Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
Страница 3 из 3«123
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Офис дворцовой стражи и темница (Находится в юго-западной стене, окружающей дворец)
Офис дворцовой стражи и темница
Мастер Пятница, 18 Февраль 2011, 22:38 | Сообщение # 1





Темницы при королевском дворце отличаются от всех прочих тем, что больше похожи на скрытые подземные ходы, по крайней мере на свою половину, однако об этом мало кто знает, потому как эти самые ходы уже давно не используются... Основной вход в придворцовое здание стражи, куда отводят всех тех, кого обрекли на заключение до дальнейшего расследования, находится в стене на западе от дворца. Вперед от стены выступает средних размеров строение, с косой крышей, массивная дверь между окнами которого ведет в некое подобие гостиной, совмещенной с кабинетом. Обстановка по-солдатски простая: слева массивный дубовый стол, зажатый по бокам стеллажами с ящичками на замке, в которых хранится документация по делам дворцовой стражи, в основном простые отчеты о проделанной работе, в дальнем левом углу стоит также книжный шкаф. У стены справа, в дальнем углу - узкий обеденный стол, пусть и достаточно приличный на вид, явно не из дешевых, у которого стоят четыре стула; поближе - диван у стены и кресло рядом, но стоящее спиной ко входу, справа от которого тумба с кристаллической лампой красноватого цвета; на полу круглый бордовый ковер, на потолке - кристаллическая люстра. В общем-то, если опустить наличие мелких предметов, завершающих картину, вроде горшка с каким-то пальмовым растением с Дильестры в углу и нескольких простеньких картин, а также документов в рамке на стене, ничем это помещение более похвастаться не может. Собственно, начальником дворцовой стражи является статный 39-летний блеймриец с ежиком светлых волос по имени Нилз Вирбинт, статный крепкий мужчина, суровый, строгий, настоящий солдат, ответственно относящийся к делу не хуже более старших коллег.

Дверь ближе к дальнему левому углу ведет в достаточно широкий каменный коридор, уходящий в обе стороны, непосредственно коридор самой стены, окружающей дворец. Проход в темницу находится через двадцать метров направо по коридору и представлен в виде двери в небольшое помещение с длинной лестницей, уходящей вниз, шириной не более полутора метров. Внизу есть дверь направо, которая выводит в еще один коридор, уходящий в две стороны. Если свернуть налево, то в конце коридора, через метров десять, можно будет увидеть арку, выводящую в помещение стражи, смотрителей темницы. Помещение больше напоминает подсобку, потому как по центру стоит стол для обеда, со скамьями по бокам, вдоль стен же стоят простые кровати, по две с каждой стороны, в дальних углах можно увидеть деревянные шкафы, в которых находится посуда и еда. Если свернуть по коридору направо, то можно будет через метров пятнадцать выйти в более широкое помещение с винтовой лестницей по центру, что ведет вниз, в небольшой холл с дозорным, коорый обычно сидит на стуле за небольшим столом, где в обратном направлении верхнему коридору, идет коридор пошире, с камерами по бокам. Непосредственно, сама темница, где с каждой стороны имеется по пять камер. В самом конце коридора еще один небольшой холл с таким же дозорным и дверью в соседний коридор с камерами, коих тоже по пять с каждой стороны и в самом конце коридора - холл с дозорным, а также еще одной винтовой лестницей, которая почти в два раза выше предыдущей, потому как ведет на верхний уровень, в холл с коридором, в конце которого - выход уже непосредственно на улицу, на территорию дворца.

 
Энсис Четверг, 07 Июль 2011, 12:55 | Сообщение # 71





Четвертая камера слева от поста охраны.

Как можно догадаться по человеку, который всегда держит лицо кирпичом, чаще скрывает свои истинные эмоции, чем показывает, что он чем-то недоволен? На самом деле это не так сложно, главное просто хотеть увидеть что-то и смотреть, как следует. Впрочем, не всегда подобное работает, однако, в этот раз у Рейна получилось, пусть и не совсем до конца. Все же невозможно совершенно никак не отреагировать на то, что тебе не нравится. Тебя выдаст твое же тело. Отведенный в сторону взгляд, напряжение скул, рук, шеи, учащенное дыхание, про которое обычно вообще забывают, расширенные ноздри при этом… Все же, в человеке, который по большей части предпочитает сохранять хладнокровное поведение, без эмоций, лучше искать не эмоций, а как раз их отсутствия. Когда человек, придерживающийся позиции сдерживания эмоций, он просто выглядит со стороны спокойным, но при этом остается «живым»: его взгляд живой, спокойный, переходит от одному интересующему предмету к другому, потому что все эти объекты ему интересны и он сконцентрирован на них всех, он будет изучать их всех, активно участвовать в разговоре с ними, если этими объектами являются собеседники и так далее. Человек же, которому что-то не понравилось и придерживающийся позиции сохранения эмоций внутри, становится словно чугунным прутом – сжимается, становится крепче, из него выветриваются все признаки возможных эмоций, он словно застывает как изваяние, но внутренне, при этом тело его может двигаться, взгляд же при этом напрягается, как и само лицо; человек чаще устремляет внимание именно на один объект, тот, что вызвал в нем негативные эмоции, и может либо смотреть только на него, либо нет, но тогда он не смотрит и на другие объекты. Его же тело в самом начале, когда негативные эмоции внутри него только вспыхивают, может выдать его каким-то малым и незначительным на первый взгляд движением: расширившиеся ноздри, дрогнувшие брови, нахмуренные брови, сжатые губы, сощуренные глаза…
И в какой-то момент, после определенных своих слов, Рейн все это не столько увидел, сколько почувствовал. Когда до этого на тебя человек смотрит так же как и на других, в частности тех, кто стоит рядом, ведет разговор, отводит взгляд, думает о чем-то своем, а потом резко замирает и устремляет на тебя взгляд, который теплым назвать нельзя, при этом от всей фигуры этого человека так и исходит напряжение – этого всего вполне достаточно для того, чтобы понять о его недовольстве этими словами.
Вот только быстро прокрутив в памяти свои слова, которые тогда касались Вилии и причины ее отправки в Мако-Кохан, принц не нашел ничего такого, что могло бы задеть Маркуса. Если только ему не показалось глупой и неуважительной причина почему нужно было отправлять сестру к Дагвуру. Или, возможно, кузен просто оскорбился, что Рейн решил, можно сказать и так, оберечь и оградить «маленького кузена» от неприятностей со стороны. Возможно, подобное действие со стороны Келлума Маркус воспринял как ненужную опеку… вполне мог бы, наверное. Что он еще сказал, на что Маркус мог бы обидеться? В общем-то ничего, только упомянул о том, что причина почему отправить изначально хотел его в том, что он – хороший инструмент для действий внутри дворца для тех, кто попытается наложить какие-то иллюзии или подчинить его своей воле. Сделай это кто-нибудь – управляя Маркусом действовать этим людям было бы намного удобнее по той самой причине, что от его лица совершать многие действия без лишних подозрений можно было бы совершенно спокойно, в то время как внезапно посерьезневшая Вилия, интересующаяся не тем, чем обычно, вызвала бы вопросы, особенно в такое время, как сейчас. Собственно, именно это и стало причиной необходимости не столько наложения защиты, сколько снятия уже возможного наложения.
Но нет, вряд ли бы Маркуса могло как-то задеть подобное – сейчас он должен был не меньше самого Келлума понимать о том, что для лиц со стороны, замешанных во всех нынешних проблемах, он – более удобный инструмент для действий, чем его сестра. Если встанет вопрос о том, кого лучше использовать, конечно же…
– Разумеется, у нас и в мыслях не было променять Совет на отбытие в Мако-Кохан, Рейнион, - то, что кузен назвал Келлума полным первым именем, лишь подтвердило то, что он был чем-то недоволен. Обычно это имя проскальзывало только когда разговор становился напряженным и, а может даже «или», Маркус был чем-то недоволен.
«Я не сомневаюсь в этом, Марк, но как ты заговоришь, если Совет будет отложен или перенесен или даже разделен на две части?» - ведь могло случиться и так. А отложи Совет на неопределенный (или даже определенный) срок, остался бы Маркус во дворце если бы у него было время для Мако-Кохана? Стал бы терять время здесь? А ведь могло случиться и так, что отправься он из дворца, Совет бы так же неожиданно решили бы и перевести поближе, что обеспечило бы его отсутствие на нем. Впрочем, это было бы несколько неосмотрительно со стороны тех, кто будет это делать, но вопрос стоял не в переносе Совета обратно, а в том, улетит ли Марк из города, будь у него время, или нет. И именно это Рейн имел в виду, говоря, что встречас Дагвуром должна пройти после Совета. Не в плане времени, а в плане события.
- …Вилии время хотя бы до завтра: она только недавно прибыла во дворец, и полагаю, ей бы хотелось по меньшей мере пообедать и принять ванну.
- Конечно, - в тоне голоса принца ясно сквозило то, что сказанное Маркусом – и так ясно, а сам Рейн и не стал бы требовать чего-то подобного от его сестры до того, как она бы смогла уделить хоть немного времени себе.
- …Потому что то, как ты произнёс это «ваше», намекает на то, что ты желаешь отослать туда нас обоих.
То ли тон, то ли само построение фразы, вызвали в Келлуме какие-то не очень хорошие ощущения. У фразы определенно было второе дно. Однако задумываться о том, какое – принцу не хотелось. У него и так было над чем подумать, а думать над тем, чем там может быть все-таки недоволен кузен – не хотелось совершенно.
– Хорошо, Рейн, увидимся после Совета.
- Ясных мыслей, - пожелал принц напоследок, после чего чуть кивнул посмотревшей на него Вилии, даже слегка улыбнувшись ей.
Проводив взглядом родственников, принц не стал отходить от решетки слишком далеко и тем более садиться на лежанку – наверняка после Маркуса и Вилии сюда пропустят тех, кто ожидал своей очереди там, за дверьми.
Так и произошло. После того как дверь с каким-то скрипом и лязгом затворилась, не прошло и трех минут, как она вновь раскрылась и дала возможность услышать шаги определенно двоих человек. Одни легкие, быстрые, почти семенящие, вторые более медленные, определенно их обладатель был выше и если судить по тяжести шага – еще и крупнее. Когда же из-за стены камеры показались знакомые лица, принц не сдержался от улыбки...
Последующие полчаса ушли на разговор с Марией и Видаром, в процессе которого Рейн получил не только свежие вещи от Марии и легкий завтрак, но и узнал, что Совет был назначен на половину первого и по сути, под конец их разговора он уже должен был начаться. К сожалению, полноценно пообщаться с ними принцу не дали, объяснив, что столь частые посещения - несколько противоречат прописанным правилам и порядкам, которые нарушать все же не следует, даже если за решеткой сидит принц. Поэтому товарищами пришлось попрощаться. Переодевшись и перекусив, Рейн сел на свою койку и размышлял о ходе Совета, прикидывая, насколько же вероятен тот шанс, что дядя отправит его в ссылку и сколь многие будут против этого...
В этом ключе и прошел весь день, если не считать того, что в шесть вечера в темницу, с официальным сопровождением в лице двух Черных Рыцарей в полном облачении, наведался Соурс.
...Нельзя было сказать, что принц никогда не думал о варианте, что на его нежелание дать прочесть свое подсознание могут попросту плюнуть в виду нынешней ситуации, однако когда Соурс официально заявил об этом и предложил принцу по-хорошему дать прочитать его мысли касательно произошедшего, Рейн все равно был несколько удивлен. Впрочем, наверное стоило именно эту версию брать в расчет в первую очередь, а не то, что его могут отправить в ссылку. Хотя, эти две вещи вполне могли объединить... Но на самом деле о ссылке Рейн думал по той причине больше, что какой-то частью себя все же вполне допускал, что к смерти отца мог быть причастен дядя - и потому ждал эту самую ссылку, как знак, что его догадки верны. Но то ли дядя здесь был ни при чем, то ли специально не сделал очевидного, то ли придумал что-то еще - но сперва было решено все же покопаться в воспоминаниях Келлума. Услышав отказ в добровольном открытии своего подсознания для Соурса, колдун лишь понимающе и все же сочувствующе, пусть и с долей подозрения, что принц может действительно оказаться убийцей, покивал и удалился, известив, что завтра в полдень за ним придут. После его ухода же у Рейна было достаточно пищи для размышлений, чтобы остаток дня пролетел незаметно...
 
Энсис Вторник, 30 Август 2011, 22:00 | Сообщение # 72





Пятница, 22 инлания 771 года Эпохи Солнца.

Четвертая камера слева от поста охраны.

Утро выдалось каким-то пасмурным. Даже несмотря на то, что Рейн не знал, какая погода царила за стенами дворца. Ему было гораздо важнее то, что происходит внутри него и если опираться на все имеющиеся сведения – пасмурность скоро обещала обернуться грозой. Напряжение во дворце чувствовалось не хуже, чем было слышно бормотание стражников где-то за стеной, в конце коридора, даже не взирая на то, что самих слов было не разобрать. Хотя, не нужно было быть Соурсом, чтобы догадаться, о чем они могут разговаривать. Если на Совете приняли решение о принудительном прочтении памяти, то это наверняка уже облетело всех, кто к этому процессу может быть причастен, а учитывая, что внутри дворца крайне сложно сохранить все в тайне, тем более события такой важности, ничего удивительного в том, что стражи могут обсуждать Его Высочество, не было. Вполне возможно, что им даже лично сказали, что в этот день за принцем прибудут Черные Рыцари и посоветовали им подготовиться, чтобы без разговоров выдать Его Высочество им. На самом деле, все это было не так уж и важно, о чем там говорили солдаты. Гораздо важнее было то, что его ожидает через каких-то час-полтора, если Келлум верно оценивал степень течения времени после того, как утром ему принесли завтрак.
Все же странно было видеть взгляды людей, которые день назад видели в тебе будущего короля, своего принца, а теперь, когда Рейн оказался в такой ситуации, видеть непонимание, сомнение и смущение от вида принца, обвиняемого в убийстве короля, за решеткой. Келлум словно слышал мысли их сомнений, убеждений себя в том или ином, их логические рассуждения на тему «как и почему», «зачем» и «неужели». Будет непросто стереть из памяти людей этот случай из своей биографии… но об этом он будет думать после того, как выйдет из своей клетки и сядет на трон как новый король. Правда на этот счет принца все еще терзали сомнения – он никак не мог понять, причастен ли дядя ко всему произошедшему или нет. Казалось бы, было и то, что говорило в пользу этого, и то что это отрицало. По сути как таковых фактов у Келлума не было, лишь догадки, но очень уж хорошо и удачно ложащиеся на нынешние события. Но как и дядя, желающий залезть племяннику в голову для получения ответов, Рейн не собирался основываться лишь на предположениях, как это делал накануне Ричард Де Гайлм. На счет него у принца уже тоже были кое-какие соображения, однако им тоже сейчас было не место в голове. Сейчас нужно было думать, как если не избежать распространения некоторой информации во время Совета, взятой из его головы, то хотя бы как оградить магические пальцы Соурса от некоторых сведений, которые не должны были достигнуть умов, не имеющих права садиться на трон пока жив истинный наследник. Конечно, если после обнародования информации из его головы он через какое-то время отправится в Низший мир – это точно будет говорить о причастности дяди к смерти короля… вот только Рейну уже от этого не будет никакого толка, потому что он будет мертв…
В напряженных размышлениях о своем положении Келлум провел все время вплоть до того, как послышался скрип массивной двери, а затем спокойные, но по-солдатски четкие шаги приближающихся Рыцарей. В том, что это они сомнения не было, поэтому когда двое рыцарей, среди которых была девушка из ряда Рыцарей-Магов, своим взглядом напомнившая разгневанную Вилию, от которой она отличалась возрастом, более жесткими чертами лица, короткими каштановыми волосами и зелеными глазами, Рейн уже стоял у решетки. На его запястьях даже не стали застегивать кандалы – вскоре к решетке подошел и сам Соурс, видимо, задержавшийся где-то у стражей, с которыми и пришел.
- Отойдите от решетки, пожалуйста, - попросил начальник стражи, бросив на Рейна взволнованный и какой-то понурый взгляд, как будто его уже вели на казнь, и когда принц отошел, открыл замок и открыл решетчатую дверь камеры.
Увидев знак Соурса, что пора выходить, что Рейн, в общем-то, и сам понял, юноша вышел. Начальник тут же закрыл камеру, решетка которой неприятно лязгнула напоследок. Принц даже не бросил последнего взгляда на камеру, обратив его на Соурса. Вид у того был усталый, даже измученный, во взгляде же читалось совершенное нежелание делать то, что ему предстояло сделать.
- Пойдемте, - тихо сказал он и направился дальше по коридору, в сторону выхода.
Черные Рыцари заняли положение по бокам от принца, но все же чуть позади, отдавая даже в этой ситуации дань тому, что они сопровождали все-таки не обычного заключенного, а самого принца, вина которого еще даже не доказана.
- Я знаю, о чем вы думаете, Ваше Высочество, - вдруг сказал Соурс, чуть повернув голову вправо, настолько, что Келлум смог полноценно увидеть его профиль. – Но, к сожалению, у нас нет иного выхода. Я постараюсь сделать все возможное. Я дал слово вашему отцу.
- Я знаю, - опустив взгляд, прекрасно понимая, о чем говорит колдун, но думая совершенно о другом, о том, о чем колдун знать не мог, принц хмуро глядя под ноги, шумно, но коротко, выдохнул через нос. – Будем надеяться, что у тебя это получится.
Больше они не обмолвились ни словом.

==> Коридоры дворца
 
Энни Среда, 09 Ноябрь 2011, 17:07 | Сообщение # 73





<== Покои первой принцессы

Придворцовое здание стражи

Путь до темницы Энелин не запомнила. Не в том смысле, что заблудилась, вовсе нет – она не пропустила ни один нужный поворот, не задержалась ни у какой развилки. Просто это прошло мимо ее сознания – все силы девушки уходили на то, чтобы гнать из памяти жуткий сон. Чтобы переодически щипать себя за руку, убеждаясь, что она не спит, что за углом не будет стоять никакое чудовище, что из под лесницы не протянутся костлявые руки, что…
“Хватит!” – нет, она не будет трястись от страха и обхватывать себя руками. В конце концов, ну что такое ей приснилось? В книгах она видела картинки и похуже.
“Просто… я немного разнервичалась. Но я сильная. И я уже пришла,” – только вот с Маркусом она тогда сумела пройти намного дальше.
“Неужто и от него есть какая-то польза,” - с неудовольствием признала принцесса, наблюдая как короткостриженный блондин хоть и встает из-за стола, но как-то не торопится бежать открывать перед ней двери.
“Вот тупой!” – она еще и должна говрить им, что делать.
- Я хочу видеть… - брата? М-м-м…узника!
Энни невозмутимо вздернула нос, ожидая, пока ее распоряжение выполнят – или приведут его сюда, или отведут ее к нему.
- А… э… - блондин врезался об угол стола, в попытке поприветсвовать принцессу как полагается, скривился, выругался, покраснел, выпрямился. И поспешил исправить первое впечатление - Эдди… Эдвард Парчис, к вашим услугам, Ваше Высочество. Сожалею, но Ваше желание увидеть… э… узника, противоречит установленному порядку. Я пошлю за начальником дворцовой стражи…
- То есть Вы… говорите мне… что я зря сюда шла?! – Энни даже опешила от такой наглости, она совсем не ожидала, что ее могут не пустить к Рей.. Энсису! – Что мне надо ждать?! - и внезапно заинтересовалась. - А что, есть такой порядок, по которому лиц королевской крови допускают к…
- Ну конечно, вот, – стражник потянулся к шкафу. – Том пятнадцатый статья…
- Довольно, - Энелин вовсе не хотела знать, что там написано. Это было унизительно. Чтобы какой-то там Эдди диктовал ей, что делать!
“Так, а начальник стражи… что я о нем знаю?” – к сожалению, она даже имени его не помнила. – “Не надо нам никаких начальников. А этот молодой… С ним проще.”
Я полагаю, Эдвард, Вы и сами вполне способны принять решение, без всяких томов, - Энни потрепыхала ресницами и поправила прическу, а зря – с левого уха выпала сережка и укатилась под стол – толи замочек сломался, толи был защелкнут не до конца. Стражник и принцесса задумчиво проследили за жемчужиной взглядом.
“Убью Тессу! Но… это даже к лучшему.”
- Эдвард, ну неужели не может быть никаких исключений?
“Ну же, ты же можешь потом ее продать. Или вернуть мне же и получить благодарность за найденную «пропажу»!” – не может же он жить на одно жалованье стражника? – “В конце концов, на что-то он должен девок снимать… Но надо дать ему повод проявить благородство. Заплакать что-ли?” – на всякий случай в каждом глазу принцессы появилось по слезинке.
- Эдвард, я в одночастье потеряла половину семьи… – она даже шмыгнула носом.
- Сожалею, Ваше…
- Я должна его увидеть! – будет она еще слушать, о чем он там сожалеет. - Может быть это поможет узнать, что с братом… – Энни умоляюще посмотрела на парня. А что, этот взляд полуутопленного котенка она часами тренировала перед зеркалом.
“И помни о сережке! А еще я очень миленькая…”
Эдди тяжко вздохнул, видимо принимая решение.
- Пойдемте, Ваше Высочество, я Вас провожу. Только… э-э…- стражник многозначительно покосился на дверь, за которой, судя по всему, перетаптывалась личная охрана принцессы, ибо внурь она (охрана) не вошла.
- А эти «э-э-э» останутся и подождут. Я же в темнице! Что тут со мной может случиться?
- Ваша правда. Минуточку, - пока принцесса, не обратив внимания на намек о подождать, подходила к двери, Эдди быстро наклонился, поднял серьгу, догнал принцессу и протянул ей находку на раскрытой ладони. – Вы уронили, Ваше Высочество.
“Не поняла”, - Энни замешкалась и чуть не покраснела. От злости. – “Он что, намекает, чтобы я и вторую положила?”
Эдвард же, не дождавшись рекции, сам ловко водрузил ту на положенное место. То есть в мочку левого уха.
“А с чего это мы так осмелели? Хм, а симпатичный, будь мы на балу, я бы сказала «хи-хи» и позволила бы пригласить себя на еще один танец. ”
- Эдвард Парчис, Вы… забываетесь!
- Прошу прощения, Ваше Высочество... Прошу! – стражник покраснел и открыл перед ней дверь.

У четвертой камеры слева от поста охраны.

Переступив через последний порог (дальше был коридор с камерами), Эдвард замялся.
- Только не долго, Ваше Высочество. Я подожду здесь.
Но Энелин не сомневалась, что ему и отсюда будет все прекрасно слышно.
- И к решетке близко не подходите, - ну, конечно, не было и речи о том, чтобы ее пустили внутрь камеры.
- Я Вам так благодарна, - Энни величаво кивнула и поспешила вперед, она уже выяснила, что ей нужна та же камера, что и раньше.
“Мне нужна? Ха! Вот нахал! Чтоб он проскользнулся на ступеньках и его сожрали курсты! И начали со внутренностей, а он мог бы только на это смотреть! И орать! И… и… потом придумаю.”
Энни подошла к нужной решетке и застыла. Прокашливаться, предупреждая о себе, не стоило – в этих коридорах звук шагов раздавался много раньше, чем появление их владельца. Так что узник вряд ли удивился незванной гостье.
Она провела пальцем по пруту решетки, бросив мельком взгляд на Энсиса, Энни не смогла заставить себя посмотреть на него снова.
«Я же стал таким ради тебя…»
- Жалко… - вместо приветсвия, наконец, проговорила девушка. – За ночь ты не превратился обратно в Рейна.
Исправил(а) Энни - Пятница, 11 Ноябрь 2011, 13:59
 
Энсис Среда, 23 Ноябрь 2011, 14:43 | Сообщение # 74





<== 22 число. Тронный зал, Совет.

Суббота. 23 инлания 771 года Эпохи Солнца.

Четвертая камера слева от поста охраны.

Странно было чувствовать себя собой и кем-то иным одновременно. За последние несколько дней ты успеваешь превратиться из принца в его убийцу и из королевских хором переместиться на тюремные нары подле смердящей дыры. Не самые приятные перемены. Но все же, как ни посмотри – Энсис давно был готов к таким переменам морально, словно всегда их ждал. И возможно сейчас он относился ко всему происходящему как-то более спокойно, чем мог бы, думай он всю жизнь, что подобное никогда не случится. Можно было ли рассчитывать на то, что его тайну никогда не раскроют? Вряд ли. Хотя, у предков же получалось иногда. Но тогда и общество было попроще, пусть и было более суровым. Но по сравнению с теми временами сейчас все было слишком сложно. Было слишком много возможностей. И у врагов в том числе. И люди стали куда более изворотливы, хитры и черны. Лишь жалкие тени самих себя, по крайней мере на глазах у окружающих, тем более если говорить о королевском окружении. Здесь вообще нельзя было найти правды, даже днем и с Крио.
После совета, который закончился для Энсиса несколько раньше, чем для всех остальных, ему ничего не оставалось, кроме как банально сидеть и ждать. И точно не приговора – на это Совет бы не пошел, хотя бы потому, что Энсис представлял любопытный объект для изучения, для тех же колдунов и телепатов. А также специалистов по печатям. О нет, сперва бы его «распотрошили» все возможные представители Магического Сообщества, а уже затем бы, получив всю нужную информацию, быстро бы от него избавились, а в народе бы объявили, что убийца добрался до принца Рейна. И уж точно бы то, что под личиной принца скрывался какой-то посторонний человек, не стали объявлять в обществе. Нет, сделали бы как-то все покрасивее и поблагороднее. Простым людям ни к чему знать, насколько черно и грязно королевское окружение. Для простых людей королевская семья и сам король должны быть чем-то вроде священных икон, которые бы вызывали безоговорочное доверие и желание подчиняться «доброй воле». Это бы доверие просто мешало понять, что воля может быть отнюдь не самой доброй. Но что толку было об этом думать?
Как бы странно это не показалось, но из этой ситуации Энсис решил извлечь некоторую выгоду… и отдохнуть. Куда ему было спешить? А думать целый день банально надоедало, хотя от этого ему все равно не удавалось сбежать, но при этом, едва он решил для себя, что не будет торопиться, тем более что возможности это сделать все равно нет, стало как-то проще, и мысли уже не придавливали к земле.
А потому на следующий день после Совета, размышляя о том, как скоро во дворец прибудут специалисты по телепатии, заодно прикидывая, кто это будет, Энсис был несколько удивлен посещением темницы не кем-то, а самой Энелин. Надо было отдать ей должное – он ожидал увидеть кого угодно, но только не ее. Но она все же пришла, видимо, чтобы посмотреть в глаза тому, кто убил ее брата. Сидя на своем месте, Энсис внимательно смотрел на девушку, что провела рукой по прутьям, но не решалась поднять на него взгляд. Сейчас слишком ярко в памяти вспыхнули картины того момента, когда он объявил о том, что принц Рейн мертв, а он является его убийцей. Как он тогда не старался не смотреть в сторону Энелин, сделать этого не удавалось и ее взгляд в тот момент… это неверие, страх, словно она очнулась от кошмара и пыталась понять, было ли это взаправду или же пришло лишь во сне. Наверное, этот взгляд будет являться самому Энсису в его собственных кошмарах. Не сейчас, а скорее значительно позже, когда все это уляжется. Если его к тому времени не убьют, конечно.
- Жалко? – как-то, словно с неохотой, усмехнулся парень, бросая на принцессу взгляд из-под ресниц, при этом чуть наклонив голову вбок, в сторону решетки. После вопроса взгляд медленно скользнул к стене напротив, а губы сложились в слабую улыбку. – Тебе стало бы легче, если бы тебя продолжали обманывать? Сомневаюсь. И все же, - он вновь посмотрел на Энни, - мне жаль, что ты узнала обо всем этом именно так. И именно сейчас.
 
Энни Вторник, 29 Ноябрь 2011, 15:56 | Сообщение # 75





Четвертая камера слева от поста охраны.

- Жалко, - Энни серьезно кивнула. Ну, неужели он не понимает, что ей и вправду было лучше не знать, что ее брат мертв? Потому что если Рейна нет – то зачем ей жить? Ради кого?
"Ради чего… Мести." – Тот, кто убил ее брата, не должен умереть легко. В идеале, он должен мучиться вечно.
"А значит, надо не допустить, чтобы его убили."
Энни закусила губу, да, эту самую трудную мысль она давно обдумала. Для подстраховки. А теперь надо было выяснить, что же на самом деле приключилось с Рейном.
"Брат ты мне или не брат," - принцесса подняла голову и стала осматривать Энсиса, стараясь не пересекаться с ним взглядом.
"Он так похож. Почему?"
Это было самое выматывающее – она все же не могла поверить, что тот говорил правду. Что Рейна больше нет.
"Значит, он врет."
- Когда я была маленькой… я верила в сказки. И думала, что меня тролли подменили в колыбельке. - Энни усмехнулась, сам Рейн и рассказывал ей эти истории. – Потому что принцесса должна быть самим совершенством. Она не может быть такой. Хромоногой. – Как же горько и обидно ей было слышать такое в детстве. Но сейчас она это говорила только для того, чтобы увидеть его реакцию.
"А ты это помнишь?" - в темно-карих глазах плескалась надежда. Как странно, что несчастливые воспоминания должны были помочь ей сейчас.
- А, оказывается, подменили вовсе и не меня, – лицо ее помрачнело. И дальше голос почти сорвался. Нет, не в крик. Наоборот, почти в шепот. – Почему ты так похож на него? Почему? И как я должна была узнать? Когда, если не сейчас?
Энни обхватила пальцами прутья решетки и заставила себя посмотреть Энсису прямо в глаза. Которые совсем не изменились и остались все те же изумрудно-зеленые.
"Рейни… Да мне без разницы, как ты выглядишь и как себя назывешь! Просто будь моим братом. Или кем-то большим. Ну, признайся же!"
Исправил(а) Энни - Вторник, 29 Ноябрь 2011, 15:58
 
Энсис Вторник, 29 Ноябрь 2011, 16:24 | Сообщение # 76





Четвертая камера слева от поста охраны.

Энсис внимательно смотрел куда-то в стену, краем глаза видя принцессу, но стараясь не концентрировать внимание именно на ней, что получалось с трудом. Как он вообще мог с ней сейчас разговаривать? Он при ней признался, что является убийцей Рейна и она сейчас хочет лишь поверить в то, что это ложь и что ее брат жив. А что делать, если он никогда и не существовал? В относительном понимании, конечно, но все же – что бы ей больше захотелось услышать? Что ее брата убили или тот человек, к которому она привыкла обращаться как к брату – был всего лишь иллюзией, маской, на протяжении долгого времени?
Что он мог сейчас ей сказать? И стоило ли вообще что-то говорить? Да, ему было ее жаль, но он ничего не мог с этим поделать. Сейчас для него было главным отнюдь не разочарование Энелин и ее мысли на счет того, мертв ее брат или нет.
- Потому что принцесса должна быть самим совершенством. Она не может быть такой. Хромоногой…
Энсис нахмурил брови и опустил взгляд. Не стоило большого труда догадаться, в чем была причина всех этих слов. Слишком много надежды было в голосе принцессы, которая все еще надеялась, что все это, все происходящее – лишь плод ее воображения. Глупо, бесполезно. Подобные попытки могут стоить жизни в определенной ситуации. Энсис не собирался просвещать Энни на эту тему, тем более, сейчас. Раньше – мог бы, но не сейчас. Уже нет.
«Совершенство – последнее, что может обитать в этих стенах», - хмуро заметил он про себя.
- Почему ты так похож на него? Почему? – парень опустил взгляд и еще больше нахмурил брови, отчего лицо приобрело грозное выражение. Он меньше всего сейчас хотел слушать все это, но даже сбежать от потока слов, в которых буквально были слышны детские слезы, не мог. - И как я должна была узнать? Когда, если не сейчас?
- Никогда, - голос оказался неожиданно холодным, как и взгляд, брошенный в сторону принцессы, хотя в последнем было что-то от некоего праведного гнева, если он бы был здесь уместен. Он вновь отвел взгляд, после чего добавил:
- Это должно было остаться тайной. Но я оплошал, - он усмехнулся, посмотрев на ладони, которые затем сжал в слабые кулаки. – Твой брат теперь только в твоих воспоминаниях. Он больше никогда не явится к тебе. Он не скажет тебе ни слова. Ты можешь либо принять это, - он скосил взгляд на Энни, но он был как будто потемневший, - либо всю жизнь провести в ненужных надеждах. Пора повзрослеть – такое окружение не позволит все время быть ребенком, Энелин, - он покачал головой, сцепляя пальцы рук и опуская взгляд в пол. – Каждый в этом змеином гнезде – сам по себе, даже если кажется, что это не так. Не подпускай никого к себе. Научись выживать самостоятельно. Здесь каждый носит свою маску, ту, которая облегчает ему жизнь. Даже ты такую носишь, - он вновь взглянул на принцессу.
 
Энни Вторник, 29 Ноябрь 2011, 17:08 | Сообщение # 77





Четвертая камера слева от поста охраны.

- Не смей. Меня учить! – первым делом она, конечно же, разозлилась. Энсис упрямо гнул свою линию и вовсе не признавался, что он Рейн.
“Так я и поверила. Хотя... ладно… он не мой брат. Но он может быть им. Может забыть это дурацкое имя и опять стать собой. Да? Да!“ – и телепаты, которые приедут, конечно же этому поспособствуют.
- Ты самозванец, а я принцесса. Так что знай свое место! – а что, может, он разозлится и все же признается.
“Каждый носит свою маску. Конечно, носит! Мы все же не в сказке живем. Там-то все просто, мачеха злая, принцесса добрая. А в жизни все совсем не так. В жизни все злые,” - и только Рейн был исключением.
“Был… Есть! А я не буду плакать! Или наоборот заплакать?” - сколько было шансов, что Энсис расчувсвуется?
- Ты говоришь, что убил моего брата. А еще смеешь так со мной разговаривать! – как она его сейчас ненавидела. И как надеялась, что это все таки такая игра. И пусть она сейчас злится. Но потом обязательно простит. Потому что как она может его не простить.
А он этим нагло пользуется!
“А я ничего не могу поделать. Ничего?”
- Я не верю. В твоем признании нет логики. В твоих действиях тем более, – вот зачем было созывать первый совет и так бездарно прятать яд?
“А вот кстати.”
- Оплошал… Убивая короля?
 
Энсис Вторник, 29 Ноябрь 2011, 17:25 | Сообщение # 78





Четвертая камера слева от поста охраны.

На восклицание Энни Энсис лишь усмехнулся, чуть опустив голову. Да, все выглядит как-то более естественным, когда она злится и кричит на него. Эти щенячьи глаза, в которых блестела надежда – были словно ножом под ребра, смотреть на это было невозможно. Как и не было желания. Поэтому то, что Энни будет на него кричать – так даже лучше, просто даже идеально. Пусть злится, пусть выпускает свои когти – по крайней мере, ими она оцарапает не только его, а именно это сейчас и было бы лучшим для Энсиса. Принцесса может того и не знала, но она могла сделать своими словами и действиями гораздо больше, чем могла бы представить… в том числе и помочь ему, даже не осознавая этого.
- Я не верю. В твоем признании нет логики. В твоих действиях тем более.
Энсис пожал плечами. В его действиях не было логики… в каких именно? В тех действиях, которые многие приписывали именно ему? О нет, в них была логика. Но логика не его, а других людей, с отсылкой на тот результат, который они стремились получить. Пусть все окружающие сейчас не видят логики в том, что произошло, но ее видят те, кто знает больше них. И даже он, Энсис, не зная всего, мог смотреть на все это иначе, хотя бы потому, что она был… Энсисом. А не Рейном. По крайней мере теперь. Все это с одной стороны было похоже на паранойю, но если вдуматься – то почему нет? Почему все это не могло произойти только потому, что кому-то стало всё известно? Или хотя бы малая часть от этого…
- Оплошал… Убивая короля? – вдруг задала вопрос Энни, на что парень поднял взгляд, наверное, даже слишком спокойный, в какой-то степени даже усталый и покачал головой.
- Только если бы это было моих рук дело, - он вдруг сощурил глаза. – Но в этом террариуме и без меня хватает змей. Оглядись, это же очевидно. А ситуация со мной… стала лишь очень удобным прикрытием. Как считаешь? – он вдруг как-то странно улыбнулся, в основном левым уголком губ, посмотрев на Энелин.
Он хотел, чтобы она поняла все сама, без его участия. Но совсем без его вмешательства все равно не обошлось бы. Оставалось только удостовериться, что Энелин все поймет так, как надо. Или хотя бы придет к мыслям, которые толкнут ее на нужный путь.
 
Энни Пятница, 02 Декабрь 2011, 23:22 | Сообщение # 79





Четвертая камера слева от поста охраны.

- Значит, короля ты не убивал? – она просто так переспросила. Чтобы хоть что-нибудь да сказать. И не остаться в тишине. И отчаянии. Потому что узник не стремился попасть на волю, уверяя принцессу, что её все обманывают, а он на самом деле ее брат. И краска с волос слезет скоро-скоро.
“А что, я бы и поверила. И помогла. И жили бы мы долго и счастливо,” – только вот как она может справиться с магическимим замками? Энелин не слышала, чтобы из темницы мог кто-то сбежать, а потом объявиться где-то живым. Бывало, узники исчезали… но кто их считает то. А вот сбежать…
Может потому Энсис и не тратил свои силы на ее уговоры.
Что было обидно. Потому что она рада была бы обмануться. И жить долго и счастливо, да.
“И умереть со всеми в один день!”
Энни пнула бы решетку, но она в платье, а оно не предназначено для таких действий.
“Запутаюсь и упаду. Эх, жаль некому на ногу наступить,” – вот в этом она натренирована, ибо какой восторг опустить каблучок на чьи-нибудь беззащитные пальцы. Например, пажа, наклонившегося поднять кружевной платок.
"Ой, я нечаянно. Конечно же нечаянно,"- а если услышать хруст, так вообще сказка. Но с пажами она часто промахивалась, потому как все то же платье. А вот со служанками можно было не так осторожничать.
"Все, я опять спокойна," - ведь Энелин знала, как привести себя в чувство, надо просто сделать кому-то плохо. Или представить, как это будет.
Или вспомнить, как это было. Она прищурила глаза, восстанавливая в памяти Совет. Процесс снятия печати был явно болезненен. А дядя был явно зол. И если на секундочку признать, что Энсис это не Рейн…
“То как ему и надо!!”
То есть ты хочешь сказать, что правда не хотел травить короля? – Энни неверяще фыркнула, но вдруг поняла, что последние дни никто и правда уже не думал о поисках убийцы.
“Потому что убийца под замком!”
А она… ей не было дела до того, кто отравил Гаала. Папочку, да. Ее волновал только Рейн.
Но… если подумать… если не Энсис… то ведь те же самые люди и лишили ее брата!
Или не те же самые? Или не лишили? И почему люди? Магики?
Или Энсис вот вовсю намекает на всю ее семейку.
“Дядя с мамочкой?”
Принцесса потерла виски, пытаясь сконцентрироваться.
“На чем мы остановились? Я хотела пнуть решетку!”
- Зачем тогда ездил за сурой? Зачем тогда так подлизвываться, он тебе даже не отец!- “не отец… никогда не должна была узнать… это то есть жить среди чужих чужой жизнью?”
- Зачем ты на это согласился? – и сразу пожалела, что спросила.
“Глупости спрашиваю. А кто бы отказался стать королем? Ну подумаешь, поживешь за принца чуток, большая жертва, агаг,” – да если б она была никем, и ей предложили поменяться с принцессой местами, - она с радостью бы согласилась на это. Не смотря на то, что сама частенько мечтала родиться в другой семье, не королевской.
“Но я, которая не я, ведь не знала бы, как это тошно. Потому да, согласилась бы, не раздумывая.”
Но то она, ей было бы простительно. А этот троллев подменыш должен признаться, где ее брат! Или что он ее брат! Потому она тут еще и стоит.
Исправил(а) Энни - Пятница, 02 Декабрь 2011, 23:27
 
Энсис Пятница, 23 Декабрь 2011, 19:31 | Сообщение # 80





Четвертая камера слева от поста охраны.

Энсис не хотел продолжать этот разговор и можно было догадаться об этом судя по тому, как старательно он отводил взгляд и смотрел в сторону. Он вообще избегал смотреть на принцессу, при этом выражение его лица было каким-то хмуро-задумчивым, лишь с тенью раздраженности.
«О чем вообще я могу с ней говорить сейчас? Она хочет знать где ее брат и кто убил отца, но я ведь не могу ответить ей на эти вопросы. Я вообще не могу ей ничего сказать из того, что она хотела бы услышать, так какого черта… - он мысленно вздохнул, прикрыв при этом глаза. – Все что мне нужно – это избавиться от нее сейчас, чтобы она не стояла здесь, не попадалась мне на глаза. Ха… и как это сделать? Сказать ей много чего хорошего, чтобы она сама убежала отсюда? Да, наверное, это будет лучшим вариантом, тем более, что это, похоже и единственный. А если она начнет упрямиться… просто закрыть на нее глаза. Ее для меня больше нет и все».
- Я не собираюсь тебе отвечать, - искоса глянув на Энелин, отозвался Энсис, прислонившись к стене и поставив правую ногу пяткой на край кровати, положив на колено запястье. – Так что ты зря здесь стоишь. Ты ведь первая принцесса – у тебя есть дела. Почему бы ими не заняться? Потрепать нервы своим подданным на тему того, как они это все допустили или еще что-нибудь… Тем более есть хороший повод, не так ли?
Он усмехнулся, закрыв глаза и больше ничего не говоря. Но при этом перед глазами до сих пор стоял вид камеры и принцессы, стоящей за решеткой. Наверное, ее взгляд еще долго будет его преследовать. Слишком много в ней было всего, как и в ее глазах. Да и не только в ее глазах. Но и в глазах тех, кого по-настоящему задело за живое исчезновение Рейна, и новость о его смерти. Интересно было смотреть на людей в момент, когда они узнают о чем-то, что по идее должно их шокировать. В такие моменты они невольно, но всегда раскрывают душу, которая в буквальном смысле отражается в их глазах. В тот момент Энсису было особенно интересно наблюдать за переменами во взгляде всех тех, кто окружал его на Совете. Это было подобно волне из эмоций, которая накрыла его с головой. И волна эта была отнюдь не самой теплой.
- Все же приглядись к тем, кто тебя окружает, Энни, - напоследок добавил Энсис, не открывая глаз. - Возможно, я не единственный человек в маске, что существует где-то рядом.
Да, он действительно считал так. И сказать об этом Энни было удобнее всего в данной ситуации. Если он за все это время ее достаточно хорошо узнал.
Больше он Энни не слушал, да и она не сказала ничего из того, что могло бы заставить обратить на нее внимание. Натолкнувшись на стену безразличности, она в итоге ушла, оставив Энсиса наедине со своими мыслями. Больше в этот день ничего не произошло и даже те, кого он ожидал увидеть, на посетили его. Возможно, это было к лучшему.
 
Мастер Воскресенье, 05 Февраль 2012, 22:04 | Сообщение # 81





Воскресенье, 24 инлания 771 года Э.С.

Коридоры дворца

Топ-топ-топ-топ.
Шаги ног Дагвура, ступавшего по мраморной плитке пола были почти неслышны. Главный королевский колдун был облачен в легкую мантию серебристого цвета, очень гармонично смотрящуюся с его седыми волосами и, чего уж скрывать, бородой. Ни у кого, впрочем, знакомого со славной репутацией сильнейшего колдуна в королевстве, не возникало и сомнения в том, что тому не составляет труда с легкостью избавиться от такого старческого атрибута, как серебровласие. Сам же Дагвур, однако, не строил иллюзий по поводу своего возраста. И совершенно не важно, что в свое практически уже восьмидесятилетие колдун выглядит лет на 20 моложе. Кому придет в голову проверять причину тому: особенность ли это организма всех колдунов, мистическое заклинание, а может и вовсе – особая диета старого хитреца. А вот обут Дагвур Дагарт был в мягкие тряпичные туфли, похожие скорее на домашние тапочки (вот и причина легкой поступи колдуна). Не совсем подобающее облачение для королевского дворца, впрочем, к маленьким причудам колдуна королевская семья успела привыкнуть.
Как бы то ни было, направлялся Дагвур к главным воротам – увы, попасть в дворцовую темницу, не покидая стены самого дворца, было невозможно. Однако колдуна ничуть не смутила прогулка под открытым небом. И даже факт того, что обувь его явно не подходила как для выхода наружу, так и для того места, куда он направлялся. Многие, наверняка, снова попытаются найти скрытый смысл подобного поведения. Истинная же причина была куда прозаичнее: Дагвуру было просто лень подниматься в свои покои, дабы переобуваться. Что поделаешь – таков был главный колдун королевства.

Коридоры темницы.

Признаваться в том, что его ногам действительно стало холодно и более того – влажно, Дагарт, разумеется, никому не стал. Однако, судя по его отрешенному и совершенно беззаботному виду, на который давящие стены подземелья не оказывали никакого гнетущего влияния, неприятные ощущения в ногах из-за неподходящей обуви были единственным, что волновало старого колдуна. Так что, напевая себе под нос ему одному известную мелодию, Дагвур покорно следовал за молодым стражником, взявшимся проводить важного посетителя.
- Здравствуй, – произнес Дагвур, когда затихли шаги стражника, скрывшегося в коридоре, – здравствуй, Энсис.
Исправил(а) Мастер - Воскресенье, 05 Февраль 2012, 22:05
 
Энсис Воскресенье, 05 Февраль 2012, 23:06 | Сообщение # 82





Воскресенье, 24 инлания 771 года Э.С.

Четвертая камера слева от поста охраны.

Когда он был принцем, дни проходили как-то более весело, даже когда было много дел, которые не требовали отлагательств. А в последнее время король частенько вешал на него кое-какие дела, за что, если говорить откровенно, Энсис был даже благодарен – было чем заняться, когда с личными делами было покончено. Порой, конечно, они заставляли его поломать голову, как, например, когда в десятых числах, еще до того, как были проведены тесты с телепортами, нужно было решить, где именно установить их во дворце. Для этого пришлось даже обойти десяток людей, пространственно поинтересовавшись о том, где бы «точки отхода» были наиболее удобными. Невероятно полезное занятие, причем в прямом смысле, потому как потом не придется заучивать, где они расположены. А в нынешнем положении это была просто невероятно полезная информация, пусть во дворце пока телепортами и не пахло…
Но сейчас, когда приходилось коротать часы, разглядывая узоры на стенах, потому как думать об одном и том же откровенно осточертело, либо же занимаясь тем, чем обычно, как многим известно, занимаются заключенные – спортом. Да и во время отжиманий даже думалось как-то активнее, даже когда не хотелось, зато хоть приходили какие-то новые воспоминания и моменты, которые, казалось, забылись. Но сутки напролет, увы, этим заниматься было невозможно, а потому рано или поздно приходилось возвращаться к созерцению потолка и стен. Если бы при этом получалось еще заснуть – было бы просто отлично. Но на самом деле Энсис постоянно ждал гостей. И так уж получилось, что дожидался их. Даже вчера его посетила Энни, так что то, что дверь в коридор открылась где-то ближе к вечеру, если верить ощущениям, нисколько не удивило Энсиса.
А когда у решетки оказался сам Дагвур Дагарт, любезно попросивший стражника оставить их наедине, тот лишь хмуро оглядел колдуна, но видимо, зная кто перед ним, лишний раз решил не беспокоиться зря. Хотя Энсис знал, если бы им было приказано, то возле посетителей могли бы поставить целый отряд, который бы следил за каждым действием и словом. А может, сейчас все просто сделали упор на том, что в темнице магия любого вида не работала. Ну, почти любого…
- Энсис, ха? – поднявшись с лежанки, парень подошел к решетке, убрав руки в карманы обычных штанов.
Обычную одежду ему принесли еще вчера вечером, и теперь о его «принцевскости» не говорило ровным счетом ничего. Обычные черные штаны, темно-синий реглан с рукавами до середины плеча и стоячим воротником, поверх которого была накинута черная рубаха также с коротким рукавом, да кожаные сандалии, в которых было достаточно прохладно в камере. Обычный заключенный, отличавшийся от всех других только посетителями и их наличием.
- Давно я не слышал такого тона в обращении к себе. Теперь даже странно, - в зеленых глазах блеснуло легкое веселье, затуманенное лишь тем, что к посещению колдуна своей камеры Энсис относился серьезно.
По этой же причине легкая улыбка сошла с его губ, а на лицо легла тень. Взгляд был опущен к полу, в то время как голова была поднята достаточно высоко, как подобало бы принцу.
- Паршивое у меня положение, да? – левая ладонь легла на один из вертикальных прутьев и провела по нему сверху вниз; взгляд проследил за этим движением. – Ты всегда был источником необычных идей. Что ты можешь сказать? На счет смерти короля, в частности, - рука была вновь убрана в карман, а взгляд обращен к колдуну.
 
Мастер Среда, 08 Февраль 2012, 19:54 | Сообщение # 83





Четвертая камера слева от поста охраны.

– Хо-хо, не слишком ли многого вы просите от старика, юноша, – лукаво отводя глаза, усмехнулся в свою бороду Дагвур.
Произнесение этой фразы означало лишь одно: незачем торопиться! Вот и сейчас на лице пожилого колдуна не промелькнуло и тени волнения, даже после явного пессимистичного настроя черноволосого молодого человека.
Ну, по крайней мере, тебя еще не казнили, – безмятежно пожав плечами, добавил он. – Во всем нужно искать что-то положительное.
Безграничный оптимизм был семейной чертой всех Дагартов. Не стала исключением и эта история, какой бы затруднительной она не казалось. Впрочем, сейчас, где-то в глубине, внутри, за этими добрыми чуть-чуть прищуренными от близорукости глазами, Дагвур состарился лет на 10, словно и не существовало той поистине колдовской молодцеватости. Разумеется, в полутьме освещаемого лишь тусклыми кристаллами подземелья разглядеть эту перемену было невозможно.
Король Гаал был… кхм… Его смерть… Впрочем я тебе уже об этом говорил. Вернее сказать: другому тебе. – Горько усмехнувшись, произнес старый колдун. – Несмотря ни на что, он действительно был моим другом.
Не поднимая взгляда на силуэт молодого человека, надежно заточенного да прутьями решетки, Дагвур сделал короткую паузу. Необычно было слышать слова сентиментальности от этого человека, сама фигура которого излучала вековую мудрость, иногда – величие, а нередко и чудачество.
Туманна слишком ситуация сея, – после короткой передышки продолжил колдун. – И, боюсь, смерть короля, и даже история с тобой – лишь прелюдия к большей буре. Ее отголоски тебе уже известны, – чуть приподняв бровь добавил он, намекая, разумеется, на слухи о магах-бунтовщиках.
 
Энсис Четверг, 09 Февраль 2012, 17:10 | Сообщение # 84





Четвертая камера слева от поста охраны.

На первую фразу Дагарта Энсис лишь усмехнулся, чуть опустив голову и прикрыв глаза. Любопытно же смотрелось их общение сейчас, наверное. Зайди сейчас сюда кто-нибудь – точно бы пошли разговоры о заговоре, предательстве и том, что повторно попытаться выбить информацию из «принца» - не помешает. Хотя, в общем-то, это было бы верно. Для человека, который бы стал свидетелем этого разговора, который хоть немного знает о происходящем, лучшим вариантом было бы сообщить все, что он смог увидеть и услышать.
Когда же колдун заговорил о положительных сторонах, Энсис резко развернулся через левое плечо и сделав пару шагов от решетки, развернулся к Дагарту, но уже встав к нему левым плечом, бросив на того холодный взгляд.
- Да, я теперь знаю, что рыть нужно в окружении королевской семьи. Это стоило жизни королю, но теперь у меня есть с чего начать. И будь уверен, они все взвоют, когда я начну, - он отвернулся, посмотрев на стену напротив решетки. Брови уже сошлись на переносице, а где-то внутри зашевелилась злость.
«Я их всех уничтожу. Самолично найду каждого и ткну их в то, что они натворили, пока не буду уверен, что их наследие не даст больше о себе знать».
Когда же Дагарт произнес имя покойного короля, Энсис прикрыл глаза, скосив взгляд влево, но не поворачивая лица к колдуну. Он знал, что тот говорил правду. Да и ему незачем было врать. Кто-кто, но только не Дагарт. Он не был таким, как другие люди, он отличался от них…
- Чертовски громкая прелюдия, тебе не кажется? – спокойным, но приглушенным от злости голосом, переспросил Энсис, взглянув на колдуна, после чего, сглотнув, почувствовав, что во рту слегка пересохло, пробежался взглядом по потолку камеры, а затем остановил взгляд на прутьях, на уровне груди Дагарта. – Но ты ведь тоже так считаешь. И ты уже начал что-то делать. Не мог не начать, - Энсис усмехнулся, посмотрев на колдуна.
 
Мастер Четверг, 09 Февраль 2012, 21:49 | Сообщение # 85





Четвертая камера слева от поста охраны.


«Слишком торопитесь с выводами, Ваше Высочество», – вертелось на языке. Но старый колдун предпочел в этот раз промолчать.
Надежда – сильнейшее из оружий. А упорство и праведный гнев делают его острее. Сейчас, с сорванными королевскими регалиями, несправедливо лишенный титула и, казалось бы, даже имени, Энсис обладал лишь ими. Кем таким был Дагвур, чтобы лишать его последнего? Вот он и не стал. А лишь строго покосился на молодого человека.
В королевском окружении, несомненно, находился шпион. Еще более вероятно, что он был не один. И главный вопрос даже не в их личинах, под масками которых они скрываются. Кто действует по своей воле, и не важно: в угоду ли личным амбициям, искренне радея ли за благополучие королевства, или даже самостоятельно не подозревая о том, передавая сведения мятежникам.
Рейн… вернее Энсис, теперь уже Энсис, не остановится, пока не исполнит то, что, по его мнению, будет правосудием. И никакие решетки не будут препятствием.
О, да-да, уже начал действовать, – воодушевленно вспрыснув руками в воздух, повторил за Энсисом Дагвур. – К примеру, я выбрался из своего удобного кабинета, проделал долгий путь и уже вот который день нахожусь тут!
Несмотря на кажущийся сарказм, Дагвур не шутил. Те, кто знаком с колдуном, с готовностью подтвердят то, как тяжел он на подъем. Так что даже его присутствие здесь не иначе как подвигом не назовешь.
Нет ничего важнее семьи, юноша, – философски добавил он. – В моем возрасте это осознаешь в первую очередь. И, чтобы защитить ее, нужно жертвовать всем, в том числе и собой.
 
Энсис Четверг, 09 Февраль 2012, 23:03 | Сообщение # 86





Четвертая камера слева от поста охраны.

Колдун ушел от ответа в своей манере, но Энсису и не нужно было, чтобы он ответил ему хоть как-то иначе. Он достаточно хорошо знал этого старика, чтобы судить по уже сказанным словам и просто тому, что он вообще пришел сюда и завел разговор на эту тему. И не будь причина действительно серьезна – пришел бы он? Нет, вряд ли.
Такие как он, как Дагарт сам заметил, которым ко всему прочему лениво лишний раз куда-то прийти и что-то сделать – не приходят куда-либо, если нет достойной причины. В то, что колдун пришел просто посмотреть на него, ходящего по камере словно зверь по клетке, верилось мало, да и, в общем-то, уже было опровергнуто.
- Спасибо, но сейчас я меньше всего нуждаюсь в подобных философских изречениях. Да и не с тем ты решил поговорить о семейных ценностях, - взгляд травянисто-зеленых глаз Энсиса с тенью то ли укора, то ли легкой формой скептицизма, скользнул по лицу старика, а после был отведен в стену напротив. – Такие как я… слишком хорошо знают цену, которую им придется заплатить, особенно, если приходится заниматься этим всю свою жизнь.
Глаза его чуть сощурились, а взгляд устремился куда-то за пределы окружающей парня камеры, пока брови медленно сходились на переносице.
- Но, - Энсис словно чуть расслабился, напряжение заметно ушло из его плеч, а сам он сел на край койки, поставив локти на колени, - ты ведь пришел не для того, чтобы лишний раз напомнить мне об этом. Что же заставило тебя покинуть свой личный кабинет? – он поднял голову и посмотрел на колдуна.
Интуиция подсказывала, что если его навестил сам Дагарт, новость должна была быть просто отменной. Возможно, связанной с прибытием новой группки колдунов-телепатов, коим предстояло распотрошить головы всем, кто за последнее время попал под подозрение. А заодно и еще паре-тройке людей, что лицом не вышли.
Как бы там ни было, но эта новость в любом случае должна была дойти до него – либо когда его уже поведут на «изучение», либо же, раннее, но от лица только одного человека, который вообще пришел бы к нему с какими-то новостями после того, как с него была снята маска… И этот человек стоял сейчас за решеткой.
 
Мастер Четверг, 16 Февраль 2012, 20:34 | Сообщение # 87





Четвертая камера слева от поста охраны.

Ах, да-да, чуть не забыл, – спохватившись, затараторил Дагвур. – Дела у тебя совсем неважные. А посему, скорее всего, твой разум подвергнут еще более тщательному сканированию – уже не так нежно, как это было на Совете. Неприятная процедура, должен предупредить, но что поделаешь, что поделаешь…
Разведя руками в стороны, что символизировало лишь одно слово: «увы», он сделал соответствующее же выражение лица. Дагвур Дагарт был прагматичен в своей стихии, совершенно не задумываясь о том, что не у всех окружающих его, получается отдать должное подобной прямоте.
Прислонившись спиной к решеткам, он слегка повернул голову, уголками глаз попытавшись углядеть силуэт опального принца. В очах же его, впрочем, не было такого глубокого подтверждения безнадежности ситуации. В них светились те самые озорные искорки, которые так обнадеживали даже в самом безвыходном положении. Однако мог ли это увидеть сам Энсис?
Я знаю тебя с самого рождения, – негромко заговорил колдун. – А потому я попрошу лишь одного: чуточку оптимизма.
Уголки губ Дагарта тронула совсем незаметная улыбка. А следующим движением старый мастер отошел от железных перекладин камеры, вмиг став грузнее и едва ли не дряхлее, словно и не стало той молодцеватой стати. Лукавая улыбка, впрочем, никуда не исчезла, как и аура таинственности, всегда следующая за колдуном.
А на досуге, – развернувшись, Дагвур с трудом подавил смешок, ничуть не смутившись своей же неудачной шутке, – подумай над моими словами. Кому еще можно довериться, как не члену семьи?
Бросив эти слова через плечо, Дагвур Дагарт не спеша направился к выходу. Туда, где воздух был свежее, слышались обрывки фраз стражников, и чувствовалось тепло летнего солнца.
 
Энсис Четверг, 16 Февраль 2012, 22:17 | Сообщение # 88





Четвертая камера слева от поста охраны.

Новость о том, что совсем скоро его голову выпотрошат с целью найти в его мыслях и воспоминаниях хоть что-то, что могло бы доказать его причастность к смерти короля, а теперь уже и принца Рейна, Энсис воспринял совершенно не изменившись в лице. Он ведь уже знал это, что толку было напускать на себя удивленное выражение, тем более если и удивления-то и не было вовсе. Неприязнь, если только, да и та выразилась лишь в том, что парень прижал язык к небу сильнее, чем прежде, отчего черты лица стали острее. Отведенный куда-то вниз взгляд был не в счет.
«Вряд ли после этой процедуры я вообще смогу нормально мыслить, если вообще останусь адекватен, - подумал про себя Энсис. – Они будут копошиться там до тех пор, пока не доберутся до всего, в том числе и до того, что им не предназначено. И выяснят, что Соурс лгал, когда сказал, что не может читать мои мысли, потому что они якобы блокируются. Он выиграл мне время и теперь оно подходит к концу. Совсем скоро телепаты прибудут сюда и ложь Соурса будет раскрыта. Но вряд ли это для него закончится слишком плохо. Не удивлюсь, если все необходимые следы были уже подчищены и эти телепаты ничего не найдут, что могло бы дать им возможность повесить на него обвинения в чем-либо. Нет, он слишком ценный кадр, чтобы можно было с ним что-то сделать. Как и я. Они меня даже не убьют, скорее, просто скроют то, что им удастся выяснить и используют это в своих целях. И если во всем этом хоть как-то замешан дядя или все это будет ему выгодно… не стоит даже сомневаться в том, что так и будет. В народе оповестят о том, что король был убит человеком, притворяющимся принцем Рейном, который был казнен, и теперь начнется поиск всех заговорщиков. К таковым припишут каждого нужного – Дагарта, Соурса, Ривиана… не удивлюсь, если они приплетут сюда и королеву, и Сайвуса. А затем еще и с семьей Де Уаэлби поиграют. Проклятье… больше похоже на какую-то массовую вычистку… кому это нужно?»
- Я знаю тебя с самого рождения, - фраза прозвучала настолько неожиданно, что Энсис резко вскинул голову, внимательно посмотрев на Дагарта. Он и подумать не мог, что колдун вообще сможет сказать сейчас нечто подобное, вообще осмелится сделать это… по крайней мере сейчас, в это время и в этом месте. Это было так странно, что недоумение отобразилось на лице парня на короткое время, но затем сошло, вновь уступив место чему-то угрюмо-серьезному. Вопреки просьбы держаться немного веселее.
- Всё, о чем я сейчас думаю - не знает, что это такое, - лишь отозвался Энсис, после чего вздохнул и посмотрел куда-то в потолок. – Но я не пессимистично настроен. Я просто…
«...Устал».
Парень закрыл глаза, выдохнул и вновь открыл их, чуть сощурив, но опустив при этом голову, чуть наклонив ее влево.
«Нет, я просто слишком много думаю. Никогда не было так много времени на размышления. Их мне хватит на всю оставшуюся жизнь. Таких размышлений. Нет ничего противнее, чем думать о том, как ты будешь уничтожать тех, кого называл семьей… если придется так сделать. А ведь придется…»
- …Кому еще можно довериться, как не члену семьи?
Энсис усмехнулся забавному совпадению собственных мыслей со словами колдуна, пусть и не поднял на него взгляд в этот момент, словно опасаясь, что он увидит в глазах старика что-то, о чем тоже задумается.
- Остается надеяться, что эта семья захочет принять такого как я, - напоследок бросил в спину удаляющемуся колдуну Энсис, уходя во тьму камеры.
 
Эстль Четверг, 15 Март 2012, 22:16 | Сообщение # 89





Ночь, начало 26 инлания 771 года Эпохи Солнца.

<----- Подвальная лаборатория

Вдоль дворцовой стены

Эстль крался вдоль стены, то и дело озираясь по сторонам. Хотя это было лишнее – темно. Где-то наверху, в непроглядной темноте ночи, висела луна, напоминающая сморщенное яблоко. Но даже ее скрывали тяжелые свинцовые тучи, каждая величиной с добротный воздушный корабль. Собирался дождь. Эстл. Было трудно представить, что всего за то время, что он провел под землей, погода может так измениться. Где-то вдалеке слышались приглушенные раскаты грома. А может быть – вовсе и не грома…
В правой руке Эстль сжимал солидных размеров кристалл Концентры, который слабо и тускло пульсировал, словно внутри было заточено нечто живое. Вся его поверхность, каждая грань была иссечена крошечными символами и письменами – кропотливая же работа. Его Эстлю выдали маги перед тем, как отправить в канализацию. Кусочек чистой загустевшей магии, покрытый колдовскими письменами, должен был стать одним из ключевых инструментов всей операции.
Где-то впереди показался силуэт каменной пристройки, внутри которой было помещение для дворцовой стражи. Момент настал. Оставаясь в спасительной тени, Эстль покрепче сжал кристалл в кулаке, чувствуя, как внутри нарастает тепло, а другой рукой начертил одну руну: «освободить». Колдун почувствовал, как сквозь сжатую ладонь что-то бежит. Он разжал руку – камня больше не было. Одна лишь пыль, сочащаяся сквозь пальцы, словно мельчайший песок. Артефакт был применен. Никаких ярких эффектов, никакого шоу.

Перед офисом дворцовой стражи

– Стой, кто идет! – скомандовал стражник, снаряженный в полную броню, покрепче перехватывая внушительную алебарду.
Спокойно, лейтенант. Рыцарь-колдун Уоллэс. Я пришел за заключенным.
Эстль старался говорить твердо и уверенно. Даже крошечная дрожь в голосе могла стать причиной провала. Он оставался самим собой, но для окружающих он был не иначе как Черным Рыцарем, имея даже соответствующее обмундирование Ордена. Прекрасное колдовство перевоплощения. Но надо было спешить – даже мастерские чары не вечны.
– М-мне ничего не докладывали о переводе… – неуверенно ответил стражник.
Лейтенант! – гаркнул Эстль, да так, что молодой охранник от неожиданности едва не подпрыгнул. – Ты хоть понимаешь, что происходит во дворце? – кивнул он в сторону, откуда слышались хлопки, которые можно было принять за раскаты грома. – И я понимаю. Зачем иначе тебя оставили в одиночестве сторожить темницу, в то время как остальных солдат перекинули на главные ворота? Орден Черных рыцарей принял решение до момента разрешения кризиса содержать заключенного королевской темницы под собственным присмотром.
– Н-но… – упрямо попытался возразить тот.
Но протест так и повис в воздухе, ибо в следующий миг темноту разорвала огненная вспышка. Облако пламени распустилось и тут же потухло в воздухе, прямо за стеной, так что дальнейших подробностей узнать не удалось.
Ключи, лейтенант, – настойчиво попросил рыцарь-Эстль.
– Их у меня нет, сэр. Они – у Аттона. Он сторожит вход в темницу.
В таком случае, ты сейчас провожаешь меня к твоему другу Аттону, живо разъясняешь ситуацию, отдаешь мне ключи. После чего – оба отправляетесь на подмогу на главные ворота. И, может быть, я запомню вашу решительность и проявленную стойкость.
– Сэр, но для конвоя вам может понадобиться…
Я из Ордена Черных рыцарей, лейтенант, – почти что снисходительно ответил он. – Что он может со мной сделать.

Четвертая камера слева от поста охраны.

– Сперва светлый. Теперь – черный. Любопытно, какой же цвет будет следующим? – с ехидцей в голосе произнес Эстль, подходя к нужной камере. – Карета прибыла, Ваше Высочество.
Исправил(а) Эстль - Воскресенье, 18 Март 2012, 12:28
 
Энсис Пятница, 16 Март 2012, 15:50 | Сообщение # 90





Ночь, начало 26 инлания 771 года Эпохи Солнца.

Четвертая камера слева от поста охраны.

Ожидание – странная штука. Позволяет обдумать многое, но при этом нельзя доверять всем тем мыслям, что приходят в голову во время него. За время ожидания можно много надумать лишнего, вытащить из памяти множество моментов, которые лишь покажутся спасительными, объясняющими, а на деле лишь дадут ненужные ответы, порой даже такие, каких и быть-то вовсе не могло.
Энсис долго размышлял над словами Дагарта, тем более, что он сам просил «на досуге» заняться этим. Вложил ли старик в свои слова очередной тайный смысл, который был еще более тайным, чем тайный смысл, который был действительно в них заложен и нашелся первым – в этом, наверное, можно было даже не сомневаться. Семья Дагартов всегда отличалась умением запихнуть сотню разных вещей в одну большую… а иногда и множество огромных вещей в одну маленькую. Полезное умение, ничего не скажешь. Но только если те, к кому эти «вещи» потом попадают, знали о том, как находить одно в другом.
Первую вещь Энсис смог расколоть еще в самом начале, когда увидел полное бездействие Дагарта, хотя его можно было бы ожидать. Буквально это означало «жди». Поэтому Энсис и ждал. Он мог бы давно выбраться из этого места, по личным предположениям (к сожалению, ранее не удавалось проверить пригодность некоторых вещей внутри королевских темниц), но понял, что это было бы слишком поспешно. Даже и без Дагарта. Нельзя было вот так сразу уходить с праздника, нужно же было дождаться особенных гостей… Поэтому Энсис ждал. И дождался.
Когда в коридоре показалась незнакомая тень, а затем перед решеткой камеры остановился худоватый мужчина с угловатыми чертами лица, с коротко стриженными волосами и почти деловом костюме, в воротником-гармошкой выглядывающим из-под темно-зеленого камзола, Энсис лишь приподнял бровь.
«Дагарт бы никогда не послал того, кого я не знаю», - мысленно отметил он, вставая и усмехаясь на фразу «возницы». Кому могло в голову прийти сказать нечто подобное в данной ситуации? Только тому, кто зная, с кем говорит, все равно бы запросто мог такое сказать…
- Ты не повзрослел с прошлого разговора, - глянув в незнакомое лицо, парень скептически добавил: - Уже и чувство стиля пропало – ни запоминающегося появления, ни ярких одежд… - после чего улыбнулся левым уголком губ. – Выдыхаешься.
Подойдя к решетке, Энсис постучал костяшкой среднего пальца по одному из прутьев, призывая уже открыть клетку. В этот момент его лицо уже отображало полную серьезность.
- Вряд ли ты решил посетить меня ясным солнечным днем. Ночное прикрытие планируется? – он взглянул на Эстля.
 
Эстль Воскресенье, 18 Март 2012, 16:06 | Сообщение # 91





Четвертая камера слева от поста охраны.

Приходится чем-то жертвовать, – невозмутимо развел руками Эстль в ответ на усмешку заключенного. – А ты, как посмотрю, никак не изменился с прошлого раза? Что, совсем ничего нового? Рога там, или хотя бы третьей руки?
Дагарт принялся критично разглядывать черноволосого, словно ища подтверждение своим словам. Забавное, должно быть, зрелище, ведь Эстль даже не задумывался о том, как выглядит человек, чье обличье он принял.
Колдун не стал отвечать на последний вопрос «принца», но лишь вытянул указательный палец, направив его в потолок. Разумеется, в подземелье стояла тишина, прерываемая лишь звуками собственного дыхания и биением сердца. Но наверху уже должно было разыграться настоящее светопреставление, достаточно громкое, достаточно яркое, чтобы всполошить весь дворец и стянуть все силы к главным воротам, отведя взгляды от темницы.
В другой руке звякнуло металлическое кольцо, на которое было нанизаны ключи. Не разглядывая, Эстль сунул первый попавшийся в замочную скважину. Не тот.
Знаете, принц… Можно я буду называть тебя «принц», так привычнее, – констатировал он, выбирая очередной ключ из связки, – признаться, я был удивлен, когда узнал сколько сил выдвинули лишь на то, чтобы вытащить тебя отсюда.
Звонкий лязг бронзового ключа. Механизм замка не поддался.
По моим прикидкам, живыми с задания не вернутся не менее восьми процентов. И то, если все будут идеально следовать плану. Но на то планы и есть планы – что-то обязательно пойдет не так.
Очередной лязг. Очередной ключ.
Судя по тому, Ваше Высочество, что сами вы, даже в момент моего появления, представляли пример непоколебимости и собранности перед лицом возможного копания в голове, говорит о том, что сдавать в руки мясников в черных фартуках вы не собирались, и что сегодняшняя наша скромная постановка – лишь один из нескольких вариантов отхода.
Ключей становилось все меньше. И почему самый нужный всегда оказывается последним?
Из всего этого следует то, что ваша черноволосая голова являет собой куда больше, нежели регальный символ династии, лишившейся первого наследника на престол. Было бы очень печально, если все сегодняшние жертвы будут принесены простому самозванцу.
Последний ключ. Поворот по часовой стрелке. Призывный щелчок.
Я пока не до конца понимаю кто или что ты такое: Рейн, Энсис, кто-то еще. Но я очень надеюсь, что не пожалею о том, что делаю. – Завершил Эстль, отворяя дверь камеры.
Исправил(а) Эстль - Воскресенье, 18 Март 2012, 16:07
 
Энсис Понедельник, 19 Март 2012, 00:30 | Сообщение # 92





Четвертая камера слева от поста охраны.

Кривляния Эстля все же удивительно хорошо отображали его место в жизни. Золотой ребенок, сын гениального колдуна, будущее которого могло стать и не менее блистательным, с детства купающийся в лучах славы своего отца, а затем и своих собственных, в кругу определенных людей. Слишком привыкший к всеобщему вниманию и готовый даже в одиночестве вести себя так, словно существует необходимость поразить публику. Порой молодой колдун перегибал палку, но почему-то отчаянно не хотел этого понимать. Вряд ли не понимал, скорее как раз наоборот. Но вот менять что-то в поведении не стремился.
Энсис слишком хорошо помнил ту сцену, которую закатил юный Дагарт при приходе сюда с Маркусом и Вилией. И пусть он не был злопамятен, забыть такое было почти что роскошью. Но когда Эстль вновь понес по большей степени чушь, не особенно задевающую, Энсис лишь покачал головой.
«Все еще сомневается, кто перед ним. И это не удивительно. Даже сейчас видно, что он слишком осторожничает… будь он уверен в том кто я и знай он все, что знает его отец… он бы сейчас не улыбался. Хотя… кого я обманываю? Скорее он бы отмачивал на тему моего веселого детства едкие комментарии. Как и всегда», - усмехнулся парень, глядя на то, как ключ входит в замок решетки. Замок не поддался. А Эстль тем временем продолжал вслух размышлять о нынешней ситуации, в которую оказался втянут. Забавно было наблюдать эти рассуждения, в то время как худощавый мужчинка, в которого он обратился, выглядел почти эдаким полусумасшедшим, отпуская такие слова. Опираясь на мимику лица в большей степени. Такого мужичка можно было бы принять за одного из тех странных магов, что всегда что-то бормочут себе под нос, даже когда рядом никого нет, и мало что замечают вокруг, даже когда это «что-то» вокруг есть.
Когда же Эстль перескочил на «вы» и «Высочество», Энсис лишь устало отвел взгляд. Ему не очень нравилась подобная манера обращения к себе. Чисто субъективно, но он предпочитал, когда с ним разговаривали так, как надо было бы, пусть и никогда не требовал чего-то слишком сложного. Его бы устроило и «ты», если учитывать, что с Эстлем, вообще-то, Энсис был знаком приличный период времени, но когда она чередовалось с официальным обращением, это почему-то слегка, но напрягало. Очень слегка. На деле же Энсис в такие моменты отмечал, что Эстлю бы не плохо хотя бы иногда вспоминать о том, с кем он говорит. И дело тут было даже не в самом Энсисе. Подобное поведение за младшим Дагартом замечалось по отношению ко всем, что не раз было поводом для возмущений, в том же Саду, кстати говоря. Эстля спасала лишь «чокнутая» фамилия… а где-то и личные достижения.
- …Было бы очень печально, если все сегодняшние жертвы будут принесены простому самозванцу.
На эти слова взгляд зеленых глаз обратился к колдуну, и было в нем что-то такое, что могло натолкнуть на мысль, что черноволосый то ли сделал какие-то выводы, то ли вспомнил о чем-то...
- Считай ты меня самозванцем, тебя бы здесь не было, - заметил Энсис. – Несмотря на твою порой дурную голову, в ней бы никогда не проскочила мысль пойти на подобное, будь подобный вариант вероятным. Сам же знаешь.
- Я пока не до конца понимаю кто или что ты такое: Рейн, Энсис, кто-то еще. Но я очень надеюсь, что не пожалею о том, что делаю, - замок громко щелкнул и решетка отворилась, выпуская Энсиса в каменный коридор.
Выйдя из камеры, парень словно ощутил как незримые оковы падают на пол. Да, магия ведь блокируется лишь в камерах, самими решетками, на случай заточения магов…
- Скорее ты пожалеешь о том, что не смог узнать всего раньше, - с этими словами Энсис как-то странно улыбнулся, левым уголком губ, и провел пальцами по каменной стене коридора.
«Хм… значит, уже не только решетки…» - мысленно хмыкнул он, опускаясь на корточки и касаясь пальцами уже каменного пола. Уголки губ поползли вверх.
- Персональный выход найден, - сказав это, Энсис вновь повел плечами, резко выдохнул, словно готовясь к чему-то, после чего сглотнул.
«Сто лет этого не делал…» - с этими мыслями он уперся ладонями в каменный пол. Раздался громкий треск, после чего камни… стали перестраиваться, сливаясь друг с другом, меняя форму и в итоге, меньше чем через минуту, явив на обозрение круглый тоннель, ведущий куда-то вниз, с выступающими каменными ступенями.
Выпрямившись и отряхнув руки о штаны, Энсис хитро глянул на Дагарта.
- Интригует, не так ли? – усмехнулся он, хлопнув колдуна по плечу. Подобный жест в поведении не был ему свойственен, но сейчас почему-то очень захотелось сотворить нечто подобное. Уж больно выражение лица "Эстля" радовало.
Но вдруг по коридору прокатился гул от захлопнутой где-то в соседнем коридоре двери. Кто-то шел в их направлении и вот-вот должен был появиться в коридоре…
- На будущее, - быстро обронил парень, глянув на колдуна, - называй меня Энсисом, а не принцем. Этот титул у меня забрала моя смерть...
 
Вилия Понедельник, 19 Март 2012, 22:54 | Сообщение # 93





<== Покои второй принцессы

Ночь, начало 26 инлания 771 года Эпохи Солнца.

Коридоры под дворцом, уровень Ноль.

Вилия смогла отделаться от своей охраны. но попытаться отправить прочь Эмили у нее не получилось. Ее личная служанка умела быть настойчивой. И ничто уже не могло остановить эту маленькую девушку с копной угольно-черных волос, вечно стянутых в строгий пучок. Даже грозный голос принцессы и приказ: "Пойди прочь". Она так и семенила за ее спиной, когда Вилия после некоторых, недостойных для ее статуса препирательств все-таки смирилась со своей спутницей.
Она выбрала путь более длинный и наиболее удобный и безопасный, но умудрилась перепутать один из поворотов, попыталась вернуться назад и поняла что заплутала. В темницу можно было бы попасть через систему туннелей, которые были связаны с туннелями западной стены. Вилия брела пустынными коридорами, освещенными лишь голубоватыми кристаллитами. Весь окружающий ее мир стал каким-то странным и нереальным. Кожа приобрела странный мертвенный голубоватый цветом. Даже лицо ее служанки выглядело каким-то бледным, хотя та от природы обладала здоровым румянцем.
Она ожидала уткнуться в запертую дверь, но этого не произошло. Это было странно. Учитывая последние события и того, кто сейчас сидел в камере в темнице, у каждой двери стоило поставить. А здесь абсолютно не запертая дверь. Та самая дверь, которую она так отчаянно искала. Служанка попыталась Вилию остановить, но это вряд ли у нее получилось.
Спустя пару мгновений, вторая принцесса Блеймру ступила в темницу. Очередные бесконечные, как казалось принцессе коридоры начали раздражать и утомлять. Она потеряла счет времени и не знала, сколько прошло времени во дворце.

Коридоры темницы.

За дверью ее ожидал пустой холл и вновь длинный коридор. Она ожидала охрану, но ее здесь не было.
- Странно, - задумчиво произнесла Вилия. Ее голос, казалось прогромыхал в пустом помещении.
- Ваше Высочество, у меня плохое предчувствие. давайте вернемся.
- Не говори глупости, - Вилия пожала плечами, - это же королевский дворец. Охрана усилена.
Но слова служанки упали в благодатную почву, в душе зрело странное нехорошее предчувствие.

Четвертая камера слева от поста охраны.

Тишину нарушали лишь шаги ее и служанки, да шорохи или чье-то бормотание впереди. Вилия поплотнее запахнулась в свою золотисто-бежевую шаль и решительным шагом направилась в ту сторону, где, как она помнила и находилась камера того, кого она считала Рейном. "Энсис, да, так его звали". Все умные вопросы, которые она придумывала, как ветром сдуло из ее головы. С каждым шагом ее уверенность пропадала и она уже была готова бежать прочь, как наконец достигла цели. Энсис с каким-то неизвестным стояли у камеры. Принцесса резко остановилась и растерянно посмотрела на них. Почему-то она представляла сейчас узника в цепях, а их на нем не было. И это окончательно выбило девушку из колеи.
Она так и застыла в четырех шагах от Энсиса и второго мужчины, удивленно переводя взгляд с одного на другого. За спиной громко и как-то испуганно ойкнула служанка.
- Эмили? - Вилия повернулась и посмотрела на свою спутницу. Та выглядела побледневшей и испуганной.
Исправил(а) Вилия - Вторник, 20 Март 2012, 01:03
 
Эстль Вторник, 20 Март 2012, 21:22 | Сообщение # 94





Четвертая камера слева от поста охраны.


Вот что значит: отклонения от планов. Впрочем, Эстль был бы совсем не прочь, если подобные случайности происходили почаще.
Поразительно! – с неподдельным энтузиазмом воскликнул он, когда случилось то… что случилось.
Эстль никогда не видел ничего подобного. Это не была магия. Даже колдовством здесь не пахло. Это было… что же это было?
Вмиг Эстль позабыл и о своем мнимом и настоящем недоверии, и о безумнейшей авантюре, о которой либо напишут в учебниках, либо навсегда закроют в королевских архивах.
– Интригует, не так ли?
Эстль пропустил слова мимо ушей, как и совершенно проигнорировал легкое похлопывание по плечу, которое можно было назвать едва ли не приятельским. Должно быть, все эмоции отразились у него на лице… на лице мужчины, чью личину он принял.
«Не колдовство и не магия», – опустившись на колени и, не обращая внимания на то, как сыр и холоден грубый, неровный пол подземелья, Эстль восторженно водил руками по нему, прикасаясь кончиками пальцев к каждой щели в камнях, к каждой обтесанной грани, словно пытаясь найти невидимые знаки, символы, следы, спровоцировавшие подобное превращение, – «И даже не алхимия. Но что же тогда остается? Нет, исключено».
Встряхнув головой, прогоняя безумные предположения, Эстль, поднявшись, наконец, исподлобья взглянул на «принца», вернее – Энсиса, как тот велел себя величать. Энсис… Не так просто будет привыкнуть к этому имени. Да чего уж к имени – к лицу! Теперь уже будет невозможно избавиться от мысли, что под этой внешностью скрывается совершенно другой человек. А все эти годы? Столько лет он просто играл, нося свою вечную маску, которая оказалась не такой уж и прочной?
– Эмили?
По всей видимости, Эстль был не единственным, чьих ушей могли достигли слова черноволосого. Кто? Почему? Сейчас все силы должны быть брошены на укрепление главных ворот, кому взбрело в голову заявиться в подземелье?
Эстль обернулся в сторону раздавшегося голоса. Знакомого женского голоса.
Вилия. Еще и не одна. Как не вовремя. На миг Эстль почувствовал, как внутри похолодело. Так не должно быть, этого просто не должно было случиться! Свидетелей быть не должно.
Планы. Как они не любят исполняться.
Исправил(а) Эстль - Вторник, 20 Март 2012, 21:54
 
Энсис Среда, 21 Март 2012, 02:30 | Сообщение # 95





У четвертой камеры слева от поста охраны.

Когда из-за открывшейся двери (какого черта она была открыта?!) показалась Вилия собственной персоной, Энсис поначалу опешил. Он ожидал увидеть кого угодно, но только не её. За долю секунды взгляд уловил не только ее, но и служанку, тем более что кузина и сама обернулась к ней.
«Плохо! - промелькнуло в голове, когда парень моргнул и согнал с лица прежнее выражение, уже нахмурив брови и выпрямив спину. – Что она здесь делает? Да еще и пришла с другого хода… и без охраны. Сбежала сюда? Но зачем?..»
Появление Вилии действительно как-то слабо вписывалось во все происходящее. Если бы не служанка, Энсис даже подумал бы о том, что она тоже послана Дагартом-старшим, хотя это бы немало удивило бы самого парня, особенно если учитывать, что Вилия не была посвящена в особенности его личности…
Парень лихорадочно соображал. С одной стороны, похить он Вилию, можно было бы потом обыграть это и выставить как часть побега. Служанка потом прекрасно выболтает то, что принцессу ни с того ни с сего понесло в темницу… если, конечно, Вилия не сообщила ей причину своего прихода сюда. Утащить сейчас Вилию в то же время было все равно что совершить действительно уже полноценное преступление – похищение королевской особы, как-никак. Это бы помогло поддержать его легенду шпиона и предателя, убийцы короля и всего прочего, что развязало бы с одной стороны ему руки, позволив вести себя так, как ему было бы удобно. С другой, подобная репутация, укрепившись, могла в будущем сыграть не на руку. Но только если смотреть с точки зрения народа. Но обыграй он это похищение как попытку сделать благое дело и сумей он затем показать и народу это видение ситуации… это могло наоборот помочь расположить людей к себе. Когда придет время…
Вспомнилась и ситуация с покушением. Убийство короля, попытка убить Вилию (все-таки вряд ли планировщики были настолько большими идиотами, чтобы спутать ее с Маркусом, когда заранее было известно, что полетит она, а это им было точно известно, раз они умудрились составить план в столь краткий срок), а затем и его «разоблачение»... Уйти он сейчас в тень, все оставшиеся, не видя ситуации полностью, наверняка будут простыми марионетками в чьих-то руках. И кто-то будет умело дергать за ниточки. Удалось же выставить его в «черном цвете»…
- Эмили - негромко повторил Энсис, сделав шаг по направлению к Вилии и ее служанке, но глядя на последнюю. – Ты сейчас молча развернешься и побежишь во дворец. Скажешь, что «особенный заключенный» сбежал и похитил принцессу Вилию, а ты ничего не смогла сделать.
Девушка испуганно переводила взгляд с него на свою хозяйку, а затем и куда-то за спину, видимо, на Эстля, видя в нем сурового и взрослого (а значит и потенциально опасного, раз тот помогает заключенному бежать) мужчину.
- Ты поняла? – служанка открыла было рот, но закрыла его и вновь повторила свое действие. Энсис вздохнул и посмотрел на Вилию. – Вилия, будь добра, убеди эту милую девушку, что если она не уйдет сию же секунду, то нам придется забрать ее с собой. И сдается мне это последнее, чего она сейчас хочет. Пожалуйста, - он сощурил глаза и чуть наклонил голову вбок.
«Не думал, что притворяться будет так просто… какой актер во мне пропадает», - мысленно усмехнулся Энсис. Все-таки надевать маску себя самого, одновременно снимая эту же маску – невероятно легко и даже как-то естественно. Он был сейчас собой и все же говорил те вещи, которые не стал бы говорить. Просто к этому располагала ситуация и нужно было что-то делать, чтобы получилось так, как надо.
Неожиданно до них донесся отдаленный и заглушенный каменными стенами гул, словно от взрыва. Энсис обернулся на Эстля, бросив на него многозначительный взгляд, как бы и говорящий, что надо бы поторапливаться, а затем вновь посмотрел на девушек.
 
Вилия Среда, 21 Март 2012, 21:54 | Сообщение # 96





У четвертой камеры слева от поста охраны.

Вот она и пришла. Только все шло не так, как она планировала. Энсис не был сейчас за решеткой и в коридоре находился еще какой-то чужак. Вилия растеряла весь свой пыл и утратила всю свою решительность. Ей уже хотелось уйти прочь. а слова, сказанные ей еще ранее охранником казались уже не таким глупыми.
Наконец-то ее взгляд уперся вниз, туда. где как она точно помнила должен был находиться пол. Его не было. Но она же точно помнила что никакого люка в этой месте прошлый раз не было. Она точно помнила, что здесь был обычный каменный пол.
- Эмили… Ты сейчас молча развернешься и побежишь во дворец. Скажешь, что «особенный заключенный» сбежал и похитил принцессу Вилию, а ты ничего не смогла сделать.
Принцесса вздрогнула и посмотрела на Энсиса. Он так смотрел и говорил, что сама того не желая, девушка сделала маленький шажок назад. Она же ничего не знала об этом человека. Вилии было сложно перестроится и по прежнему в этом незнакомце она старалась увидеть Рейна. своего кузена. И лишь сейчас поняла, что это абсолютно чужой человек. "Стоп. Какое похищение? Я не хочу? Я не собиралась быть похищенной". Девушка испугалась по-настоящему. Вернулся подзабытый страх, тот что она испытывала на падающем корабле. Внутри Вилии проснулся испуганный ребенок, который топал ногами и капризничал, отказываясь принимать действительность: "Не хочу не буду!"
- Ты поняла? Вилия, будь добра, убеди эту милую девушку, что если она не уйдет сию же секунду, то нам придется забрать ее с собой. И сдается мне это последнее, чего она сейчас хочет. Пожалуйста.
Слова Энсиса доходили до принцессы с трудом, она сделала очередной маленький шажок назад. Неожиданно раздался странный гул, похожий на взрыв. Эмили вскрикнула и отшатнувшись от мужчин, которые впрочем не собирались ее хватать и куда-то тащить и упала в обморок. Сама принцесса лишь только сморгнула. Мир оказался четким и ясным.
- Не подходи, - принцессе очень хотелось, чтобы голос звучал громко и четко. Но получилось неуверенно, голос срывался, глаза предательски заблестели, но она все еще держалась, стараясь сохранять внешне спокойствие и невозмутимость.
Девушка сделала еще один шаг назад и застыла в нерешительности. Эмили лежала на полу и не могла убежать. Бросить ее было бы не честно. Она пошла с Вилией и не сбежала, оставаясь рядом. "А ведь здесь магия не работает", - с какой-то тоской подумала принцесса. Она была абсолютно беззащитна перед похитителями. Неужели этот Энсис действительно настоящий убийца.
 
Эстль Четверг, 22 Март 2012, 22:09 | Сообщение # 97





У четвертой камеры слева от поста охраны.

Избегать жертв. Такой принцип был поставлен во главу угла операции. Нападение – не настоящее, а его участники – не ренегаты, осмелившиеся едва ли не на самое дерзкое нападение десятилетия. По крайней мере так хотелось считать, в это хотелось верить. Еще бы, ведь стражникам не скажешь, что вся атака – постановка, что огненные шары будут лететь мимо, поэтому стоит воздержаться от хаотичных перемещений и попыток отбиваться.
Но игра была слишком реалистичной. И если у магов снаружи была лишь одна задача: отвлекать, а после – уносить ноги, постаравшись не попасться под стрелы, то Эстлю, как участнику процессов «внутристенных», а посему – более рисковых, не замарать руки кровью дружественных ему обитателей дворца, было гораздо труднее. Да чего уж скрывать – он был вполне готов к тому, что откуда-то из тени может появиться внезапный свидетель его превращения, что стражник в темнице вдруг окажется вовсе не таким сговорчивым, и каждого из них придется если не лишать жизни, то больно бить – точно. Однако на сцене появился кое-кто, кого Эстль даже не предполагал брать в расчет.
«Ох и любишь же ты приключения», – мысленно подивился он. – «Мало было тех треволнений с воздушным кораблем».
Что же оставалось делать? Постараться как можно «нежнее» лишить обоих сознания? Маркус ведь потом точно шкуру живьем снимет, невзирая на все даже самые благоразумные отмазки вроде «ради блага всего королевства и сохранения мира». Связать и оставить здесь? Ни один из вариантов не был идеальным: не угадаешь ведь как долго девицы пробыли тут и сколько услышали. Не хватало еще, чтобы Вилия напридумывала непонятно чего – одних только догадок с покушением на корабле и так хватает с избытком.
Что же остается? Убить? О да:
«Прости, Маркус, но я убил Вилию из лучших соображений. Твой верный друг», – видимо от напряжения, свалившегося на Эстля за последнюю неделю, от нехватки привычного двенадцатичасового сна в дорогих гостиницах, у колдуна начало зашкаливать и чувство едкого черного юмора.
По всей видимости, в то же самое время, Энсис был озабочен той же самой проблемой. Впрочем, от него поступило другое предложение. «Вдобавок к «принцу» похитить еще и принцессу» гласило оно. Не хватает только Маркуса – и вся королевская рать будет в сборе!
Тем временем бывший наследник престола выжидающе посмотрел на Эстля. Действуй-де, похититель! Эстль же ответил раздраженным взглядом, но, проявив покорность, достойную воина рыцарского Ордена (чью внешность, собственно, он и носил), заскочил в пустующую уже камеру, стянув оттуда помятое покрывало с лежанки, и пошел «похищать» принцессу.
Мне жаль, Ваше Высочество, – буркнул он, стараясь при этом иметь одновременно и грозный, и извиняющийся вид.
Зрелище, судя по всему, оказалось скорее грозным. Что же, комплименты автору этого заклинания, сделавшего из хиленького Эстля настоящего задиру. На принцессу, похоже, это подействовало весьма устрашающе, ибо сопротивляться у нее не вышло. Зайдя ей за спину и наспех стянув запястья куском материи, скорее для вида и антуража, нежели из практичности, Эстль зыркнул на девицу, растянувшуюся на полу, молча веля исполнять повеление черноволосого. После же, легонько пихнул Вилию в сторону входа в тоннель, «приглашая» войти внутрь.
«Маркус меня убьет», – вздохнул юноша, следуя за принцессой.
 
Энсис Пятница, 23 Март 2012, 00:26 | Сообщение # 98





У четвертой камеры слева от поста охраны.

Наблюдать все происходящее было не шибко-то приятно. На деле… Энсис не желал, чтобы все обернулось чем-то, чем оно и обернулось в итоге. Он не хотел впутывать Вилию, как и многих, кто оказался в итоге все же впутан и даже пожертвовал чем-то, чтобы отстоять не только свои принципы, но и вещи поважнее, однако за него это сделали те, что сорвали с него маску принца Рейна. Поэтому сейчас, все что Энсис мог, лишь постараться сделать так, чтобы это не вылилось во что-то еще более серьезное, во что это и так уже вылилось.
И какого черта Вилию понесло в темницу именно сейчас? Да еще и без стражи, а в сопровождении служанки… не иначе как страже запретили сюда пускать кого-либо за исключением отдельных лиц, вот она и пошла со стороны дворца. Отсутствие же личной охраны ясно говорило о том, что та точно не знала, что принцесса решила наведаться в темницу. А служанка наверняка или была взята из-за легкой боязни посещения в одиночку и поздно вечером (или уже ночью?) или вовсе случайно увязалась за принцессой, которая оказалась недостаточно осторожной в своей авантюре…
Когда Эстль двинулся к Вилии с покрывалом в руке, «черный принц» ожидал, что он накинет ей его на голову, но никак не того, что он обвяжет им девичьи руки. Скептически окинув взглядом весь этот процесс, Энсис выждал, когда колдун подвел принцессу к люку, окинул ее взглядом и затем кивнул на отверстие в полу.
- ...Помнишь, что я говорил о покушении на твою жизнь? – говоря, парень старался придерживаться спокойного и объясняющего тона, внимательно глядя на Вилию, надеясь на ее королевское благоразумие. – Я не забирал своих слов обратно. Считай это приглашением, а не похищением. И если ты дашь мне возможность, то получишь ответы на многие свои вопросы. А на остальные я сам помогу найти тебе ответы.
Звучать это могло странно, пафосно и даже, возможно, для кого-то глупо, но для Энсиса каждое сказанное слово имело особый смысл. И он очень старался донести наличие этого смысла до Вилии. Ему было важно, чтобы она не расценивала его как рядового предателя и убийцу королей, в том числе и принцев. Поэтому он сказал то, что, как он надеялся, должно было помочь Вилии сделать не только кое-какие свои выводы, но и принять и определенное решение где-то внутри себя и только для себя:
- ...Порой свет может прикидываться тьмой, угасая. Но тьма никогда не станет светом и об этом нужно помнить всегда, - глядя в темнеющий тоннель, неторопливо процитировал он слова короля Гаала, которые он когда-то произнес за ужином.
Причиной тому было выявление среди королевского окружения предателя. Он был одним из тех, что помогал спланировать покушение на Его Величество. Это было уже после отбытия Маркуса в Серебряный Сад, но до того, как туда же отправилась Вилия. И она присутствовала при произнесении этих слов. И там, вместе с принцем Рейном… был и Энсис. Он всегда был там…
- Ты поняла меня? – взгляд травянисто-зеленых глаз был обращен на янтарные глаза, что в полумраке каменного коридора казались светло-коричневыми. – Если да, - он спешно развязал узел, стягивающий ее запястья, отбрасывая покрывало, - тогда следуй за мной. В ином случае – оставайся здесь, среди вопросов без ответа и убийц, что все еще носят свои маски.
С этими словами Энсис быстро двинулся вниз по ступеням, исчезнув во тьме.

==> Столичные катакомбы
 
Вилия Пятница, 23 Март 2012, 23:48 | Сообщение # 99





У четвертой камеры слева от поста охраны.

Вилия была в каком-то странном оцепенении. Она даже не посмела пикнуть, когда второй, совсем ей не знакомый человек подошел с покрывалом в руках и связал руки за спиной. Девушка чуть не расплакалась от унижения. Она никогда не думала, что в такой момент будет думать о гордости или о чести вообще.
– Мне жаль, Ваше Высочество.
"Жаль? Ему жаль?" Она непроизвольно вздернула подбородок, но промолчала. Но как хотелось послать его просьбу прощения ко всем демонам. И добавить пару выражений. которые обычно принцессы знать не должны. Но когда ты частенько тайком бегаешь на конюшню, то и не такие выражения можно услышать.
Принцесса шла туда, куда ее направили и чувствовала себя слишком растерянной, когда заговорил Энсис. Чем дольше он говорил, тем все больше запутывал саму принцессу. События слишком быстро сменяли друг друга.
Вилия смотрела на Энсиса удивленно, как маленькая девочка, забыв о гордости и воспитании. Слова короля заставил ее пару раз сморгнуть, как-будто в глаз попала соринка.
- Ты поняла меня? Если да, тогда следуй за мной. В ином случае – оставайся здесь, среди вопросов без ответа и убийц, что все еще носят свои маски.
Слова Энсиса настолько выворачивали ситуацию, что Вилия перестала хоть что-то понимать. "О чем он, что происходит? Ведь только что, Энсис говорил о похищении. А этот... этот громила связал мне руки?" Девушка начала озираться и с ужасом начала понимать, что не останется в этом месте и пойдет за тем. кого считала Рейном. Она не верила ему, но в самой девушке очень мастерски разожгли любопытство. Принцесса покосилась на лежащую без сознания служанку и решила, что так будет лучше.
- Стойте... Подождите, - Вилия решительно шагнула к ступеням, ведущим вниз. Она подобрала юбку, чтобы та не мешала идти по лестнице. Туфли была на каблучке и не совсем подходили для быстрой ходьбы.
Ощущения ошибки у нее не было. Внутри все тряслось от страха, но шаг был сделан и останавливаться принцесса не собиралась. Это был шанс узнать правду или сгинуть навсегда. Никогда еще принцесса не чувствовала себя такой умной, рисковой и глупой одновременно.

==> Столичные катакомбы
Исправил(а) Вилия - Суббота, 31 Март 2012, 00:37
 
Эстль Суббота, 24 Март 2012, 23:26 | Сообщение # 100





У четвертой камеры слева от поста охраны.

«Ох, Единый», – Эстлю стоило неимоверных усилий держать себя в руках и строить из себя равнодушного громилу-исполнителя.
Богохульственные выражения из этих уст изрекались нечасто. Да почти никогда. Однако же поистине высокопарный монолог Энсиса не оставил другого выхода. Еще больше Эстль был готов кусать локти, ведь это его любимое занятие водить всех кругами, запутывая в паутине сложных, красивых и чего уж скрывать – пафосных слов! Но не в таких же декорациях, не в такой же ситуации!
«Закругляйся-закругляйся», – выразительно молили глаза Эстля.
Настоящее чудо свершится, если Вилия поведется на эту болтовню. Не меньшим дивом будет, если она вообще хоть что-то услышит сквозь настоящий водопад ощущений, который наверняка обрушился на нее в темнице: шок, страх, гнев. И это не включая навязчивый запах плесени, сырости и влажного камня.
Голос Энсиса, громкий, четкий, хорошо различимый в каменных коридорах подземелья, превратился в неразборчивое бормотание, в то время как Эстль задумался о ходе операции. Он прекрасно чувствовал время, и по всем, даже самым оптимистичным предположениям, диверсия у главных ворот должна захлебнуться, а участники, или те, кто от них остался, – разбежаться. Неожиданное появление Вилии стало той самой неопределенной переменной, что нарушила прекрасное уравнение. Основные варианты отхода предполагали «обратный путь» через подземные ходы, а до них еще нужно было добраться. Но тут как нельзя кстати на выручку пришла таинственная способность принца в опале к прокладыванию тоннелей. Еще одна новая переменная. Сложится ли равенство?
Энсис тем временем закончил нотой, придавшей ему еще больший ареал таинственности и загадочности – просто готовый персонаж для романа, а после скрылся в тоннеле. Вилия, к удивлению Эстля, последовала за ним.
«И все равно, я бываю гораздо убедительнее!», – торжественно убедив себя же самого в своей правоте, Эстль шагнул вперед, не забыв напоследок махнуть ручкой служанке.

-----> Столичные катакомбы
Исправил(а) Эстль - Среда, 28 Март 2012, 21:00
 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Офис дворцовой стражи и темница (Находится в юго-западной стене, окружающей дворец)
Страница 3 из 3«123
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)