Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
Страница 1 из 212»
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » 19 инлания 771 года. Воздушный корабль "Гордец". (Полет из Мако-Кохана в Кагорл.)
19 инлания 771 года. Воздушный корабль "Гордец".
Мастер Пятница, 03 Декабрь 2010, 23:11 | Сообщение # 1





Дата: вылет 19 инлания 771 года, в 15 часов дня. Окончание путешествия и приход на дорогу был в 16 часов 20 числа.
Пункт назначения: город Кагорл.
Персонажи: Эрумпре Де Тессера, Вилия Де Уаэлби.
Общее описание: после посещения Гильдии и разговора с Дагвуром Дагартом, принцесса Вилия возвращается вместе со своей свитой и в кампании присоединившейся к ней Эрумпре, в столицу, дабы сообщить принцу Рейну результаты своей работы.
К моменту вылеа корабля проливной дождь, не утихающий третий с лишним день прекращается, из-за облаков выглядывает солнце, которое уже через пару часов начинает даже припекать. На улице уже достаточно тепло, пусть и несколько свежо, а из-за ветра немного прохладно.
 
Вилия Среда, 08 Декабрь 2010, 00:10 | Сообщение # 2





<== 19 инлания 771 года, Гильдия Магов. Воздушный док.

Верхняя палуба корабля.

Палуба была не стол просторной, чем хотелось бы принцессе. Вокруг толпилось огромное количество людей, по крайней мере, так показалось самой Вилии. Ближе всего к ней и к виконтессе стояла охрана, которая последнее время уже начинала раздражать вторую принцессу. Высокие, широкоплечие воины закованные в доспехи занимали слишком много свободного пространства вокруг нее. Девушку тяготило ощущение того, что она за последний день ни разу не почувствовала себя одной. Иногда человеку следовало побыть с самим собой, один на один. Но разве можно сосредоточиться на своих внутренних проблемах, когда за дверью постоянно слышен, то скрежет металла, то хмыканье и тихие разговоры? Тут же находилась прислуга, которая создавала слишком много шума и суеты. К ним подошел помощник капитана - высокий и очень серьезный мужчина с тонкими аристократическими чертами лица. Правда все портил чуть вздернутый нос и открытый по-детски невинный взгляд.
- Вам лучше уйти со своей очаровательной спутницей в каюты, - галантно предложил он девушкам, - мы приготовили для виконтессы каюту, рядом с вашей.
- Благодарю, - Вилия чуть опустила ресницы, показывая что благодарна, - Пойдем, - на этот раз принцесса обратилась к стоящей рядом с ней девушке и поманила за собой Эрумпре.

Лестницы и коридоры, ведущие на вторую палубу к жилым каютам.

Внешне красивый и нарядный корабль внутри выглядел простовато. Отделка коридоров и лестниц не отличалась особой вычурностью, лишь темно-бордовая ковровая дорожка с длинным и плотным ворсом на полу придавала помещениям видимость уюта и некоторой законченности. Вилия спустилась по лестнице, осторожно придерживая юбку, шаль сползла с ее плеч и легла красивыми мягкими складками на сгибах локтей, звук шагов потонул в мягком ворсе ковра. Следом шла Эрумпре, а в голове Вилии крутились какие-то глупые мысли: "Вот я сейчас споткнусь и упаду, растянусь в полный рост. А Эрумпре упадет на меня, мы будем барахтаться на полу и выглядеть очень глупо". Она чуть нахмурилась, даже прикусила нижнюю губу, потому что пауза несколько затягивалось. Тем более что на этот раз уже была в роли настоящей хозяйки, поэтому правила этикета требовали от принцессы взять на себя сложную задачу – развлечение гостя. Даже высокое происхождение не освобождало от законов гостеприимства. «Отведу ее сразу в столовую. Это самая прекрасная комната на корабле, в ней так приятно находиться, особенно после той серой мути, которую только-только разогнало солнце своими лучами». Дождливая погода действовала на Вилию всегда удручающе. В такие моменты хотелось обычно спать. Даже сейчас, когда тучи прекратили извергать струи воды на землю, казалось девушка, все еще чувствовала странное давление на ее сознание и только большим усилием воли сдерживалась от зевка, скрывая его за легкой улыбкой. О том, что она провела бессонную ночь, принцесса благополучно забыла.
К нужной комнате девушки подошли достаточно быстро, тем более чем им пришлось преодолеть лишь одну лестницу и пройти по двум коридорам. Вилия даже успела испугаться про себя, что свернула не туда и они сейчас выйдут не к знакомой двери, ведущей в столовую, а куда-нибудь на камбуз. Слово «камбуз» было красивое, но девушка смутно себе представляла, как он выглядит. В одном принцесса была уверена точно – это очень грязное и мерзкое место. Знакомая дверь темно-вишневого цвета со сложным растительным орнаментам по периметру одним своим видом успокоила Вилию, потому что ее она точно не спутала бы ни с одной из дверей на корабле. Если все коридоры здесь были на одно лицо, то эта дверь была уникальна. Она даже задержалась на пару мгновений, чтобы еще раз полюбоваться на тонкую резьбу, украшающую дверь. Тонкие стебельки, усыпанные резной листвой и крупными цветами с вычурными лепестками вились по краю двери. В этом чувствовалась умелая рука мастера.

Вторая палуба в глубине коридора. Столовая.

- Столовая на этом корабле просто потрясающая, ты должна ее увидеть, - тихо сказала принцесса, обращаясь к виконтессе, легким толчком распахивая дверь, - Так и не смазали, - хихикнув, сообщила она Эрумпре, услышав тихий скрип плохо смазанных дверных петель.
Девушки вошли в каюту. Столовая была в мягких золотистых тонах. Ее стены были обтянуты дорогой тканью, без рисунка. Цвет стен был настолько теплым, казалось, что от него исходит не много ни мало настоящий солнечный свет, дающий тепло и комфорт. На полу лежал темно-коричневый ковер с длинным ворсом и незамысловатым геометрическим рисунком бордового цвета. Вся мебель отличалась простотой форм и изысканностью резьбы, что только подчеркивало вкус того, кто создавал обстановку в столовой. Солнечные лучи, проникающие через окна в комнату, казалось, наполняли ее золотом и каким-то особым ощущением абсолютного уюта.
- Ты не голодна? - Вилия ступила на мягкий и теплый ковер, с удовольствием отметив про себя, что днем столовая выглядела еще более очаровательно, чем при ночном освещении.

Исправил(а) Вилия - Четверг, 09 Декабрь 2010, 00:54
 
Мастер Среда, 08 Декабрь 2010, 17:02 | Сообщение # 3





<== 19 инлания 771 года, Гильдия Магов. Воздушный док.

Мостик и верхняя палуба корабля.

Эрумпре шла вслед за принцессой, задирая голову на приблизившийся корабль, который теперь казался еще более мощным, чем до этого, даже несмотря на то, что она стояла далеко не на уровне его днища, а куда как выше, в паре метрах ниже верхней палубы. Ее шаги по мостику, идущему вдоль корабля, были практически не слышны за шагами свиты принцессы, в основном – стражи, под которой, казалось, мостик прогнулся бы, если бы смог. Металлическое позвякивание заклепок на обмундировании, сапогах и сам по себе четкий солдатский шаг, эхом отдававшийся в практически безлюдно ангаре, навевали ассоциации, словно Эрумпре идет не вместе с ними, а под их надзором, словно заключенная, потому как шли стражи позади нее. От этой мысли Фламма слегка повела плечами и переложила посох из правой в левую руку, слегка положив его на плечо.
«Если бы на его конце был тряпичный узелок, я бы походила на легкомысленную странницу, случайно попавшую на тот же мостик, что и принцесса», - слегка улыбнувшись подумала виконтесса, посмотрев в спину принцессе, но после вновь переведя взгляд на корабль, когда они приблизились к мостику на его борт. Поднявшись по металлическим ступенькам, по инерции посмотрев назад, на стражей, словно они могли куда-то пропасть, девушка слегка улыбнулась одному из них, когда он смерил ее задумчивым взглядом. На палубе их, оказывается, уже ждали – незнакомый Эрумпре высокий мужчина, в сером костюме, скорее форме, с более светлыми линиями на краях и швах, но видно, что относящийся к королевской семье больше, чем обычные члены команды королевского воздушного корабля. Слишком уж галантно он выглядел, да и форма, по правде говоря, выдавала в нем такого человека – обычные члены команды королевского воздушного корабля такую форму не носят. Но и на капитана он не был похож, его скорее можно было назвать каким-нибудь советником низших чинов.
«Может быть, это помощник капитана? – предположила Эрумпре, оглядывая мужчину с головы до ног. – Вполне подходит. Но он точно не механик, по крайней мере…. Да и в такой форме заниматься на корабле грязной работой особо не получится. Это капитаны очень любят носить мундиры, по которым их и отличают чаще всего… а на этом пусть и не мундир, но он бы одел его, наверное, если бы мог».
- Вам лучше уйти со своей очаровательной спутницей в каюты, - постановка предложения несколько удивила Фламму, потому как звучала скорее как приказ, пусть и тоном предложения. «Точно помощник капитана». - Мы приготовили для виконтессы каюту, рядом с вашей.
- О, спасибо, - воскликнула Эрумпре, тоже немного удивленная такой расторопности. Впрочем, их же наверняка предупредили заранее, так что было время все подготовить. Но удивление от этого, тем не менее, все же никуда не пропало. Принцесса тем временем тоже поблагодарила «советника», заставив Эрумпре немного сощурить левый глаз в легком смущении от того, что она сделала это быстрее принцессы… как если бы вошла в комнату перед ней, это, наверное, было не очень хорошо. Мужчина же на ее слова лишь слегка склонил голову, прикрыв глаза, явно показывая, что благодарить его за это не стоит.
- Пойдем, - слово вызвало в груди Эрумпре странное чувство, не очень приятное, заставившее ее немного нахмуриться, но, благо, незаметно для принцессы. Попрощавшись с мужчиной, имени которого на, увы, не знала, лишь коротким кивком и легкой улыбкой, виконтесса последовала за Вилией. В любом случае, она лучше знала этот корабль, да и уйти сейчас было бы не очень красиво. Правда желания такого и не было.

Палубы корабля, коридоры.

Внутри корабль, как ни странно, оказался более скромным, чем предполагала Эрумпре. Он выглядел немного потрепанным, явно существовал уже не первый год, возможно, уже лет пять или около того. Ковры пусть и были чистыми и явно дорогими, явно были не новыми, по которым уже много раз ступали каблучки дамских туфелек и подошвы чьих-то сапог, далеко не всегда чистых, порой царапающих дорогостоящий дощатый пол. Корабль производил впечатление эдакого крепкого мужичка в самом расцвете сил, который и способен на многое, но уже не так юн и прекрасен, как прежде, однако обладает каким-то своим, особенным, возрастным шармом, отчего становится даже куда более интересным, чем его «потомки». В целом, он оставлял приятное впечатление о себе, навевал какую-то романтическую тоску и был довольно уютным, и почему-то ассоциировался с чашкой горячего чая перед камином, возможно, своими теплыми цветами в отделке интерьера.
Свита принцессы продолжала следовать за принцессой и Эрумпре, ее шаги на этот раз заглушались коврами и не очень просторными коридорами, отчего казались еще более тяжелыми, от которых порой даже поскрипывали отдельные дощечки полового покрытия. Куда вела ее принцесса Фламма не знала, первым же предположением было то, что они идут в какую-нибудь гостиную или даже столовую – вряд ли принцесса станет провожать ее лично до самых ее покоев, это было бы странно. Стоило Эрумпре об этом подумать, как меньше чем через пару минут Вилия замедлила шаг перед красивой дверью с резными узорами.
- Столовая на этом корабле просто потрясающая, ты просто должна это увидеть, - Фламма предполагала, что дверь принцессе откроет кто-то из ее свиты, однако она сделала это сама, к некоторому удивлению Эрумпре. И добавила, слегка хихикнув, когда дверь слегка скрипнула: - Так и не смазали.
«Они тоже с нами, - подумала Фламма, когда вслед за ней и принцессой, стража двинулась в, как и предполагалось ранее, светлую столовую. – А это утомляет… постоянно кто-то ходит за тобой и смотрит на тебя. Нет, мне бы не понравилось быть принцессой, привилегии не стоят этих оков».

Вторая палуба. Столовая.

Столовая своими цветами моментально напомнила о кофе с пенкой – бежево-золотистые и шоколадные цвета были повсюду, словно это была не столовая, а комната, предназначенная именно для распития кофе и ничего больше. Она была очень уютной, изящно обустроенной, словно обустраивали ее так, как если бы распивать кофе здесь должны были настоящие леди, светские дамы с шляпках и с зонтиками от жары. Комнату, на самом деле, очень спасали окна, потому как если бы их не было, в ней было бы душно из-за цветов, используемых для ее оформления.
- Ты не голодна? – вежливо поинтересовалась принцесса, на что Эрумпре задумалась. Особого голода она не испытывала, хотя совсем недавно ей казалось, что он был.
- На самом деле, - она скользнула взглядом по зашедшим в столовую стражам, остановившимся у двери в коридор, - я бы не отказалась от кофе с молоком. И… может быть что-нибудь легкое к кофе… круасаны?
Образы желаемого так ярко вспыхнули перед глазами, что виконтессе показалось, будто она почувствовала их запах, отчего потекли слюнки.
- Да, это было бы замечательно, - мечтательно улыбнувшись, добавила Фламма, после чего, словно очнувшись, огляделась, в поисках прислуги, которую можно было бы попросить об этом. Впрочем, чисто из привычки, отдать распоряжение все равно имела право только Вилия.

 
Вилия Пятница, 10 Декабрь 2010, 23:04 | Сообщение # 4





Вторая палуба. Столовая.

Вилия не сразу поняла, что такая теплая, полная света и жизни столовая неожиданно омрачилась появлением в ней ее охраны. Зачем люди зашли, принцесса так и не поняла, ожидать нападение на королевском корабле было бы глупо. Вид людей в их громоздких доспехах, топчущих своими грубыми и пыльными сапогами ковер, оставляя на нем следы.
- Вы можете быть свободными, - произнесла она, недовольно поджала губы, чувствуя себя неловко, присутствие этих людей, - здесь мне точно ничего не может угрожать.
Она понимала, что со стороны ее слова прозвучали слишком ядовито, но почему-то в этот самый момент их присутствие было самым раздражающим фактором, среди всех остальных. Охрана поняла девушку правильно, возможно они были привычны к капризным объектам охраны или сами поняли, что это уже было лишнее с их стороны. По крайней мере, сама Вилия не совсем понимала мотивов рыцарей, которые коротко и очень вежливо поклонившись, покинули комнату. Доспехи тихо скрипнули, потом что-то звякнуло у одного из вошедших и мужчины покинули столовую, осторожно прикрыв за собой дверь.
- Наконец-то они ушли, - Вилия облегченно вздохнула и расслабленно улыбнулась, суровая морщинка между бровей разгладилась, взгляд стал приветливее и мягче, - кофе и круасаны, замечательно. Я бы добавила еще пирожные…
Она подошла к маленькому круглому столику у крайнего левого окна, на котором стоял изящный серебряный колокольчик с перламутровой ручкой. Вилия взяла его в руку и втайне порадовалась, что никто не завязал красивый бант на его рукояти. Все эти рюшечки и ленточки ее раздражали. Она особенно не понимала особую страсть фрейлин к бантикам, которые часто лепили, где ни попадя. Она даже чуть прикрыла глаза, вспоминая эти жуткие наряды, напоминающие роскошные пирожные с взбитыми сливками.
- Такие, с шапкой белоснежных взбитых сливок, - наконец закончила она свою фразу и дважды позвонив в колокольчик, поставила его на стол.
Дверь открылась практически мгновенно и на пороге возникла не служанка, а матрос. Парень с копной рыжих волос, торчащих в разные стороны, как будто его кто-то драл за волосы. Он смотрел немного растеряно и немного нервно хлопал пушистыми, как у девушки ресницами.
- Ваше Высочество, - матрос поклонился, немного скованно и неуклюже.
Принцесса решила, что, пожалуй, сойдет и местный стюарт, тем более что, скорее всего служанки из ее свиты распаковывают вещи или что там положено им делать сейчас.
- Накройте нам стол, с кофе, обязательно молоко и сливки, - она бросила задумчивый взгляд на Эрумпре и продолжила, - круасаны и пирожные.
Уточнять какие именно она хотела бы, Вилия не стала, потому что сама не знала. Принцесса всегда могла продемонстрировать свое неудовольствие нерасторопностью слуг или вкусом пирожных. «А разве это важно, что мне принесут, главное чтобы с кремом и сладкие. Такие же пушистые и приторные, как мои фрейлины». Вилия улыбнулась про себя и все-таки решила уточнить у гостьи:
- Может тебе хочется что-то еще, Эрумпре?

 
Мастер Воскресенье, 12 Декабрь 2010, 17:51 | Сообщение # 5





Вторая палуба, столовая.

Удивительное дело, но никого из прислуги в комнате почему-то не было, только стража, которую принцесса довольно быстро отправила восвояси. А как же те девушки, служанки, что прибыли вместе с Вилией? Возможно, они занимались ее вещами, но если вспомнить, что вещей принцесса с собой взяла не так уж и много и то, что им всего-то нужно пробыть на корабле часов десять, часть из которых наверняка будут потрачены на сон… В общем, странно было, что никого из служанок сейчас не было в гостиной. Возможно, правда, Вилия сама дала подобное распоряжение еще до того, как они встретились у подъемника? Тоже возможно, хотя Эрумпре в этом виделось не очень много смысла… либо потому, что его там особо и не было, либо потому, что там играла роль какая-то особенная деталь, о которой она в принципе знать не могла. Слишком сильно задумываться обо всем этом виконтесса не стала, хотя бы потому, что отсутствие прислуги не был столь роковым, хотя бы для нее, как для кого-то другого и, возможно, более высокопоставленного. И речь шла далеко не о Вилии. В конце концов, Фламма не побрезговала бы и сама сходить на разведку, выяснить, где и что находится на этом корабле, а заодно и принести все, что нужно сюда, в столовую. Тем более, при посещении кухни она, возможно, найдет что-то еще более аппетитное чем то, что сама только что заказала…
«Тем более, Вилия только что сказала про пирожные», - как бы напомнил внутренний голос, которому Эрумпре мысленно закивала.
Относительную тишину прорезал приятный на слух звон колокольчика, под конец утонувший в звуке практически не задержавшейся открыться двери в столовую. На пороге появился молодой паренек, с копной рыжих, как и у Фламмы, волос, разве что более непослушных и взъерошенных, словно он только недавно поднялся с постели и забыл привести себя в порядок. Совершенно обычная бледно-зеленая форма, состоящая из плотно сидящей на теле курточки с твердыми плечиками и невысоким стоячим воротником, под которой была видна белая рубашка, и свободных штанов, из-под которых выглядывали заметно износившиеся сапоги, посветлевшие и стершиеся на носках.
Когда их взгляды встретились, Эрумпре, развернувшаяся мгновение ранее к двери, расплылась в дружелюбной улыбке, как будто встретила хорошего старого знакомого. Однако, похоже, это несколько смутило паренька, потому как обращение к принцессе прозвучало с какой-то неуверенностью в голосе.
- Накройте нам стол, с кофе, обязательно молоко и сливки, - Фламма обернулась к принцессе, в тот самый момент, когда та посмотрела на нее, - круасаны и пирожные. Может тебе хочется что-то еще, Эрумпре?
- А… - немного не ожидавшая такого вопроса, виконтесса перевела взгляд на ожидающего на пороге служку. И вновь расплылась в улыбке. – Нет, мне больше ничего не надо, благодарю.
Она резко повернула голову в сторону принцессы, отчего хвостики щекотнули плечо, через которое она посмотрела на нее. Взгляд виконтессы говорил, что выбор за Вилией, ее черед отдавать распоряжения.

 
Вилия Четверг, 23 Декабрь 2010, 21:29 | Сообщение # 6





Вторая палуба. Столовая.

- А… Нет, мне больше ничего не надо, благодарю.
Вилия лишь ответила легким пожатием плеч и легким намеком на улыбку. Уголки губ чуть дрогнули, но так и не сложились в улыбку. Взъерошенный мальчишка, топтался в проходе, не понимая, стоит ли ему идти или следует подождать принцессу. Вилия вдруг ощутила, какое-то внутреннее раздражение, даже гнев от всего, что здесь происходит. Наверное, накопившаяся усталость требовала какого-то выхода или смерть короля подействовала на девушку сильнее, чем она думала. Было очень сложно внешне не показывать свое состояние, нервный срыв был бы не достоин ее статусу.
- Нет, - ответила она с запинкой, потом спохватилась и добавила уже более спокойным тоном, - нет, больше ничего, ступайте.
Она опустила ресницы и, постояв у маленького столика пару секунд, посмотрела на свою гостью, после того, как тихо скрипнула дверь парень удалился, пробормотав скороговоркой:
- Все будет исполнено Ваше Высочество.
- Интересно, - она всеми силами старалась избавиться от странного состояния, которое мешало сосредоточиться принцессу, подталкивало девушку к тому, чтобы взорваться, вспылить, - а как правильно назвать членов экипажа на воздушном корабле?
Она посмотрела на свою гостью и немного рассеянно улыбнулась, потому что понимала, что ни в коем случае не стоит начинать пока серьезный разговор. Тема возникла сама собой и была глупой, не требующей от Эрумпре, да и от самой Вилии серьезности.
- Матрос? Это ведь корабль, так? Но он не ходит по воде. Или плавает? – Вилия пожала плечами и пройдя по мягкому ковру подошла к входной двери. Задумчиво провела рукой по его деревянной резной поверхности. – Но этот корабль летает, значит просто член экипажа? Как-то не звучит.
Вилия задумчиво прикусила нижнюю губу, потом спохватилась, что со стороны своим поведением она напоминает маленькую девчонку и немного смутилась. Стоило ей отступить от двери пару шагов, как та тихо скрипнула и отворилась, и на пороге появились две служанки из сопровождения принцессы. Одна из них держала в руках поднос, уставленный вазочками и тарелочками, заполненными всевозможной выпечкой. Вслед за первой служанкой появилась вторая, которая принесла с собой все, что требовалось для кофе. Две изящные чашечки из белоснежного фарфора на блюдцах, казались настолько хрупкими, что было страшно даже прикасаться к ним. Хрустальная вазочка с горкой из кусочков сахара, соусник для сливок был в том же стиле, что и чашки. Простенький такой сервиз, без рисунка или позолоты. Вся прелесть заключалась в изящности форм. Красота в простоте, как любила Вилия.
Две девушки-служанки быстро и ловко расставили все принесенное с собой на столе в центре гостиной, накрывая на двоих, потом одна из них удалилась, предварительно поклонившись Эрумпре и Вилии, а вторая отошла вглубь комнаты и тихо пристроилась на стульчике в уголке. Принцессу всегда поражало, как дворцовые слуги умели становиться невидимыми, когда это требовала ситуация. Вот, например Элия, которая осталась прислуживать им с виконтессой. Симпатичная девушка с длинными, темно русыми волосами и правильными чертами лица. Она была красивой, яркой девушкой и не обратить на нее внимания было бы просто не возможно. Но стоило служанке захотеть и никто уже не обращал внимание на ее присутствие.
- Так как же правильно? – Вернулась к своему вопросу Вилия, направляясь в сторону накрытого стола. – Моряк или как то по-другому?

 
Мастер Понедельник, 03 Январь 2011, 19:07 | Сообщение # 7





Вторая палуба, столовая.

Изменения в принцессе почувствовались Эрумпре не сразу, однако когда это произошло, это ощутилось словно самой кожей, а не чем-то иным. Какое-то напряжение повисло в воздухе, жесты принцессы, ставшие более скованными, как будто ей было тяжело двигаться, словно сами создавали эту напряженность, даже лицо Ее Высочества утратило ту расслабленность, что была совсем недавно. Вот только Эрумпре не понимала причину такой внезапной перемены – ведь они всего лишь решали вопрос с чаепитием.
«Все тебе кажется, действительно, с чего бы Вилия стала бы раздражаться? – мысленно одернула себя виконтесса, хотя краем уха поймала то, как дрогнул голос принцессы, когда она отрицательно ответила на ее ранний немой вопрос. – Может быть, это просто усталость, сейчас все слишком тяжело, чтобы оставаться спокойно… для Вилии. Она не из тех персон, что ходят с лицами-кирпичами, она все еще любит показывать свои эмоции, хотя и умеет их скрывать, как это требуется. Но в таком возрасте и при таком характере… нет, я бы была плохой принцессой – я бы не стала скрывать то, что я думаю, если бы это касалось какой-нибудь мелочи. Да и кому это надо! Ведь ты ничего плохого не делаешь, так почему ты должен скрывать то, что думаешь, если это не принесет никому вреда? Это как-то… глупо. Сплошной театр…»
Поняв, что вновь затеяла мысленный монолог, виконтесса пару раз моргнула, подошла к диванчику у окна, положив на него посох и оглядев трапезную, остановила взгляд на одной из картин, где был изображен незамысловатый пейзаж – холмы на фоне далеких гор.
- Интересно, - голос принцессы заставил Фламму посмотреть в ее сторону, - а как правильно назвать членов экипажа на воздушном корабле? Матрос? Это ведь корабль, так? Но он не ходит по воде. Или плавает? Но этот корабль летает, значит просто член экипажа? Как-то не звучит…
«И все же, она словно слегка нервничает. Но с чего вдруг? Ведь все нормально? Надеюсь, я не сказала что-то, что могло бы ее смутить? Как будто хочет что-то сказать, думает о чем-то… и подозревает, что ее мысли могут быть услышаны, отчего и меняет темы разговора. Что тебя волнует, Вилия?» - внимательно глядя на принцессу, думала Эрумпре.
Однако не успела она ответить принцессе, как дверь в трапезную неожиданно отворилась и на пороге появилась прислуга, с заказанными ранее деликатесами.
«О! Ничего себе, так быстро? – виконтесса была очень удивлена, и это явно отобразилось на ее лице, и лишь где-то задней мыслью проскользнуло то, что слуги, почему-то, прежде чем войти не постучались и не дождались на это разрешения («это высокоинтеллигентное воспитание…»). – Тот парнишка же едва ушел! Как будто знали, что мы что-то попросим… интересно, с какой скоростью он бежал к корабельному повару?..»
Все еще пребывая в некотором шоке от быстроты работы прислуги, Эрумпре даже на какое-то время забыла, что должна была ответить принцессе, однако вспомнила об этом, когда Вилия вновь повторила интересующий ее вопрос, направляясь к столу. Дождавшись, пока принцесса займет свое место, Фламма села недалеко от нее, так, чтобы было и не очень близко, по столовому этикету, но и не слишком далеко, чтобы не пришлось повышать голос во время разговора. Когда они заняли свои места служанка, милая на вид девушка, оставшаяся в комнате, занялась их тарелками. Запах выпечки, наполнивший комнату, просто очаровывал и наполнял рот слюной, виконтесса уже словно чувствовала на языке вкус принесенных пирожных.
- Моряками их, конечно, назвать нельзя… - задумчиво закатив глаза, начала Эрумпре, чуть склонив голову влево. – Воздухоплаватели, может быть? Матросы… я бы не сказала. Члены экипажа. Помимо капитана и военных, если корабль является боевым кораблем воздушного флота, - задумчиво, даже слегка сведя брови, говорила девушка, - есть и обслуживающий персонал. Корабельный повар, стюарты, первый помощник капитана… а вот того мальчика, наверное, можно назвать стюартом. Если это не был юнга. Пожалуй, так.
Фламма смущенно улыбнулась и пожала плечами.

- Прошу меня простить, я никогда не интересовалась подобным и мои знания в данных вещах очень скудные. Благодарю, - последнее слово она сказала служанке, которая придвинула к ней чашечку с ароматным кофе.

 
Вилия Среда, 05 Январь 2011, 20:23 | Сообщение # 8





Вторая палуба. Столовая.

Мир стал приобретать уже более знакомые очертания. По крайней мере, кофе появилось именно тогда, когда это следовало было быть. Его температура была идеальной и такой, какую она любит, аромат достаточно терпкий с характерной горчинкой, от чего во рту стала активно выделяться слюна. Она расслабленно улыбнулась, чуть прикрыла глаза и просто позволяла крутиться вокруг себя прислуги и угождать ей. Это было так приятно, она даже позволила себе немного расслабиться. Чуть снизить контроль над собой, почувствовать, как раздражение стало понемногу отпускать. Осадок остался, но он просто таял в маслянистой горечи кофе.
- Моряками их, конечно, назвать нельзя…
Слова Эрумпре вывели принцессу из задумчивости и напомнить себе, что мир вращается не вокруг нее, а все-таки вокруг светила, что каждое утро упорно поднимается над Террой и вечером уходит на покой, утомившись от проблем жителей этой планеты. Мысли были слишком путанные и наполнены излишней образностью, которая обычно как мишура скрывала за собой простые, понятные и столь неприятные для нее выводы.
А ее гостья продолжала говорить, отвечая на вопрос Вилии. Принцесса чуть опустила ресницы, стараясь рассмотреть свою собеседницу как бы исподволь, чтобы понять, что сейчас чувствует девушка, сидящая с ней за одним столом.
На слова благодарности служанки Вилия чуть сдержала улыбку, так и рвущуюся наружу.
- Жаль, что нельзя, - сказала она и, протянув руку взяла нечто, украшенное белоснежной шапкой крема с красной ягодкой наверху, - воздухоплаватели, воздухоходы, неболазы, - она стала предлагать свои варианты и впервые за последний час весело и расслабленно рассмеялась, - надеюсь, мы не обидели команду корабля своими рассуждениями.
Она откусила кусочек пирожного, которое было просто воздушным со сладковато-терпким вкусом.
- Знаешь, есть вещи, которые нам кажутся маленькими, не значительными. Мы никогда не задумываемся о них, но однажды что-то происходит… - принцесса отложила надкушенное пирожное и отпила маленький глоточек кофе. Служанки, бесшумными тенями скользившие вокруг их стола отошли в сторону, зорко наблюдая за тем, чтобы помочь принцессе и ее гостьи в любой момент. - И ты начинаешь смотреть на мир по-другому, понимая, что он совсем не такой, каким казался раньше. Вот мы сейчас направляемся в столицу и даже не знаем, как называть тех, от кого зависит наша жизнь.
Вилия сама не понимала, к чему ведет этот разговор, по крайней мере, сейчас она действовала скорее интуитивно, чем делая ставку на разум.

 
Мастер Пятница, 07 Январь 2011, 12:20 | Сообщение # 9





Вторая палуба, столовая.

Эрумпре никогда не была особо падка на сладкое, пусть и любила вкусно поесть, однако сейчас угощения манили ее обратить на них внимание своим ароматом, еще слишком свежим и насыщенным, чтобы можно было проигнорировать их. Слегка поджав губы и слушая принцессу, она периодически задумчиво поглядывала в сторону пирожный, прикидывая для себя, что ей будет лучше попробовать первым. Все же, раз уж они пьют кофе и беседуют, отчего бы и не побаловать себя немного, сладкое все-таки вещь достаточно хорошая, особенно когда идет вместе с чаем или хотя бы кофе. Последнее Эрумпре нравилось несколько меньше, хотя бы из-за горьковатого вкуса – в этом плане чай, особенно если он шел с вареньем, либо же чай с фруктами, наполняющих его особым ароматом и привкусом, нравился Фламме гораздо больше черного утреннего напитка. Хотя запах кофе она очень любила. Иногда даже задумывалась о том, что кофе могло бы быть хорошим благоухающим средством для дома, особенным, несомненно. Однако просто заваривать кофе по утрам, чтобы он наполнял запахом дом, наверное, было бы странновато.
«Но если вспомнить дядю, он и не такое смог бы сотворить, вспомнить хотя бы все его эксперименты с травами для купания… после них дышать было невозможно, а если приходилось, то после голова болела как после сильного и хорошо отмеченного праздника. Правда, похоже на него они никогда не действовали, может быть, он просто ставил на нас тогда эксперимент?» - Фламма улыбнулась в сторону, вспомнив кусочек из относительно недалекого прошлого, когда их семья часто собиралась в одном доме и подолгу проводила время вместе – тогда ей было лет девять.
Сделав несколько небольших глотков кофе, виконтесса почти бесшумно выдохнула, не скрывая того, что была в восторге от кофе, которое оказалось заметно менее горьким, нежели то, что обычно заваривал дядя, и более мягким, даже сладковатым. Среди вкусностей, что были принесены, Фламма уже заприметила одно песочное пирожное, однако решила пока подождать и не набрасываться на сладкое. Вместо этого она обратила внимание на Вилию, что продолжала размышлять на заданную ранее тему. Внимательно ее слушая, придерживая чашечку с кофе правой рукой и держа левую на коленях, Фламма лишь на секунду стрельнула взглядом в сторону своего посоха, что томился в одиночестве, положенный на небольшой диванчик недалеко от окна, как раз когда принцесса сказала слово «жизнь», закончив им свою небольшую речь.
- Может быть, - как-то немного став серьезнее, отозвалась Фламма, слегка качнув головой влево, при этом слегка прикрыв глаза. – Как и в случае с колдунами, когда их называют обычными магами – я слышала, многих колдунов это задевает. По их мнению, это как путать два разных цвета или же приписывать чаю вкус и запах кофе. Правда я думаю, вышеперечисленные названия – самые используемые, я их ранее уже не раз слышала, разве это не причина того, что это верные названия? – здесь девушка слегка пожала плечами и улыбнулась принцессе. – Еще бы их можно было назвать «летчиками» или «полетчиками», но звучит это немного странно.
Фламма бросила короткий взгляд в сторону окна, а затем поинтересовалась:
- Я все хотела спросить: а как поживает принц Маркус? Мы с ним очень давно не виделись, надеюсь, у него все хорошо? Как поживает графиня, ваша матушка? – про отца Эрумпре спрашивать не стала просто потому, что относительно недавно видела графа в Гильдии, и выглядел он, в целом, как обычно. Куда-то спешил, был как всегда чем-то занят и часто выезжал в Серебряный Сад.

 
Вилия Воскресенье, 09 Январь 2011, 00:59 | Сообщение # 10





Вторая палуба. Столовая.

Вилия не выдержала и тихо хихикнула, от чего чуть не уткнулась носом в белый холмик крема пирожного, которое держала в руках. Но быстро справилась с собой, на лице вновь возникло серьезное выражение, правда в глазах продолжали плескаться лукавые искорки.
- Да, иногда это выглядит очень забавно со стороны.
Но тут, же настроение Вилии ухудшилось, потому что в ее очаровательной головке возникли отнюдь не веселые мысли: «Есть принцесса и вторая принцесса. Разница всего в одном слове, а сколько в этом… унижения. Я никогда не задумывалась о своем статусе, все было просто. А кто я сейчас?» Принцесса опустила глаза, чуть прикрыла, так чтобы горечь, промелькнувшая в них, не стала очевидна для ее собеседницы. Она положила пирожное, которое резко потеряло всю свою аппетитность и очарование в ее глазах, и взяла чашечку с кофе, сделав пару глотков, подняла взгляд на виконтессу:
- Слова пострашнее магии будут Эрумпре и острых мечей. Они могут превратить злодея в доброго и порядочного человека, а доброго наоборот.
Она осторожно вздохнула и улыбнулась, поставив чашку на стол, внешне переключаясь на милое и приятное щебетание. Тем более что Эрумпре сама дала возможность сменить тему. Принцесса задумчиво провела рукой по скатерти, ткань была такой мягкой и плотной, приятной на ощупь и источала тепло. Дерево, даже умерев, продолжало быть живым. Вилия стала замечать за собой, что после смерти короля стала обращать внимание на такие мелочи, как окружающая ее обстановка и ей не хочется устраивать разнос прислуги, за ее нерасторопность. Ее выводили из себя ничего не значащие мелочи, бесило общее состояние подвешенности и неопределенности.
- Маркус, - в голосе девушки проступили отчетливые теплые нотки, ее лицо просветлело, - когда мы расстались, все было замечательно, но он еще не слышал о последних событиях. Думаю, брат нас встретит во дворце.
«Зная его натуру, вряд ли Маркус захочет быть в стороне от того, что здесь происходит. Ох, вдруг он окажется в опасности, я же не переживу, если с ним что-то случиться». Вилия была уверена, что с родителями ничего не произойдет. Мама была родной сестрой вдовствующей королевы. А отец… Ему всегда было не интересно то, что происходит у трона. Он был слишком увлечен своими изысканиями. Но вот с Маркусом. Их отношения с будущим королем Блеймру как-то не заладились с самого начала, с их первой встречи. А еще сестра Рейна Энни. Вспоминая о первой принцессе Блеймру, заставили Вилию непроизвольно нахмуриться и даже с легкой обидой поджать нижнюю губу. Каким-то чудом она ее не прикусила.

 
Мастер Воскресенье, 09 Январь 2011, 04:21 | Сообщение # 11





Вторая палуба, столовая.

«Слова пострашнее магии, Эрумпре, будут и острых мечей. Они могут превратить злодея в доброго и порядочного человека, а доброго наоборот», - повторила про себя виконтесса, уже не в первый раз отметив некоторую необычность построения фраз принцессой. Хотя, среди королевских особ любители закручивать фразы были и похлеще, здесь же пахло скорее самим дворцовым воспитанием. Принцессу в детстве явно обучали одни из приверженцев старой школы, любящие говорить так, что создавалось впечатление, словно они являлись мудрецами с восемью веками за спиной, а то и вовсе кто-то из эльфов, видавшие в своей жизни немало событий и знающие, как предпочитали говорить короли древности. Подобная манера речи всегда выделяла таких людей, обычно они были очень похожи – важные, вздергивающие подбородок, считающие себя великими умами, а всех прочих – лишь себе подобными, недостойными называться теми, кем они зовутся. Пожалуй, если бы им за это не перепало, они обругали бы даже самого короля, сравнив его с королями старых времен, припомнив «как оно было в те времена». Эти люди никогда особо Эрумпре не раздражали, хотя порой бывало и так, однако она каждый раз поражалась важности, с коей они расхаживали, словно сами являлись едва ли не самыми важными людьми на Терре. Их Фламма всегда невольно сравнивала с индюками, пухнущими от своей важности.
Когда же подобная речь исходила из уст принцессы Вилии, создавалось странное впечатление, возможно потому, что вместо очередного «старого индюка» перед ней сидела юная и красивая девушка, леди, принцесса, и по мнению Фламмы такая манера речи совершенно не вязалась с ее образом, ликом и характером, каким его знала Эрумпре, даже несмотря на не очень-то частое общение. И если бы виконтесса не была уверена, что принцесса делает это не специально, она бы подумала, что Вилия такая же важная и надутая особа. Индюшка.
«О, Единый, Фламма, о чем ты думаешь! – мысленно воскликнула Эрумпре, даже слишком долго продержав глаза закрытыми, моргнув, дабы отогнать представшую перед глазами картину с толстой птицей. – Ты бы еще короля сравнила с…»
Внезапно мысль оборвалась, а на лицо виконтессы легла тень, что она постаралась скрыть, опустив взгляд к чашке кофе, которую поспешно поднесла к губам. Все же она еще не привыкла думать о короле в прошедшем времени, как будто его смерть и не могла произойти вовсе, она никак не могла воспринимать этого человека уже умершим, он по-прежнему был для нее живым и разум отказывался принимать обратное. Фламме стало совсем мрачно от этой мысли, поэтому она постаралась отвлечься на слова принцессы, начав обдумывать их.
- Он по-прежнему занят делами семьи и совсем не отдыхает? – поинтересовалась девушка после глотка, поставив чашку на блюдце, и подняв взгляд на принцессу. – Не хочу показаться навязчивой, но… возможно ему бы не помешало подумать о своем личном будущем, как вы считаете, принцесса? Ведь у вашего брата еще нет невесты?
На последнем вопросе Фламма слегка вжала голову в плечи и почти заговорщецки улыбнулась, чуть склонившись в ее сторону.

 
Вилия Воскресенье, 09 Январь 2011, 19:42 | Сообщение # 12





Вторая палуба. Столовая.

- Он по-прежнему занят делами семьи и совсем не отдыхает? Не хочу показаться навязчивой, но… возможно ему бы не помешало подумать о своем личном будущем, как вы считаете, принцесса? Ведь у вашего брата еще нет невесты?
- О, - только и сказала Вилия, с удивлением слушая слова девушки, - ну и вопросик.
Она рассмеялась и откинулась на спинку стула. Потом рассмеялась и всплеснула руками. Се дворцовая выучка выходила с каждым взрывом смеха.
- Прости Эрумпре, извини, но… - Она еле успокоилась, но иногда прерывалась на короткие смешки, - обычно в разговорах со мной спрашивают о моем замужестве. А Маркус…
Вернуться к серьезности или хотя бы более или менее деловому общению ей никак не удавалось.
- Нет, пока о женитьбе ничего не говорил, - она посмотрела на виконтессу таким же заговорщическим взглядом, как и ее собеседница, - и если честно, мне сложно представить рядом с ним жену или невесту.
«Я ревную?» - эта мысль ее немного удивила, но не вызвала отторжения. – «О да, я ревную и вряд ли приму жену Маркуса, когда она появится. Один Единый знает, хватит ли терпения мне не показывать это… хотя бы на глазах у брата. Но он обязательно все поймет».
Вилия опустила взгляд, в котором не было и капли раскаяния за ее последние мысли.
- А у тебя, - она стала задумчиво чертить на столе указательным пальцем круги, - уже есть жених?
Она посмотрела на виконтессу с неподдельным интересом. По мнению Вилии все, за исключением, конечно, тех, кто имеет, хоть некоторое отношение к королевской семье в вопросе брака находятся в более выгодном положении. Они могли выбрать спутника жизни, а вот на подобное по отношению к ее брату и уж тем более к ней самой вряд ли можно было надеяться. Эрумпре сама того не желая затронула один из по-настоящему волнующих Вилию вопросов. Тем более, что после смерти короля начнутся тонкие политические игры и вторая принцесса Блеймру может оказаться определенной степенью платы. Возможно, она сгущала краски и многое себе сейчас придумала. «Один Единый знает, что будет завтра», - подумала она и, взяв с тарелки отложенное ранее пирожное, отправила его в рот с более или менее оптимистической мыслью, - «Об этом я подумаю завтра. Но не сегодня. А пока сплетни, сплетни и еще раз сплетни».
- Так как? Есть кто на примете? – Она посмотрела на Эрумпре и чуть приподняла левую бровь в ожидании ответа.

 
Мастер Воскресенье, 09 Январь 2011, 20:22 | Сообщение # 13





Вторая палуба, столовая.

Реакция принцессы на вопрос Фламмы ее немного удивила – чего она не ожидала, так это волны смеха с ее стороны, как если бы вопрос виконтессы показался очень забавным. Эрумпре задумалась, слегка недоуменно взглянув на Вилию.
«Конечно, принц Маркус всегда был несколько черствым и замкнутым, но ведь не настолько, чтобы не думать о подобных вещах? В его-то возрасте… он же просто не может не интересоваться девушками, а Вилия смеется так, словно это последнее, что можно от него ожидать. Или у принца действительно с этим немного не в порядке? Или наоборот, а сейчас Вилия просто вспоминает девушку, которую Маркус стал обхаживать? Нет, вряд ли бы она так смеялась, это было бы странно, она скорее смеется… да, как от абсурдности предположения. Странно, принц ведь довольно привлекателен, неужели все так плохо?»
Однако Вилия продолжала смеяться от всей души, словно не могла остановиться и слишком долго находиться в задумчивом состоянии Фламма не смогла – она засмеялась в ответ, поднеся не до конца сжатый кулачок тыльной стороной к губам, разве что звучал более скромно и тихо, не так бурно, просто вторя заразительному смеху принцессы.
- Нет, пока о женитьбе ничего не говорил, и если честно, мне сложно представить рядом с ним жену или невесту, - наконец сказала та, на что виконтесса мысленно поставила галочку напротив одной из возможных причин бурного смеха. Неужели это все из-за холодности принца? Из-за нее вероятное нахождение подле него будущей жены кажется таким невероятным, что вызывает такую бурную реакцию? Интересно, а что бы сам принц Маркус сказал на это?
«Ну… он же всегда был кем-то вроде недостижимой цели в Саду, словно икона, он привлекал взгляды, а со всем сторон девушки только и сплетничали о нем и его… достоинствах характера. Мрачный и молчаливый красавчик, принц, блестящий студент и просто очаровашка. Да, именно таким его всегда и воспринимали, а мальчишки ходили и дулись…»
- А у тебя уже есть жених? – внезапность вопроса заставила Фламму два раза быстро моргнуть, гладя на принцессу.
«У меня жених? Да когда бы, я только… да не могло бы… да и кто бы, ведь что я делаю… просто инструктор, никто и никогда…» - обрывки мыслей засорили голову как маленькие бумажки с напоминаниями обычно засоряют ее рабочий стол, когда она занята какой-нибудь очередной текстовой работой.
- Так как? Есть кто на примете? – повторила вопрос принцесса, на что виконтесса сглотнула и быстро отпив кофе, улыбнулась, сказав, одновременно ставя чашечку на блюдце:
- Нет, никого, я даже не задумывалась об этом никогда, - она с легкой улыбкой как-то мечтательно посмотрела куда-то вверх впереди себя, словно душой переместилась в другое место. – Я всегда просто занималась тем, чем должна была, как только вышла из Серебряного Сада как его маг. Инструктаж, лекции, научные работы, поездки, помощь юным студентом, набор классов для дополнительных занятий, затем та научная работа о которой мы недавно говорили…
Она тепло, но как будто слегка грустно улыбнулась принцессе, хотя улыбка и получилась очень теплой.
- Возможно, сейчас просто не мое время, - говоря это она видела перед глазами Августу, дорогую подругу, пережившую горечь от расставания с принцем. Она вспомнила, как ей было больно, как часто в ее глазах стояли слезы и невольно опустила взгляд, скрыв грусть в нем, вновь отпив немного кофе, которое уже слегка остыло и не было таким горячим, как в самом начале их разговора.
«А возможно я просто бегу от всего этого. Милая девочка Эру, веселый учитель-друг и не более того. И все видят только то, что открывается глазам…»
- …Или мне просто страшно начать менять что-то. Ведь сейчас все прекрасно, не так ли? – поняв, что начала озвучивать мысли, Фламма подняла взгляд на принцессу и бодро улыбнулась, дабы не омрачать их разговор своими проблемами. – А если все прекрасно – зачем это менять?

 
Вилия Понедельник, 10 Январь 2011, 21:13 | Сообщение # 14





Вторая палуба, столовая.

- Да кто же нас спрашивать будет, - ответила Вилия на слова Эрумпре, ей даже показалось, что девушка немного смутилась от своих собственных слов. Или Вилия в очередной раз стала додумывать за человека его реакцию на ее слова. – Знаешь, - принцесса чуть понизила голос и даже чуть наклонилась вперед, как будто хотела сказать что-то очень важное и секретное, - мужчинам везет. Они чаще всего могут выбирать с кем бы им хотелось. А нас… - она бросила короткий взгляд в сторону притихших служанок в уголке столовой, -… принцесс никто и не спросит. Хорошо, если за день до свадьбы предупредят, да и то не всегда.
Последние слова она говорила со странной интонацией. Вилия не могла понять, шутит ли она или озвучивает то, что ее стало мучить последнее время. Она с содроганием вспоминала милую болтовню фрейлен, которые стараясь ее развлечь, начинали обсуждать идеальную партию для второй принцессы Блеймру. В таких случаях Вилия себя чувствовала самой несчастной девушкой на свете, ей просто не хватало сил выносить эту болтовню слишком долго. Обычно она начинала ехидничать и высмеивать всех названных кандидатов. «Как там сказала прекрасная Элен?» - она не удержалась и скопировала мысленно тон одной из своих самых нелюбимых фрейлин, - «вы слишком разборчивы дорогая». Вилии тогда остановило только чудо, потому, что она восприняла слова баронессы, как личное оскорбление. И слава Единому, что на лице Вилии в тот момент не дрогнул ни единый мускул, губы сами сложились в вежливую улыбку, в то время как правая рука сжимала ручку веера с такой силой, что его костяная накладка треснула. Конфуз был замят, все сделали, что не заметили бестактности прозвучавших слов. Вилия очень надеялась, что та фраза была произнесена без злого умысла или желания ее уколоть. Всякий раз, когда принцесса чувствовала усталость или раздражение, она замечала за собой излишнюю подозрительность по отношению к словам окружающих ее людей. Искала в них двойное дно и желание обидеть и уколоть ее.
- Хотя может тебя, - добавила она чуть громче, - подобная женская доля обойдет стороной.
Вилия сдержанно улыбнулась, в ее взгляде появилась легкая томность, на лице появилась свойственная для всех придворных сдержанная вежливость. Продержалась девушка недолго и прыснула от смеха, потому что это было так не к месту и скорее всего, глупо смотрелось со стороны, что она не смогла долго удерживать привычную маску.
- Прости, - сказала Вилия мягко и открыто улыбаясь, - просто тема с женитьбой или замужеством стала слишком популярна в моем окружении. И это так утомляет, когда тебе постоянно дают советы или обращают внимание на того или иного молодого человека и начинают расписывать его достоинства. И такое ощущение, что оценивают люде, как породистых жеребцов. Осталось только устроить смотр зубов и все.
Она вздохнула и покачала головой. Служанка встала и тихо шурша юбками подошла к сидящем за столом, взяла кофейник и напомнила чашку принцессы, потом повернулась к Эрумпре и присела в вежливом поклоне, ожидая ее решения.

Исправил(а) Вилия - Понедельник, 10 Январь 2011, 21:15
 
Мастер Вторник, 11 Январь 2011, 00:03 | Сообщение # 15





Вторая палуба, столовая.

- …принцесс никто и не спросит. Хорошо, если за день до свадьбы предупредят, да и то не всегда.
Фламма задумчиво и с долей удивления посмотрела на Вилию. Было странно, что у той сложилось такое впечатление, хотя бы потому, что подобные методы союзов уже не особо и практиковались – предупредить бы в любом случае предупредили, если бы уж выбрали супруга без участия второго. Фламма не совсем понимала, с чего это так волнует Вилию – будь она на месте принцессы Энелин ей бы стоило переживать по этому поводу, однако в ее нынешнем положении…
Все ведь знали, что племянники королевы получили свои титулы исключительно из вежливости, и если кто и мог выбрать партию для Вилии без ее спроса, то только родители, которые, как думалось Эрумпре, на такое бы не пошли. Самой королеве вряд ли вообще было дело до этого в плане того, что обязательно нужно самолично выбрать будущего спутника жизни. Главным критерием, пожалуй, был социальный статус будущего избранника и его репутация в обществе. Для чего было бы планировать брак той же Вили тем способом, о котором она говорила – неясно. Скорее подобное бы гораздо вероятнее коснулось именно королевских детей – принцессу Энелин и принца Келлума. Второго это и коснулось, в общем-то, разве что он был предупрежден заранее. Его просто поставили перед фактом. А это, наверное, даже хуже, чем если бы ему объявили об этом за день до свадьбы – жить после такой новости, думать над всем этим гораздо болезненнее, нежели впасть в шоковое состояние от такой новости. С другой стороны, неожиданность тоже не была хороша, сама по себе, кто знает, к чему она могла бы привести?
Фламма слегка качнула головой, отгоняя размышления, ушедшие немного не туда. «Ты опять не о том думаешь…»
- Хотя может тебя подобная женская доля обойдет стороной, - произнесла тем временем принцесса, обратив на себя внимание виконтессы. Взгляд Фламмы в этот момент был очень внимательным, словно пытался заглянуть внутрь Вилии и увидеть в ее глазах что-то еще, однако при этом его нельзя было назвать тяжелым или неприятным. Поймав себя на мысли, что ее рука даже зависла с чашкой где-то на полпути к губам, Эрумпре несколько раз моргнула, посмотрела на кофе в чашке и лишь пожала плечами в ответ на слова принцессы. И почти в тот же миг Вилия вновь разразилась хохотом, который был слишком уж сильным и оттого казался совершенно не к месту.
«Что ее так веселит? – недоумевала виконтесса, глядя на юную леди. – Может быть, я что-то не то делаю или глупости говорю, вот она и заливается? Или причина в чем-то другом? Надеюсь, в кофе ничего не подсыпали… хотя кому это надо, если уж подсыпать, то яд, а не порошок смеха. А может это просто такой эффект от яда? Сперва ты смеешься, а потом умираешь с улыбкой на устах… Бр! Эрумприя Де Тессера, прекращай читать на ночь!»
- …Осталось только устроить смотр зубов и все.
- Возможно, - слегка улыбнувшись, Эрумпре слегка кивнула подошедшей служанке и, поставив чашку на блюдце, глядела на то, как та придвигает его поближе к себе, вновь наполняет ее кофе, а затем возвращает Эрумпре.
- А вы, принцесса, у вас уже есть кто-нибудь, кто был бы подходящим на роль будущего супруга? Вам кто-нибудь нравится? – скромно поинтересовалась она, взглядом показывая, что принцесса вполне может и не отвечать, если не пожелает.

 
Вилия Среда, 12 Январь 2011, 00:58 | Сообщение # 16





Вторая палуба, столовая.

- Мне? - Вилия как раз потянулась к чашке с кофе, когда прозвучал последний вопрос виконтессы. Рука замерла в воздухе, так и не коснувшись чашки с ароматным напитком, - нравится? Ох… какой вопрос.
И принцесса вдруг осознала, что готова ответить на этот вопрос, потому что взгляд на замужество Эрумпре совпадал с ее отношением к браку. Нет, ее интересовал противоположный пол, и было приятно чувствовать проявления внимание к себе со стороны придворных, но дальше кокетства Вилия никогда не заходила. Если не считать тех встреч в саду, под луной. Она даже вспомнила свои шестнадцать лет и сама не заметила, как начала улыбаться, немного глупо и мечтательно.
- Было время, когда думала что есть, - ей пришлось вернуться с неба на корабль, - но все закончилось грустно. Ему льстило то, что я принцесса. – Она вздохнула и наконец, взяла чашку с кофе, - но это был полезный опыт. А сейчас.
Вилия покачала головой и даже развела руки, чуть не вылив содержимое чашки на ковер, но успела вовремя спохватиться и вернула ее обратно. Пара капель упало на скатерть, они впитались в ткань, оставив на ее чистой поверхности два темно-коричневых, медленно расползающихся пятнышка. «Как не аккуратно», - поморщилась принцесса и вздохнула, - «ну вот, теперь уже ничего не изменишь».
- А сейчас нет никого на примете. И меня это устраивает, - последняя фраза заставила Вилию вспомнить, что сегодня в Блеймру все узнали о смерти короля, наступил траур, - вернее раньше устраивало. А сейчас, не знаю. В стране грядут большие перемены, какое уж тут замужество.
Взгляд девушки помрачнел, но на лице ее по-прежнему была легкая улыбка. "Как там дела во дворце?" - эта мысль ее волновало все больше и больше, - "Маркус сейчас уже должен быть в Кагорле. Он не останется в стороне и все сделает правильно. Мне не стоило резко разговаривать тогда с Рейном. Брат не повторит моей ошибки, он всегда удивлял меня своей сдержанностью".
Вилия сделала вид, что пирожное с шоколадной крошкой ее очень интересует и опустила взгляд, стараясь вернуть себе внутреннюю гармонию. Она итак за последние сутки позволяла своим чувствам слишком часто оказываться на поверхности. Внутренний контроль ослаб и она очень боялась что в этом повинна не только усталость, но и ее неумение держать себя в руках. Неужели мама была права и принцесса так и осталась дикаркой.
 
Мастер Среда, 12 Январь 2011, 01:38 | Сообщение # 17





Вторая палуба, столовая.

Ответ принцессы виконтесса предсказала заранее. И не без оснований – пусть они и не очень часто общались, но круг персон из самого высшего света, тем более круг сплетен вокруг королевской семьи, всегда был всеобщим достоянием, и стоило бы появиться хоть одному новому лицу в высшем обществе, либо же двум лицам в компании друг друга, об этом сразу же начинали говорить. О принцессе ничего подобного слышно не было, по крайней мере в тех масштабах, которые можно было бы расценить как нечто большее, нежели просто хорошее совместно времяпровождение. Да и дядя бы наверняка обронил пару слов о подобном событии или хотя бы его зарождении. Еще одной причиной являлось само поведение принцессы – почему-то она не выглядела как девушка, окрыленная высокими чувствами, даже когда Фламма спросила, она лишь слегка смутилась, однако в глазах ее не вспыхнуло того особенного огонька, который бы выдал ее привязанность. А Эрумпре могла отличить влюбленного человека от обычного, не обремененного данным чувством – слишком часто она общалась с милой Августой и не могла нарадоваться на ее счастливый вид, и грустила не меньше, чем она, пусть и по иному поводу, когда подруга переживала расставание с принцем Келлумом. Если бы Вилия относилась к числу девушек, по которым сложно было читать эмоции, Фламма, вероятно, не была бы так уверена, однако принцесса в список подобных леди не входила.
Вопрос же, по всей видимости, все же несколько смутил принцессу, да и судя по взгляду и улыбке, явно всколыхнул достаточно приятные воспоминания, что Эрумпре порадовало – не хотелось бы узнать, что ее вопрос напомнил о чем-то плохом или грустном.
- Благодарю за откровенность, Ваше Высочество, - слегка склонив голову, не поднимая взгляда, произнесла виконтесса.
- А сейчас нет никого на примете. И меня это устраивает… вернее раньше устраивало. А сейчас, не знаю. В стране грядут большие перемены, какое уж тут замужество.
Фламма отвела взгляд, и на ее лице, долго знающие ее люди, могли бы заметить тень сомнения, а может и несогласия. Однако она не стала высказывать какие-то глубокие мысли по этому поводу хотя бы потому, что они не до конца сформировались, да и не время было для подобных разговоров, как и не место. Однако эти мысли все же отчасти, но нашли свой выход, который виконтесса озвучила не сразу, обдумывая, стоит ли вообще это делать.
- Скажите, принцесса… - все же начала она, хотя неуверенность так до конца и не прошла, отчего голос был немного стихшим, задумчивым и как будто печальным; взгляд же Фламмы был опущен на чашку с кофе, что была слегка сжата пальцами обеих рук. Эрумпре наклонила голову чуть влево, отчего рыжие пряди в хвосте с левой стороны слегка щекотнули оголенное плечо. – Что если бы вы знали, что некое ваше действие может навсегда или хотя бы на очень долгое время лишить вас чего-либо, что вы бы очень желали в своей жизни - вы бы совершили это действие? Даже если бы оно могло полностью изменить вашу жизнь, возможно даже настолько, насколько вы не могли и представить? Даже если бы это могло лишить вас многих дорогих вещей в жизни, возможно… - Эрумпре подняла спокойный взгляд на принцессу, - …вовсе лишить вас будущего, если позволите такое сравнение? Вы бы пошли на подобную жертву ради цели, которую до конца не понимаете? На что вы бы опирались в своем решении?..
Поняв, что, возможно, ее вопрос был слишком резким, виконтесса задумчиво опустила взгляд обратно на чашку, пусть и не жалела о своих словах. У нее был ответ, лично для себя, однако данный вопрос предназначался именно для Вилии, а не для решения собственных проблем. Однако ее вопрос заметно сгустил воздух в помещении, казалось, прислуга вовсе перестала дышать, тишина буквально звенела в ушах, если не обращать внимания на очень отдаленный гул работы механизмов корабля.

 
Вилия Среда, 12 Январь 2011, 19:21 | Сообщение # 18





Вторая палуба, столовая.

Разговор был легким с привкусом грусти. Иногда Вилия любила проводить кулинарные ассоциации своему восприятию своего внутреннего состояния. Она даже попыталась определить, какой соус это ощущение напоминала. Терпкая сладость с привкусом острого перца и тонкая, еле уловимая горечь. Столь странное вкусовое сочетание обычно указывала на то, что самой девушке было не совсем комфортно в данной ситуации. И дело было не в том, о чем они болтали с Эрумпре, а в том, что сама принцесса не одобряла своего поведения. Она был непоследовательна, слишком порывиста и раздражительна. Даже прислуга, чувствуя ее состояние, явно позволяли себе некоторую леность и неторопливость в выполнении своих обязанностей. Желание устроить скандал давно улетучилось, принцесса никогда не понимала в этом вопросе свою кузину, которая просто третировала свое окружение. «Интересно, как она теперь себя будет вести? Пойдет в разнос или все-таки смерть отца вразумить Энни», - эта мысль смутила Вилию, той даже стало стыдно от того, что в своих мыслях она уже практически злорадствовала по поводу сестры Рейна.
- Скажите, принцесса…
Иногда интонации выдают человека больше, чем выражение глаз или других внешний проявлений. Эти два первых слова, предваряющие еще более странную речь, которая последовала далее, заставили принцессу насторожиться. Ни то что она заподозрила Эрумпре в чем-то плохом. Но больно уж путано говорила виконтесса, пытаясь в короткую речь поместить много информации и не сказать ни о чем. Что могло хоть чуточку приоткрыть настоящую причину столь странного интереса.
- На что бы опиралась? – задумчиво проговорила принцесса и бросила короткий и острый взгляд в сторону притихших служанок. Почему то на этот раз их присутствие бросалось в глаза и раздражало. Разговор начал развиваться не в ту сторону, на которую рассчитывала Вилия и лишние уши были ей помехой. «Ты с ума сошла?» - мысленно сама к себе обратилась принцесса, - «наверное, раз сама с собой разговариваю то в третьем, то во втором лице».
Принцесса задумчиво оперлась о крышку стола и стала задумчиво вращать вокруг своей оси чашку с кофе.
- Все зависит от того, - осторожно начала она, непроизвольно повторив свои слова дважды,- от того ради чего стоит совершать поступки, которые не совсем понимаешь. Нет, не так. Если понятно во имя чего ты жертвуешь тем, что для тебя важно. – Вилия замолчала на пару мгновений, пытаясь собраться с мыслями, - если я точно знаю, - голос стал спокойным и ровным, она посмотрела на Эрумпре внимательно и серьезно, - что мои действия будут на благо страны, то все остальное не важно. Если это поможет моим родным и близким, то возможные отрицательные последствия вообще не будут приниматься мной в расчет. Я не знаю других причин, которые заставили бы меня к тому, о чем ты говорила.
Свою речь Вилия закончила тихим стуком дна чашки по столешнице, как будто поставила точку.

Исправил(а) Вилия - Среда, 12 Январь 2011, 22:50
 
Мастер Среда, 12 Январь 2011, 22:46 | Сообщение # 19





Вторая палуба, столовая.

Эрумпре слушала принцессу внимательно и молча, глядя на черную жидкость в чашке, вдыхая кофейный аромат, ясно дающий понять о высоком качестве самого напитка. Она не знала, почему именно сейчас у нее возникло желание, столь сильное, чтобы его озвучить, спросить у принцессы подобное. Хотя это было далеко не самым странным и подозрительным, что могла бы сейчас спросить виконтесса. Хотя краем глаза она уловила некоторое удивление, появившееся на лице принцессы, которое достаточно быстро сменилось задумчивостью.
Эрумпре вдруг стала чувствовать себя неуютно, ей хотелось оказаться сейчас в другом месте и, желательно, в другое время, более раннее. Возможно, будь у нее второй шанс, она бы заметила изменения, зарождающиеся вокруг, смогла что-нибудь сделать? Но если она не заметила этого в первый раз, как, не зная об этом, она заметила бы это во второй раз? И если бы заметила, как бы она поступила, смогла ли бы вообще что-то изменить?
«Изменяя что-то, разве мы не рискуем прийти к более худшему варианту, чем имеем? Возможно, второй шанс нам не дается как раз тогда, когда его результат может оказаться хуже первого?» - задалась она философскими вопросами, глядя на чашку с кофе, словно черной глади напитка она могла найти ответы на них. Воздух же вокруг словно загустел, стало как-то неприятно дышать, а терпкий запах кофе лишь усиливал это впечатление, а потому Фламма поспешила отодвинуть от себя чашку, хотя со стороны это выглядело вполне обычным жестом, не резким, а скорее даже слишком спокойным, словно виконтесса была в сонном состоянии.
- …Если понятно во имя чего ты жертвуешь тем, что для тебя важно, - она подняла взгляд оливковых глаз на принцессу, посмотрев на нее задумчиво-серьезным взглядом, но затем вновь отвела взгляд, словно задумавшись о чем-то, как раз после того, как их взгляды встретились. Дослушав же принцессу, Фламма неторопливо заговорила, держа взгляд на окне.
- Вы сказали, что поступите так, как будет во благо для страны и ваших близких. Но что если благо для одних исключает его для других? – Эрумпре слегка наклонила голову вбок, в сторону принцессы, при этом заглянув ей в глаза. Фламма изначально не планировала задавать такого вопроса, однако ответ принцессы на ее первый вопрос сам подтолкнул виконтессу задать такой вопрос. Он был неприятный и достаточно глубокий, звучал и вовсе как вопрос с подвохом, вторым дном, однако это виконтесса осознала лишь уже когда задавала этот вопрос. Но задав его она была даже заинтересована в том, каким же будет ответ – что для принцессы в данном случае будет важнее, и как именно она расценит сам вопрос. Ведь если подумать, то помимо второго дна в этом вопросе можно было найти и иной смысл. Целью Эрумпре не стоял допрос принцессы, но свернувший в подобную сторону разговор сам намекал на наличие хотя бы одной подобной части в нем.

 
Вилия Четверг, 13 Январь 2011, 18:38 | Сообщение # 20





Вторая палуба, столовая.

- Вы сказали, что поступите так, как будет во благо для страны и ваших близких. Но что если благо для одних исключает его для других?
Она могла бы сказать, что такое не возможно, что ее родственники никогда не пойду против государства. А если быть точнее против законного наследника. Она могла вскочить и возмущенно крикнуть: «Это невозможно!» По крайней мере она так поняла последний вопрос виконтессы.
Но принцесса осталась сидеть на месте, только бросила косой взгляд в сторону служанок, застывших на своих стульях, казалось, они боялись даже выдохнуть воздух.
- Я не хотела бы делать подобный выбор, - честно ответила Вилия. – Мне даже не хочется об этом думать, но если придется.
Она замолчала на более долгий срок. Лицо стало непроницаемым, даже те короткие взгляды, которые она бросала на окружающих ее людей из-под длинных и густых ресниц не говорили ни о чем. На самом деле принцесса была просто в смятении, потому что Эрумпре затронула ту тему, о которой Вилия даже думать боялась.
- Государство, - сказала она, в голосе была твердость, указывающая на то, что решение принято и обсуждению не подлежит. - Для меня верность престолу будет стоять на первом месте. И семья на втором.
«Врешь ей и себе дорогая. Даже не краснеешь и не смущаешься. Проявляешь осторожность. Похвально, ой как похвально подобное поведение с моей-то стороны. А вот что бы я сделала, если бы по прибытии узнала, что Маркус заточен или под арестом? Смирилась? Ничего бы не сделала?»
Принцесса спокойно протянула руку, взяла чашку, поднесла ее к губам и сделала маленький глоточек кофе, потом поставила ее на стол и спросила:
- А ты Эрумпре? Какой бы выбор сделала ты?
Вилия была спокойна и не проявляла больше волнения или еще каких-либо чувств, которые могли бы выйти из-под ее контроля. Изображать бесчувственную куклу тоже не стоило, поэтому принцесса чуть склонила голову и с неприкрытым интересом посмотрела на свою собеседницу. Подобная реакция с ее стороны была абсолютно естественной и не шла в разрез с общей линией ее поведения, но внутреннее смятение и неуверенность в своем ответе она предпочла старательно спрятать под толстым покровом выучки настоящей придворной дамы. «Держи спину Ви, улыбайся. Капризничать будешь дома», - эти слова матери она всегда вспоминала в такие моменты.
«Держи спину Вилия, улыбайся».

 
Мастер Четверг, 13 Январь 2011, 21:36 | Сообщение # 21





Вторая палуба, столовая.

Глядя на принцессу и слушая ее ответ, Эрумпре лишний раз убедилась в юности и пока еще достаточно заметной наивности принцессы. Она смотрела на все с присущей ей поспешностью, быстротой реакции, реагировала на что-то именно как на слова, понятые и принятые лишь в едином смысле, не задумываясь о возможных вариантах, возможно даже не всегда отдавая себе отчет в том, что могут быть и другие. По крайней мере, ее ответы говорили об этом, в том числе и нынешний ответ. Возможно, то был осадок воспитания и окружения, в котором принцесса воспитывалась, а может она сама по себе была такая, либо же это все упиралось в ее поспешность и некоторую вспыльчивость, однако Фламма на данный момент была убеждена, что отвечала принцесса имея лишь самую первую, яркую версию возможной ситуации. Ту, что первой приходила в голову, основная и, наверное, потенциально правильная. Принцесса, возможно, даже не думала всерьез над своим ответом, в том ключе, в каком о нем можно было подумать, конечно. В том ключе, в котором бы подумал, например, дядя Эрумпре, а теперь научилась думать и она сама не так давно, опираясь на новые, не самые приятные обстоятельства. А возможно это пришло к ней по мере взросления, могло быть и так. Вилия же больше опиралась на первое впечатление и собственное видение, тем самым забывая, а порой и не видя других вариантов.
«И это не так плохо», - мысленно позавидовала принцессе Эрумпре, вспоминая себя каких-то пять-шесть лет назад, когда с ее лица практически не сходило радостное выражение, когда она чаще смеялась и видела жизнь в гораздо более ярком цвете. В последние же дни мир стал куда менее насыщенным, нежели раньше.
«Хотела бы я вернуться в то время, быть такой же беспечной… быть серьезной не так уж и весело», - глубоко вздохнув, виконтесса мягко улыбнулась принцессе, когда та в свою очередь задала встречный вопрос.
- Сторона государства и другая сторона – можно ли здесь выбирать, не зная ситуации, в которой можешь оказаться? Ведь во главе государства может быть и тиран, и узурпатор, в то время как в противоположной стороне будут стоять люди благородные и стремящиеся принести справедливость гражданам этого государства. Выбирая одну сторону не зная всего - действительно ли подобное решение будет всегда верным?
Фламма слегка наклонила голову вбок, качнув ею.
- Я встала бы на сторону тех, чьи решения я считаю верными, чьи решения будут приносить благо обществу, а не губить его. И не важно, чья это будет сторона, - фразу она договорила уже глядя в чашку, из которой отпила кофе. Она говорила честно, да и что таить, она практически говорила о нынешней ситуации с магами будущей дядюшкиной организации. Ведь эта организация вообще не была поддержана никем из правительства, ее вполне можно было считать незаконной и не факт, что идея ее создания будет удачной. Как и маги Директора, они были лишь теми, кто желал сделать что-то, не надеясь на лояльность вышестоящих. Их нельзя было назвать государством, правительством или кем-то вроде высших лиц из королевского окружения. В то время как Директор, пусть его организация и была также тайной, был частью этого круга, однако его действия расценивались Эрумпре, ее дядей и родителями, а также другими посвященными магами, как неправильные, требующие немедленного завершения. И кто здесь правый, а кто виноватый?

 
Вилия Пятница, 14 Январь 2011, 00:53 | Сообщение # 22





Вторая палуба, столовая.

Вилия чуть покачала головой, слушая слова Эрумпре, потому что подобная позиция ей претила. Да и как определить кто прав? Какая из сторон?
- Знаешь, в твоем подходе к этому вопросу есть один изъян, - Вилия сама не заметила, что смена темы ей нравится, потому что разговор становился более интересным и острым, – а что если те, кто кажутся благородными, на самом деле являются подлецами и добиваются своих целей подобным путем? Тем более, что узурпатор – это тот, кто захватил власть незаконно, а это значит что он против законного правителя.
Она забыла уже про кофе, про то что была настроена немного расслабиться, так как этот разговор давал ей шанс понять общее настроение в сообществе магов. Конечно же речь не шла о раскрытии личностей тех предателей, о которых говорил Рейн в их беседе, тем более что расследованием заниматься должны те, кто умеет это делать. Но попробовать понять возможные мотивы, которые могли повлиять на принятие решений людей из сообщества магов были ей крайне интересны. Сама того не заметив, Вилия исключила себя из него, забыв, что сама имеет не последнее отношение к Серебряному Саду и Гильдии Магов.
- Тиран? Это опять как посмотреть на его деятельность. Что, если правитель совершает некое действие во благо? А люди, окружающие его не понимают последствий, потому что не заглядывают так далеко, как правитель? Служение государству - вот что должно стоять перед человеком, занимающимся политикой на первом месте. Поэтому я и выбираю служение престолу, закону и государству. Не всегда то, что приходиться делать во имя всеобщего блага со стороны другим кажется верным.
Она хорошо училась и слишком любила читать книги, что было странно для симпатичных девушек в ее возрасте. Поэтому ей как то запала в голову одна любопытная идея. Истинная верность проявляется в службе не конкретному правителю, а престолу, но…
- Правитель должен стремиться не к истине, а к целесообразности. Добиться этого для всех в государстве невозможно. Всегда останутся недовольные и возможно, - она все это говорила, а сама думала о том, что бы сейчас сказал её брат на все, что здесь обсуждают, - и возможно среди недовольных найдутся, умные и благородные люди и они будут искренне верить в правильность своих действий. Но… - принцесса покачала головой, - опять это но. Главное не то, что думаю я, главное то, как лучше государству. А сейчас… Блеймру нужен мир и покой, чтобы пережить утрату. И любой, кто раскачивает лодку, даже во имя правильных и благородных целей совершает преступление против государства.
Мысли путались в голове Вилии и она очень надеялась, что не несет сейчас какой то малопонятный бред. Принцесса не привыкла, была обсуждать с кем-то политику. Обычно ее общение останавливалось на уровне обсуждений нарядов короля и королевы.

Исправил(а) Вилия - Пятница, 14 Январь 2011, 08:38
 
Мастер Пятница, 14 Январь 2011, 02:03 | Сообщение # 23





Вторая палуба, столовая.

Слова Фламмы разожгли в принцессе огонь интереса к разговору, своеобразного интереса, который не позволил ей закрыть тему, а лишь подтолкнул ее к его продолжению. Хотя Эрумпре, конечно, не ожидала, что Вилия прекратит развивать тему сразу после ее ответа.
- Тем более, что узурпатор – это тот, кто захватил власть незаконно, а это значит что он против законного правителя.
«…И все же он становится представителем власти в стране, он становится ее правителем, делая всех подчиненных, подчинившихся такой власти по той или иной причине, потенциальными врагами тех, кто будет стремиться к торжеству справедливости, - мысленно ответила принцессе Эрумпре, глядя на нее. – Но если расценивать государство как сторону справедливости и благополучия, она права. Но ведь так не бывает. Если к власти придет зло, то справедливость с этой стороны уже будет иной, а значит эту сторону нельзя будет назвать стороной, несущей благополучие людям…»
- …Не всегда то, что приходиться делать во имя всеобщего блага со стороны другим кажется верным.
«Да, но иногда то, что кажется неверным, может таковым и являться. И дело тут не в личном мнении, а поступках. Солдата не называют убийцей, потому как отнимая жизнь, он преследует цель защитить добропорядочных граждан, убийцу же никогда не назовешь солдатом, даже дети не совершают таких ошибок».
- Правитель должен стремиться не к истине, а к целесообразности. Добиться этого для всех в государстве невозможно. Всегда останутся недовольные и возможно… и возможно среди недовольных найдутся, умные и благородные люди и они будут искренне верить в правильность своих действий.
Эрумпре слегка нахмурилась и опустила взгляд. Эти слова не задели ее, но напомнили о положении, в котором она сама сейчас находится. Она не считала себя неправым человеком, делающим что-либо неверное – она не стремилась разрушить что-то, ее цель была прямо противоположной – защищать наследника, истинного наследника престола, сохранить магическое движение вне зависимости от того, какое решение он примет касательно прихода техники в эти места. И она считала это верным решением, в отличие от пути, который выбрал Директор. Человек, которого всегда и всем ставили в пример, которым восторгались, которым восхищались даже дети из Гильдии, руководитель самой магической школы, один из лучших магов страны и умнейших ее людей… избравший путь уничтожения основы ради сохранения личных интересов.
«Нельзя сохранить дереву жизнь, лишив его корней…» - грустно подумалось Эрумпре.
- …Блеймру нужен мир и покой, чтобы пережить утрату…
«О… я надеюсь, они ничего лишнего не подумают… - вдруг вспомнив про прислугу, девушка скосила взгляд в ее сторону. - Если они уже не знают этого, ведь это дворцовая прислуга? Все равно, надо быть осторожнее».
- …И любой, кто раскачивает лодку, даже во имя правильных и благородных целей совершает преступление против государства.
Эти слова заставили виконтессу проникновенно и очень внимательно посмотреть на принцессу. Она действительно придерживалась такого мнения? Или это уже можно было говорить как утверждение?..
Но вдруг внимательный и даже немного тяжелый в последнее мгновение взгляд вдруг стал расслабленным и спокойным, а сама Фламма пожала плечами и, согнув руки в локтях, подняла их ладонями вверх.
- Ну... может быть так и есть, я никогда не была сильна в политике, - заметно расслабленным голосом сказала Эрумпре и бодро улыбнулась, почти роняя ладони на колени. Да, лучше ей сейчас было сделать именно это, никогда не подводило, даже во время разговоров посерьезнее этого.
«Лучше не поднимать эту тему слишком высоко, дядя еще бы смог свести разговор на нет в самом горячем моменте, но если сейчас до такого дойдет, я не уверена, получится ли у меня. Мы и так сказали достаточно…» - на последней фразе Фламма мыслями перенеслась обратно в Мако-Кохан и Гильдию, вспомнив события прошедших нескольких дней.

 
Вилия Воскресенье, 16 Январь 2011, 01:13 | Сообщение # 24





Вторая палуба, столовая.

- Ну... может быть так и есть, я никогда не была сильна в политике.
«И я не сильна», - грустно про себя подумала Вилия. Ей было стыдно озвучить это вслух, потому что она была принцессой. – «У тебя очередной приступ неуверенности».
Вилия немного расстроилась, что их любопытная беседа, кажется, подошла к концу. Ей стало немного скучно, потому, что она не понимала, что делать дальше. Во всем что происходило вокруг нее она был скорее наблюдателем, чем действующим лицом. Все что заставляло ее совершать действия – это были внешние факторы. Быть щепкой в водном потоке оказалось ой как не просто, а главное очень неприятно.
- Наверное, ты права, - сказала она, чуть прикрыв глаза, - вряд ли мы смогли бы как то повлиять на ситуацию или вмешаться во что-то серьезное.
Сказала Вилия и, отодвинув от себя чашку с кофе, подняла глаза на Эрумпре. А сама решала для себя, что стоит сказать Рейну. «Итак, что ты можешь ему рассказать? Что в Гильдии все спокойно и Дагарт будет верен короне? Что-то мне в этом разговоре не понравилось. Нет, в его словах не было лжи, по крайней мере, мне так показалось, но вот, почему он не отвечал иногда прямо на мои вопросы? Наша беседа была какой-то странной и на самом деле абсолютно безрезультатной. И последние слова Эрумпре, между прочем его племянницы, требуют от меня более серьезного обдумывания».
Принцессе нужно было хотя бы пару часов, чтобы сосредоточиться и попробовать разобраться в том сумбуре, что у нее творился в голове. По крайней мере, она явно почувствовала, что нуждается в отдыхе. Но об этом можно было бы только мечтать. Целый день без сна, раньше такое происходила с ней только по большим праздникам.
- Сменим тему, ты права, - сказала она, - Эрумпре, когда мы прибудим во дворец, ты сразу же отправишься в свой дом в Кагорле или задержишься? Я могла бы дать тебе свой экипаж, если хочешь.
Вилия мягко улыбнулась, откинулась на спинку стула и расправила складки ткани на своих коленях. Бросила недовольный взгляд в сторону служанок, которые восприняли ее действия, как начало действий. Девушки даже не успели встать и подойти к ней.

 
Мастер Понедельник, 17 Январь 2011, 01:50 | Сообщение # 25





Вторая палуба, столовая.

Эрумпре была рада, что разговор на тему нелегкости выбора той или иной стороны, и тем более правильности решения, которое у девушек отличалось с некотором роде, был сменен и вообще закрыт. Пока что. Очень не хотелось бы сейчас заходить в нем дальше, чем планировалось. На самом деле, Фламма вообще не собиралась задавать таких провокационных вопросов, просто так получилось само собой, и едва ей пришла такая мысль, отказаться от подобной идеи было сложно, тем более что ответ действительно мог дать ей многое. И дал, в какой-то степени. Если не углубляться, то можно было с уверенностью сказать, что пока что Эрумпре лучше продолжать говорить ровно столько, сколько требуется в ответ на вопросы человека не сведущего, но не более. Обо всем остальном лучше было пока даже не заикаться и вообще не подавать вида, что что-то другое есть. Это породит ненужные мысли, вопросы, а может и даже подозрения.
«Не нравится мне это, не создана я для подобного», - глубоко вздохнув, подумала виконтесса с сожалением. Ей вообще никогда не нравилось скрывать что-то от людей, если это не касалось создания сюрприза в честь какого-нибудь праздника или просто хорошего события. Тогда умолчать о чем-то во благо не принималось как нечто не очень хорошее, в данной же ситуации Фламма чувствовала себя не очень хорошим человеком, пусть и знала, как и верила в то, что вещи, которые она не договаривала, она утаивала из благих намерений. Но почему-то чувство, что она все равно поступает не очень хорошо, терзало Эрумпре. Возможно потому, что она знала Вилию достаточно, чтобы чувствовать некую вину перед ней за то, что утаивает от нее, от знакомой и, в общем-то, принцессы Блеймру, непосредственной участнице событий вокруг основной и главной массы людей, достаточно важную информацию, которая может многое изменить, не только в жизни принцессы. Как будто она лишала ее возможности приготовиться к возможным неприятностям, обрекая ее на принятие неожиданной и не самой приятной вещи. Однако такова была цена. Цена сохранения жизни для этой вещи, что может стать одной из важнейших в ближайшем времени.
Вопрос Вилии о первых действиях по прибытию в столицу заставил Эрумпре задуматься и даже удивиться тому, что она и сама-то не знала, что она будет делать в самую первую очередь. Ничего особо срочного, конечно, не наблюдалось, поэтому сразу же отправляться во дворец не было смысла, можно было зайти домой и хотя бы подготовиться ко встрече с принцем Келлумом…
«…А с другой стороны, корабль ведь королевский и должен совершить посадку на территории дворца. Глупо будет уходить, уже находясь там», - Эрумпре все же взяла одно из пирожных, сочный и свежий эклер, который привлек ее больше всего. Положив его на блюдце и позволив служанке поделить его на несколько кусочков и подать десертную вилку, Фламма отправила в рот небольшой кусочек пирожного, почувствовав, как он буквально тает на языке, заставляя душу петь от своего изумительного вкуса, после чего отпила кофе и, наконец, сказала:
- Благодарю, но пожалуй, я направлюсь сразу во дворец – будет невежливо уйти с территории дворца даже не посетив Его Высочество… в данной ситуации, - в конце добавила она, подняв взгляд на принцессу. – А…
Эрумпре хотела сказать что-то еще, но внезапно корабль сильно тряхнуло, отчего виконтессу потянуло куда-то вбок. Упав со стола, услышав, как от неожиданности завизжала одна из служанок, она поняла, что корабль сильно трясет и кренит куда-то в сторону. Посуда на столе начала медленно съезжать по направлению к окну, чашки и вовсе попадали, испачкав дорогую и чистую скатерть.
- Что это?! – раздался за спиной испуганный голос прислуги.
- Мы падаем! О, Единый, мы умрем!?
В отличие от прислуги Фламма не впадала в панику, наоборот, на ее лице появилось серьезное выражение. Стоя на четвереньках, она постаралась встать, при этом бросив быстрый взгляд в сторону принцессы. С Вилией, кажется, все было в порядке, разве что она была несколько шокирована неожиданным поворотом событий и не понимала, что случилось. Это же волновало и Эрумпре.
«Что происходит? Почему нас так трясет?» - с этими мыслями она кое-как добралась до окна, стараясь понять, падают ли они или же неполадки временные. Но из окна было видно лишь облака, сказать наверняка было нельзя. Где-то сверху раздался грохот и топот, возможно, он членов экипажа. Отвернувшись от окна, виконтесса, слегка пожав губы, оглядела столовую, лихорадочно соображая.

 
Вилия Вторник, 18 Январь 2011, 00:06 | Сообщение # 26





Вторая палуба, столовая.

- Благодарю, но пожалуй, я направлюсь сразу во дворец – будет невежливо уйти с территории дворца даже не посетив Его Высочество… в данной ситуации. А…
Очередной добрый поступок со стороны принцессы был, просто отвергнут. Вилия не успела обидеться и тут же простить Эрумпрэ, как она это делала обычно. События стали развиваться стремительно. Корабль тряхнуло, и столовая наполнилась визгом и воплями служанок. Плоскость пола, почему то стала наклоняться, виконтесса куда-то исчезла, а пирожные покатились по скатерти, оставляя на ней жирные и грязные пятна. Мир вокруг замедлился, и принцесса никак не могла понять, что происходит? Она вцепилась в край стола, но потеряв надежную опору в ногах, просто сползла на пол, плюхнувшись на ковер и почувствовав, что вокруг происходит что-то страшное.
- Мы падаем! О, Единый, мы умрем!?
«Что они несут? Какая глупость? Это же летающий королевский корабль, он просто не может упасть. Не может!» - принцесса практически орала сама на себя, пытаясь сдвинуться с места и понять, что делать дальше, - «Соберись! Ты же принцесса!» - но кто-то крайне вредный и саркастичный буркнул за ее спиной, - «вторая».
Ее это почему то отрезвило, тем более что к воплям и причитаниям добавились скрежещущие звуки и приближающийся топот ног. Осознание того, что ее сейчас увидят сидящей на полу в непотребном виде, почему то подействовали посильнее, чем все остальные попытки сосредоточиться.
- Молчать! – Выкрикнула она, но голос прозвучал не уверено и под конец вообще сорвался, - помогите мне встать.
Длинная юбка путалась в ногах, служанки были излишне суетливы, да и саму принцессу немного потряхивало. В этот момент дверь распахнулась, и на пороге появился один из ее охранников. Его кряжистая фигура и каменное выражение лица окончательно добили принцессу.
- Что происходит? – как же ей хотелось, чтобы голос сейчас так явно не дрожал, - Эрумпре? С тобой все в порядке?
Она растерянно посмотрела в ту сторону, должна была быть виконтесса.
- Корабль падает, Ваше Высочество, - рыцарь вошел в комнату, и чуть было не упал, потому что корабль в очередной раз тряхнуло, мужчине пришлось схватиться за косяк двери, - команда делает все возможное, чтобы задержать падение и избежать самого худшего.
Вилия видела, как мужчина пытается подобрать слова, чтобы рассказать правду и не испугать пассажирок еще сильнее. Одна из служанок начала причитать и непроизвольно сжала плечо принцессы так, что после ее железных пальчиков у принцессы явно останутся синяки. Девушка вскрикнула, что вывело служанку из ее состояния и та теперь начала что-то бормотать и извиняться за свои действия.
- Вам следует покинуть столовую, я отведу вас и вашу гостью в более безопасное место, - продолжил рыцарь.
За стеной кто-то пробежал, громко топая ногами. Корабль скрипел, рычал и вздрагивал, как раненный зверь. Были слышны чьи-то крики. На Вилию накатывало состояние бурной активности, которым он непроизвольно пыталась прикрыть страх и растерянность.
- Эрумпре?! – сама принцесса не знала, что в этом обращении было больше – вопросительных или повелительных ноток.

 
Мастер Среда, 19 Январь 2011, 00:49 | Сообщение # 27





Вторая палуба, столовая.

Корабль безбожно трясло мелкой (для размеров корабля, а не его пассажиров) дрожью, словно он был крупным зверем, который явно сильно замерз. Практически каждую секунду балансируя, чтобы вновь не упасть на четвереньки, Фламма кое-как добралась до дивана, начавшего также съезжать куда-то в сторону, однако прежде чем рука виконтессы успела схватить лежащий на нем посох, корабль еще раз тряхнуло и занесло в сторону, отчего посох слетел в дивана и покатился по полу в угол.
- Ай, нет! – досадливо вырвалось у Фламмы, хотя за общей суетой и бубнежом служанок ее вряд ли кто-то услышал. Ко всему прочему на этом вираже Эрумпре вновь занесло в сторону, а за неимением предмета, за который можно было бы схватиться, девушка вновь не устояла на ногах и больно упала прямо на зад, ударившись левым бедром, благо, упав как-то почти сидя, успев упереться ладонями в дощатый пол. В этот же миг за спиной послышался грохот – то были распахнутые двери, как увидела виконтесса, посмотрев за плечо, в которых стояли стражи принцессы.
- Что происходит? – как же ей хотелось, чтобы голос сейчас так явно не дрожал, - Эрумпре? С тобой все в порядке?
- Я жива! – первое, что пришло в голову, выкрикнула виконтесса, все еще находясь всеми мыслями со своим посохом, к которому направилась почти ползком, дабы вновь не упасть и не отбить себе что-нибудь. Ползти пришлось быстро – не хотелось после очередного сотрясения корабля лететь вслед за посохом в другой конец столовой.
- Корабль падает, Ваше Высочество, - тем временем послышался мужской голос, явно стражника, ибо больше некого было. Подползая к посоху, виконтесса цепко схватила его, после чего, опираясь на стену, поднялась на ноги и прислонилась к ней спиной, держа посох в руках, при этом широко расставив ноги, чтобы в случае чего устоять на ногах, - команда делает все возможное, чтобы задержать падение и избежать самого худшего.
- Что? – служанки, вцепившиеся в принцессу скорее из страха, нежели желания помочь ей подняться и устоять на ногах, заметно побледнели. – Что такое самое худшее?
- Умеете же вы успокоить! - возмущенно, с долей укоризны заметила Фламма, качнув головой, как бы в упрек стражам. На тех это, правда, не особо повлияло, потому как последовала не менее гениальная фраза:
- Вам следует покинуть столовую, я отведу вас и вашу гостью в более безопасное место…
Виконтесса скривила губки, все с тем же чувством, что и прежде, однако взгляд на принцессу заставил ее глубоко вздохнуть и слегка нахмуриться, став заметно серьезнее. Она старалась держаться, однако было видно, что она буквально кипит, от полыхающих внутри эмоций от происходящего. Страшно ей наверняка было, однако в глаза это особо не бросалось.
- Эрумпре?!
- Мы на воздушном корабле, - покачав головой сказала виконтесса, бросив взгляд в сторону окна, по которому еще не пошли трещины, что означало отсутствие деформации корабля, а говорят, могло быть и такое. – И если он действительно падает, то безопасного места здесь быть не может. Единственное, что мы можем сделать – не уходить вглубь корабля. Если он упадет, - тревожный взгляд окинул помещение, - стены будут проломлены, а потолок во многих местах будет разрушен, нас просто задавит насмерть. Но снаружи находиться тоже небезопасно – если корабль слишком сильно тряхнет мы просто выпадем за борт.
«И куда же тогда деваться?»
- Лучше всего пробраться в кабину капитана, на верхней палубе. Она находится на открытой территории, при этом там можно хоть за что-то держаться и получать все новости из первых рук. Я считаю, - она посмотрела на стражей, - сейчас на корабле это будет самым безопасным местом.
Сказав это, Эрумпре перевела взгляд на Вилию и окруживших ее служанок, и кивнула всем им, с самым серьезным видом, с каким вообще могла это сделать. Сейчас ее главной задачей стояла безопасность принцессы и ничего более. «Но что делать с кораблем, если он действительно падает?..» - едва она подумала об этом, по кораблю прокатился холодящий душу рокот, после чего корабль затрясло.

 
Вилия Четверг, 20 Январь 2011, 00:18 | Сообщение # 28





Вторая палуба, столовая.

- Мы на воздушном корабле. И если он действительно падает, то безопасного места здесь быть не может. Единственное, что мы можем сделать ...
Вилия так и застыла на месте, поддерживаемая одной из служанок, стараясь сосредоточиться на словах виконтессы. Вторая служанка зачем-то бросилась поднимать шаль, соскользнувшую к ногам принцессы. Она растерянно смотрела то на говорящую Эрумпре, то на свою охрану, то на служанок. С каждым, словом виконтессы рыцарь морщился, как будто он съел что-то кислое и противное.
- Лучше всего пробраться в кабину капитана, на верхней палубе. Она находится на открытой территории, при этом там можно хоть за что-то держаться и получать все новости из первых рук. Я считаю, сейчас на корабле это будет самым безопасным местом.
Вилия даже головой качнула, соглашаясь с выводами Эрумпре, по крайней мере, они звучали логично, вот только вряд ли указания девушки нравились самим охранникам.
Ответить рыцарь не успел, корабль затрясся как раненый и испуганный зверь, издал тоскливый и трубный стон и пол под ногами людей вздрогнул. Вилия успела схватиться за стул, но не удержалась и рухнула на колени, чуть было, не разбив лоб о его спинку. Служанки опять начали причитать. Рыцарь оказался потрясающе устойчив, он успел в очередной раз схватиться за косяк двери. В коридоре раздались сдержанные проклятия. Принцесса почувствовала, как страх постепенно завладевал ее умом, хотелось вот так остаться на ковре, здесь и никуда не идти. Забиться под стол, как в детстве, закрыв глаза и положив ладони на уши спрятаться от того, что происходило здесь и сейчас. Но испуганные всхлипы служанок и их растерянные взгляды казалось, подпитывали ее силой. Вилия встала, распрямила спину и расправила плечи. Пол мелко дрожал и в любой момент мог уйти из-под ног.
- Мы готовы идти, - произнесла она решительно и твердо, очень надеясь, что так оно и есть. Все попытки служанок поддерживать ее вызывали у принцессы протест. Она решительно качнула головой и направилась к выходу, очень надеясь на то, что Эрумпре следует за ней. Внутри Вилии все сжималось от ужаса, но девушка лишь упрямо сжала губы, зубы свело от напряжения. «Умирать следует достойно. О, Единый! Я еще так молода?!» Пытаться что-то придумать более или менее серьезное или достойное она не могла.
Рыцарь отступил, пропуская девушку вперед. Пол в очередной раз вздрогнул, но на этот раз толчок был слабее и никто не упал.
- Куда мы идем? – коротко спросила принцесса, ей с трудом удавалось справиться с дрожью во всем теле.
- В кабину капитана Ваше Высочество.

Вторая палуба. Коридор у столовой.

Короткий кивок головы и Вилия сделала первый шаг, переступая порог столовой. Здесь ее встретило еще два рыцаря из ее же охраны. Коридор выглядел темным и неприветливым, одно радовало, если опять корабль хорошенько тряхнет, была за что зацепиться. Самое глупое, что она не совсем понимала куда идти, а топтаться на месте было бы глупо, поэтому девушка просто свернула направо, намериваясь дождаться всех остальных, кто выходил вслед за ней из столовой. «Я должна вести себя достойно. Я должна быть примером спокойствия, я должна, должна, должна…» - как молитву твердила принцесса про себя.

Исправил(а) Вилия - Четверг, 20 Январь 2011, 00:19
 
Мастер Четверг, 20 Январь 2011, 07:01 | Сообщение # 29





Вторая палуба, столовая.

Несмотря на недовольные лица солдат, ничего лучше предложения Эрумпре они не предложили, а потому виконтесса пришла к выводу, что ее предложение принято не просто к сведению. В подобной ситуации некогда припираться и спорить – нужно было действовать, ведь сейчас именно от них зависит жизнь не кого-то там, а принцессы Блеймру. Не говоря уже о собственных жизнях, которые и были в таких ситуациях на заднем плане, но и не забывались уж совсем окончательно. Хотя, что бы они могли сделать, реши корабль сейчас взорваться? Ровным счетом ничего. Зато они хотя бы попытались и потом не пришлось бы стыдиться за свое поведение. Хотя, опять же, перед кем бы им было стыдно? Если только перед Единым, самим-то им уже будет все равно к тому времени…
- Мы готовы идти, - сообщила принцесса, на что Эрумпре еще раз кивнула, сделав жест в сторону двери, одновременно подходя ближе, стараясь держать равновесие и распределять вес тела так, чтобы в случае неожиданной тряски устоять на ногах. Принцесса направилась к выходу вместе со служанками, следом за ними была Эрумпре.
«Надеюсь, я все же не сказала глупость, - думала в этот момент про себя Фламма. – Я ведь совершенно ничего не понимаю в воздушных кораблях! А что если мое предложение было неверным? Но ведь вроде все сходится… по мнению человека, который ничего не знает о воздушных кораблях».
Когда принцесса почти вышла в коридор, корабль тряхнуло еще раз, но благо на этот раз не так сильно, да и падать если и было куда, то скорее на стену, нежели на пол, но Эрумпре на всякий случай держалась за дверной косяк левой рукой, в правой сжимая посох.
- Куда мы идем? – поинтересовалась принцесса, явно чисто из желания уточнить данную информацию.
- В кабину капитана Ваше Высочество, - последовал ответ, на котором Эрумпре все же с долей благодарности глянула на стража, который ответил ей взглядом полным решительности и надежды, что то место действительно окажется самым подходящим для их пребывания.

Вторая и первая палубы. Коридоры.

Когда они вышли в коридор, все дружной колонной поспешили вперед по коридору, в обратном направлении тому, которому следовали, когда добирались до столовой. Фламма шла предпоследней – позади нее был один из стражей, впереди шоркали баретками служанки, впереди спешила Вилия, а перед ней и остальные солдаты. Во время их пути корабль еще около пары раз существенно тряхнуло, и где-то внизу прокатывался утробный металлический гул, словно что-то крупное быстро гнулось. Эрумпре этот звук совершенно не понравился. Один из таких звуков раздался вскоре еще раз, но как будто прямо под ними, это ей не понравилось еще больше.
- Давайте поспешим! – взволнованно сказала она, в то время как ее взгляд бегал по коридору, словно что-то ища. Она заметила, что на пути им пока не попался ни один член экипажа – одной из возможных причин было их участие в экстренной починке корабля, где-нибудь в машинном отсеке. «Кажется, он находится внизу. Да, наверху-то ему что делать».
До первой палубы они добрались благополучно, пусть к тому моменту нервы были напряжены до предела, кажется, у всех, особенно у служанок, на лицах которых застыл неимоверный ужас. Наверное, они в своей жизни вообще никогда не летали на воздушных кораблях, если не считать перелета сюда с принцессой, а тут уже такие неприятности на их голову.
- Мы почти пришли! – оповестил впереди идущий солдат, распахивая дверь, быстро поднимаясь по узкой лестнице, ведя всех за собой, а затем, выходя в небольшое помещение внешней кабины, останавливаясь перед вертикальной лестницей, ведущей наверх, в рулевую кабину. – На месте, Ваше Высочество.
- Нужно подняться наверх, нам нужен капитан, - глядя в небольшое окошко в двери, оглядывая открытую палубу, на которой никого не было, сказала Эрумпре, после чего посмотрела на принцессу. – Нужно выяснить, что происходит и решить, что делать дальше. Нельзя же просто сидеть на месте, может быть, мы чем-то можем помочь.
В этот момент корабль сильно сотрясло, а откуда-то сверху послышалась приглушенная брань. Фламма бросилась к лестнице и поднявшись на пару перекладин, порадовавшись, что во время пробега по коридорам вспомнила-таки, что ее посох складывается и его можно пристегнуть к поясу, крикнула наверх:
- Капитан! - зеленые глаза обратились к присутствующим. - Я поднимаюсь.
С этими словами она начала быстро перебирать руками по перекладинам, поднимаясь к люку.

 
Вилия Пятница, 21 Январь 2011, 21:42 | Сообщение # 30





Вторая и первая палубы. Коридоры.

Коридоры пугали своей теснотой и ощущением замкнутого пространства. Корпус корабля мелко дрожал, от чего принцессе все время казалось, что пол под ногами выгибался и брыкался, стены пускали волны, потолок опасно нависал над стремительно двигающейся группой людей. Но стоило принцессе моргнуть, как этот странный морок развеивался, все выглядело более или менее спокойно. Хотя о каком спокойствии можно было вести речь, когда летающий корабль падает, а Вилии хватает ее выдержки лишь на то, чтобы не устроить истерику и не заорать прямо здесь, посреди коридора.
Она сама себе поражалась. Принцесса никогда не отличалась сдержанностью в поступках. А сейчас чувствовала, как страх превращается в нечто иное, он переплавляется в какое-то ощущение внутренней пустоты. С каждым шагом накатывало ледяное спокойствие, ощущения какой-то отстраненности. Ей стало казаться, что все, что происходит вокруг всего лишь иллюзия.
- Мы почти пришли! На месте, Ваше Высочество.
Солдаты были, как всегда сдержаны и вежливы – все правильно и все логично. Служанки нервничали, но молчали. Немного удивляла странная пустота на корабле. Она же помнила, что в коридорах всегда сновал кто-то. Из задумчивости ее вывела Эрумпре в очередной раз проявив активность и начав действовать как только их небольшая группа достигла вертикальной лестницы, ведущей вверх, в рулевую кабину.
- Нужно подняться наверх, нам нужен капитан. Нужно выяснить, что происходит и решить, что делать дальше. Нельзя же просто сидеть на месте, может быть, мы чем-то можем помочь.
«Чем? Я не могу заставить корабль летать. И ты, Эрумпре, тоже», - Вилия даже не заметила, что продолжает думать и произносит фразу про себя. Корабль вновь задрожал, откуда-то сверху раздались человеческие голоса, полные злости и раздражения. Виконтесса тут же бросилась сторону лестницы, ведущей вверх. Она стала звать капитана. Принцесса попробовала направиться вслед за ней. Но на это раз на ее пути оказался рыцарь, который выглядел немного виновато:
- Простите, Ваше Высочество, но на этой лестнице может быть не безопасно.
- Что?! – Вилия почувствовала, как у нее вспыхнули щеки от стыда и гнева.
Как бы дальше развернулась ситуация и куда бы эмоции завели Вилию она так и не узнала, потому что наконец-то один из членов экипажа корабля объявился.
- Виконтесса? – Она выглядел усталым или вымотанным. – Ваше Высочество? – на этот раз он выглядел еще более удивленным. – Вам здесь не стоит находиться.
- Что происходит? – Голос звучал напряженно, но больше не срывался, Вилия обошла охранника и даже не успев подивиться тому, что выглядит сейчас более или менее достойно и все еще держится, как палуба ударила по ногам и принцесса, удивленно охнув, рухнула на колени, больно ударившись коленями и прикусив нижнюю губу до крови.
Рядом кто-то из служанок упал, вторая запричитала, с трудом сдерживая крик. Вилия подняла взгляд и посмотрела в сторону помощника капитана, который казалось, даже не заметил очередного толчка. Солоноватый вкус крови отрезвлял, заставлял голову работать быстрее и четче.
- Мы поднимаемся к капитану, - так и не дождавшись его ответа, сказала она. – Помогите подняться виконтессе, я пойду следом!
«Демоны вас раздери! Какая я глупая! У раски и той мозгов больше, чем у меня! Но я должна, хоть что-то сделать.»
- Ваше Высочество, вы можете…
- Мы падаем, - отрезала она любые возражение своей служанки. Почему то ее сопровождение решило проявить заботу об ее безопасности в тот самый момент, когда это потеряло всякий смысл. – И возможно я или виконтесса сможем помочь.
Исправил(а) Вилия - Пятница, 21 Январь 2011, 21:42
 
Мастер Пятница, 21 Январь 2011, 22:48 | Сообщение # 31





Под кабиной капитана.

Препирательства принцессы с ее телохранителями Эрумпре особо не волновали, не до того было, вместо этого она поднялась до конца лестницы и постучала левым кулаком в люк.
- Эй, там, наверху, откройте! – еще два удара. Корабль слегка тряхнуло, однако Фламма предусмотрительно крепко держалась за металлическую перекладину, так, что побелели костяшки пальцев. Наконец, люк открылся, в проеме появилось лицо молодого человека, явно члена экипажа, если судить по форме.
- Виконтесса?
Эрумпре удивленно вскинула брови. Откуда он знал ее в лицо? Она вот его видела впервые. Хотя, может просто догадался, бывают же совпадения, да и кто еще из возвожных гостей находился на корабле кроме них, а на принцессу Фламма не тянула, тем более в таком наряде, в котором была сейчас. Взгляд юноши обратился куда-то вниз.
- Ваше Высочество? Вам не стоит здесь находится.
- Что значит не стоит? – с каплей легкого возмущения переспросила Эрумпре. – Корабль трясет до основания, что случилось? Мы желаем видеть капитана.
- Сожалею, капитан сейчас слишком занят, вам придется подождать в другом месте, - монотонно отозвался юноша. Эрумпре нахмурилась. «Да что это с ним? Он как будто на другом корабле находится!»
- Если мы падаем – в другом месте ждать небезопасно, - продолжая хмуриться, сказала виконтесса. – Вы слышали слова Ее Высочества? Нам необходимо к капитану, лучше помогите подняться.
- Сожалею, я не могу решать за капитана, мне было приказано никого не пропускать, - со спокойным выражением на лице, отозвался тот.
«Почему он такой спокойный? Странно это все…» - червячок сомнения прогрыз большой ход в яблоке интуиции.
- А ну-ка… - она взялась за перекладину обеими руками и стала подниматься по лестнице, - отойди-ка от люка. Давай-давай, - добавила она, когда уже поднялась наверх, где лестница чуть выдавалась от самого пола вверх, дабы не пришлось становиться на четвереньки, отпуская ее, а можно было сразу встать на пол. Юноша послушно посторонился.

Кабина капитана.

Взглянув вниз, едва сделав полшага от лестницы, Эрумпре громко сказала находящимся внизу, поставив ладони по бокам ото рта:
- Поднимайтесь, только осторожно – на лестнице тяжело держаться во время тряски, - после чего выпрямилась, отошла от лестницы и окинула кабину взглядом. – Что…
Взгляду ее предстала самая обычная кабина капитана воздушного корабля, по крайней мере, примерно так Фламма представляла себе кабину капитана до этого – подниматься в нее ей никогда прежде не приходилось. Прямоугольное помещение со слегка выступающей дальней стеной, занятой высокими окнами, открывающими прекрасный обзор на палубу и нос корабля. Впереди корабля можно было увидеть облака, сквозь которые изредка проглядывала зелень земли. По центру находилось рулевое колесо, в остальном же кабина внешне напоминала эдакую гостиную и спальню одновременно – слева находился широкий диван с парой тумбочек, над которыми висела картина, справа же стену подпирала узкая, но явно хорошая лежанка из темного дерева, с матрасом, подушками, застеленная темно-зеленым пледом. Рядом стоял небольшой домашний бар, со стороны ног – книжный шкаф с книгами, которые не выпали, пожалуй, лишь благодаря плотно закрытым дверцам. Зеленый ковер с бордовыми узорами по центру, карта Блеймру на стене над кроватью, и кристаллическая люстра довершали картину. В общем-то, достаточно скромно, если не обращать внимания на то, что вся мебель была очень высокого качества.
- Принцесса… - Эрумпре как-то инстинктивно отступила к лестнице, выставляя руку ладонью в сторону люка, словно предостерегая от того, чтобы та поднималась, хотя особой опасности не было. Она на это очень надеялась. Взгляд обратился к юноше, стоявшему в стороне – на его лице было по прежнему спокойное выражение. Виконтесса сглотнула, чувствуя, как худые и костлявые пальцы страха сжимают сердце. «Спокойно, все не так уж и страшно, подумаешь, мы остались одни…»
- Принцесса, - уже более уверенным голосом сказала Эрумпре, вновь отступая от лестницы, давая Вилии подняться в кабину. – Боюсь, у нас нет капитана. И я не удивлюсь, если на этом корабле больше никого нет кроме нас.
Она говорила размерено, спокойно, тоном скромного учителя, обращающегося к своему малому ученику.
- Мне кажется, мы находимся… или находились под действием иллюзии, а это, - виконтесса бросила взгляд в сторону юноши в форме члена экипажа, - миньон. Я уже видела их, обычные миньоны отличаются своим отсутствием сильных эмоций и малым диапазоном действий, которые они могут совершить. А этот был явно нацелен не пускать нас сюда, при этом не сделал ничего чтобы помешать мне подняться. Да, я уверена, это существо – миньон.
Эрумпре подошла к юноше и пихнула его в плечи, на что юноша лишь слегка ойкнул, дернулся, а потом встал в ту же позу, в которой стоял. «Так и есть - миньон… значит, кто-то из колдунов…»
- Если мы находимся под действием иллюзии, - серьезно проговорила девушка, поворачиваясь к принцессе, - надо ее снять.
Глубоко вздохнув, Фламма закрыла глаза, стараясь успокоиться и сконцентрироваться на внутренних ощущениях так, чтобы окружающие звуки и тряска отошли на задний план, после чего быстро сложила руками три знака, коротко крикнула «Развеять!» и открыла глаза.
- Так и думала… - казалось, изменилось мало что, миньон остался стоять на месте, однако пейзаж за окном изменился – на улице уже было темно, а летели они далеко не через облака, а почти над самым лесом, явно касаясь днищем крон деревьев. Обернувшись к принцессе, она увидела, что и служанки и охрана пропали. Слегка поджав губы, виконтесса указала на окно рукой:
- Вот откуда этот металлический звук и тряска. Ветки, видимо, попали в вентили… - она посмотрела на юношу. – Миньон, скорее всего, вел корабль так, как ему было приказано, но иллюзия была не совершенной и мы почувствовали настоящее, видя выдуманное.
Она подбежала к окну и прильнув к стеклу, сказала:
- Очень большой лес… не могу точно сказать какой. И совсем скоро мы в него упадем, - теперь уже Эрумпре метнулась к рулевому колесу, обнаружив на широкой панели еще множество рычажков. Девушка обнажила сжатые от досады зубы. – Совсем ничего в этом не понимаю, совсем…

 
Вилия Суббота, 22 Январь 2011, 00:08 | Сообщение # 32





Кабина капитана

Вилия чуть ли не притоптывала от нетерпения, пока Эрумпре штурмом брала люк. Нет, виконтессе никто особенно не мешал, но и не были особенно рады. Это было странным, учитывая, кто ждал девушку внизу. Поэтому принцесса не дожидаясь того самого момента, когда ее спутница полностью проберется в рулевую кабину устремилась за ней.
Долгие конные прогулки укрепили ее тело. Она всегда любила физические нагрузки, поэтому она не испытывала особых трудностей , поднимаясь наверх.
- Поднимайтесь, только осторожно – на лестнице тяжело держаться во время тряски, - совет от Эрумпре оказался к месту. Вилия слишком торопилась, поэтому немного расслабилась, и чуть было не сорвалась вниз. Из-за этого она чуть замешкалась и отстала от поднимающейся девушки.
Проклиная себя за невнимательность и торопливость, она вновь начала подниматься, но уже более осторожно, как вдруг раздался голос Эрумпре:
- Принцесса.
Интонации прозвучали странно, что-то в них заставили Вилии забыть об осторожности и увеличить скорость. Пару раз ноги срывались с перекладин, но вряд ли это остановило бы ее порыв. Пальцы крепко ухватили за последнюю перекладину, она подтянулась и первое, что увидела – это ковер с длинным ворсом. Еще рывок и Вилия оказалась уже высовывалась по пояс из люка, оглядываясь и понимая, что все не так уж просто.
- Принцесса.
Голос Эрумпре подхлестнул принцессу, и та наконец-то оказалась в рубке. Капитан ей понравился еще тогда, когда пытался развлечь Вилию по дороге в Мако-Кохан. Сдержанный и немногословный человек, с идеальным чувством вкуса и немного грубоватым юмором. Комната соответствовала своему хозяину, но вот его самого не наблюдалось. Ее растерянный взгляд скользнул по книжному шкафу, дивану и остановился на незнакомом молодом человеке.
– Боюсь, у нас нет капитана. И я не удивлюсь, если на этом корабле больше никого нет кроме нас.
Принцесса растерянно стояла у люка и как маленькая девочка заворожено слушала виконтессу, которая за пару минут полностью изменила видение ситуации. Миньоны, колдовство, иллюзия. Она и не знала, что может быть хуже, чем сейчас. Особенно после того, как иллюзия оказалась развеяна, принцесса только ахнула от того, что даже ее служанки и охрана оказались иллюзией. Миньон продолжал бессмысленно топтаться чуть в стороне.
Белоснежная пелена облаков развеялась - темно-зеленая громада леса надвигалась с неумолимостью цунами. «О, Единый! Но как? Почему?! Куда исчез экипаж?!»
Мысли путались и не хотели выстраиваться в четкую и логичную линию. Она не могла понять, почему это случилось с ней. Вряд ли вторая принцесса могла быть опасна. По крайней мере, ее путешествие в Гильдию Магов было пустышкой, на ее взгляд. «А может сам факт моего прилета кого-то испугал?»
- Очень большой лес… не могу точно сказать какой. И совсем скоро мы в него упадем, Совсем ничего в этом не понимаю, совсем…
Пока принцесса пыталась что-то осознать и прийти в себя, виконтесса действовала и явно была более собрана. Попеняв саму себя за рассеянность, она подошла к панели управления, перед которым стояла Эрумпре, изучая огромное количество рычажков разных размеров.
- А какая разница, - с решительностью самоубийцы заявила Вилия, - хуже же уже не будет? И не беда, что что-то сделаем не так.
Сказав это, она стала дергать и крутить все, что на ее любительский взгляд могло повлиять на движение корабля.

Исправил(а) Вилия - Суббота, 22 Январь 2011, 00:19
 
Мастер Суббота, 22 Январь 2011, 01:26 | Сообщение # 33





Кабина капитана.

Эрумпре могла бы удариться в размышления о том, кто же так их спокойно обрек на гибель, которую бы они, скорее всего, даже восприняли иначе из-за наложенной иллюзии, могла бы даже подумать о том, кто мог быть создателем юноши-миньона, стоявшего за спиной, однако ситуация к этому, мягко говоря, не располагала. Корабль падал! «Не люблю, не люблю, не люблю я технику!» - кричало сознание, пока руки щелкали выключателями, а глаза бегали по стрелкам приборов. Однако вскоре этим же стала заниматься и принцесса. Наверное, со стороны это выглядело бы забавно, если бы не было так страшно: две рыжие блеймрийки, принцесса и виконтесса, ничего не смыслящие в управлении воздушными кораблями, вероятно на полностью пустом воздушном корабле, который вот-вот упадет в темноте ночи в гигантский лес.
- Это бесполезно, мы ведь все равно не научимся им управлять, даже если он не упадет от всего этого, - убирая руки, досадно покачав головой, произнесла Фламма, в конце фразы кивнув на приборную панель. – Мы его даже посадить не сможем. Нужно придумать что-то другое, вряд ли у нас есть много времени…
Она оглядела кабину, лихорадочно размышляя, как бы и что сделать, дабы не умереть через какие-нибудь минуты три, когда корабль рухнет на землю. Эрумпре очень старалась этого не показывать, но нелюбовь к технике сейчас обернулась в дикий страх перед ней. Какая-то груда железа и дерева, управляемая даже не силой природы станет причиной ее смерти! Станет ее древесно-металлической могилой…
Эрумпре с болезненным выражением на лице отошла от руля, отвернувшись от принцессы, и закрыла глаза, сцепив подрагивающие руки в замок на уровне живота. «Все в порядке, все хорошо, ведь все еще не закончилось. Сейчас ты что-нибудь придумаешь, вот прямо сейчас…» - успокаивала себя девушка… и это помогло! Неожиданная истина пронзила всю сущность Фламмы, заставив ее даже воскликнуть и вздернув подбородок, открыть глаза. Резко развернувшись к принцессе, которая все еще колдовала в переносном смысле с панелью, она от нетерпения быстро заговорила:
- Принцесса!– она указала пальцем на окно. – Мы можем использовать Воздушные ступени! Мы просто опустимся в лес. Нужно быть как можно дальше от корабля, когда он упадет. Пойдемте!
Схватив принцессу на запястье, на тот случай, если она будет противиться, потому как объяснять времени не было, и чисто на случай, чтобы быть уверенной, что она находится рядом, Эрумпре потащила ее к лестнице.
- Скорее, корабль упадет с минуты на минуту, - в подтверждение ее слов корабль сильно тряхнуло. – Осторожнее! – схватившись за перекладину лестницы, напутствовала принцессу виконтесса, после чего последовала следом за ней, начав спускаться по лестнице. Когда уровень пола кабины был на уровне ее подбородка, она бросила последний взгляд на миньона, провожающего их спокойным взглядом. «Жаль его оставлять… хоть он и не настоящий и хотел нас убить. Жаль, что миньоны не перевоспитываются», - подумала она, грустно скривив левый уголок губ. Однако едва миньон пропал из виду и Эрумпре погрузилась в темноту вертикального коридора лестницы, как мысли вновь вернулись к окружающему их дрожащему кораблю, грохоту и гулу, как уже ясно, вызываемому ломающимися ветками деревьев.
- Целы? – спросила Фламма, когда спустилась с лестницы. Встав рядом с принцессой, она тут же придержавшись рукой за стену. Взгляд упал на дверь, за которой находилась открытая небу палуба. Выходить туда крайне не хотелось, однако оставаться на падающем корабле – еще больше. – Вы готовы, принцесса? Нам придется прыгать – движение корабля может разрушить лед, если создавать его с палубы. Но придется действовать очень быстро. Если вы не уверены, что сможете прочитать заклинание в полете… - понимающе взглянув на принцессу, - я могу сделать это за нас двоих.
Все же невесело будет прыгнуть за борт и обнаружить, что от волнения ты не можешь сконцентрироваться и прочитать заклинание. Даже на счет себя Эрумпре была не до конца уверена, пусть все же с приходом данной идеи стала чувствовать себя гораздо увереннее, а что уж говорить о принцессе, которая никогда не применяла магию в серьезных и экстренных ситуациях, в которых Фламме уже все же доводилось бывать.
Корабль вновь сильно тряхнуло.

 
Вилия Суббота, 22 Январь 2011, 23:03 | Сообщение # 34





Кабина капитана.

Вилия дергала какие-то рычажки, понимая, что все тщетно. Земля неумолимо приближалась, скалясь верхушками деревьев. Чувство полного бессилия накатывало и разрушало внутреннюю стену спокойствия, которую та так старательно возводила в себе. «За что?» - вопрос бился в ее голове, вслед за этим вопросом возникло понимание или, по крайней мере видимость понимания случившегося, - «да не за что было так поступать со мной. Не во мне дело, не во мне…»
Корабль мелко дрожал, ему тоже было страшно умирать. Вилии вдруг стало жаль эту большую и сильную машину, которая вынуждена была погибать из-за человеческой подлости и жестокости. Эрумпре отошла куда-то за спину, но принцессе было в данный момент не важно, она пристально вглядывалась в приближающуюся свою смерть и пыталась понять, зачем это надо было делать с ней и Эрумпре. «Я не могу повлиять на события. Не смогу помешать ни чьим планам. Все мои титулы и связь с правящим домом, скорее уступка родству моей матери. А что если я вообще не причем? Все дело в…»
Ее мысли были прерваны виконтессой, которая не теряла времени и пыталась придумать способ, который позволил бы им спастись, по крайней мере, в голосе Эрумпре звучала уверенность и надежда.
- Принцесса! Мы можем использовать Воздушные ступени! Мы просто опустимся в лес. Нужно быть как можно дальше от корабля, когда он упадет. Пойдемте!
Вилия не сразу поняла значение слов, которые только что прозвучали. К своему стыду она в этой ситуации вообще забыла о том, что для их спасения следовало бы применить магию, раз их пытались убить, применяя колдовство. Медлить ей не позволили, за что принцесса была благодарна Эрумпре, что та действует решительно, не вдается в долгие и абсолютно лишние в данном случае объяснения. Просто схватила Вилию и потащила к люку, откуда они только что проникли сюда. Наверное, в обычных обстоятельствах девушка не позволила бы себя столь бесцеремонно подталкивать и руководить ее действиями. Но принцесса всегда была рассудительной девушкой, по крайней мере, в тот момент, когда она не злилась. Страх скорее мобилизовал все внутренние резервы ее организма, заставлял действовать быстрее и реагировать острее на окружающую обстановку. Сейчас разум говорил: «Не спорь и следуй указаниям. Эрумпрэ знает, что делает».
Вертикальная лестница брыкалась и пыталась вырваться из ее рук, перекладины постоянно пытались выскользнуть из-под ее ног, но Вилия упрямо сжав губы, спускалась вниз, стараясь не задерживать виконтессу.

Под кабиной капитана.

Оказавшись на полу, она сделала пару шагов назад и попыталась восстановить дыхание. Гул и скрипы становились все сильнее, скрежет был слышен все более явственно. Сколько им осталось? Считанные мгновения или несколько минут. Голова шла кругом от событий, обрушившихся на нее за эти последние сутки. Страшные догадки и теории о причинах покушения на нее и Эрумпре роились в голове, кровь бурлила венах. Она была так сильно напугана, что перестала бояться. Мысли сами собой потекли в нужном русле, вспоминая нужное заклинание. Водная магия ей всегда давалась легко, но сможет ли она применить ее в такой ситуации? «Конечно, нет», - противно пропищал кто-то, вечно неуверенный и сомневающийся в ее душе, - «вот сейчас и проверим», - ответил кто-то бесшабашный, ранее ей неизвестный внутренний голос.
- Целы? Вы готовы, принцесса? Нам придется прыгать, движение корабля может разрушить лед, если создавать его с палубы. Но придется действовать очень быстро. Если вы не уверены, что сможете прочитать заклинание в полете…
Принцесса слушала слова виконтессы уже спокойно, удивляясь, что ей самой в голову не пришла такая простая и логичная мысль. Выйти через дверь напротив них, пробежать по палубе и спрыгнуть с падающего корабля, читая нужное заклинание.
Корабль вздрогнул, мощный толчок чуть было не свалил принцессу на пол, но она устояла и поняла, что любое промедление смерти подобно.
- Готова, - коротко сказала она и, бросив короткий взгляд на свою спутницу по несчастью, стремительным шагом направилась к нужной двери. В голове было практически пусто, если не считать знаний, которые позволили бы ей осуществить заклинание. Это нужно было сделать быстро и четко.

Первая палуба.

Дверь открылась с усилием. Пришлось ударить по ней плечом, чтобы та поддалась напору Вилии. То ли дверь перекосило, то ли еще по какой причине, но принцесса чуть было не рухнула на вздрагивающую палубу падающего корабля. Она могла бы восхититься звездным ночным небом и великолепным видом на луны Терры, но сегодня как никогда ее тянуло к земле.
- Быстрее, - она уже не заботилась о том, чтобы ухватиться хоть за какую-нибудь опору на палубе, а просто бросив немного лихой, искрящийся каким-то отчаянием взгляд на Эрумпре, устремилась к поручням, к правому борту падающего корабля.

 
Мастер Суббота, 22 Январь 2011, 23:57 | Сообщение # 35





Под кабиной капитана, затем первая палуба.

Эрумпре не была уверена в том, что принцесса сможет без каких-либо проблем прочитать заклинание в полете. Не потому что считала ее плохим магом или не верила в ее способности, просто стоило отдать должное ситуации, в которой они находились – столько неожиданностей за столь короткий срок, стрессовая ситуация, которая с каждой тряской корабля напоминала о своей опасности для жизни – все это могло повлиять на сознание в гораздо большей степени, нежели можно было подумать. Возможно их более или менее решительные действия это всего лишь результат шока и страха, а как он может повлиять на личность, когда главная опасность – падающий корабль – окажется позади и впереди будет другая – приближающаяся земля? Страх перед этой опасностью может сыграть злую шутку и создать абсолютно противоположную реакцию на возникшую проблему. А там пока будешь лихорадочно соображать, что же делать, уже и земля встретит холодной твердостью почвы, не говоря уже о том, что предстоит при подобном невезении в плане полета через ветки деревьев, где можно заработать себе далеко не один перелом…
Слегка тряхнув головой, подумав, что выбрала не самое подходящее время для представления возможных версий последствий, Эрумпре про себя решила, что в случае чего постарается поймать в полете и Вилию. Поэтому стоило держаться к ней поближе, чтобы успеть это сделать и не потерять ее из виду среди крон деревьев, что зеленым морем разрушали днище корабля не хуже атак извне.
- Готова, - отозвалась Вилия на вопрос Фламмы, после чего к ее же неожиданности стремительно направилась к двери, резким ударом открыла ее и крикнув: - Быстрее! – рванула вперед, по кренящейся и дрожащей палубе корабля.
Эрумпре едва успела выскочить за ней следом, а когда над головой оказалось темно-синее звездное небо в фиолетово-красноватых разводах, что всегда привлекали ее внимание, она невольно едва не остановилась с мыслью, а не забыли ли они чего-то важного на корабле? Однако даже если это было и так, делать было нечего, куда важнее было сохранить себе жизнь, нежели заботиться о пропавших вещах. В конце-концов, у Эрумпре все и без того было с собой, а главное – с ней всегда была ее магия. Вот что значит быть магом – воин мог бы потерять в бою свое оружие, маг же никогда с ним не расстается, и его оружие, его магия, подразумевает собой далеко не одну-две задачи, что уже было гораздо удобнее. Если так смотреть, техника ведь тоже не могла подобным похвастаться, что-то одно отвечало лишь за что-то одно, в основе своей, в то время как магия была многогранна…
Когда перила стали приближаться, Фламма сфокусировалась на своем желании и самом заклинании, после чего прямо на ходу выставила вперед правую руку, левой придерживая пристегнутый к поясу посох.
- Принцесса, приготовьтесь! – и вот, перила уже были на расстоянии метра. – Вперед!

В воздухе, за бортом корабля.

Перепрыгнув на всем ходу через перила, оперевшись на них ладонями, занеся при этом обе ноги с правой стороны, она в процессе этого прыжка развернулась лицом к уносящемуся кораблю, почувствовала, как начинает переходить в состояние падения, и быстро направила обе руки ладонями вниз, под себя. Застывший взгляд, чуть сведенные брови, какой-то странный отблеск в глазах, и вот, со свойственным ему кристаллическим трещанием под Эрумпре стал образовываться лед, который за несколько секунд сложился в слегка вогнутую горку, на которую через мгновение приземлилась сама Фламма, слегка сощурив глаза от несколько болезненного приземления на лед левым бедром. Однако ее правая рука все еще указывала вперед выбирая маршрут среди деревьев, вниз, к твердой земле. Быстро метнув взгляд в сторону и убедившись, что у принцессы тоже все под контролем, Эрумпре слегка расслабилась. На ее лице появилась улыбка, а из груди вырвался озорной смешок, как у человека, попавшего на веселое мероприятие.
- Юу-у-уху-у-у-у! – воскликнула она, направляя ледяную горку по резкой дуге влево, ближе к принцессе и проносясь прямо под ее воздушной дорогой из льда. Она была счастлива, что ее идея была удачной и, в общем-то, возможно, спасла им жизнь. – Получилось!
Земля была уже недалеко, а потому Эрумпре снизила угол наклона ледяной дороги, дабы не приземлиться на слишком большой скорости.
- Давайте в ту сторону! – предложила она принцессе, два раза махнув левой рукой влево, в ту же сторону, куда летел корабль, просто потому, что приметила там меньшее количество деревьев и решила, что посадка там должна быть мягче. Но, по крайней мере, они были спасены и с плеч Фламмы словно горы упали.

 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » 19 инлания 771 года. Воздушный корабль "Гордец". (Полет из Мако-Кохана в Кагорл.)
Страница 1 из 212»
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)