впрочем, вряд ли гости дома Дагартов еще в скором времени забудут графа Ротмунда, преследуемого огромным свиным окороком, от которого тот собирался откусить. На успокаивание тяжело дышащего тучного аристократа, обежавшего все поместье, ушло не менее трех бутылок лучшего вина из личного погреба Главного колдуна. В пять раз больше бутылок ушло на успокаивание истерично смеющихся свидетелей данного действа.
После этого за крошечным существом с невинными голубыми глазами был установлен надзор из Серебряного Сада. Впрочем, вызвать повторный взрыв колдовской энергии не удалось, какими бы подарками не пытались Эстля умаслить. Предложения же Комиссии по поиску Посвященных запугать младшего Дагарта, были раздавлены еще на стадии зарождения – идея осчастливливать сим известием сильнейшего колдуна Блеймру никому не показалась перспективной… Таким образом, количество неожиданно «упавших с неба» игрушек у Эстля возросло, а его Посвященность не была доказана, так что и по сегодняшний день гениальность Дагарта-младшего объясняется не иначе как «наследственность».
Как бы то ни было, находясь теперь уже под строгим контролем отца и скованный невидимым взглядом наблюдателей из Серебряного Сада, Эстль учится контролировать свои силы, сперва в стенах фамильного дома, а затем – и в Гильдии Магов, куда его отправляет Дагвур, уверенный в том, что самостоятельность на этом этапе будет учителем куда более лучшим, чем, даже самые лучшие гримуары и магические фолианты. Правильным ли был тот шаг пожилого колдуна или нет, Эстль не может с уверенностью ответить и сейчас. Впрочем, именно там – за границей фамильного поместья, он почувствовал настоящего себя и увидел истинные краски мира. И только там он осознал, наконец, значение слова, которое он спрячет в самых глубинах своего сердца, защищая и оберегая: «друзья».
Но сможет ли взращенное в парнике деревце противостоять суровым ветрам вне заботливых стен теплицы, укрывающих его от невзгод? На первый взгляд казалось, что нет: мало ли таких примеров, когда золотое дитя аристократов становится заложником своего собственного положения, оказываясь изгоем в другой среде. Страх ли окружающих, зависть, а может – и его собственная вина, и высоко вздернутый нос. Эстль избежал подобной участи: словно выпущенная из клетки птичка он с жадностью глотал все новое, изучая каждую расщелину в стене так, будто там было спрятано невиданное сокровище, а каждое новое встреченное лицо воспринимал не иначе как «друга», мигом заводя разговор, прыгая вокруг и не останавливаясь ни на минуту. Казалось, что он хочет весь мир сделать своим другом. Что ж – в детском мире нет блеклых серых красок и темных цветов, ревности, ненависти и других взрослых слов. Так что маленький колдун был счастлив исследовать новое место, получать новые знания и заводить новых друзей. В этом ему оказала неоценимую поддержку родная кровь – единственная дочь родной сестры Дагвура Дагарта, а значит – его кузина. Узы крови не подвели, и брат с сестрой стали неразлучной командой.
У времени есть склонность ускоряться, когда ему вздумается. Как же жаль, что чаще всего это случается в самые приятные моменты. Годы обучения в Гильдии оказались сном в короткую ночь, наполненную ароматами летних цветов под аккомпанемент стрекота цикад. Сон закончился быстро, как и положено любой затянувшейся грезе наяву, как и положено заканчиваться детству. Но сказка не закончилась, а всего-лишь поменялась другой.
Серебряный Сад стал новой главой в книге волшебных историй, а стены магической школы стали ее надежной, украшенной причудливыми рисунками, обложкой. Совершенно новый мир и совершенно новые знания захлестнули Эстля с головой, зовя к себе, маня и суля новым и неизвестным. Страха он не испытывал – ведь кузина Эрумпре была всегда рядом. Эстль Дагарт оставался Эстлем Дагартом – крошечным мальчишкой, создающим вокруг себя магнитное поле, притягивающее людей.
Единственным исключением из этого правила грозился стать Маркус Калеб Витольд де Уаэлби – Второй принц Блеймру, отпрыск королевской семьи. Окруженный холодной притягательностью, Маркус казался совершенно недосягаемым, ледяной звездой, к которой так тянется взгляд, но никогда не коснутся руки. Серьезный, собранный и подчеркнуто отстраненный принц был немногословен, что ничуть не смущало Эстля, который немедля вознамерился завести дружбу с ним. И надо ли говорить, что первая попытка была абсолютно безуспешной… Нет, Маркус вовсе не был груб, не поворотил носом от персоны ниже себя по статусу – он был предельно вежлив и учтив, но скуп на эмоции, что совершенно не устроило сына придворного колдуна. Эстль вознамерился подружиться с Маркусом. И, если кузина Эрумпре проявляла больший такт в общении с племянником королевы, то Эстль действовал намного более раскрепощенно: расспрашивал у Маркуса абсолютно все, шутил, тащил за собой исследовать коридоры Серебряного Сада. Ведь не для этого ли ученики академии носят одинаковую форму – дабы стереть все границы, скрыть прошлое, заявить, что едино только одно – магия. И своего Эстль Дагарт добился: медленно, шаг за шагом, совершенно противоположные по характерам мальчишки стали привыкать к причудам друг друга. Впрочем, на втором курсе Маркус стал намного более открытым, с приходом в Серебряный Сад его родной сестры – Вилии.
Год за годом юный колдун безостановочно демонстрировал свои способности, свой ум и смекалку, свою оригинальность и находчивость. Однако многие преподаватели магической академии стали замечать признаки подросткового бунтарства в Дагарте-младшем: слишком часто юный колдун пропадал с обязательных к посещению занятий, пропадая то в самых дальних и темных уголках университета для магов, густых зарослях его садов или же в своей комнате. Многие видели его читавшим, многие – делавшим пометки. А другие же уверяли, что светловолосый мальчишка беззастенчиво спит все это время. Еще большим удивлением стало то, что Эстль объявлялся так же неожиданно, как исчезал, с готовностью отчитываясь по пропущенному материалу и демонстрируя его практически. Осторожно косясь на главного колдуна королевства, профессора проявляли деликатность к юноше, Дагвур Дагарт же в свою очередь счел нужным давать какие-либо указания насчет своего отпрыска, так что, обсудив ситуацию и принимая во внимание его неоспоримые способности, Эстлю решили дать немного свободы в плане изучения обязательной программы.
Конец последнего – третьего курса давался Эстлю труднее всего. Нет, вовсе не в плане обучения – юный колдун продолжал самолично установленную традицию самостоятельного изучения. Его покидали дорогие ему люди – его друзья, в какой-то мере и его семья. Десятки стихийных магов – выпускников Серебряного Сада, его отличных знакомых собирались навсегда покинуть эти стены, став полноценными магами, получив совершенно иной статус. С ними уходили и Эрумпре с Маркусом – те, кем Эстль дорожил больше всех.
Курс колдовства продолжался – таковы были правила, пойти на нарушение их не могли даже ради молодого гения, которому и так шли на уступки. Приунывшему было Эстлю, впрочем, предложили совершенно неожиданную возможность: сократить обучение вдвое и вдобавок – негласную должность ассистента преподавателей рун и колдовства в Гильдии Магов. Недолго думая, Эстль согласился, предвкушая совершенно новые возможности и впечатления.
Заканчивая свой последний год в качестве студента Серебряного Сада, Эстль Дагарт пожинал лавры самого талантливого колдуна-выпускника за последний век, своими достижениями соперничая даже с Дагвуром в том же возрасте, а так же – заручившись поддержкой профессоров Сада и Гильдии и студентов, среди которых молодой колдун навсегда стал известен как «Мастер Эстль».
После завершения обучения Эстль обустроил небольшое жилище в Махо-Кохане (в котором, по сути, только спит и проводит исследования), в непосредственной близости от Гильдии и Серебряного Сада, в которых зачастую выступает в роли приходящего лектора, собирая полные аудитории посетителей. Одновременно с этим, является и исполнителем заданий этих организаций, специализируясь как боевой маг. С большой неохотой, но, все же, является и доверенным лицом своего отца – Дагвура Дагарта, выступая голосом его воли, а так же и ассистентом.

9. Умения, способности и слабости.

Навыки и способности.
- Обширнейшие теоретические познания в магии во всех ее проявлениях. Знаток существующих заклинаний и рун, изобретатель собственных.
- Гениальный колдун. Не совершает ошибок и оплошностей даже при малой концентрации, как внимания, так и сил.
- Быстро чертит руны как одной рукой, так и двумя одновременно. Руны низкоуровневых заклинаний способен чертить и не глядя.
- Знает предел своих сил. Адекватно оценивает вероятного противника. Не использует силы большей, чем требуется для победы над ним.
- Несмотря на то, что не силен физически, тем не менее – быстр и ловок. Умеет лазать по деревьям, не боится высоты, и имеет хорошее чувство равновесия.
- Несмотря на то, что не умеет обращаться с настоящим оружием, использует нематериальную шпагу как одно из заклинаний. Используя отсутствие веса шпаги и свою ловкость, и скорость как преимущество, достиг неплохого прогресса в фехтовании с таким оружием.
- Превосходная память. Никогда не хранит исследования в физической форме, запоминая каждый символ любой магической формулы в голове.

Слабости.
- Однозначно слаб физически. Не способен на выполнение тяжелой нагрузки
- Весьма посредственный пловец
- Плохо переносит резкие изменения климата
- Совершенно посредственно и неумело обращается со всеми видами оружия
- Слишком сильно дорожит семьей и близкими друзьями
- Привык полагаться исключительно на колдовство

10. Магический потенциал и знания в магии.

  • Тип магии: колдовство
  • Изученные заклинания:

    «Кинетика»
    Простейшее кинетическое заклятие, позволяющее, в зависимости от последней черты в руне совершить либо несильный толчок, либо наоборот – притяжение предмета весом до десяти килограмм на расстояние, не превышающее десяти метров.

    «Колдовской огонь»
    Вызванное и зачарованное с помощью руны, такое пламя труднее потушить, нежели пламя простое, вместе с тем, оно разгорается медленнее. После начертания руны, возникает в желаемом колдуном месте (в радиусе до 15 метров) мгновенно, небольшим языком пламени. Представляя собой, по большей мере, заклинание бытовое, при должной неосмотрительности способно стать причиной настоящего пожара.

    «Лезвие мое остро»
    Руна чертится прямо в воздухе.
    Колдовское лезвие. Появляется в правой ладони Эстля. Выглядит, словно соткано из волокон света – источает бледно-серебристое сияние. Слабо светится в темноте. Длиной достигает около 130 сантиметров. Абсолютно не имеет веса, состоит исключительно из чистого магического потока. Однако, несмотря на свою нематериальность, способно как отражать удары оружия физического, так и наносить реальные раны. В обращении требует постоянного контроля количества вкладываемой силы.
    При необходимости, Эстль использует перчатку, с внутренней стороны которой закреплен кристалл Концентры-усилитель с нанесенной на него руной. При использовании кристалла, лезвие может достичь длины 3-х метров.
    В зависимости от желания и количества сил, вкладываемых колдуном, колдовское лезвие варьируется от широкого, поражающего большую площадь, до крошечного и точного, как скальпель.

    «Щит мой крепок»
    Руна чертится прямо в воздухе.
    Колдовской щит. Появляется в правой ладони Эстля. Выглядит, словно соткан из волокон света – источает бледно-серебристое сияние. Слабо светится в темноте. Абсолютно не имеет веса, состоит исключительно из чистого магического потока. Способен отражать физические атаки (как ближние, так и дальние), а так же атаки магические. В зависимости от желания и количества сил, вкладываемых колдуном, варьируется от размеров небольшой пластины (сопоставимой с размером обыкновенного пехотного щита) до купола, окружающего пользователя. Может быть сломлен «перегрузкой» – продолжительной атакой с разных сторон, либо же магической атакой двумя и более стихиями одновременно.
    При необходимости, Эстль использует перчатку, с тыльной стороны которой закреплен кристалл Концентры-защитник с нанесенной на него руной. При использовании кристалла, щит способен выдерживать более мощную атаку, а так же – воздействие нескольких стихий одновременно.

    «Тяжелый воздух, дующий сверху, прижимает к земле»
    Руническое заклинание локального изменения гравитации. Действия заклинание при стандартном использовании достаточно для того, чтобы остановить на месте каждого, находящегося в радиусе до шести метров от точки, являющейся предполагаемым центром заклятия (может быть любой, в зоне видимости колдуна).
    Вкладывая дополнительные силы, Эстль может расширить зону действия заклинания, заключив территорию в кольцо рун, либо же – усилить силу давления, сокрушив находящихся под действием заклинания (на что колдуну требуется вложить практически всю силу)

    «Не удастся атака врагу, ибо судьбой уготовано иначе»
    Концептуальное заклинание. Абсолютная защита от любой атаки (физической или магической). Не физически блокирует, а фактически подталкивает саму реальность в сторону наиболее лучшего варианта исхода события: готовящиеся заклинания у противника не удалось, уже сотворенное – отклонилось далеко в сторону, ружья неожиданно заели, тетивы луков порвались, а нападающий враг – падает в нескольких десятках метров и пр.
    Высокомощное массовое колдовство, действующее в сфере радиусом до пяти метров вокруг Эстля. Требует высокой концентрации и комплексной рунической формулы.

    «Пресыщение»
    Концептуальное заклинание. Основано на прямой манипуляции с магическим потоком. Эффект рунной формулы являет собой воронку для потока, который скапливается на ограниченной территории и, по достижению критической массы, либо же после вычерчивания Эстлем заключительного символа (являющегося своеобразным триггером), детонирует с большой силой и мощью.
    Сила и масштаб взрыва ограничиваются территорией, заключенной в очерченную руническую формулу, и могут варьироваться от точечных до весьма объемных.
    Дополнительно к этому, Эстль единолично изготавливает магические карты, превращая их едва ли не в миниатюрные артефакты, на деле же являющихся одноразовыми метательными снарядами. Каждая карта покрывается рунами данного заклинания. Добавленные символы скорости и полета позволяют с легкостью метать ими, словно ножами. Масштаб взрыва весьма ограничен, что, однако, компенсируется количеством карт, которые Эстль носит с собой, и восполняет использованные после каждого применения.

    11. Цель в жизни персонажа, планы на будущее.
    Доработать свои техники, продвигаться в изучении магии, создать что-то невиданное доселе. Утереть нос отцу... когда-нибудь.
    Исправил(а) Эстль - Четверг, 12 Апрель 2012, 20:32
  •  
    Эстль Четверг, 27 Январь 2011, 17:28 | Сообщение # 2





    Пробный пост 1.

    Дворец короля Гаала

    Блеск золота, искры чистейшего хрусталя, преломляющего свет в семицветные радуги, радостный звон бокалов и вынужденный неестественный смешок, так натурально прикрываемый кончиком ладони. Неестественностью, впрочем, веяло отовсюду, а немногочисленные искренние эмоции смешались в маскараде лжи, без остатка растворившись среди притворства и обмана. Трудно ли носить фарфоровую маску, играя покорного и довольного вассала, точа под плотным плащом перо кинжала? Очередной банкет с крошечными канапе и аперитивом, что призваны только разжечь голод в ненасытных глотках так называемого «светского общества» и дать время на «общение», на деле же оказывающимся обменом вежливыми колкостями, сплетнями и слухами, в то время как за дверьми обеденной залы армия придворных слуг занимается расстановкой фарфора. На званый ужин во дворец отказом отвечать не принято, раз сам монарх приглашает своих верных слуг в стены королевской обители – доволен ли феодал политикой своего сюзерена или нет, провести вечер в обществе подобных ему он обязан. Терпеть остроты и циничные замечания своего недоброжелателя, которому в прошлом месяце невероятным образом удалось избежать дуэли, ловко уворачиваться от недвусмысленных намеков очередной «дамы на выданье» уединиться в дальнем крыле дворца, предвкушая время роскошной трапезы и отъезда, которое, кажется, не наступит никогда.
    Как же хорошо, что Эстль паранойей не страдал, и подобные мысли никогда его не беспокоили. Впрочем, сказать, что молодой колдун выглядел беззаботным, было бы лукавством – Эстль недовольства своего и не скрывал. А причины быть недовольным, надо сказать, у гениального выпускника Серебряного Сада, что сейчас со скучающим видом вяло ковырял вилкой в салате, были вескими: не по своей воле он здесь, увы и ах! Не подумайте неправильно: юноша вовсе не был затворником, ведущим нелюдимый образ жизни, отнюдь нет – Эстль умел находить развлечения, пусть слово «веселье» и приобретало несколько иное значение, когда дело касалось данного молодого человека. Но сегодняшний вечер в королевском дворце Блеймру был именно одним из тех, на которых Эстлю присутствовать хотелось менее всего. И причиной были отнюдь не скользкие личности гостей, съехавшихся со всего королевства (это колдуна не смущало ничуть), а персона главного виновника его пребывания тут, а именно – главного королевского волшебника, чье имя известно далеко за пределами Магического Сообщества, а слава – далеко за границами Блеймру, тот, кого студенты Сада почтительно называют «Мастер», а вельможы – «Лорд». Эстль же вынужден величать сего человека, не иначе как «Отец». Отношения виконта со своим родителем вовсе не были напряженными: Дагврта-старшего нельзя было назвать образцовым отцом, но сын великого мага никогда не требовал многого, во время учебы видясь с ним слишком редко. Но случившееся этим вечером заставило юношу едва ли не выйти из себя: полученный незадолго до начала приема конверт содержал в себе украшенное золотым тиснением приглашение на королевский прием на имя Дагвура Дагарта, а так же – клочок помятой бумаги, на которой безупречным и легко узнаваемым почерком отца была выведена приписка: «Ехать лень. Посылаю тебя». По-правде говоря, виконт готов был спалить конверт вместе со всем содержимым (даже не тратя на это волшебные силы – просто отправив в камин) и продолжить досматривать третий сон, которого его лишили. Первой задумке было не суждено исполниться ввиду королевского гонца на пороге в сопровождении двух солдат – старый бородач обо всем позаботился! Так что, насупившись и сложив руки на груди, Эстль перебирал в голове всевозможные комбинации рун (опасных и очень опасных), которые он применит на папаше при первой же встрече.
    Молодому виконту было не привыкать находиться на светских приемах – личность гениального отпрыска главного колдуна королевства вызывала немало говоров в кругах не только близких к магии, но и среди тех, кто к волшебству относился постольку поскольку, благо Эстль Дагарт оказывался персоной невероятно приятной для общения, стоило застать его в благостном расположении духа. Но самому же юноше перспектива провести весь день в обществе «занудного старичья», пусть и приближенного к короне, радужной отнюдь не казалась.
    – А где же уважаемый Дагарт? – до ушей виконта донесся едва слышимый мужской говор с другой стороны массивного длинного стола, за которым восседали гости, в том числе и сама монаршая семья во главе. – Неужели он снова пропустит столь важный прием?
    – Только тс-с... – заговорщически зашипел его сосед. – Поговаривают, что старый чудак прислал сынка вместо себя – барон Уолтер всегда говорит правду.
    – Что-о? Отказаться от чести отужинать на приеме Его Величества? Какой абсурд! Какая нелепость! – тучный мужчина, с уже изрядно румяным от выпитого вина лицом, театрально вскинул руками, едва не пролив остатки благородного напитка на своего соседа.
    – Угу-угу, мсье Уолтеру я заявил то же самое. На что он ответил...
    Увы, процитировать вельможу мужчине не удалось, как и его соседу не довелось сделать глоток из вновь наполненного слугой бокала, ибо вино в их кубках фонтаном брызнуло в раскрасневшие лица, напрочь испортив дорогие костюмы, загубив модные прически, а заодно – «подмочив» и репутации сплетников. Трапезная наполнилась напряженной вязкой тишиной, не нарушаемой даже звоном столовых приборов, пока, наконец, какой-то смельчак не смог сдержать хохота. Через мгновение эхо от сотен смеющихся ртов сотрясало обеденный зал, а Эстль Дагарт, поудобнее устроившись в кресле, с поднявшимся настроением и появившимся аппетитом, приступил к трапезе. В наполненной людьми зале, никто не заметил мягкого голубоватого свечения, исходящего из-под стола, оставленного простейшей шуточной руной водных брызг, изобретенной юным Эстлем еще в самом начале колдовского пути.
    Вечер обещал быть не таким уж скучным, как ожидалось.
    Исправил(а) Эстль - Четверг, 27 Январь 2011, 20:41
     
    Эстль Четверг, 27 Январь 2011, 20:08 | Сообщение # 3





    Пробный пост 2.

    Сад, расположенный на территории школы

    Серебряный Сад. Прекрасные школьные годы. Волшебное место, где, кажется, даже время зачаровано так, что годы бегут словно дни – стремительно и беззаботно. Как много воспоминаний связано с этими необычными стенами, что сближают совершенно разных людей, но, одновременно с этим, могут поссорить лучших друзей. Стены школы видят ложь, видят правду, видят зло и добро. Но наблюдениями своими они не делятся, предоставляя самый сложный выбор ученикам. Вот – главная сила Серебряного Сада: не обучение магии, а обретение себя, обретение своего пути.
    Эстль Дагарт откровенно дрых – да-да, не почивал, погрузившись в сладкую дневную полудрему, прислоняясь спиной к теплому стволу могучего дуба, сень которого заботливо защищает от падающих лучей дневной звезды, а именно дрых. Впрочем, могучее дерево все-таки сумело сослужить неплохую службу, оказавшись в роли не подставки для спины, а самим спальным местом! Найти крошечную фигурку мальчика в богато заросшем саду учебного заведения было непросто – окинув взглядом крошечную изумрудно-зеленую полянку, в центре которой росло вековое древо, обнаружить юнца было невозможно! И лишь приглядевшись, а заодно – подняв взгляд повыше и прищурившись, можно было разглядеть темно-красную форменную курточку, которую носили «второгодки» магической школы. Длинная широкая ветвь дуба с легкостью выдерживала мальчонку, который казался крошечным на фоне здоровенного дерева, чья крона перекрывала солнце. Высота, казалось, совсем не смущала его – ведь спал юнец по-настоящему: вот в уголке рта даже блестит дорожка от слюны.
    – Эстль, Эстль! – но вот кто-то потревожил его личный покой и тишину, и юноша лениво разлепил свой глаз, направив мутный ото сна зрачок на виновника сего злодеяния! Им, вернее ей оказалась горячо любимая и единственная кузина – Фламма Эрумприя Де Тессера.
    Юный колдун вмиг зажмурился, будто сие действие просто обязано было спасти его от столь нелюбимого процесса пробуждения, ведь за Дагартом-младшим, еще в первый год обучения, закрепилась слава не только юного дарования Сада, но и известного лентяя и сони *, способного продемонстрировать свои способности в любом месте в любой момент времени. Сейчас же Эстль как раз занимался оным, по-детски наивно пытаясь стать невидимкой. На секунду ему поверилось, что это удалось, но прилетевший снизу желудь оборвал последние ниточки надежды. Так что, сын придворного мага, делая вид, что не вовсе и не заметил произошедшего хулиганства, сладко потянулся, легко балансируя на ветке, ничуть не боясь свалиться вниз, и широко зевнул, даже не стесняясь прикрыть зевок ладонью.
    Доброго дня, сестрица! Как я рад тебя видеть! – мальчик широко улыбнулся и помахал ладошкой, делая вид, будто проснулся самостоятельно и без чьей либо «помощи».
    Впрочем, проснуться он решил очень вовремя, ведь, зная настойчивость Эрумпре, в любой момент можно было ожидать чего-нибудь потяжелее, а то и более магического, нежели простой желудь. В следующую же минуту кузина смогла стать свидетельницей кошачьей ловкости Эстля, когда тот с легкостью спустился с дерева, словно невидимыми когтями цепляясь за его кору. Мягко спружинив на густую зеленую траву, виконт-малыш вновь потянулся, издавая при этом звуки, походящие на кошачье мурчание, что делало сходство с котом еще более явным. На укоризненный взгляд сестрицыных глаз, Дагарт-младший невозмутимо пожал плечами: учебник травоведения (занятие по которому было проведено в дреме на дереве) был прочитан и благополучно спрятан где-то в куче бесконечной горы одежды, разбросанной в комнате Эстля, еще до начала учебы на втором курсе, ответы на любой вопрос по предмету содержались в голове, ** а что может быть лучше изучения растений, чем практическое занятие на природе, коим юный колдун и занимался. Так что он был совершенно чист и невинен, что и отражалось на ангельском личике мальчика.
    Маркус! Эй, эй, Маркус! – Эстль неожиданно замахал в сторону, завидев в прорезях кустарника, рассаженного вдоль тропинки, знакомое лицо, но был настолько мал, что попросту не мог разглядеть что же происходит за живой изгородью, а потому, для верности, запрыгал, дабы быть услышанным точно. – Это ты, я ведь знал, что это ты!
    Схватив кузину за руку, юнец рванул к ближайшей бреши и, выйдя на тропинку, с гордостью удостоверился в своей правоте – перед ним действительно находился принц Маркус Де Уаэлби – второй принц королевства. Впрочем, судя по всему, Эстль ничуть не смущался персоне принца, по-детски радуясь встрече со старым знакомым. Но, как оказалось, принц был не один – мальчишка даже потер глаза, дабы удостовериться, что ему это не кажется, ведь всем хорошо известно какой принц Де Уаэлби гордый одиночка.
    Погоди... Вилья, да? Вилья! – уверенно заявил Эстль, обращаясь к спутнице принца, облаченную в синюю курточку первокурсника, чьи волнистые огненно-рыжие волосы так привлекали взгляд. – Дагвур *** мне рассказал все-все!
    Слова, так и сыпавшиеся из уст юного колдуна, были скорее утверждениями, нежели вопросами. В жизнерадостном тоне мальчонки слышался только оптимизм, веселье и детская непосредственность. Великие тропа под названием «жизнь» начинаются с малого шага, но извилисты бывают повороты судьбы, подкидывающей шансы-перекрестки. Эстль Дагарт не ждал своего шанса, но пробовал каждый на вкус.
    Исправил(а) Эстль - Четверг, 27 Январь 2011, 20:41
     
    Эстль Пятница, 28 Январь 2011, 21:00 | Сообщение # 4





    Пробный пост 3.

    Здание Гильдии Магов

    Зачарованный песок в стеклянной колбе под названием «Серебряный Сад» неумолимо исчезал из верхней части часов, унося за собой чудесное детское время, когда добро и зло, окрашенные исключительно в черное и белое, можно легко отличить, а серого просто-напросто не существует. Детская наивность уступает место подростковому максимализму, а он, в свою очередь – взрослому цинизму. Неужели нельзя заколдовать последние песчинки, оставшиеся в колбе, дабы отсрочить неумолимый момент взросления?
    В последнем десятилетии школа магии испытывала особую гордость, одарив бесценными знаниями принца и принцессу правящей династии, но не меньшая гордость была и за брата и сестру из династии магической. Эстль прятал мысли о финальных экзаменах как можно глубже – не желающий расставаться с кузиной и друзьями, гениальный колдун, коего учителя уже давно рьяно желали видеть как своего коллегу, а не как студента, не спешил сбрасывать со своих плеч мантию с вышитым на ней клевером. Несмотря на то, что школьная программа обучению колдовству была длиннее курса магии, Дагарт-младший последнее время посвящал лишь двум вещам: собственным исследованиям и, что следовало ожидать от него – сну, мечтаниям и витанию в облаках. Опытные маги и колдуны, передающие знания молодому поколению, не сразу смогли привыкнуть к тому, что пропадающий неделями студент как ни в чем не бывало появляется в аудитории, с готовностью представляя пропущенное задание, а так же – практически демонстрируя самостоятельно изученную технику владения своим даром. Так что, убежденные в том, что сын самого Дагвура Дагарта – вовсе не бездельник, учителя, многие из которых узнавали в Эстле повадки самого Главного дворцового мага, ослабили хватку, дав юному дарованию большую свободу в собственных волшебных изысканиях. Но вот подкрался год, когда настал черед сестрицы-Эрумпре покинуть стены магической академии, ставшие столь родными. Приунывший Эстль не мог ничего с этим поделать – получать диплом колдуна-бакалавра Серебряного Сада на три года раньше положенного было неслыханным, и идти на прецедент не могли даже ради гениального ученика, чьи семимильными шагами развивающиеся способности грозили в скором времени заставить все Магическое Сообщество обратить на себя внимание. Финальные экзамены и выпуск через два, максимум – через полтора года – уступки, на которые пошла администрация Серебряного Сада. Но вместе с тем был создан другой прецедент – юному Дагарту на это время предложили ассистировать преподавателям рун и колдовства младших курсов (если места профессоров стихийной магии никогда не пустовали, то учителям редкого магического дара приходилось нелегко), давая шанс познать пути изучения волшебной науки с другой стороны.
    – Мастер Эстль, Мастер Эстль! – пропищала крошечная девочка, стараясь не отставать от своей группы из таких же малышей, вприпрыжку следовавших за фигурой, облаченную в зеленую накидку, под полами которой, впрочем, проглядывали штанины брюк из дорогой темной ткани и дорогие же сапоги в тон к ним. –Мастер Эстль, а чем колдуны отличаются от магов?
    Эстль Дагарт – студент и ассистент профессора кафедры колдовства блеймрисской школы магии, вышагивал по коридорам Гильдии Магов города Мако-Кохан, словно утка-мать, ведя за собой выводок из полдюжины только что вылупившихся утят. «Мастер Эстль» – громкое звание, пожалуй даже слишком громкое для того, кто сам еще официально школу магии не покинул. Обладая невероятными способностями, открытым характером и миловидной внешностью, Эстль, с первых же дней в новой должности, завоевал студентов, став заветным объектом возжелания для девушек и недосягаемой персоной для подражания для парней. А «Мастер» – оказалось скорее негласным прозвищем, нежели заслуженным званием, быстро распространившееся среди студентов. А слухи, как известно, летят быстрее воздушных кораблей и кристаллов связи. Сегодня же, юноше предстояло встретить малышей-первогодок в Гильдии, в которых обнаружили потенциал к колдовству, показать им будущий альма-матер, а так же – мотивировать на вступление в Сад впоследствии.
    Чем колдуны отличаются от магов? – задумчиво переспросил виконт, остановившись, повернувшись к своим подопечным и хитро-хитро улыбнувшись. – Отличия несомненно есть. Как бы объяснить попроще... О! Знаю! Колдуны – особенные!
    – Но мы же и так особенные, раз попали в Гильдию Магов, – насупился мальчонка, ростом едва ли достигающим пояса Эстля.
    Именно! – с блестящими от детского восторга глазами заявил юноша, вставая на одно колено, дабы хоть как-то сравняться ростом с новыми учениками. – Значит колдуны – особые из особых!
    Малыши начали восторженно перешептываться друг с другом, бросая доверительные взгляды на своего опекуна, в то время как Эстль, отряхнув штанины, поднялся и продолжил экскурсию, показывая и рассказывая о расположении, устоях и правилах Гильдии, которые, когда-то, точно таким же образом, узнавал и сам. Удовлетворив любопытство будущих студентов, прогулявшись по всем этажам здания, Дагарт-младший отвел свой «выводок» во внешний сад – к площадке с фонтаном, дав малышне выпустить пар после прогулки и поделиться впечатлениями, а сам примостился на каменной изгороди, прилагая неимоверные усилия, дабы не задремать, пригревшись под заботливыми солнечными лучами.
    – Эстль, ты ли это? – среди зарослей густого кустарника раздался голос, а секундой спустя на тропинке появился и его обладатель – средних лет мужчина в точно такой же накидке, стянутой на уровне груди брошью, в которую был облачен Дагарт. – Как раз ты мне и нужен!
    Юноша удивленно посмотрел на собеседника, вопросительно наклонив голову. Бездельничающие неподалеку детишки сбежались посмотреть, кто же пришел к их наставнику.
    – На днях я изобрел одну дивную руну огня – невероятно мощную. Но вот беда – проверить не на ком, боюсь спалить, – мужчина незадачливо развел руками. – Так почему бы лучшему студенту Сада не показать, что он может ей противопоставить? Спарринг!
    – Давайте, Мастер!
    – Господин Дагарт, покажите ему!
    – Мы в вас верим!
    Малышня восторженно загалдела, предвкушая красочную заварушку между двумя колдунами. Так что Эстлю ничего не оставалось, как кивком головы согласиться, дабы не разочаровывать своих подопечных.
    – Готов? – участливо спросил колдун Эстля.
    Велев ученикам отойти на безопасное расстояние, мужчины, встав друг напротив друга (Эстль лицом, а другой колдун – спиной к фонтану), одновременно кивнули, заявив о начале спарринга.
    Пальцы незнакомого малышам колдуна тут же принялись чертить в воздухе сложнейшие узоры, оставляя за собой след из голубых линий, словно разжигая огонь прямо из пустоты. А за спиной его уже начал чувствоваться жар, набирающий температуру, грозящий перерасти в сильнейшую атаку. Ученики невольно поежились, наблюдая за действиями колдуна, а девочки даже прикрыли губы ладошками, испуганно ожидая действий Эстля.
    Равняйсь! – скомандовал юный Дагарт, прочертив в воздухе одну прямую вертикальную линию. – Смирно!
    Одновременно со вторым словом, в воздухе появилась горизонтальная черта, сверху перпендикулярно пересекающая первую. Растерявшиеся ученики, услышав столь нелепое название для руны, сперва не поверив ушам, и лишь мгновеньем спустя обратили внимание на соперника своего гида – мужчина, явно сопротивляясь, тем не менее, вытянулся по-струнке, словно рекрут в армии перед генералом! Незавершенные голубые линии так и остались висеть в воздухе, постепенно угасая. Но и это было не завершением.
    «Равняйсь. Смирно. Вольно» – простейшее колдовство, заставляющее одежду противника стать настолько жесткой, что тот не может пошевелиться. Однокурсники Эстля поговаривают, что эта руна – непредвиденный результат неудавшегося символа накрахмаливания и глажки школьной формы. Одна беда – вернуть одежде привычную мягкость можно было только водой...
    Вольно.– разрешил молодой колдун, диагонально перечеркнув первые два знака руны, от чего спарринг-партнер качнулся назад и... бултыхнулся прямо в неглубокий фонтан, отчаянно начав машинально барахтаться, словно рыбка на мелководье.
    – Это было здорово, Мастер! Вы его победили!
    – И таким простым колдовством!
    Малышня вновь облепила Эстля со всех сторон, восхищенно глядя на победителя.
    Именно, ребята, – голос виконта приобрел деловитую строгость, как у самого настоящего учителя. – Сила колдовства в том, что вовремя примененная самая простая руна может победить магию высшего класса! Но что для этого требуется?
    – Хорошо учиться! – дружно ответили ученики.
    Верно, – согласно кивнув, произнес молодой колдун. – А теперь – бегом марш обедать и по комнатам!
    Схватившись за руки, образовав живую цепочку, новоявленные ученики Гильдии Магии запрыгали в сторону здания. А Эстль, тем временем, побрел к фонтану.
    – Пару лет назад за такое ты бы у меня две недели после уроков оставался строчки писать, – ворчливо бубнил мужчина, с немалым трудом выкарабкиваясь из фонтана на площадку. А после, начертив простенький знак пальцами в воздухе, заставил одежду мигом просохнуть и даже разгладить появившиеся складочки. – Артист, тоже мне! Спектакль он устроил!
    Но профессор, – невинно улыбаясь, словно нашкодивший котенок, ответил Эстль. – Вы же сами велели мне провести ученикам экскурсию и провести с вами шуточный бой.
    Эффектный бой, Дагарт, – беззлобно рявкнул мужчина с нажимом на первое слово. – Я велел провести эффектный бой, чтобы новые ученики надолго запомнили, что такое колдовство.
    Да мне кажется, что они и так неплохо усвоят урок, профессор, – через плечо бросил Эстль Дагарт – сын Главного мага королевства и гениальный колдун в одном лице, засеменив по тропинке, ведущей к городу Мако-Кохан. – И не забудьте – вы обещали угостить меня в «Синей Искре», если я не просплю это задание!
    Юный ассистент профессора колдовства помахал на прощанье рукой, игнорируя поток нравоучений и нотаций, посыпавшийся от бывшего наставника и побежал к воротам. Преподаватель из Серебряного Сада обреченно покачал головой и потянулся за кошельком, дабы посмотреть, сколько денег с собой он взял – ведь свои угрозы этот юнец исполнял всегда.
    Исправил(а) Эстль - Пятница, 28 Январь 2011, 21:07
     
    Эстль Суббота, 29 Январь 2011, 21:17 | Сообщение # 5





    Пробный пост 4.

    Зафрахтованный воздушный корабль. Менее полудня лета от Мако-Кохана.

    – ...арт!
    Молодой человек, жмурясь во сне и бубня что-то нечленораздельное, отвернулся на другой бок, поглубже зарываясь в кучу тряпья, оказавшейся гигантской связкой парусины. Эстль забился в самый дальний и темный угол трюма, подперев входную дверь бочкой с яблоками, устроив лежбище из горы мягкой парусинной материи, и беззаботно спал вот уже который час. Никто не обвинял гениального колдуна в любви к заслуженному сну – очередное задание было успешно выполнено, а сейчас воздушный корабль, окрыленный победой, вез важного пассажира обратно – в город магов Мако-Кохан. Но почему же юноше понадобилось запираться в грузовом трюме, когда для него была приготовлена лучшая каюта, по удобству не уступающая капитанской?
    – ...агарт!
    Отчетливая барабанная дробь, слово громом оглушила размеренную тишину нижней грузовой палубы, на которой были потушены все свечи, а иллюминаторы попусту отсутствовали. Недовольно мыча, вслепую нашарив в темноте какой-то мешок, Эстль накрыл им голову, зажимая уши, но настойчивый стук не прекратился.
    – Лорд Дагарт! Это срочно!
    Молодой сержант упорно постукивал в запертую дверь корабельного трюма, стараясь, тем не менее, не быть слишком грубым – слава о невероятных силах Дагарта-младшего опережала его самого, а быть сдутым колдуном с корабля, вояке не хотелось. Но, судя по всему, дело действительно не ждало отлагательств, ибо член экипажа сдаваться не собирался. После десяти минут безуспешных попыток докричаться до пассажира, запершегося в грузовом отсеке, с другой стороны двери, наконец, послышалась возня, недовольное бурчание, а следом – и шорох оттаскиваемой от двери тяжести. Медная рукоятка ручки повернулась, и на пороге показалась взъерошенная физиономия Его Милости Эстля Дагарта. Помятая шелковая сорочка криво топорщилась из черных помятых же брюк, а красные глаза насильственно разбуженного человека недовольно смотрели прямо на незаметно сглотнувшего сержанта – колдун всем своим видом давал понять свое неудовлетворение.
    – П-прошу меня извинить! – поддавшись некоему зову, член экипажа стрункой вытянулся перед персоной, которой, в принципе, не подчинялся. – Час назад лейтенант обнаружил зеленую мантию в кают-кампании, из которой исходило синее свечение – кристалл связи, судя по всему. А так как вы – единственный, кому может принадлежать накидка, старшие офицеры приказали немедленно привести вас в известность. Но в каюте вас не обнаружили, а посему был обыскан весь корабль. Трюм – единственное место, которое еще не обследовали. Поэтому, господин...
    Эстль с остекленевшими глазами смотрел то на сержанта, то сквозь него, то на его чеканившие губы. Уши же, впрочем, не воспринимали ни слова, произнесенного «воздухоплавателем». Сам же небесный матрос, ожидая грозной тирады, был немало удивлен, когда молодой колдун прекратил его поток словоизлияния, мигом выхватив аккуратный сверток мантии (что сержант заботливо держал под мышкой), вновь скрылся в темноте грузового помещения. От растерянности с трудом закрыв рот, сержант задумчиво почесал затылок и, не решаясь дальше тревожить пассажира, отправился на свой пост.
    Слушаю, Мастер.
    – Не паясничай. Почему не отвечал, Эстль? – нахмуренное лицо Дагвура Дагарта смотрела на своего сына сквозь экран кристалла связи.
    Спал, – честно ответил родителю парень.
    – Не сейчас, балбес – все это время!
    Я не отвечаю на вызовы, когда на задании, – парировал юноша. – И если ты вызываешь меня только для того, чтобы читать нотации....
    – Ты ведь знаешь, что случилось?
    С королем? – пожал плечами колдун. – Вполне.
    – Эстль. – Медленно, процедил Дагвур.
    А что ты хочешь от меня услышать, отец? Способно ли мое колдовство убить, не оставив следов? Так вот я отвечаю: пока что нет. Но я работаю над этим. – Совершенно серьезно добавил он.
    – Выслушай меня.
    Кристалл связи не мог передать все мельчайшие подробности лица собеседника – никакая магия не способно заменить живой встречи, когда в дело вступает нечто большее, чем самое сильное волшебство. Лицо сильнейшего колдуна Блеймру не было ни грустным, ни серьезным, но уставшим, однако, даже несмотря на все погрешности магического устройства связи, Эстль понял, насколько немолод уже Дагвур Дагарт, несмотря на свою внешность. Эта тема не была в крошечной семье Дагартов табу, однако Дагвур отчаянно избегал любых попыток Эстля заговорить о его матери, о личности которой юный колдун ничего не знал, если не считать кратких ответов отца, больше похожие на отмашки. Эстль всегда был самостоятельным, с раннего детства мирясь с тем, что будет находиться в тени великого родителя, и потому славой, как «сын Главного королевского мага» никогда не пользовался, предпочтя своими силами обрести известность собственную, которая грозит потягаться с репутацией отца. Отношения Эстля и Дагвура нельзя было назвать «образцово-семейными», но, тем не менее, юноша всегда радовался визиту старого волшебника, с гордостью демонстрируя не по годам развитые навыки, ожидая получить взамен какую-нибудь редкую книгу, которую даже не найдешь в библиотеке Гильдии, или магическую безделушку – очередную поделку-эксперимент великого колдуна. Но что больше всего мог желать гениальный мальчик, восхваляемый сверстниками и боготворимый учителями? Одобрение отца было важнее всего для него, и очередная изобретенная им руна была создана лишь с одной целью: получить признание отца и скупую похвалу. Но прошли годы, Эстль стал взрослым колдуном, на которого бросали жадные взгляды не только юные девицы, но и Гильдия Магов с Серебряным Садом. Сам же молодой блеймриец предпочитал сохранять независимость, порой «приходящим» профессором читая лекции в обоих заведениях (каждое из которых становилось настоящим событием в жизни учебных заведений – многие студенты и студентки собирались не только послушать, что же на этот раз приготовил «Мастер Эстль», но и откровенно полюбоваться красавцем-преподавателем), изредка берясь за сложные задания, с которыми рядовые маги не справились бы, остальное же время посвящая собственным волшебным изысканиям, чередуя это с до- и послеполуденным сном.
    Интересуешься: состою ли я в этой организации? – фыркнув, произнес Эстль после рассказа Дагвура о событиях, произошедших во время его отсутствия.– А что если и так?
    – Все грозит перерасти в гражданскую войну, подозревают всех магов и колдунов, и колдунов – в первую очередь, меня уже заочно внесли в верхушку списка,- как ни в чем не бывало продолжил бородач, явно пропустив мимо ушей намек на вызов в интонации Эстля, посчитав очередной шуткой сынка. – Не сомневаюсь, что и ты расположился неподалеку...
    Ты не понял, отец, – перебил старца юноша. – Что, если я действительно радикально настроен против предстоящего объединения стран – ты, ведь никогда не интересовался моим мнением. Колдунов, говоришь, подозревают? В верхушке списка. Ну чтож, я отлично подхожу под описани...
    – Тогда я развею твою неблагодарную задницу по ветру. – Совершенно серьезно ответил Дагвур, метая молнии глазами.
    «Умеет же папаша убеждать», – понуривший плечи и голову Эстль в очередной раз это заметил.
    – Дуй в столицу – смерть наследника сейчас ни к чему. Я займусь поиском наших единомышленников. И Эстль,- добавил колдун. – Не спали дворец.
    Да, отец.
    Со вздохом, молодой человек повернулся и зашагал к двери.
    – Я приму любое твое решение, сынок, но кому еще доверять, как не своей крови? – внезапно донеслось до его ушей со спины. Эстль мигом обернулся, но изображение Дагвура Дагарта уже исчезло.
    Действительно, кому еще можно доверять, как не своей крови и плоти? Эстль Дагарт уже давно не ребенок, отчаянно желающий добиться признания родителя, но, спустя десятилетия, изменилось ли что-нибудь? Изменится ли Блеймру после объединения с Тэлоей, заменит ли технология магию, покроются ли стены Серебряного Сада плющом, а его коридоры – мхом? Перемены произойдут в любом случае: будь то веяния научного прогресса северян со сменой теплого насиженного быта блеймрийцев, или раскол волшебного мира, который обязательно окропит землю кровью. И что взойдет после такого кровавого дождя? Какие всходы: светлое ли будущее для магов, для всего Блеймру? Но то, что организует Дагарт-старший – хранители магии, не породит ли это еще большее расслоение между простыми людьми и носителями волшебного дара? Как бы то ни было, ни одна сторона исполнить желание Эстля (основать страну, где будет разрешено спать, сколько захочешь, и никто не будет мешать) не могла.
    То-то капитан обрадуется, – с ехидной улыбкой на лице пробубнил под нос молодой колдун, схватив все с той же бочки с яблоками кристалл связи, подбрасывая в воздух и ловя, отпирая, наконец, дверь грузового отсека воздушного корабля, что держал курс на Мако-Кохан, до которого оставалось меньше полудня пути.
    Капитан действительно «будет счастлив» провести незапланированное путешествие в королевскую столицу вместе с колдуном-сорванцом, который полдня спит в самых неожиданных местах, а в остальное – занимается опасными экспериментами, после которых корабль приходится чуть ли не заштопывать.
    Исправил(а) Эстль - Суббота, 29 Январь 2011, 21:39
     
    Эстль Воскресенье, 30 Январь 2011, 14:14 | Сообщение # 6





    Пробный пост 5.

    Власть. Ох уж это сладкое слово, заставляющее тело дрожать от жадности, а глаза – гореть алчным блеском. И какими благими не были бы мотивы, жажда еще большей силы не будет отпускать, пока не удовлетворишь ее, утопив в крови и засыпав горой золота. Кому нужны войны? Кто разжигает войны? Короли, что желают благо для своего народа, ищет для него лучшие земли, лучшую еду, лучшие условия? Но в их тени всегда прячется многоголовая гидра, своей желчью разъедающая любые благие намерения.
    Маги-мятежники, нарушившие клятву, разбившие печать доверия, направившие свои способности против владыки, на верность которому присягнули. Во что превратилась магия и ее обладатели, ставшие цепными псами на поводке, разрывающиеся между несколькими хозяевами. Утрачивает волшебство свое прежнее бытие, становясь орудием, простым инструментом в руках горстки избранных.
    Эстль ворочался во сне, так и не сумев уснуть, что бывало с ним редко, почти никогда. Причины же бессонницы были очевидны: загадочная смерть короля, раскол среди обладателей магического дара королевства, Серебряные Фениксы, Золотое Древо... все так запуталось. Мог ли он чуть больше десять лет назад представить, стоя на пороге величественного зала волшебной академии, что ее стены несут в себе не только яркое чистое добро (как он представлял себе магию), но и серую смуту. Подозревал ли он год назад, в очередной раз читая лекцию до отказа заполненной аудитории, искренне заглядывая в глаза, а словами – касаясь самой души молодых студентов, что кто-то из них, возможно, станет под алое знамя с серебряной птицей на нем?
    Чего хотят мятежники? Ответ очевиден – власти, еще большей, чем они сейчас имеют, еще большей силы. Что за волшебник, который не захочет познать границы своих сил? Но это скорее следствие, но где же причина? Страх перед Тэлоей? Боязнь механизмов, аппаратов, что могут заменить магические изобретения, или же страх перед забытьем, паническим ужасом оказаться ненужным, отложенным подальше, словно старую давно прочитанную книгу, на самую высокую дальнюю и темную полку? Люди боятся незнания, всего, что от них отличается, а маги – тоже люди, как бы сильно они не открещивались от этого.
    «Король умер – да здравствует король!», – Дагарт-младший, заложив руки за голову, глядел в потолок.
    Обладает ли кто-нибудь в королевстве силой, что может убивать бесследно. Любая магия и алхимия оставляет следы своего присутствия, но не колдовство, так что вполне обоснованы подозрения Дагвура Дагарта, как сильнейшего колдуна Блеймру. Но кто может поверить, что верный старичок с рассеянной улыбкой на бородатом лице готов убить своего монарха, своего друга? Дилемма развивается дальше с появлением «Золотого Древа». Золото – серебро, древо – феникс, разницу увидят лишь причастные, а что же засвидетельствуют простые люди? Появление двух организаций магов, которые схлестнулись друг с другом за трон? Кем же они тогда станут – хранителями магии, еще более меньшей группой, наделенной еще большей силой? Не велика ли ноша, не опасна ли ответственность? Дагвур Дагарт затеял, несомненно, опасную игру, ожидая, что единственный сын примет его сторону.
    Но, погрязнув во внутреннем раздоре, не задумывается никто о том, как ослабло государство, съедаемое противоречиями. Кто даст гарантии, что Печать Мира устоит, а Золотые Сады не погибнут? Блеймру, Тэлоя, Исфири... но есть ведь и другая страна по ту сторону Звездного моря – могучая Империя Син. И кто сможет с уверенностью заявить, что тучи не сгустятся со всех сторон над южной страной магии?
    Эстлю придется сделать выбор, единственный, самый сложный – он дал клятву, и сильно слово того, кто умеет его держать. Последний вопрос осталось решить в запутанной головоломке – кому же он дал клятву: короне и человеку, что ее носит, или самому Блеймру – своему государству, своему народу, своей магии и своей душе.
    Исправил(а) Эстль - Воскресенье, 30 Январь 2011, 14:17
     
    ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Архивы анкет и СЛ » Эстль Дагарт (на замену) (Человек, блеймриец. Маг Серебряного Сада.)
    Страница 1 из 11
    Поиск:
    Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)