Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
Страница 2 из 2«12
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Деревня Кроут (Большая деревня, в 20 милях от Моул-Вив.)
Деревня Кроут
Автор Среда, 18 Январь 2012, 11:32 | Сообщение # 1
Сейчас: В неизвестности
Старая деревня Кроут, что изначально была очередной лесопилкой, но через сотню лет переросла в большую деревню, где ныне живут не только дровосеки, но и охотники, а также егеря, что прочесывают окрестные земли и защищают их от Волков, не говоря уже о других возможных неприятностях.
В деревне проживает три сотни жителей, все друг друга знают настолько хорошо, что порой это доходит до знания того, у кого когда день рождения, как его, так и его родственников. Дома все поголовно деревянные, некоторые имеют хороший каменный фундамент. Большая часть домов имеет два этажа, дома на окраинах деревни - один и больше похожи на обжитые сарайчики. У многих здесь есть свои небольшие курятники или свинарники, у самых "зажиточных" имеется и то и другое, а кто-то держит пару-тройку коров и продает в деревне свои молочные продукты. Здесь народ достаточно дружен, но холодно относится к незнакомым гостям, а тех же, что выглядят слишком подозрительно, здесь могут даже попытаться прогнать подобру-поздорову.
На северной окраине деревни, неподалеку от первых домов, стоит небольшой постоялый двор в два этажа, всего с четырьмя комнатами на первом этаже, который даже не имеет названия, потому как домик является и домом его хозяина - Грехса. Кто-то все же окрестил двор "У Грехса" и поэтому если кто-то ссылается на этот дом, то называет его именно так. Грехс - уже постаревший, но пока что еще достаточно бойкий тэлиец, что держит в сарае за домом пару свиней и одну корову. Овдовевший несколько лет назад и не имеющий детей, он всегда рад поболтать с теми, кто останавливается у него за небольшую, договорную, плату.
Деревенский рынок можно найти ближе к центру деревни, также в городе есть церковь, что лежит на восточных окраинах деревни, и за которой лежит просторное кладбище, которое можно без сомнений назвать слишком большим для деревни с таким сроком жизни и с таким количеством жителей. А все потому, что около половины кладбища занято "проезжими", что погибли в этих суровых землях и были привезены сюда, как в самое ближайшее место, где могли бы оказать хоть какую-то помощь.

От Кроут ведет единственная Большая Дорога на юго-запад, к горам и Одинокому Перевалу, пройдя через который можно выбраться недалеко на севере от города Дайлм.
 
Вернер Суббота, 22 Сентябрь 2012, 21:24 | Сообщение # 36





<===Деревня племени Кутулла

Деревня Кроут. Дом старосты.

Вернувшись в деревню, барон и его отряд направились к старосте, в то время как сопроводившие их коа вернулись в свою деревню.
Хоган улыбнулся в усы, увидев на пороге новых знакомцев, качнул головой:
- Быстро же вы обернулись, - в голосе его послышалось удивление. - Да и мы времени даром не теряли. Егеря уже, почитай, большую часть капканов поставили. Лейтенант... тот как днем ушел на лесопилку, так там и пропадает. Видать, пошла работа-то у них... химическая.
Вернер еле сдержался, чтобы не хмыкнуть. Кажется, лейтенант попал в свою стихию. Он даже мог бы поспорить на пару аданов, что сержант присматривал за своим командиром и, убедившись, что тот делает то, что надо оставил его в покое. «Иногда людям нужна хорошая встряска, чтобы мысли начали работать в правильном направлении».
- Вы говорили о знахарке, - напомнил барон старосте о том, что еще утром ему сообщили, - время еще не позднее, я, пожалуй, узнаю у нее о яде.
- А, о знахарке-то... Все ж хотите к ней зайти? Ну, добро, провожу.
Ева же в свою очередь пошла, заглянуть к химику. Барон не был против, он лишь велел Вирджилу набрать побольше стрел и принести к знахарке, чтобы там, на месте покрыть их наконечники ядом.
- Охохох... тогда вот что, - ответил староста. - Найти дом Хельги нетрудно - она напротив Грехса живет, у самой околицы. Только дом её не на главную улицу глядит, он в проулке, который на эту улицу выходит, в самом конце его. Да его легко узнать - колодец рядом. А вас-то я до лесопилки провожу, там показать легче, чем рассказать, - закончил он, кивнув в сторону Евы, и направился к крюку на котором висела душегрейка.
На знакомой уже рыночной площади Хоган еще раз махнул рукой в сторону северного конца деревни, где должен быть дом Хельги, а сам, вместе с Евой повернул на улицу, шедшую на восток.
Найт, хотел, было пойти за бароном, но был остановлен недовольным взглядом последнего и пошел вслед за Евой и старостой. Сам же Вернер отправился на встречу с колдуньей, имя, которое к своему стыду забыл сразу же, как ее назвал староста. Но делать было нечего, раз решил переговорить, то отступать было бы неправильно.

Деревня Кроут. Дом знахарки Хельги.

Дом он нашел легко. Выглядел он уютным и немного запущенным. Обычно так выглядят деревенские дома молодых вдов. Чувствовалась нехватка мужской руки. Он открыл калитку, прошел через двор и, поднявшись по крыльцу, постучал в дверь. Вторая ступенька снизу противно скрипнула, явно требовала ремонта. От двери шел пряный травный аромат.
Дверь отворили быстро, словно его уже поджидали, а может, и правда, заметили идущим по улице. Женщина, отворившая дверь, была едва ли старше Евы. Темноволосая и темноглазая, как большинство тэлиек, она обладала такой фигурой, на которую разве что слепой мужчина не обратит внимания: широкие бедра соблазнительно контрастировали со стройной, по тэлийским меркам, талией. Вырез платья, которое было хоть и скромным, но по покрою скорее городским, чем деревенским, делал заметным крепкие и высокие груди.
- Хм... вот и к нам пожаловали, господин рыцарь, на самый край деревни, - женщина улыбнулась вежливо и с едва уловимой капелькой лукавства. - Что ж Вам понадобилось от бедной знахарки?
Открывшая ему девушка явно могла претендовать на местную красавицу.
Но воспитание не позволяло ему пялится на даму, хотя там было на что посмотреть. Вернер даже порадовался, что Близнецов нет рядом. Они бы точно не сдержались. Вирджил по крайней мере точно бы присвистнул.
- Добрый вечер, - барон улыбнулся, глядя в глаза знахарки, - староста сказал, что возможно вы можете помочь с ядом. Нам для охоты на Волков нужно много отравленных стрел. О, простите меня за мою бестактность. Меня зовут Вернер Ван Геллен.
- А меня здесь Хельгой Черноглазой называют.
Титул он предпочел не называть, его фамилия итак указывала на его происхождение. Они по прежнему стояли на пороге и в голове барона даже появилась беспокойная мысль: «Как бы она не простудилась».
- Вот как, яду, - женщина посмотрела на барона чуть исподлобья и снизу вверх - ростом-то она ему уступала. - Проходите, господин рыцарь, зачем на пороге стоять?
И плавным движением хозяйка избушки отступила в полумрак своего жилища, откуда теперь уже гораздо заметнее пахло травами.
- Снадобье варить - дело не быстрое, а вы утомились с дороги. Присядьте, отдохните, пока у меня вода закипит.
- Если я не помешаю, - ответил Вернер, но внутрь прошел. Запахи трав были пьянящими. Он даже вспомнил свое детство. Когда он с отцом приезжал в родное поместье. Где на обширных полях паслись лошади. Нет ничего прекраснее скачущего табуна. Из-за его воспоминаний, Вернер начал улыбаться.
- А что еще умеет простая деревенская знахарка? – Тон Ван Геллен взял немного ироничный, быть серьезным и сосредоточенным в этой обстановке было бы глупо, - кроме яда, я имею ввиду?
Комнату освещал только огонь из печки и огоньки трех толстых свечей, стоящих на столе вплотную друг к другу, так что они уже слиплись между собой. А еще с потолка на тонком шнурке свешивался невесть откуда взявшийся здесь маленький золотистый крисэлц. И все равно света в избушке было немного и края комнаты тонули в темноте. Хозяйка возилась у печки, время от времени оглядываясь на гостя.
- А много чего умеет человек, который в своем ремесле смыслит. Не только ведь за отравой ко мне ходят... От хвори избавиться, от нежеланного бремени освободиться, к счастью дорожку протоптать...
Наконец она подошла от печи к столу с дымящимся чайником в руке и двумя кружками в другой.
- Кто чего ждет и прячет в своем сердце, тот и находит, - мягко проговорила она как-то по-лисьи взглянув на барона. Поставила обе чашки на стол, наполнив из из чайника каким-то отваром. - Вот, испробуйте, господин рыцарь.
Вернер встал и подошел к столу. Напиток пах необычно, он чувствовал аромат незнакомых ему трав и внутри все насторожилось. Но отказать ей в этой просьбе – обидеть. А она была им нужна, чтобы сделать яд. «Да и что она может сделать? Отравить?» Эти мысли показались самому барону большой глупостью и он, взяв чашку, сделал пару больших глотков и поставив ее обратно. Он прислушался к своим ощущениям, но так ничего и не понял.
- У чая странный привкус, - задумчиво сказал он, - никак не могу определить. Что это?
- Смелый Вы, господин рыцарь, - мелодичный голос знахарки стал чуть насмешливым. - Не каждый у меня в гостях решается чаю выпить. Да только чего бояться, - разве я стану гостя своего травить? - Хельга подняла и свою чашку, сделав из неё осторожный глоток. - Травы это всего лишь, какие - рассказывать долго, да и вряд ли Вам о них слушать интересно будет. - Голос травницы звучал убаюкивающе, и говоря со стоящим у стола Вернером, она сделала короткий и плавный шаг, потом еще один и еще, пока не остановилась почти вплотную с ним. - Но пообещать могу, дурно Вам от них не будет, а вот хорошо... очень может быть.
- Хорошо? – Вернер понимал, что кажется, сделала какую-то ошибку.
Он почувствовал, как настроение начало меняться. Его деловой настрой медленно, но верно начинает отходить на второй план, а вот Хельга начала притягивать его внимание более основательно. Вернер начал улыбаться и по телу разлилась какая-то странная расслабленность и игривость.
- Что это было? – повторил он вопрос, но взгляд барона говорил скорее о том, что ответ на вопрос его интересовал опосредованно.
Вернер сжал правую руку в кулак, закрыл глаза и тряхнул головой. Потом сделал шаг в сторону и сел, чудом не промахнувшись мимо стула.
- Что ты со мной сделала? – он хотел добавить в свой голос гнев, но получилось как-то совсем не зло. Хельга была сейчас слишком красива? чтобы на нее злиться.
Женщина осталась стоять на месте, только пальцы опущенных рук сплела в замок.
- Не зря говорят люди, дурная слава всегда впереди знахарки идет. И даже не сделав человеку ничего плохого, все равно окажешься виноватой, - в голосе девушки зазвучала печаль и укоризна и даже плечи её слегка поникли. - Наплетут злые языки такого, что любая мелочь ужасной казаться начинает. Или и в правду Вам сейчас нехорошо, рыцарь? - в словах знахарки промелькнуло почти искреннее беспокойство, и она наклонилась к усевшемуся на стул барону, внимательно вглядываясь в его лицо и невольно давая заглянуть ему за вырез своего платья.
- Боюсь, что злые языки до меня не дошли, - он никак не мог оторвать взгляда, который упорно смотрел в декольте. А лицо было так близко и ее губы манили, он чувствовал, что сейчас его желание какое-то не правильное.
- Но я начинаю им верить, - Вернер посмотрел в глаза Хельги и встал.
Он чувствовал, что ему все сложнее отказаться от того, чтобы не подойти к женщине и не обнять ее. Женщина была красива, нет, она сейчас была прекрасна и желанна. Но его сейчас останавливала другая женщина, даже не зная об этом. Он просто не мог сейчас сделать шаг в сторону Хельги, но как же ему это хотелось сделать.
- Мне, пожалуй, лучше выйти на воздух, - сказал он, но в его голосе явно проступила неуверенность.
- Нет нужды ходить, я отворю окно - всё как рукой снимет, - промурлыкала в ответ Хельга, легко коснувшись ладонью плеча гостя, и тут же отстранилась и действительно пошла и приоткрыла окно, через плечо, оглядываясь на Вернера.
- Окно? – барон с каким-то удивлением посмотрел на Хельгу и пошел к приоткрытому окну.
Он сам не понимал, что его туда ведет – желание вдохнуть свежего воздуха или прикоснуться к Хельге. С ним явно было что-то не так, и эта женщина была тому причиной. Вернер подошел к Хельге, положил руку ей на плечо и развернул к себе. Подобное фамильярство для него было настоящей дикостью, но казалось, тело действовало самостоятельно без его желания.
Он обнял ее за талию и придвинул к себе, чувствуя как шалеет и готов повести себя как шестнадцатилетний оболтус с девушкой на первом свидании.
- Что было в чашке, - голос осип, - только сейчас не ври.
После этих слов он позволил себе коснуться ее губ своими. Воли хватило с трудом, чтобы оторваться от губ Хелен и посмотреть в ее глаза, полные лукавства и игривости.
- Слишком торопишься, рыцарь, — Хельга отстранилась и попыталась выскользнуть из объятий барона. Голос её всё еще сохранил мягкие нотки, но стал холоднее и насмешливее, и из-под прежнего игривого выражения лица проглянула настороженность, как у дикого зверька. - Помнится, ты по делу важному приходил, неужели забыл так скоро?
Он ее напугал, и это вызвало у Вернера сильный приступ стыда, который немного охладил пыл барона и заставил повернуть ситуацию по-другому.
- Я помню, - ответил Вернер, не позволяя ей выскользнуть из объятий, - а ты помнишь?
Хельга сделала еще одну попытку высвободиться, но уже не столь настойчивую, как до этого.
- Уж не хуже тебя, - в голосе её сохранялся тот же мягко-насмешливый тон. - Ты ведь стрелы травить собирался, только где же они, твои стрелы?
- Там же, где и твой яд, - глаза барона хищно сузились, он ощущал себя сейчас странно и двойственно, но уже взял себя в руки и мог контролировать себя, - или я в чем-то не прав?
Он не давал ей вырваться из своих объятий, но не был груб. Вернер вообще не хотел ей причинить какой-то физический вред. Но ему не понравилось, что Хельга позволила себе налить ему в чашку какую-то гадость. К любым жидкостям, которые могли бы затуманить его сознание, он относился болезненно.
- Скажешь, что было в чашке – отпущу.
Лукавое выражение сползло с лица знахарки, видно, эта игра перестала доставлять ей удовольствие.
- Вот заладил... - раздраженно прошептала она и снова начала вырываться, на этот раз уже стараясь всерьез и без малейшего кокетства. - Пусти же! Не то на помощь позову! - и она оглянулась в сторону приоткрытого окна.
- Зови, - Вернер смотрел на нее и не боялся угроз, которые почти выкрикнула женщина.
Кровь бурлила, хотелось действий. Но Хельгу спас Вирджил, который топал так, что Вернер услышал его за долго до того, как его подчиненный без стука вломился в дом.
- А я тут стрелы принес! – парень радостно улыбался и с некоторым удивлением посмотрел на своего командира и с чисто мужским интересом на Хельгу.
К этому моменту, барон уже отпустил женщину и, отойдя на пару шагов, привалился плечом к стене.
- Положи их там, - приказал он Вирджу, указывая в дальний угол.
- Вот и славно, - вздохнула знахарка, почувствовав, что, наконец, оказалась на свободе, и небрежно огладила свое платье, хотя то и не было помято. - Что же, тогда я за дело примусь. Только поостерегитесь, дух здесь тяжелый станет, - сказала она обоим гостям с видом человека, знающего свое дело. - А еще лучше бы вам завтра за стрелами заглянуть, - сказала она теперь уже персонально барону, с какой-то едва заметной улыбкой.
- Как пожелаете, - Вернер понял, что Хельга ему так и не ответит на его вопрос и коротко поклонившись, вышел прочь.

Деревня Кроут. Постоялый двор.


Вирдж вышел вслед за ним, немного растеряно поглядывая на домик, он хотел что-то спросить, но в последний момент передумал, натолкнувшись на хмурый взгляд своего командира. Вернер распустил хвост, тряхнул головой, так чтобы волосы рассыпались по плечам, и ушел в сторону гостиницы, мрачнее с каждым шагом все больше и больше. «Хорошо, что не послал кого из Близнецов к ней».
Оказавшись в постоялом дворе, он на скорую руку перекусил холодным вареным мясом и кашей и ушел к себе в комнату. Завтра будет ответственный день и ему стоило немного прийти в себя. Этот странный чай Хельги все еще бурлил в нем и выбивал из колеи. Уснуть ему никак не удавалось, поэтому Веренер лежал на своей кровати и молча, смотрел в потолок.
Исправил(а) Вернер - Суббота, 22 Сентябрь 2012, 21:49
 
Ева Воскресенье, 23 Сентябрь 2012, 01:10 | Сообщение # 37





<===Деревня племени Кутулл

Деревня Кроут.

Ева, Найт и Хоган тем временем шли по улице, пересекавшей деревню с запада на восток. Но вместе шли они недолго – их нагнала взволнованная чем-то баба, начавшая тут же окликать старосту и чуть ли не хватать его за рукав. Тот остановился поговорить с ней, сказав Адептам, чтобы дальше шли сами, а он, мол, нагонит. На улице быстро темнело, никаких уличных фонарей в Кроут не было и в помине, а полоски света из окон попадались всё реже, по мере того, как хозяева домов укладывались спать. Два Адепта плутали по восточной окраине деревни, время от времени отпуская крепкие выражения, когда нога кого-нибудь из них попадала в колею, наполненную талой водой или спотыкалась в темноте обо что-нибудь.

Деревня Кроут. Лачуга у лесопилки.

Наконец лесопилка нашлась. Обнаружилась и искомая лачуга при ней – в ней единственной из ближайших построек горел свет. На самом пороге из-под ног с металлическим стуком покатилось непонятно как оказавшееся тут ведро, а из распахнутой двери в нос ударили запахи сосновой смолы и скипидара, среди которых Ева чуть позже разобрала и запах самогона.
Комнатка, судя по тому, что можно было разобрать в свете масляной лампы, накрытой стеклянным колпаком, была одновременно и жилой, и рабочей. Да и тот, кто в ней жил, был, похоже, слишком непритязателен и о таком слове, как «порядок» никогда не слышал. Сам он в этот момент сидел за столом, заставленным разными емкостями непонятного назначения, и обалдело смотрел на вошедших, - худой, небритый и в одежде будто бы с чужого плеча. Лейтенанта в комнате почему-то не обнаружилось, а таинственный небритый субъект пришел в себя и с каким-то вороватым видом задвинул за одну из емкостей стеклянный стакан, до этого стоявший перед ним.
- Где лейтенант Фон Гилдор? – Ева с порога перешла к делу, игнорируя правила хорошего тона.
- Он… ээээ… - собеседник сделал какое-то невнятное движение рукой и тут же сменил тему, - разрешите представиться... Ренс Харелл... и-и-инженер.
Похоже, нехорошие предчувствия насчет этих двух «химиков» начали сбываться, вызывая у старшего сержанта душную волну досады и желание немедленно разобраться с саботажниками.
- Инженер, значит? – Ева перегнулась через стол, упираясь в него ладонями, и смерила «и-и-инженера» угрожающим взглядом. Заодно почувствовав исходящий от него запах спиртного. А также заметив, что левая рука увязла в чем-то липком, пролитом на стол. – Отлично. Это вам была поручено изготовление горючей жидкости? Отчитайтесь.
Заодно Ева решила реквизировать стоящую на столе подозрительного вида стеклянную бутыль с прозрачной жидкостью. Химик не очень внятно, но активно запротестовал, утверждая, что это один из самых важных компонентов, без которого работа обречена. На что старший сержант поинтересовалась какого… вобщем, какого черта он так бездарно расходует этот важный компонент?!
В итоге обстановку разрядил вернувшийся лейтенант, который был в гораздо более вменяемом состоянии, чем по началу предположила Ева. Жидкость, как оказалось, они сделали и даже смастерили несколько пробных «бомб» из бычьего пузыря, которые осталось только испытать где-нибудь за окраиной деревни. Испытания показали, что изобретение вполне себе исполняет свою функцию, хотя и сомнительно с точки зрения безопасности. Ева не была уверена, что кто-нибудь из нападающих завтра случайно не раздавит такой пузырь c уже зажженным фитилем и не останется в результате без руки. Но лучшего ждать не приходилось. Надо было еще пойти договориться со старостой, чтобы выделил еще несколько работников, которые за ночь сделают пару десятков таких горючих пузырей. На прощание Ева одобрительно похлопала «инженера» по плечу, только потом сообразив, что сделала это именно той ладонью, которая была запачкана в смоле.

Постоялый двор «У Грехса».

Был довольно поздний час вечера, когда всё возможное и необходимое для завтрашней охоты было сделано. Всё, что оставалось, всё, что они могут еще сделать – будет сделано завтра. До начала охоты оставалось едва ли больше половины суток. И гони – не гони эту мысль, но для кого-то потом жизнь продолжится, а кому-то остались только эти пол-суток.
Когда оба Адепта снова оказались на постоялом дворе, Ева кивнула Найту, мол, иди спать, и не оборачиваясь, отправилась в баню, - отмываться от смолы и скипидара. Судя по повисшей сзади тишине, тот не сразу пошел в комнату, а торчал еще на пороге, провожая её взглядом.
«А ведь завтра – Волки», - мрачно думала Ева, вспоминая лицо Вернера. И если всё время, что у нее осталось, - это только до завтра…

Постоялый двор «У Грехса». Комната на первом этаже.

И всё-таки она опоздала – в их с Вернером комнате уже было темно, и фигура барона угадывалась на постели. Ева стянула обувь и стараясь ступать как можно тише, подошла к его кровати и присела рядом на корточки.
«Не вздумай завтра выпустить из рук рогатину, ты слышишь? Я хочу, чтобы ты вернулся.»
Ева прислушалась к дыханию барона: оно было ровным и ритмичным, в отличие от её неглубокого и взволнованного дыхания. Оно вызывало в ней что-то странное, чего не случалось испытывать раньше и трудно было описать словами. Откуда-то из-под солнечного сплетения по всему телу расходилась волна тепла, размывая её ледяной панцырь, расслабляя плечи, привыкшие к армейской выправке, изгоняя её постоянную готовность к драке, к ударам, к опасности. Ева поймала себя на том, что, пожалуй, не прочь просидеть так до самого утра, прислушиваясь к дыханию барона и к теплу, исходящему от его расслабленного тела.
Она подняла руку, чувствуя, как сердце припирает к ребрам, и губы растягиваются во взволнованную и глупую, чертовски глупую улыбку, осторожно коснулась щеки Вернера и погладила её. Даже если он сейчас проснется и потребует объяснений… черт возьми, она бы все равно сделала это, даже если бы он не спал. Потому что завтра – Волки.
Исправил(а) Ева - Воскресенье, 23 Сентябрь 2012, 19:48
 
Вернер Воскресенье, 23 Сентябрь 2012, 20:32 | Сообщение # 38





Постоялый двор «У Грехса». Комната на первом этаже.

Когда Вернер провалился в сон, он так и не заметил. Он боролся с тем, как в нем бурлила лишняя энергия и хотелось того, что не следовало выпускать из-под контроля. При этом он чувствовал волнение. Завтра их ожидала охота. Хотя нет, их ожидала Настоящая Охота на опасных хищников и он был тем, кто организовывал ее. Он смог переключиться на мысли о завтрашнем дне, попытался проиграть в голове возможные варианты, но заметил не сразу, как непроизвольно старается оставить Еву в деревне руководить защитниками. Подальше от опасности. "Ведь генерал велела приглядывать за ней". Он сам себя уговаривал в этом и понимал, что это не правда.
Сквозь дрему ему показалось что в комнате он не один. Но ощущения опасности не было. Наоборот, он почувствовал себя в безопасности.
Когда Ева коснулась рукой лица Вернера, то проснулся окончательно. Он резко открыл глаза и сел. Спросонья до него не сразу дошло кто был в комнате и что произошло.
- Ева? - он повернулся и посмотрел в ее сторону.
В голосе прозвучала тревога и удивление, сам он сейчас выглядел растрепанным, волосы разметались по плечам, одеяло сползло с плеч и на фоне бледнеющей в темноте кожи явственно выделялась левая рука, затянутая в черную кожу от запястья до локтя. Почему-то этот факт смутил Вернера и он убрал руку под плед.
- Что ты... делаешь?
Он неожиданно понял, что вопрос прозвучал сейчас глупо, но он не мог промолчать.
 
Ева Воскресенье, 23 Сентябрь 2012, 21:38 | Сообщение # 39





Постоялый двор «У Грехса». Комната на первом этаже.

Ева резко отдернула руку и вскочила на ноги одновременно с тем, как барон сел на кровати.
- Ничего, - коротко и отрывисто ответила она, хмурясь и чувствуя, как лицо и уши начинают гореть. В этот момент ей снова почему-то вспомнилась ухмылка Ван Кройц, и старший сержант снова почувствовала себя как на минном поле. Наверное, этого не стоило делать без спроса, пока он спал. А, может, наоборот - если бы он бодрствовал, вышло бы еще хуже. Черт, да она вообще не прикасалась раньше к мужчинам, - откуда ей знать, как правильно?!
- Завтра на это уже не будет времени.
"Звучит как оправдание", - подумала она со все возрастающей досадой, которая начисто затмила прежнее чувство. А ей, вобщем-то, не за что оправдываться.
- Слушай... завтра на охоте... не позволяй Волку ухватиться за древко. - "Нет, не то..." - Смотри, чтобы оно не сломалось... Лучше пусть зверь сойдет с рогатины, потом насадишь еще раз. - "Зачем говорить ему это - он и так знает." - Вобщем, будь осторожнее, ладно?.. - То, что хотелось сказать было вроде бы близко, но куда-то ускользало.
Ева отошла к окну и скрестила руки на груди. Оттуда, из уличной темноты, сильно приглушенный бревенчатыми стенами, но все же различимый, раздался волчий вой. Начал, как всегда, один, подхватил другой, третий...
"Чтоб вас!.." - злобно подумала старший сержант, представив завтрашнюю охоту.
 
Вернер Воскресенье, 23 Сентябрь 2012, 22:40 | Сообщение # 40





Постоялый двор «У Грехса». Комната на первом этаже.

Он молчал, потому что сейчас было бы ошибкой что-то сказать или попытаться прервать Еву. Она говорила то, что крутилось у него в голове. Не теми же словами, но тоже самое. Он думал о том, как бы обезопасить ее, а она... Она сейчас проявляла беспокойство о нем. Он помнил тот досадный просчет во время схватки с Волком у деревни коа. Он ругал себя не раз за то, что действовал слишком неуклюже и утратил оружие. И Ева запомнила. Но сейчас в ее голосе не было укора, не было желания поддеть. О нем беспокоились и это было... приятно?
Вернер порывисто сел, но осознав что на нем одежды не так много, как хотелось бы и он так и остался сидеть на кровати, прикрытый пледом.
- Я... постараюсь, - сказал он, радуясь что темнота скрывает его смущения, отчаянно молясь Единому, что бы голос звучал ровно, - а ты...
Что он мог ей сказать? Будь осторожней? Она солдат, их жизнь - это опасная служба. Но от этого легче не стало, потому что он сам пытался придумать, как убрать ее с первой линии.
- Ева, - Вернер непроизвольно начал поглаживать правой рукой по коженой полоске, которая закрывала шрамы от укуса Белого Волка на левой руке, - завтра, когда все начнется, ты будешь командовать лучниками. Солдатами и местными охотниками.
Он был рад, что хотя бы так сможет ее отодвинуть за свою спину.
- Присмотри за деревенскими, не позволяй им лезть на рожон в пылу схватки.
"И сама не лезь. Но если я это скажу, ты обидишься".
 
Ева Понедельник, 24 Сентябрь 2012, 01:46 | Сообщение # 41





Постоялый двор «У Грехса». Комната на первом этаже.

- Можешь на меня рассчитывать, - старший сержант вновь развернулась к Вернеру. – Мне приходилось выполнять такие задания.
На одном из них когда-то пересеклись дорожки её и Дигерни, которая тогда еще не была генералом. И Ева хорошо его запомнила, не только благодаря этому факту, но и тому, что сама в тот день едва не отправилась в пределы Санктума. И в этот раз она понимала, что людей будет в обрез, что израненное зверье, выгнанное на них, будет втрое свирепым, и это сильно усложняет задание, но не делает его в чем-то особенным. В своих силах она уверена и выложится по полной ради того, чтобы их часть дела была сделана. Единственное, что не давало ей покоя – когда Вернер со своими людьми столкнется с Волками, её не будет рядом. Завтра она поквитается за своего отца, своих друзей и односельчан, постоит за нынешних жителей деревни, но вот Вернера защитить не сможет. И хвала Единому, что в комнате сейчас темно, и он не видит, как старший сержант хмурится и прикусывает губу, ведь на такой охоте не бывает ни легких ранений, ни легкой смерти.
- Ладно, - тихо подытожила Ева, - самое время спать, завтра насыщенный день.
И забралась за свою занавеску, чтобы раздеться, не смущая Вернера.

Пятница, 29 инлания 771 года Эпохи Солнца.

Постоялый двор «У Грехса».

Облаву планировалось начать ближе к середине дня, но вскочить пришлось всё равно рано, чтобы еще раз проверить и свою, и чужую готовность. Старший сержант позволила себе лишь слегка и на скорую руку перекусить, и не позволяла вовсе думать о чем-то еще, кроме предстоящей охоты и подготовки к ней.
- Где, черт возьми, стрелы? Всё еще у той знахарки? Вирджил, сбегай.
Своих болтов у нее в достатке. Шесть зажигательных и двадцать обычных, но они, в отличие от стрел, не обработаны снадобьем. Рогатину Ева тоже взяла с собой, укоротив древко, чтобы можно было до поры до времени держать её за спиной на ремне, не рискуя зацепиться ей за что-нибудь. Когда, наконец, все личное оружие было готово, отряд отправился на рыночную площадь.

Деревня Кроут. Рыночная площадь.

Деревня производила странное впечатление. Она притихла и затаилась – пока они добирались до площади им навстречу не попалось ни одного случайного прохожего. Видно староста постарался оповестить всех, чтобы сегодня носы из домов не высовывали. Чтож, тем лучше для них. Зато площадь была полна народа: сюда подтягивались и солдаты Тиррона, и вызвавшиеся добровольцами егеря, и уже подошли коа во главе с вождем, и их шанки заняли большую часть площади, потеснив всех остальных, и теперь вызывали повышенный и явно недоброжелательный интерес у собак, с которыми пришли некоторые из охотников.
Среди всей этой толпы с удивительной для старика энергичностью сновал староста, тут же со своими солдатами стоял Тиррон и взволнованный, хотя и отчаянно храбрящийся лейтенант. Рядом с ним топтался «инженер» Харелл в таком виде, что краше в гроб кладут, но при этом трезвый.
Всего участников охоты набиралось около шестидесяти, двадцать из них должны были под командованием Одгейр встать в заслон на противоположной стороне оврага, остальные – загонять волков вместе с Ван Гелленом.
Ева вместе со старостой и Тирроном отобрала себе десятерых стрелков из тех что поопытней, пометче и поскорострельней, остальных доукомплектовала из охотников с собаками и людей Тиррона, взяв еще двоих коа, в качестве «связистов», умевших подавать и распознавать условные сигналы.
Наконец, её отряд был собран и готов выступать. Ева отсалютовала Ван Геллену и Близнецам, помедлив и задержав взгляд на лице Вернера, словно стараясь запомнить его во всех подробностях.
- Выше нос! – повторила она Адептам уже знакомую фразу, чуть усмехнувшись. – Выше нос. – После чего её отряд направился на север по главной улице.

==> «Лесной треугольник»
Исправил(а) Ева - Понедельник, 24 Сентябрь 2012, 02:15
 
Вернер Пятница, 28 Сентябрь 2012, 00:31 | Сообщение # 42





Пятница, 29 инлания 771 года Эпохи Солнца.

Постоялый двор «У Грехса».

Они так и не закончили разговор поздним вечером, когда Ева вернулась. Барон не стал настаивать, а она не развила той мысли, которую хотела до него донести.
Утро получилось каким-то шальным и быстрым. Они торопились. Быстро поели, Ева отправила Вирджила за стрелами. Она отвечала за команду стрелков, на которую Вернер собирался гнать Волков. Сам он перебросился парой слов со старостой и Тирроном перед тем, как отправиться на площадь. Он выяснил у старосты, который взял на себя охрану своей деревни и уточнил у того его план и численность защитников. Вернеру не понравилось, что Кроут оставались под защитой слишком молодых или слишком старых для охоты людей. Но делать было нечего.
После короткой беседы с Тирроном, который ко всему прочему еще и передал слова лейтенанта о количестве сделанных под его руководством огненных снарядов. Их барон решил использовать загонщиками, потому что бычьи пузыри, наполненные легко воспламеняющейся жидкостью были оружием ближнего боя. Стрелкам они могли бы только помешать.
Потом он вместе с Близнецами забрали рогатины и отправились на площадь. Новое древко Вернеру не очень понравилось, он было тяжеловато и балансировка была нарушена. Найт и Вирджил выглядели взволнованными и молчаливыми. Чувствовалось, что все ожидают начала охоты и понимают что не все оттуда вернутся. "Только не она. Ева должна вернуться домой".

Деревня Кроут. Рыночная площадь.

Деревня выглядела вымершей. От внутреннего напряжения все его чувства обострились и он старательно впитывал каждый звук, каждый запах, реагируя на любое движение за занавеской окна дома, мимо которого они проходили. Шум человеческих голосов со стороны площади он услышал за долг до того. как они вышли на нее. Здесь были почти все, оставшиеся люди подтягивались. Он сразу же выделил взглядом вождя коа, стоящего в окружении своих воинов, Тиррона и лейтенанта, что-то говорящими своим солдатам. Его взгляд скользнул по напряженным лицам местных егерей, придерживающих на коротких поводках крупных мохнатых псов-волкодавов. Резкий запах шанки бил в нос, заполняя все вокруг и раздражая собак еще больше.
Первым делом был сформирован отряд стрелков и они ушли вместе с Евой. Вернер сам того не желая смотрел ей вслед до тех пор, пока последний человек, не исчез вдалеке. А потом уже переключился на общие проблемы его разношерстного отряда.
По сути план их был достаточно прост. Загонщики строились так - первыми шли пешие воины, состоящие с отряда Тиррона, с кем собирался идти и сам барон с Близнецами, егеря с волкодавами и коа. Шанки должны были стать их главным козырем.
Вернер распределил свой отряд на три части. В центре должны были идти егеря и солдаты, где руководство он взял на себя. Лейтенант занялся руководство своими солдатами, которым раздал свои воспламеняющиеся снаряды. Барон решил, что использование в качестве оружия огня предпочтительнее там. где будет меньше шанки. На флангах были коа. верхом на шанки и пешком. Справа руководил сам вождь, а вот слева Тракшин. Как выяснилось, он был двоюродным братом Кутулла.
В лес они вышли через пол часа после ухода Евы.

==> "Лесной треугольник"
Исправил(а) Вернер - Суббота, 29 Сентябрь 2012, 01:05
 
Ева Среда, 03 Октябрь 2012, 17:24 | Сообщение # 43





<=="Лесной треугольник"

Деревня Кроут. Окраина.

Кроут, стоило на окраине появиться охотникам, начал оживать: где-то шевельнулась занавеска на окне, где-то хлопнула дверь, и через некоторое время совершенно безлюдная улица начала заполняться народом. Женщины, не накинув даже теплой одежды, выбегали встречать своих мужей, и трудно понять, чего в их голосе, их сбивчивых словах было больше – радости или слёз. Молодняк, едва взявший в руки оружие, но еще не годящийся в егеря, смотрел на вернувшихся победителей с легкой завистью. Старики молча провожали их взглядами.
Четверка крестовиков остановилась у постоялого двора, пропуская всю остальную процессию дальше по улице. Их задание было выполнено. Формально, следовало еще выждать несколько дней на этом месте, убедиться в том, что Волки в ближайшее время не будут представлять опасности для деревни. И всё это время, как и раньше деревню будут патрулировать солдаты, но Ева очень сомневалась, что хоть у кого-то из выживших в облаве тварей достанет духу появиться близи Кроут сегодня-завтра ночью. А значит, на какое-то время можно сложить оружие, переодеться в чистое и позволить себе немного расслабиться.

Деревня Кроут. Постоялый двор «У Грехса».

Эту мысль подтвердил староста Хоган, явившийся часа через три с внушительных размеров бутылью, в которой плескалась жидкость с характерным белёсым осадком. Грехс и Магда, как сговорившись с ним, застелили скатертью стол и заставили его всяческой снедью.
- Скоро и лейтенант должен подойти, а там и Тиррон, когда дозорных расставит, - сказал Хоган. – За нынешнюю охоту грех не выпить, да и погибших помянуть надо.
Пока дожидались лейтенанта, в дверь постоялого дома постучался кто-то еще, и Ева увидела то, что было ожидаемо и неожиданно одновременно. На пороге стояли тетка Ида, Рин, вооруженный все тем же арбалетом, и несколько постаревший Арнид Гундер, друг её отца, который в тот недобрый день избежал смерти по счастливой случайности – не успел вернуться с лова. Пришли звать в гости: что ж, мол, в Кроут приехала, а к бывшим односельчанам носа не кажешь? А тебя ведь там ждут-недождутся. Вот он и настал тот момент, которого Ева, дочь рыбака из Сейда, кадет, сержант, старший сержант, - ждала предшествующие десять лет своей жизни. Вернуться домой, не на то же место, разумеется, но к тем же людям, чтобы защитить их. И ей это удалось. И в этом не только её заслуга, но главное, что беда, однажды накрывшая Сейд, в ближайшее время здесь не повторится.
 
Вернер Четверг, 04 Октябрь 2012, 01:12 | Сообщение # 44





<=="Лесной треугольник"

Деревня Кроут. Окраина.

Вернер не чувствовал усталости. Кровь еще бурлила от пережитого, тело требовало действий, а разум его останавливал. Деревня их встретила настороженным молчанием, которое тут же взорвалось криками, смехом и плачем. Барон чувствовал себя чужим и от этого стало как-то неуютно. Особенно больно было видеть слезы на глазах жен, которым сообщили что их мужья погибли.
Барон понимал, что дело еще не закончена, но основную работу они все-таки сделали. Осталось подождать и убедиться, что Волки больше не посмеют сунуться сюда и жизнь селян вновь вернется в спокойное русло.
Барон и его три спутника не сговариваясь пошли на постоялый двор. Найт и Вирджил пытались как-то оживить обстановку, но и они притихли.
Вернер не вмешивался в дальнейшие действия лейтенанта. Тот остался под надежным присмотром своего сержанта, который поможет ему все сделать правильно.

Деревня Кроут. Постоялый двор «У Грехса».

Но стоило ему вернуться на постоялый двор, как туда начали стекаться некоторые участники их охоты. Первым явился староста с самогоном. Барон лишь застонал про себя. понимая что местная простота нравов может серьезно подорвать дисциплину на этот вечер. Но и отказаться от этой посиделки было бы грубо с его стороны. За Евой зашли местные жители, Вернер качнул ей головой, намекая на то, что этот вечер у нее свободен и остался праздновать победу. Найт и Вирджил также отпросились и отправились праздновать итоги охоты к коа. На постоялом дворе же собрались те, кто руководил всеми сегодня в лесу, кроме старшего сержанта, естественно. Пришел даже Кутулл и Тракшин в сопровождении двух воинов. Последними прибыли лейтенант и Тиррон.
Пить барон не любил и старался особенно не усердствовать в этом. Но тостов оказалось слишком много, а сам Вернер слишком давно не пил. Даже его попытки не пить до дна не спасли его от того, чтобы крепкий первач не ударил ему в голову.
Сидели они до позднего вечера, разговаривая ни о чем, смеялись и обсуждали дальнейшие действия. Расходились по одному или по двое. Первым ушел лейтенант, которого практически тащил на себе захмелевший сержант. Потом их покинул староста, последними ушли коа. Хозяева постоялого двора собрали остатки еды со стола и тихо ушли спать.
Захмелевший и расслабленный барон остался в гостиной один. Спать не хотелось, в голове была пьянящая пустота. Он одиноко сидел за пустым столом и пытался гипнотизировать огонек свечи, которую оставили по его просьбе на столе. Ему не следовало поддаваться всеобщему веселью, это было не правильно. Но Ван Геллену не хотелось портить людям праздник.
Исправил(а) Вернер - Воскресенье, 07 Октябрь 2012, 19:43
 
Ева Пятница, 05 Октябрь 2012, 01:35 | Сообщение # 45





Постоялый двор «У Грехса». Горница.

На постоялый двор Ева вернулась, когда уже давно стемнело. Понятное дело, что от радушных хозяев, с которыми ты, к тому же, не виделся много лет, трудно уйти абсолютно трезвым. Но старший сержант знала свою меру, так что количество выпитого только приподняло настроение, но отнюдь не мешало самостоятельно найти дорогу до постоялого двора. Судя по тому, как тихо было в доме Грехса, намеченная попойка уже закончилась, и гости разошлись. Но Вернера, которого Ева ожидала уже найти спящим, в комнате не оказалось, и старший сержант пошла проверить горницу.
Она немного удивилась, увидев Ван Геллена, сидящего в одиночку в пустой комнате. Шел бы спать, раз попойка закончилась, а он сидит. Впрочем, напившийся после задания крестовик, явление не такое уж редкое, чтобы удивляться ему всерьез. Ева подошла к столу и посмотрела на барона оценивающим взглядом, чуть склонив голову. Оценивающим на предмет того, сможет ли тот подняться самостоятельно.
- Неплохо посидели, да? - поинтересовалась она.
- Не плохо, - он посмотрел на Еву и улыбнулся.
Пьяным, барон выглядел забавным. Взгляд шалый и какой-то наивный, улыбка получалась глуповатой. Если бы не бородка, то его можно было принять за юнца, которому не исполнилось и двадцати лет.
- Вижу и ты хорошо отдохнула, леди-сержант.
Ева уселась за столом напротив, положив на стол скрещенные руки, и опустив на них подбородок. Улыбнулась.
- Еще бы. Тебе случалось увидеться с кем-то, кого ты знал в детстве, а потом не видел лет так пятнадцать? - вопрос был риторическим, по-этому ответа на него Ева особо и не ждала. - Кто-то вырос, хозяйство завел, семьей и детьми обзавелся. Кто-то постарел. А все равно, как будто ненадолго вернулся лет на пятнадцать назад. Ты спать не собираешься? - спросила она, немного помолчав. - Погуляли неплохо, но завтра опять служба.
Вернер подался вперед, навалился на стол всем весом. Он был достаточно трезв, чтобы понимать что происходит вокруг и достаточно пьян, чтобы его движения приобрели неуклюжесть и тяжеловесность.
- До завтра еще далеко, - он вздохнул и добавил, - завидую. Встретить старых знакомых – это хорошо. Ева, во время охоты ты ведь забралась на дерево, чтобы было удобнее стрелять?
Он все-таки решил выяснить свои догадки, которые сделал еще там, в лесу.
- Чтобы Волки не достали, - усмехнулась Ева. - Стрелять и с земли было можно, противоположный склон хорошо просматривался. А что ты вдруг спросил? Сажать стрелков в безопасные места, когда есть возможность - обычная тактика на такой охоте.
- Тогда, зачем спустилась? – он попытался нахмуриться, но получилось это скорее забавно, чем серьезно, и Еве хотелось улыбнуться, наблюдая за попытками Вернера, но разговор постепенно принимал серьезный оборот.
- В этом была необходимость, - Ева подняла голову с ладоней и выпрямилась.
- Какая, - Вернер был упрям, как любой пьяный человек, - ты должна была оставаться наверху. Ты могла бы погибнуть, глупо погибнуть.
Вид у него сейчас был какой-то взлохмаченный и недовольный.
- Это был вопрос жизни и смерти для егеря из моего отряда. Один на один с Черным Волком он бы не справился. А вдвоем - добили, - Ева еще раз прокрутила в памяти этот случай и усмехнулась про себя, подумав, что хорошо еще, что Вернер не видел, как она споткнулась. Могла ведь получиться действительно идиотская смерть. Правда, и сам барон сегодня был не лучше, если Найт ничего не насочинял. - Да демон побери, Вернер, это обычная солдатская работа, о чем тут говорить?! Ты сегодня рисковал больше меня. Скажи на милость, зачем тебе понадобилось вставать в передовую линию, если ты знаешь, что владеешь рогатиной чуть лучше новокровного?
Вернер вздрогнул и помрачнел.
- Командир не должен отсиживаться за спиной своих людей. Как вести тех, кто видит в тебе трусость? – Он стукнул ладонью по столу так, что столешница вздрогнула, а свеча подпрыгнула, - я был достаточно подготовлен для охоты на Волков. Но ты… ты… тебя… - Он как-то странно и немного тоскливо посмотрел на нее. - Тебе нельзя умирать.
- Командир, скажу я тебе по секрету, - ехидно заметила Одгейр, - определяет тактику и стратегию действий отряда, и по этой причине должен оставаться в живых как можно дольше, особенно если не озаботился тем, чтобы назначить себе заместителя.
Пыл старшего сержанта немного поутих, когда она встретилась глазами с бароном. Его взгляд и последняя произнесенная фраза вызывали у Евы смутную тревогу и даже вроде сочувствие
- Ладно тебе, "нельзя"... - она мгновенно отвела взгляд. - Мы ведь солдаты, так что... В конце концов, каждый из нас знал, что выбирает.
Крыть сказанное Вернером было особо и нечем, и главным образом, потому, что Ева хотела бы сказать барону то же самое. Да, они оба были солдатами, и были морально готовы к тому, что любое задание окажется последним, но... Но пусть не это и не для него.
- Тебе тоже, - в итоге тихо сказала Ева, снова подняв взгляд на Вернера и уже не отводя его.
- Когда все распределено и обговорено, то можно и в первые ряды, - он походил сейчас на упрямого семилетнего мальчишку.
Барон погладил столешницу ладонью, потом смахнул с ее поверхности невидимые крошки и отвел взгляд.
- Береги себя, Ева. Один Единый знает, что нас ждет завтра. Но я бы не хотел оказаться на твоей могиле. Я бы хотел…
Фразу он оборвал сам и смутился.
Ева всё также не отрываясь смотрела на барона и молчала. Остатки хмеля окончательно выветрились из головы еще на его предыдущей фразе. Или же их вытеснило опьянение совсем другого рода. Тот факт, что Вернер для неё стал не просто одним из множества коллег по службе, стал кем-то особенным, по началу настолько смутивший её, и ставший источником кучи глупостей, она со временем признала. Но сейчас, осознавая что это взаимно, Ева снова теряла почву под ногами, ощущая смесь нежности, страха и сомнения в том, что это вообще на самом деле происходит.
Она не торопила Вернера, хотя сама никогда не любила остановок на полуслове. Но и сама не знала, что сказать ему в этот момент. Ева медленно протянула руки, они проскользили по столешнице, наощупь соприкоснулись с ладонями Вернера и накрыли их.
 
Вернер Суббота, 06 Октябрь 2012, 23:49 | Сообщение # 46





Постоялый двор «У Грехса». Горница.

Вернер не отдернул рук, он осторожно сжал пальцами её. Наступила странная пауза. Он хотел многое сказать и одновременно с этим боялся произнести хоть одно слово. Он просто осторожно, даже нежно сжимал ее пальцы.
- Ты… - в горле пересохло, так себя он чувствовал очень давно, на первом своем занятии, - чувствую себя глупо. Не знаю, куда нас дальше забросит судьба. Но…
Вернер чувствовал, как слова рождаются с трудом, как ему сложно сейчас сформулировать свою мысль.
- Когда тебя последний раз приглашали на… - Вернер улыбнулся, - на прогулку.
Слово «свидание», он так и не решился произнести вслух.
Ева на минуту задумалась, оторвав взгляд от Вернера. Тихо и как-то немного удивленно хмыкнула, после чего ответила, снова взглянув на него:
- Решил пригласить - так приглашай, зачем ходить вокруг да около.
Барон замер, потому что девушка повела себя прямолинейно. Это было немного странно и необычно. Он тихо рассмеялся и встал.
- Тогда пойдем? Ночь лунная, опасности никакой нет. Все заняты праздником, вряд ли мы сейчас кому-то интересны.
- Пойдем, - ответила Ева, взяв свечку со стола, и направляясь к лестнице. У двери оглянулась, оценивающе посмотрела на своего кавалера. - Поосторожнее на лестнице. И если что, хватайся за меня, иначе мы и до крыльца не дойдем.
Он пошел вслед за Евой. Мир вокруг потерял свою надежность и устойчивость. Он шел прямо, его не шатало, хоть в голове и стоял легкий шум. Сейчас он двигался как неуклюжий мужчина, утратив всю легкость и элегантность.

Постоялый двор «У Грехса». Лестница и сени.

Темная и крутая лестница, освещенная лишь трепещущим огоньком свечи, в руках впереди идущей Евы. Все его мысли по пути вниз были заняты лишь тем, чтобы не споткнуться и не опозориться падением на этой лестницы. «Морозный свежий воздух освежит голову».
На первом этаже он все-таки умудрился обогнать девушку и даже распахнуть перед ней дверь. Предварительно правда подождав, чтобы она накинула на плечи теплый плащ.
- Расскажи мне об этих местах, - сказал он, улыбнувшись.

Деревня Кроут. Улицы.

Все-таки прогулка в молчании не планировалась.
Свечку Ева задула, как только они оказались на первом этаже, и оставила в углу сеней. На улице уже мало где светились окна, но сквозь разрывы облаков, время от времени проглядывали Иэл и Сан, заливая округу мягким голубоватым светом. Для того, чтобы идти по улице, не спеша, большего было и не нужно.
Ева не спеша шла рядом с Вернером, иногда соприкасаясь с ним плечом.
- Многое ты и сам уже увидел, а что добавить к этому еще... Для меня это родные места. Правда, родилась я не в Кроут, а восточнее, там, на берегу моря, - она махнула рукой куда-то на северо восток. - А здесь, насколько мне известно, родилась и выросла генерал Ван Кройц. Только вот где её дом, я теперь уже не вспомню. И некоторые мои односельчане поселились тут, после того, как мы бежали с берега.
- Бежали?
Он шел рядом с Евой, наслаждаясь ночной тишиной. Пара глубоких вдохов и он почувствовал себя уверенней. Мысли стали ясными, а такая простая и обыденная вещь, как прогулка с девушкой, вызывающей симпатию, наполняла его все большей решимостью. Вернер сам удивлялся робостью, с которой он иногда вел себя по отношению к Еве. Для него это было не совсем характерным. Правда, последнее время, о чем-то более или менее серьезных отношениях он не думал. Внутри него стоял всегда барьер – он не был человеком. И пусть барон не превращался в зверя, не выл в полнолуние и не был тем самым зверем, которым пугали друг друга люди темными долгими вечерами. Но это не имело значения.
- От кого?
Они как раз подошли к тому месту на дороге, где была лужа, подернутая тонким ледком. Ева неудачно наступила на лед и поскользнулась. Барон к этому моменту уже немного протрезвел и недолго думая, подхватил ее правой рукой за талию, спасая от падения на промерзшую землю.
- От оборотней, - Ева в момент помрачнела. - Не знаю, чем им наша деревня помешала, но резня тогда страшная была. Погибли все, кто попытался оказать сопротивление - мой отец и все мужчины, что более-менее умели держать оружие. И еще несколько семей, в чьи дома ворвались эти твари. Черт! - Ева ругнулась, поскользнувшись на подмерзшей луже, но тут же была подхвачена Вернером. - Все кто остались в живых, бежали сюда или в Моул-Вив, побросав почти всё. Вот такие дела... - подытожила она, хмурясь и отводя взгляд. - В этих местах нет никого, кто не жил бы в страхе перед Волками или не потерял кого-то из близких.
- Прости, - его рука задержалась на талии девушки дольше, чем этого требовали бы приличия, - не хотел бередить рану.
Убрал он руку не охотно. Его поразило, тонкость и стройность талии Евы. Она сейчас казалась ему слишком хрупкой и беззащитной.
- Мой список претензий к Волкам значительно короче, - он протянул руку, предлагая девушке опереться на нее, чтобы пересечь опасный участок. – Не знал что генерал отсюда. Жаль, что ее не было с нами.
Но он говорил последнюю фразу скорее из вежливости, ему захотелось вновь почувствовать ее руку в своей руке.
- Жаль, - отозвалась Ева, еще больше хмурясь и не замечая протянутой руки. - Сейчас бы она делила с нами победу. А её теперь носит неизвестно где, и кто знает, жива ли... Как только мы вернемся и доложимся в Орден, я попрошу, чтобы меня направили на её поиски, - решительно заключила она, снова взглянув на Вернера.
Барон умел быть упрямым. И сейчас чувствовал к в нем растет уверенность.
- Она знала, что делать Ева, - барон сказал это с уверенность, потому что генерал не была из тех людей, кто не просчитывал каждый свой шаг, не предвидела возможные последствия, - но я готов присоединиться к тебе в ее поисках.
Это была и дань уважения к Дигерни и желание быть рядом с девушкой. Чего в этом было больше, он не знал.
- Я буду рада, - ответила Ева, прикоснувшись к плечу Вернера. Они так и стояли друг напротив друга на краю замерзшей лужи. Теперь почти вплотную, - одного совсем маленького шага было достаточно для того, чтобы соприкоснуться.
Ночь была светлой, в крови плескалось слишком много алкоголя и адреналина, а Ева оказалась слишком близко к барону. То, что он делал, полностью противоречило его воспитанию. События неожиданно из неторопливого течения превратились в бурный поток, и он уже сам не хотел остановиться. Может он об этом пожалеет, а может, и нет. Не хотелось думать, а хотелось действовать. «Слишком много самогона. И кого я обманываю?» Он просто сделала шаг вперед, опять обнял ее за талию и придвинулся ближе. Губы почти соприкасались, он ощущал их тепло, легкое дуновение ее дыхания. «Все не так. А как правильно?» Но думать не хотелось, они, кажется, оба были пьяны. Вернер поцеловал Еву в губы.
 
Ева Воскресенье, 07 Октябрь 2012, 00:27 | Сообщение # 47





Деревня Кроут. Улицы.

Ева вздрогнула, когда Вернер обнял и прижал её к себе. По рукам и спине пробежала волна напряжения — последняя попытка сохранить свой ледяной панцырь, свою независимость, непричастность, отчужденность... Но вырываться из объятий барона она не стала. Мгновение спустя напряжение отпустило, Ева сделала движение навстречу и руки как-то сами собой скользнули по плечам Вернера, а потом сомкнулись позади его шеи, когда он её поцеловал. Сердце бешенно заколотилось от осознания происходящего, волнение вытеснило все остальные чувства и ощущения, и когда поцелуй закончился, Ева почти не помнила, как он ощущался. Тогда она сама поцеловала Вернера, сквозь свое сбивчивое дыхание ощущая его горячие губы, его бородку, слекга покалывающую лицо, его дыхание и руки барона, снова мягко, но настойчиво прижавшие её к себе.
Потом они, прежде чем вернуться на постоялый двор, еще какое-то время бродили по улице и говорили о чем-то, что так и не осело в памяти. Запомнилась только горячая ладонь Вернера, державшая её руку, его лицо, которое теперь неуловимо изменилось, словно что-то в нем светилось изнутри, и свое собственное ничем не обоснованное ощущение того, что с этого момента и навсегда всё будет хорошо.
 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Деревня Кроут (Большая деревня, в 20 милях от Моул-Вив.)
Страница 2 из 2«12
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)