Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
Страница 1 из 212»
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Окрестности города (Окружающие город холмы и равнины)
Окрестности города
Автор Вторник, 05 Январь 2010, 23:06 | Сообщение # 1
Сейчас: В неизвестности
В радиусе на много миль раскинулись невысокие холмы, заросшие густой травой и цветами, преходящие в равнины и цветочные поля, с высокой травой и небольшими лесистыми участками. Ближе к берегу моря холмы переходят в равнину заросшую низкой травой, ближе к берегу - чередующуюся с песком, мелкими камешками, а потом и вовсе переходя в узкую полоску песка. Холмов же больше на юге востоке и юге, а равнин и цветочных полей - на западе. Небольшие лесочки в этой местности исключительно лиственные, в некоторых из них имеются чистые родники и небольшие прудики, на юго-западе даже имеется пара небольших болот. Здесь также можно увидеть небольшие стайки бегающих улов. к берегу моря земля представляет собой скорее наложенные на друг друга плиты из-за чего местность напоминает лестницу в две, максимум три не очень высоких ступеньки. Вершины этих "лестниц" обычно голые, земельные, с совсем редкой травой и иногда с небольшим количеством лиственных деревьев - всего несколько вершин могут похвастаться густой растительностью, как в виде травы, так и в виде деревьев. А вот основание этих лестниц густо заросло и тем и другим.
 
Амброзий Среда, 06 Январь 2010, 00:19 | Сообщение # 2





<== Эсфийский лес, северная часть

Небо над Внешним морем. В воздушном корабле.

Винты гудели деловито, подобно кружащим по утру над клеверным полем шмелям; воздушный корабль легко скользил среди облаков. До места назначения ещё было лететь и лететь, дела переделаны, всё работает как надо; удобно расположившись на ящиках, подложив под голову свёрнутый в бухту канат, Амброзий мирно дремал, подставив бледное лицо солнечным лучам. Изредка до его слуха доносилось постукивание, бряканье, звон монет да обрывки речи, - неподалеку кто-то сообразил партию в кости, однако Крейна настолько разморило теплом и бездельем, что он даже не пытался определить, кто именно. Разве это важно, когда всё идёт замечательно? Как бы ему ни нравились их воздушные походы и битвы, такие редкие моменты безделья он всё же любил и не отказывался использовать. Вот только почему-то сквозь сон то и дело пробивалось нехорошее ощущение, как будто он что-то забыл, что-то очень важное. Может быть?... Тут солнечный свет померк, а вместе с ним померкло и благодушное настроение, - кто-то подошёл, загородив солнце, а это с большой вероятностью означало, что его припрягут к какому-нибудь делу. На удивление, сейчас ему совершенно этого не хотелось. Он покрепче зажмурился, позволяя сну заключить себя в мягкие объятия.
- Амброзий! …проснись! …летим… - всё-таки пробился к его сознанию знакомый и любимый голос; это была она, а значит, всё хорошо.
- Маменька, ещё минуточку, - буркнул он сквозь сон. – Мы и правда летим…
И он хотел было вновь провалиться в теплую дремоту, но вдруг его будто молнией ударило.
- А куда мы летим?! – воскликнул Крейн и проснулся.
По-прежнему размеренно гудели двигатели, только принадлежали они не суденышку, созданному руками тэлийских механиков, а сфирийскому малому воздушному кораблю, в чьей рубке и находился Крейн, вольготно развалившись в капитанском кресле. Солнца уже давно не было; в светлом небе едва заметно мерцали звезды, а далеко-далеко внизу серебрились воды Внешнего моря. Встряхнувшись и утерев с уголка рта слюну, Амброзий виновато покосился на Сару, стоявшую рядом, и взялся за штурвал. Интересно, сколько он спал, и как далеко они успели пролететь? Судя по сфирийке, наверное, не очень, иначе пробуждение его было бы не столь мирным.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса.

Тем не менее, Сара разбудила его вовремя – топлива как раз хватило, чтобы, заложив крюк над морем, обогнув город, отлично видимый благодаря ночным огням, пройти над берегом немного западнее и посадить корабль, укрывшись в прибрежных деревьях, - и то Крейн опасался, не слишком ли близко к городу, не могли ли увидеть их со стен, однако, выбирать было не из чего. Хорошо было бы нарубить ветвей и хоть как-то замаскировать корабль, чтобы не приметили его днём, но на это уже не было сил, впрочем, местность выглядела достаточно пустынной, чтобы положиться на удачу, - в который раз, поскольку полагаться больше было не на что, по крайней мере самому Амброзию. Судя по всему, время близилось часам к десяти вечера; посовещавшись со сфирийкой немного и решив, что дела начинать лучше всё же утром, а ночевать – на корабле, Крейн попросил её разбудить его через четыре часа, - а что делать, сторожить как-то надо, - и, проверив, что состояние принцессы не изменилось, отправился в рубку досматривать прерванный сон.

Исправил(а) Амброзий - Среда, 06 Январь 2010, 00:21
 
Амброзий Четверг, 07 Январь 2010, 23:46 | Сообщение # 3





12 инлания 771 года Эпохи Солнца

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса.

До своей очереди сторожить Амброзий как ни старался, но заснуть так и не смог: пить хотелось нестерпимо, будто он сжевал пудов шесть соли, отсутствующая левая рука болела словно по-настоящему, да и ожоги давали о себе знать, - удивительно, как он умудрился вообще задремать у штурвала по дороге сюда. Жесткое капитанское кресло решительно не располагало к отдыху. Промаявшись так до двух часов ночи, Крейн, едва заступив на вахту после сфирийки, решил хоть немного облегчить свою участь. Изорвав рубаху, - в последнее время его рубахам очень не везло, - он из уцелевшего самого большого лоскута соорудил себе на голову платок, убрав под него волосы; хоть и смешно, наверное, со стороны выглядело, но зато волосы теперь не касались обожженных плеч и не тревожили их. Остальные мелкие ожоги, особенно на ногах, куда попали брызги алхимического снадобья, были просто ничем по сравнению с мучившей его левой рукой; пару раз он даже хватал пустой воздух в том месте, где она была, желая убедиться в том, что руки действительно нет. В конце концов он осторожно и тихо, чтобы не разбудить Сару и не напугать её ненароком, выбрался из корабля.
Снаружи он и провел остаток ночи, блуждая кругами, разрываясь между желанием поискать воды и опасением оставлять корабль без присмотра; снаружи он и встретил рассвет. Солнечные лучи, набиравшие силу по мере того, как дневное светило поднималось выше и выше, оказались непривычно злыми, так, что вампир был вынужден убраться обратно, а к тому времени и Сара проснулась.
Потом был военный совет. В конце концов согласившись с доводами сфирийки о том, что в город добывать топливо, еду и прочее необходимое нужно идти именно Саре, - последним доводом, склонившим чашу весов в её пользу, стало даже не солнце, а опять-таки то, что у неё были при себе документы, - Крейн проводил её к выходу из судна и смотрел вслед, пока фигурка сфирийки не скрылась среди деревьев. Нехорошо было на душе, тревожно; не верилось ему, что та сможет добыть всё необходимое да еще и доставить сюда. Во всяком случае, с топливом точно придется попотеть, его в сумке не принесешь, даже для такого маленького корабля.
В почти полном одиночестве Крейн провел еще час, прежде чем решился на вылазку, на поиск воды, - жажда была столь сильной, что ему стало казаться – еще немного, и он начнёт терять рассудок. И кто тогда поручится за жизнь принцессы? Потоптавшись еще несколько минут в тамбуре, он перед тем, как уйти, всё-таки заглянул в каюту для пассажиров с тайной надеждой – а вдруг девушка уже пришла в себя? Однако та по-прежнему полулежала на сиденье, как её устроили днём раньше, разве что руки были сложены поудобнее, да под голову подложена свернутая женская рубаха Сары. Взглянув на это, Амброзий горько вздохнул. Как он вообще мог думать, будто способен защитить её, если не смог справиться с одним сфирийцем? Ему самому понадобилась помощь женщины, чтобы уцелеть.
«Я не гожусь для неё,» – подумал он, медленно пятясь к выходу из каюты. – «Я о себе-то позаботиться не могу. Может быть, и хорошо, что у меня никогда не будет ни дочери, ни сына. А принцесса… просто доставлю, куда просят, подожду… и пойду своей дорогой, когда узнаю, что с ней всё хорошо.»

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; тамбур между каютой и рубкой.

Он вышел в тамбур и тихо прикрыл за собой дверь в каюту, однако решил задержаться ещё ненадолго, - хотел повнимательнее осмотреть рубку, может, найдётся где шкафчик хоть с какой посудой, не в горсти же воду нести, а так, если бы обнаружилась бы хоть железная кружка или миска, можно было бы эту воду вскипятить да раны промыть.

Исправил(а) Амброзий - Пятница, 08 Январь 2010, 00:05
 
Курадо Пятница, 08 Январь 2010, 00:07 | Сообщение # 4





12 инлания 771 года Эпохи Солнца.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль, пассажирская кабина.

Темнота медленно отступала, предоставляя место неяркому свету, который медленно заполнял все вокруг. Горизонтальная полоса этого света становилась то шире, то уже, принося вместе с собой какие-то очертания, слишком расплывчатые, чтобы понять чему или кому они принадлежали. Постепенно чувство реальности начало возвращаться, уже можно было почувствовать собственные руки, слабо сжимающие что-то твердое, что-то не менее твердое за спиной и под собой… вероятно стул или что-то вроде того. Во всем теле чувствовалась какая-то вялость, слабость, даже пальцем пошевелить было сложно – он словно не хотел поддаваться желанию и поднимался лишь после того как несколько раз неуверенно дернется. И так было с каждой клеткой тела, что радости мало приносило. Нахмурившись и приоткрыв глаза, Курадо поспешила их закрыть - даже от такого слабого и мягкого света, что был вокруг, резало глаза, привнося с собой еще и боль в висках. Сглотнув и почувствовав насколько сильно пересохло в горле, принцесса тяжело выдохнула, медленно опустив голову и по инерции подняв руку, чтобы дотронуться до лба. Движения были неуверенными, словно она вовсе разучилась их совершать, как обычно бывает, если проведешь много времени в неподвижном состоянии. Вторая попытка приоткрыть глаза была более удачной – дискомфорта от этого действия было меньше и все же удалось, прищурившись, оглядеть место где она находилась.
«Это… корабль? – первое что пришло ей в голову. И тут, все воспоминания яркой вспышкой пронеслись перед глазами, отчего глаза расширились, а сама Файнару подалась вперед, приоткрыв рот. Несколько секунд она ошарашено оглядывала кабину для пассажиров в корабле капитана Алье, не совсем понимая, что она делает здесь. Ведь она помнила, как падала с корабля… – Это был сон?.. Где Сара… или…»
Возможность того, что ее воспоминания обманывали ее, и все произошло несколько иначе – она не падала, а Алье все-таки добился своего и доставил их с Сарой в нужное ему место – напугала ее. Прижав руки к груди девушка оглядела каюту, нигде не найдя ни Сары с ее чемоданчиком, ни даже своей сумки. К всему прочему ее неожиданно осенило, что корабль не летел, а стоял на месте. Они уже сели? Сглотнув, Курадо медленно встала с сидения и очень тихо прошла к ближайшему окошку и с долей любопытства оглядела открывающуюся за ним картину. Похоже, они стояли на какой-то равнине, в приличной близости от холмов – было много растительности в виде деревьев и каких-то мелких кустиков у них, а трава периодически уступала место голой земле. Снаружи вовсю светило солнце, его-то лучи и проникали в кабину корабля, оставляя полоски света и делая общую картину весьма положительной, если бы не сама ситуация, в которой пришлось оказаться. Курадо тяжело вздохнула и выпрямившись, скрестила руки на груди, тут же резко убрав их, расслышав шаги в тамбуре, посмотрев в его сторону и задержав дыхание от страха. Что если это Алье?..

 
Амброзий Пятница, 08 Январь 2010, 01:08 | Сообщение # 5





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; рубка.

Войдя в рубку, Крейн болезненно прищурился: большая часть кабины была сделана из стекла, для лучшего обзору, и сквозь это стекло сейчас неистово светило солнце. Поежившись, вампир приступил к поискам, впрочем, без всякого интереса, делая это механически. Воодушевление, двигавшее им весь вчерашний день, сменилось унынием едва ли не более глубоким, нежели то, что терзало его после парада в Аридии, разве что ощущения были несколько другими: будто приоткрылся на мгновение волшебный мир самых заветных грез, но исчез, развеялся без следа, оставив тосковать посреди бесцветного и безрадостного настоящего.
«…Я ведь даже найти её сам не смог, это сделала Сара,» – мысли продолжали вращаться вокруг одного и того же. – «А я… разве сделал хоть что-нибудь полезное? Ну, кроме того, что чуть не угробил всех в яме, ведь в ней могли оказаться колья… и потом проиграл Алье… Проклятье, если бы не сфирийка, он бы мне сделал еще один рот, пониже подбородка!»
Шкафчик и впрямь обнаружился – в стене рядом с дверью. Он был совсем невелик, полтора локтя в ширину и глубину, однако же туда свободно поместилась шпага в ножнах, - наверное, она принадлежала Алье, подумалось Крейну; странно, что он оставил её здесь, может быть, не рассчитывал на сопротивление, думал, что всё пройдет гладко, - а на единственной полке, располагавшейся на уровне груди Амброзия, валялась помятая и пыльная жестяная миска. Посмотрев на эти сокровища, Крейн, не долго думая, присвоил шпагу себе, привесив на пояс вместо принцессиного оружия, сунул миску под мышку, взял рапиру в ножнах и вышел из рубки. Рапира наверняка была очень дорогой, и её можно было бы выгодно продать, да только Крейн настолько пал духом, что даже об этом помыслить не мог.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; пассажирская каюта.

Удерживая одной рукой столько предметов, Амброзий кое-как открыл дверь в каюту и хотел было шагнуть внутрь, но остановился на пороге. При виде пришедшей в сознание принцессы его вновь охватило то же самое чувство, что и в тот раз, когда он вывалился из машинного отделения и узнал её в пассажирке капитана Алье, - даже не чувство, а скорее, желание: провалиться сквозь пол, выскочить в окно, захлопнуть дверь и никогда не открывать. Амброзий застыл на месте, решительно не понимая, что говорить, с чего начать, как вообще реагировать.
- В…Вы меня узнаёте, Ваше Высочество?... – промямлил он наконец; потом, положив рапиру принцессы на ближайшее к нему сиденье, добавил еще более глухим голосом:
- Ваше оружие… я его сберёг.
«И не сумел должным образом использовать.»

Исправил(а) Амброзий - Пятница, 08 Январь 2010, 01:12
 
Курадо Пятница, 08 Январь 2010, 01:31 | Сообщение # 6





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль, пассажирская кабина.

Секунды ожидания казались часами, пусть Курадо и не знала, что именно она ожидает увидеть – Алье, идущего вершить над ней какой-то суд (что вообще было маловероятным, если учесть предположение, что похитили ее в целях шантажа), Сару ли, что вот-вот кинется обнимать ее и говорить, что все в порядке и давая уверенность, что все произошедшее было лишь сном… а может и вовсе кого-то, кого она уж точно не ожидала бы увидеть. Маррин например. Но это предположение было столь глупым… проще было поверить в то, что все закончилось хорошо и в каюту вот-вот ворвется Ишлья, хмурясь и ругая в воспитательных целях. О, сейчас бы Курадо дорого бы заплатила за то чтобы шум в тамбуре издавала именно она, а не кто-то другой. И тогда она бросится к ней, обнимет, спрячет лицо в ее груди и может быть даже заплачет… Тут пришла мысль, что нет, плакать совершенно не хотелось. Как и жалеть себя. Сейчас все воспринималось как-то заметно спокойнее, чем могло бы восприниматься каких-то несколько недель или даже дней назад. Вместо того чтобы стоять и с ужасом ожидать свою судьбу в чьем-либо лице, Файнару поймала себя на мысли, что параллельно думает о том, как можно бы было ударить врага (если там за дверью и правда враг), чтобы освободить себе проход и выбежать наружу. К сожалению, своей рапиры девушка тоже нигде не увидела, а вот дверь в этот момент начала медленно отодвигаться в сторону… Каково же было ее удивление и даже отчасти облегчение, когда она увидела в проходе того человека – Амброзия – что вроде как помогал им избежать опасной стычки с Алье. Что ж, похоже все воспоминания были настоящими… вот только ее падение с корабля не вязалось с тем, что она была сейчас на нем. Не в полете же они ее поймали, а само падение принцесса помнила достаточно хорошо, в отличие от соприкосновения с землей, которое было просто вырвано из памяти.
Вид полуголого мужчины, в общем-то не лишенного пусть не исфирийской, но человеческой привлекательности, заставил Курадо захлопать глазами и смущенно опустить взгляд, обхватив предплечья руками. Странно, но почему-то его она сейчас не боялась, даже не смотря на то, что было о нем известно – о его принадлежности к вампирам, да и вообще, бандитскому миру. Она словно нутром чувствовала, что он ничего плохого ей не сделает, хотя… он мог быть просто очень хорошим актером.
- В…Вы меня узнаёте, Ваше Высочество?... – как-то неуверенно спросил Амброзий, на что принцесса лишь кивнула, посмотрев в сторону. - Ваше оружие… я его сберёг.
На этот раз взгляд опустился к сидению, на которое была положена рапира. В груди как-то потеплело, и сделав пару шагов принцесса взяла оружие в руки. Погладив ножны и выдохнув, прикрыв глаза, она тихо сказала:
- Благодарю, - а затем подняла взгляд на мужчину, стараясь смотреть только на его лицо. Выглядел Амброзий неважно, быстро привлекла внимание рана на шее. – Что случилось? Где мы?.. И где Сара?

 
Амброзий Пятница, 08 Январь 2010, 02:03 | Сообщение # 7





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; пассажирская каюта.

- Сара ушла… – начал был Амброзий, зачарованно наблюдая за движениями рук принцессы, но тут из-под его собственной руки выпала миска, покатилась к ногам принцессы и, зазвенев, остановилась. Крейн дернулся было подобрать её, но тут же отступил обратно к двери; ему стало ужасно неловко, будто он совершил что-то неприличное или даже постыдное.
- Сара ушла на промысел, – буркнул он, понурив голову. – Мы недалеко от этого… как его… Тьмультуозуса. Топливо кончилось, и Сара ушла за ним.
Крейн немного помолчал, собирая мысли в кучу, потом взглянул на принцессу исподлобья. Казалось, девушку будто что-то беспокоило.
- Больше никаких вещей я у Вас не брал, мы так и нашли Ваше Высочество в лесу, и доставили быстро, если б не капитан Алье. Но он нас больше не потревожит. Хотя…
Тут он выпрямился, с вызовом взглянув на сфирийку сверху вниз.
- … можете считать, что я всё это выдумал, а на самом деле убил всех, а Вас буду использовать для своих гнусных нужд… вот дерьмо.
Уже заканчивая эту фразу, Амброзий знал, что говорит уже не только дерзости, но и оскорбления, однако останавливаться не хотелось, да и конечное словечко прозвучало скорее как следствие нежелания следить за языком. В конце концов, он всё равно недостоин этой девушки, так чего стараться? Пусть всё идёт своим чередом, а он останется хоть и несолоно хлебавши, зато и прогибаться ни под кого не будет и строить из себя невесть что не станет. Однако решимости этой хватило ровно до того момента, как Крейн встретился взглядом с принцессой; после этого он вздохнул и, опустив взгляд, угрюмо произнес:
- Я иду искать воду. Вы тут как-нибудь сможете постоять за себя, если что?

 
Курадо Пятница, 08 Январь 2010, 02:50 | Сообщение # 8





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; пассажирская каюта.

- Сара ушла…
По спине в какой-то миг пробежал холодок. Он ведь не имеет в виду, что…? Нет, быть не может!
- Сара ушла на промысел, - эта фраза пусть и звучало для принцессы странно, но отмела в сторону опасения о гибели женщины. От сердца отлегло, хотя оно все еще билось быстрее чем обычно. Принцесса сделала для себя пометочку, что все-таки нужно быть менее впечатлительной и не спешить реагировать на недоговоренные фразы…
Фраза же о том, что они находятся недалеко от Тумультуозуса – портового города – и Сара ушла как раз туда, заставили облегченно вздохнуть, опустив руку с зажатой в ней рапирой, а вторую сжав в кулак на груди. Следующие слова Амброзия вновь вернули мысли к Алье… похоже уже не угрожающего им. Не то чтобы Файнару была настолько наивна и вот так быстро верила слова совершенно незнакомого и мало внушающего доверия человека, но в этот раз она не сомневалась в том, что он говорит правду. Невозможно так играть…нет, просто невозможно. И даже грубая и даже обидная фраза, идущая вслед за пояснениями не заставила принцессу изменить свое мнение. Вот только она не очень понимала с какой целью мужчина вел себя так. Это казалось странным, да и в общем-то бессмысленным и даже… глуповатым? Зачем бы ему играть с ней именно таким образом? Вот если бы все время до этого он вел себя угрожающе, а потом становился милым и внимательным – вот это было бы страшно и подозрительно. Но все было с точностью наоборот, как будто он намеренно хотел ее обидеть, вот только вариантов причины такого действия Курадо не представляла. Последняя его фраза это лишь подтвердила. Да и в конце концов, до этого он помогал им и Сара ему доверяла… в какой-то степени. В любом случае, рапиру он ей отдал и в случае чего она сможет постоять за себя.
- …На самом деле, я не очень хочу оставаться здесь одна, - призналась Файнару, бегая взглядом от Амброзия к полу, но все же не до конца поднимая его на мужчину. – И я бы не отказалась хотя бы умыться…
Вообще-то, девушка еще много чего не отказалась бы сделать… переодеться в том числе, но пока что выбирать не приходилось, а лишний раз светить царский зад перед Амброзием ой как не хотелось. Нет, все-таки пусть лучше он идет, а она займется своими делами.
- …но все же думаю мне лучше остаться здесь - я еще не очень хорошо себя чувствую.
Если что, она всегда успеет его догнать, вряд ли за каких-то пять минут он далеко уйдет.

 
Амброзий Пятница, 08 Январь 2010, 13:56 | Сообщение # 9





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; пассажирская каюта.

- Ну, замечательно, – произнес Крейн, оскалив клыки в деланной улыбке. Признаться, при словах принцессы о нежелании её оставаться на корабле одной в груди что-то дрогнуло, а на душе потеплело, однако чувство это было мимолетным. В самом деле, с чего он вдруг решил, что это относится к нему? Конечно, принцесса, пережившая столько, и впрямь может чувствовать себя здесь неуютно, но это вовсе не значит, ей нужна именно его поддержка… тем более, что он сам ничем не сможет помочь, если что-нибудь случится, - недавние события это показали. А может быть, она уже давно раскусила его, и слова эти – не более чем формальность.
Смерив девушку коротким настороженным взглядом, будто пытаясь выяснить, не ткнет ли она его рапирой, Амброзий быстрым движением подобрал миску и вновь отступил к двери.
- Тогда я пойду, – деловито сказал он. – Жаль, маловата посуда, но для умывания тут воды вполне хватит. Если я её найду.
Крейн развернулся, торопясь уйти, так неловко и поспешно, что едва не врезался плечом о дверной косяк, спасло лишь то, что он приостановился, чтобы снабдить принцессу наставлением.
- С корабля – ни шагу до моего или сариного возвращения, – сказал Крейн, сурово нахмурившись. – Ни его, ни Вас нельзя оставлять без присмотра, а вдвоем вы будете в большей безопасности. К тому же, я не уверен, что ни одни глаза не видели нашу посадку. Закройте за мной люк и сидите тихо. Если с Вами что-нибудь случится, я… Сара мне голову оторвет.
Он замолчал, прокручивая в голове сказанное, а потом наставил на девушку жестянку, как обвиняющий перст.
- В рубку не входить, в машинное отделение тоже. Ничего не трогать. Если будет страшно, думайте о Юуне, или как там его. Я любой ценой доставлю Вас туда, сдам из рук в руки какому-нибудь вашему принцу, – тут Крейн фыркнул, не в силах сдержать издевательский и вместе с тем горький смешок. – И все вздохнут с облегчением. Поэтому просто сидите и ждите. Я постараюсь побыстрее.
Вздохнув и бросив короткий взгляд на девушку в надежде определить, что все его слова дошли по назначению, хотя бы половина их понята правильно и хотя бы четверть будет исполнена, Амброзий поспешил удалиться. Чем дольше он оставался с принцессой, тем более неловко себя чувствовал, однако вместе с тем присутствие её, такой нежной, такой теплой, растравливало жажду крови не слабее, чем открытая рана. Лучше держаться подальше, пока… что-нибудь не изменится. Может быть, в поисках воды ему удастся найти что-нибудь и для себя.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. У воздушного корабля.

Тем не менее, едва оказавшись на земле, Крейн, не надеясь, что принцесса послушается его указаний, сам закрыл за собой люк и даже огляделся вокруг в поисках чего-нибудь подходящего, чтобы подпереть его, однако ничего не нашел. Мало надежды на то, что незваные гости, если таковые заявятся, поверят, будто всё заперто, и не станут проверять. Однако выбирать было особо не из чего: и оставлять боязно, и оставаться нельзя. Вздохнув, Амброзий потихоньку поковылял прочь, прикрывая глаза от солнца жестянкой, будто шляпой.

Исправил(а) Амброзий - Пятница, 08 Январь 2010, 13:57
 
Курадо Пятница, 08 Январь 2010, 14:43 | Сообщение # 10





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; пассажирская каюта.

Слова о том, что Амюрозий вполне может принести ей воду Курадо порадовали, а потому она не скрывая воодушевления пару раз мелко кивнула. Но не успела она что-то сказать, точнее придумать что сказать, как мужчина начал рассыпаться в приказах, которые в прямом смысле разозлили. Что значит не выходить с корабля? Туда не ходить, сюда не ходить, дверь запереть и сидеть тихо! Нет, какая наглость! А если его два часа не будет, ей что делать – в стену смотреть и бездействовать? В конце концов, она не для этого осталась в корабле, у нее есть кое-какие вполне понятные малые потребности организма, которые исполнить, простите, находясь в корабле будет не слишком чистоплотно. Черт возьми, она ведь принцесса, в конце концов, кто он такой, чтобы приказывать ей?! Что здесь может с ней случиться? Это чисто поле, а не оживленный город, вряд ли здесь расхаживают направо и налево сфирийцы, которые могут узнать в ней принцессу. А сидеть на месте, когда в общем-то и расходиться бы не помешало – все-таки тело еще плохо слушалось – вовсе не было желания.
Решив, что лучше будет промолчать, потому как толку от ее возмущений все равно не будет, Курадо дождалась пока Амброзий покинет корабль и яростно топнула ногой, куда как крепче сжав в руке рапиру.
- Нет какой хам! – бубнила она себе под нос, оглядывая кабину и думая, что делать дальше. Из корабля ведь выходить было слишком рано, Амброзий ведь вряд ли ушел далеко, если и вовсе не стоит под дверью и караулит ее. Это предположение еще больше разозлило. – Хотя чего было ожидать от бандита…
Файнару раздраженно выдохнула и села на сидение по правому борту, положив рапиру на колени, подперев голову, а взглядом вперившись в точку перед кораблем, ожидая когда Амброзий появится в поле зрения. Лучше не упускать его из виду, а когда он отойдет достаточно далеко, уже спокойно выйти на свежий воздух.
«А вообще странно, разве вампиры не боятся яркого света? Он ведь туда пошел совсем неприкрытый… - неожиданно пришло в голову. – Надеюсь, он знает что делает, иначе в такую погоду назад он может и не дойти… Хотя, может быть он очень сильный вампир, которому не страшно солнце? Хм… нет, так ведь и не скажешь. А может быть он полукровка? У них ведь вроде все несколько иначе, чем у обычных вампиров. Да, вполне может быть».
Принцесса машинально ощупала шею на предмет укусов, но не нашла их и облегченно выдохнула. Еще не хватало, чтобы ее покусал вампир, это будет просто смешно...

 
Амброзий Пятница, 08 Январь 2010, 17:37 | Сообщение # 11





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса.

«Кажется, я начинаю понимать, что чувствовала Ивонель, когда я приглашал её погулять в погожий денёк,» – растерянно думал Крейн, спускаясь на дно очередной ложбинки, заросшей невысокими деревьями. Конечно, и у него были плохие времена, но ни разу не доводилось бывать в таком состоянии; ласковое утреннее солнышко палило немилосердно, словное полуденное где-нибудь в Харданской пустыне; особенно сильно это ощущалось плечами, и без того пострадавшими от огня, да и глазам приходилось совсем не сладко, - свет слепил так, будто Амброзий пытался смотреть на солнце через подзорную трубу. Впрочем, здесь, в тени деревьев, было еще более-менее терпимо.
«Если Сара добудет всё необходимое, вылетим не раньше, чем солнце скроется за горизонтом. Иначе я не справлюсь с кораблём… разве что мне попадется кто-нибудь. Интересно, какая живность здесь водится? Никогда не скатывался до того, чтобы пить кровь животных, но… похоже, у меня нет выбора.»
Ответ на вопрос пришел неожиданно, заставив бросить жестянку и выдернуть из ножен шпагу, – справа затрещали кусты; несколько каких-то крупных животных, скрытых листвой, стремительно бросились прочь. Амброзий ругнулся, убрав оружие, постоял, прислушиваясь к удаляющемуся топоту, а когда тот стих, подобрал жестянку и побрел дальше.
«От сфириек помощи ждать нечего,» – продолжил он свои голодные думы. – «Да и не нужно. Они итак мне не доверяют… Проклятье! Ну на кой мне их доверие?! И что, что мешает просто использовать их да лететь своей дорогой?!»
Вот на это Крейн ответа никак не мог найти; внутренний голос молчал, предоставив его самому себе. Помощь принцессе? Но ведь теперь он прекрасно понимает, что не способен на это. Или нет? Неужели вчерашние события его ничему не научили?
Тем не менее, на этот раз поиски были вознаграждены, - до этого Крейн успел облазить несколько неглубоких оврагов и даже подумывал повернуть в сторону моря; морская вода, конечно, солона, и принцессе вряд ли понравится умываться ею, да только она должна понимать, что тут не дворец, - на дне ложбинки обнаружился маленький родник, бивший из-под корней старого дерева; вода собиралась в небольшое углубление; на влажной почве рядом виднелось множество отпечатков копыт, - видимо, животные часто приходили сюда на водопой; возможно, тех, убежавших, Крейн как раз и вспугнул за этим занятием. Однако он не стал об этом раздумывать, а, отбросив жестянку, плюхнулся в грязь и припал к воде, глотая жадно, словно сам был животным. Вода была холодной до ломоты десен и немного пахла землёй, но, наверное, это было от того, что животные, убегая, взбаламутили её.
Наконец, когда казалось, одного лишнего глотка будет достаточно, чтобы просто лопнуть, Крейн отвалился, тяжело дыша, и уселся на траву. Конечно, вода – не кровь, надолго это бы не помогло, но и того, на сколько хватит, ему было бы достаточно. По крайней мере, какое-то время он сможет думать о чем-нибудь более безобидном.
Немного отдохнув, Амброзий набрал воды в жестянку, но задержался еще на некоторое время – промыл раны и по возможности умылся сам. Конечно, это было не очень хорошо, воду следовало бы для начала прокипятить, но он решил, что хуже ему вряд ли будет, а если и будет, то к тому времени он наверняка доберется до мест, где можно рассчитывать на помощь хотя бы лекаря-самоучки. Когда с отмыванием было покончено, Крейн смочил платок в роднике, вновь повязал им голову, – на этот раз получилось уже немного ловчее, справляться-то одной рукой, - после чего, подобрав жестянку, стараясь не расплескать по дороге, двинулся в обратный путь.

 
Курадо Пятница, 08 Январь 2010, 19:09 | Сообщение # 12





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; пассажирская каюта.

Дождавшись, когда Амброзий исчезнет из поля зрения – спустится с холма, на котором они по всей видимости и находились – что было не так уж скоро, принцесса еще какое-то время посидела в корабле, на случай если мужчина вот-вот выглянет и проверит, не ушла вышла ли она, Курадо двинулась в тамбур. Слова о том что ей запрещено – нет какая наглость, как будто она ребенок! – ходить в рубку ее мало впечатлили, но в этом случае она не стала ослушиваться. Потому что ей просто туда не нужно было. Природа манила наружу корабля, поэтому в тамбуре девушка долго не задержалась и медленно, как будто Амброзий мог издалека услышать как она выходит, открыла дверь.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Рядом с кораблем.

Погода действительно была отличной, как и виделось из маленького окошка в пассажирской каюте. Было жарко, солнце нещадно палило, заставляя приставлять козырьком ладонь ко лбу и слегка щуриться от яркого света. Ветерок трепал волосы, отливающие золотом, мягко лизал кожу и при каждом вдохе принцесса словно наполнялась жизнью, даже слабость уже не казалось такой сильной. Раскинув руки в стороны, девушка подняла лицо к солнцу и с удовольствием зажмурилась, чувствуя тепло на коже. Шумно выдохнув, она огляделась. Корабль действительно стоял на плосковатом холме, весьма заросшем, ко всему прочему – недалеко от моря и самого Тумультуозуса. С холма его было неплохо видно, пусть часть города скрывалась за другими холмами и лесистыми участками. А вот какое-то поселение на северо-востоке, если судить по расположению Внешнего моря, было видно вполне неплохо. Пусть Курадо и не была в Тумультуозусе (да что там, она вообще мало где была!), о нем она знала, как и могла с уверенностью сказать, что виднеющееся поселение – это Мильдус. Город на воде, как его еще называют, пусть сама деревня до размеров города явно не дотягивала.
Девушка поджала губы, подумав о том, что побывать там было бы неплохо, раз уж они все равно здесь… вот только ей что-то подсказывало, что ее идею никто не одобрит, да и она сама понимала, что ее мог кто-то узнать, из тех кто был в Аридии и наблюдал за парадом. Все может быть, а рисковать лишний раз не стоило. С другой стороны, Маррин ведь говорила, что ее хотят похитить и она отправляется в Орден чтобы там ее защитили… но ведь ее и так похитили, этот Алье, который теперь благополучно ликвидирован. Так может быть и торопиться некуда? А может быть, даже стоит вернуться во дворец? Эта мысль заставила сердце биться быстрее – как же она хотела вернуться обратно в столицу! Даже скучные дворцовые будни для нее сейчас были милее погонь и опасностей, что коснулись ее за какие-то сутки… Но сейчас, когда опасности больше не было в девушке вновь просыпался азарт, желание приключений, разве что только положительных, а не смертельно опасных. Все-таки, может удастся уговорить Сару прогуляться хотя бы до пригорода? Там-то вряд ли встретится кто-то из столицы, кто сможет ее узнать, то ли дело город…
Но сперва все же нужно было решить кое-какие бытовые проблемы и последующие минут семь принцесса занималась тем, что искала подходящее место для их решения. Все-таки, на природе не так уж часто ей удавалось бывать, когда вокруг одни кусты да деревья и нет прелестей цивилизованного мира…
Когда же облегчение заметно повысило настроение, Файнару еще какое-то время послонялась вокруг корабля, посмотрела на местные просторы с холма, немного размялась с помощью простых упражнений, а затем и вовсе уселась на траву у корабля, ожидая приход Амброзия. И она совершенно не собиралась скрывать тот факт, что ослушалась и вышла наружу. Еще чего, сидеть внутри, когда организм требует выйти наружу! И вообще, он ей не указ, по крайней мере до тех пор, пока его слова не будут совпадать с ее собственным мнением или хотя бы быть более логичными. Так что, сидя на траве, в тени корабля и особо не заботясь о сохранности временного одеяния, девушка разглядывала царапины и ссадины, которые видимо получила при падении в лес, что похоже все-таки было. Они немного саднили и пощипывали, что было вполне объяснимо – вряд ли кто-то продезинфицировал их, ибо было просто нечем. Оставалось лишь надеяться, что в Ордене (или все-таки во дворце?) с этой проблемой разберутся достаточно быстро. А вот размышлять над тем, что у нее твориться на голове принцессе не хотелось… ощупав ее один раз руками она поняла, что хорошего там мало.

 
Амброзий Пятница, 08 Январь 2010, 20:00 | Сообщение # 13





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса.

Несмотря на освежение, дорога назад оказалась в разы труднее. Поначалу все было прекрасно: Амброзий потихоньку пробирался среди местной растительности и, несмотря на то, что солнце нещадно жгло, а глаза слезились, пребывал в настолько сносном настроении, что даже остановился у куртинки каких-то белых, похожих на россыпь звездочек, цветов, дивно благоухавших на всю округу. Немного подумав, он сорвал несколько штук и опустил в жестянку; цветы плавно закачались на поверхности. Конечно, это не снадобья для ванн, но может быть, принцессе будет приятно? Такой аромат не может не нравиться. Полюбовавшись на цветы, Амброзий двинулся дальше, тихо улыбаясь себе под нос. Это маленькое деяние пробудило странное и непонятное чувство, а уж если бы его попросили рассказать словами, почему он это сделал, Крейн не смог бы объяснить и подавно. Более того, ни для Лилии, ни для Ивонель он никогда не делал ничего подобного; конечно, он любил их, каждую по-своему, но… ни с одной из них не хотелось летать.
Однако настроение это продлилось не долго. Солнце поднималось всё выше, воздух становился всё жарче; вскоре Крейн готов был поклясться, что чует запах жареного мяса; алхимический огонь казался теперь сущим пустяком. К тому времени, как корабль появился в поле зрения, ему уже ни до чего не было дела, только бы поскорее забиться куда-нибудь в тень. Даже то, что принцесса ослушалась и безмятежно сидела на травке снаружи корабля, вызвало лишь слабую волну возмущения в душе, которая схлынула к тому моменту, когда вампир-пират, наконец, подковылял к воздушному судну.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Рядом с кораблём.

- Вода, – буркнул Крейн, поставив жестянку с плавающими в ней цветами рядом с девушкой, пошатываясь, по инерции прошел еще несколько шагов дальше в тень корабля и обессилено уселся на траву. Осмотр себя дал удручающие результаты – везде, куда добрались солнечные лучи, кожа покраснела так, что до воспаления и волдырей явно было совсем недалеко.
«Наверное, выгляжу как вареный рак,» – хмуро подумал Амброзия, но это было всё; думать больше не хотелось, будто и мозги спеклись тоже. Повинуясь инстинкту самосохранения, вампир кое-как поднялся на ноги и похромал ко входу в корабль.

 
Курадо Пятница, 08 Январь 2010, 20:19 | Сообщение # 14





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Рядом с кораблём.

Амброзий появился в поле зрения достаточно скоро и чем ближе он подходил, тем яснее становилось, что все-таки солнце для него не друг и даже не товарищ. Мужчина покраснел и еще бы чуть-чуть начал бы дымиться, в этом принцесса почти не сомневалась, оглядывая покрасневшую и в прямом смысле, сгоревшую на солнце кожу. Как будто он очень и очень долго пролежал под солнцем, то ли ища загара, то ли смерти… На его лице она пока не заметила злости или чего-то похожего, от того что она ослушалась его и надеялась, что он не станет особо возмущаться едва подойдет на достаточно близкое расстояние. Мысленно она даже начала прикидывать, как лучше ответить ему на его грубость или же простое возмущение. Но к счастью, такового не последовало, когда Амброзий приблизился и поставил у ног мисочку с водой, на поверхности которой к удивлению принцессы плавали цветы. Может быть, мужчина думал, что раз она принцесса, то обычно воду для ванн и умываний ей обычно в таком виде и подносят? Или просто хотел как-то скрасить общую ситуацию, чтобы она чувствовала себя получше? Ну или просто хотел ее развеселить, поднять настроение?.. Какова бы не была причина, девушка была отчасти польщена, даже улыбнулась, пусть брови чуть приподнялись от легкого удивления.
- Благодарю, - подавшись вперед и сев на пятки, Курадо взяла «блюдо» и сделала несколько небольших глотков. Полегчало в миг, холодок пробежался вниз от горла аж до самого пупка, разом приободрив и избавив от засухи в горле. Слизнув каплю с губ, девушка не стала пихать не самые чистые руки в чистую воду, а потому просто достала один из цветков и прошлась его мягкими лепестками по лицу, словно губкой, после чего опустила его на траву, вместе с мисочкой. Из груди вырвался вздох облегчения – девушка действительно чувствовала себя намного лучше.
«А все благодаря ему, - она посмотрела на Амброзия, которому похоже было куда как хуже. – И зачем он пошел? Я бы и сама могла дойти, зачем было лишний раз подвергать себя подобному? Это же глупо…»
- Вы плохо выглядите, лучше зайти внутрь, - немного нахмурившись, Курадо сочувствующе оглядела мужчину, беря мисочку в руки и поднимаясь на ноги. – Воды еще достаточно, может протереть ей кожу? Должно хоть немного стать легче.
Подойдя к двери-люку корабля, она открыла его, наклонив в его сторону голову и призывая Амброзия подняться на борт. Еще не хватало, чтобы он здесь сгорел и превратился в горстку пепла…

 
Амброзий Пятница, 08 Январь 2010, 20:53 | Сообщение # 15





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Рядом с кораблем.

Амброзий тупо посмотрел на жестянку в руках принцессы, потом на саму девушку.
- Мне не настолько плохо, как может показаться, – произнес он, впрочем, с внутренним удовольствием отмечая, что принцессе его добыча явно пошла на пользу. – Это Ваша вода, уж простите, что не в золотой посуде. Впрочем, если не нравится, я Вас уговаривать не собираюсь.
Опустив голову, он взошел на борт. Крейна охватило легкое чувство стыда, ведь, похоже, он дал какой-то повод считать его слабаком, только никак не мог понять, в чем именно этот повод заключался. Хотя, может быть, нет никакого повода, а ему только кажется, будто принцесса проявляет внимание? В конце концов, её всю жизнь учили всяким правилам, этикетам и вежливостям… кстати, интересно, сколько же ей лет? Очень хотелось верить, что она не намного старше него. А то ведь ей, должно быть, невероятно смешно наблюдать за его поведением с высоты скольких-нибудь сотен лет! От этой мысли Амброзий совсем расстроился и, прежде чем скрыться в тамбуре, огрызнулся через плечо:
- Я займусь кораблём. От Вас же, Ваше Высочество, прошу только одного – ради всего для Вас святого, не отходите от корабля. Иначе я буду вынужден выпороть Вас крапивой.
«Буду вынужден… тьфу! Я скоро заговорю, как они. Будьте любезны, да не обессудьте… Скорее бы Сара вернулась.»
Для большей внушительности показав девушке кулак, Крейн с достоинством удалился внутрь. Конечно, он не собирался сразу копошиться в двигателях, однако и спать тоже было нельзя, - вдруг несносная сфирийка опять сделает что-нибудь наперекор его указаниям. В таких условиях спасти мог только мелкий ремонт… хотя, вряд ли сфирийский корабль, когда-то принадлежавший такому, как Алье, нуждался в нём.

 
Курадо Пятница, 08 Январь 2010, 21:37 | Сообщение # 16





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Рядом с кораблем.

Принцесса нисколько не удивилась, получив очередную порцию язвительности. Золотая посуда, ну да… либо у него какая-то неприязнь к королевским особам, их богатству или же к ней лично. Может быть он считает ее глупой девчонкой, только и думающей как бы ослушаться кого-нибудь? На эти слова Курадо решила промолчать - кто его знает, что у него там в голове. Она уже была готова вступить вслед за ним в тамбур, как мужчина вновь заговорил.
- …Иначе я буду вынужден выпороть Вас крапивой, - кулак покачался напротив лица, вызвав бурю эмоций.
«Да что с ним такое!? В чем его проблема?» – мысленно вспыхнула принцесса, хотя на ее лице тоже отразились далеко не самые положительные эмоции.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Корабль - тамбур.

Воспользовавшись тем, что Амброзий уже зашел внутрь, девушка сделала то же самое, всплеснув свободной рукой, из-за чего вода в миске слегка колыхнулась.
- Вы только послушайте себя! Можно быть хоть немного повежливее, когда к вам относятся так же? Я не прошу кланяться мне и добывать золото из меди, но знаете, можно проявить хотя бы чуточку уважения и быть повежливее! – она фыркнула в сторону. – Если хотите чтобы к вам относились положительно, не опускайтесь до ненужных оскорблений. В конце концов это приведет к тому, что вы останетесь одни!
Она гневно указала на дверь в пассажирскую каюту.
- А теперь идите и сядьте! Нечего строить из себя героя рассказа, которого ничем не прошибешь! Свята-ая Ма-ать!
Файнару действительно разозлилась. Нет, о чем этот человек думает? Или он так в себе уверен, уверен в своих вампирских способностях? Это же просто смешно, неужели он не видит в каком находится состоянии? Очень вряд ли, наверняка он все прекрасно понимает, тогда почему ведет себя как последний…
«Спокойно, Курадо, - на несколько секунд задержав дыхание, а затем выдохнув, сказала себе девушка. – Если ему так не нужна помощь, зачем настаивать? Пусть делает что хочет со своим здоровьем, оно все-таки его, ему же хуже будет и вообще, если ему так не нравится мое присутствие, его никто здесь не держит. Хотя куда там, он ведь и шагу лишнего от корабля не сделает – он же воздушный пират, находится здесь только потому, что ему нужен корабль… Чего еще стоило ожидать. Нет, так дело не пойдет!»
Резко поставив миску на пол, принцесса быстро развернулась, бросив:
- Мне нужно в дамскую комнату! – и выскочила обратно на свежий воздух.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Недалеко от корабля, за деревом.

«Нет, это просто бессмыслица какая-то!» - закрыв за собой дверь, она прошла до ближайших кустов и дерева и, зайдя за него, прислонилась к стволу, в очередной раз спрятавшись от солнца в тени его кроны. Находиться рядом с кем-то и выслушивать оскорбления в свой адрес – нет уж увольте! У нее еще достаточно гордости и достоинства, чтобы спускать кому-то совершенно не относящемуся к ней, тем более бандиту, нечто подобное! Она Принцесса Сфирийская, в конце концов, а не какая-то девка из очередной таверны или публичного дома!
Глубоко вздохнув, нахмурившись и почти закрыв глаза, девушка положила руку на эфес рапиры, что висела на поясе, пальцы машинально потеребили белую, чуть испачкавшуюся, полоску ткани.
«Поскорее бы вернулась Сара», - взгляд обратился в сторону запада, как будто от одного желания принцессы Сэлин действительно могла показаться в поле зрения.

 
Амброзий Пятница, 08 Январь 2010, 23:54 | Сообщение # 17





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; тамбур.

«Вот это да…»
Совершенно опешивший, Амброзий слушал принцессу, от волнения моргая порознь, то правым, то левым глазом. Кто бы мог подумать… если в её присутствии постоянно надо следить за словами, может, лучше вообще молчать? И, разве он сказал что-то такое уж невежливое? И какие именно его слова прозвучали неуважительно?
«Один я не останусь, у меня есть корабль,» – мысленно возразил Крейн, но тут принцесса указала на дверь, и вампир остолбенел. Что делать? Подчиниться в надежде, что девушка сменит гнев на милость? Ни к чему эта милость, всё равно он её не заслуживает. Отвесить ей затрещину? Маменька учила его не сметь поднимать руку на женщин… но порой их поведение переходит всякие границы, и так трудно сдержаться… Впрочем, пока Крейн думал, сфирийка, произведя последний залп, выскочила наружу, так, что он даже с облегчением вздохнул от того, что нужда принимать правильное решение отпала сама собой. Взглянув на миску с водой, он хмыкнул, потоптался на месте, подумал… и ушел в пассажирскую каюту, - конечно же, не потому, что послушался приказа принцессы, а просто там было меньше солнца, чем в рубке.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; пассажирская каюта.

В каюте он просидел чуть меньше четверти часа, постепенно закипая. Ущемленная гордость требовала хоть какого-нибудь возмещения, - в конце концов, никто не имеет права указывать ему, что делать, как жить, как себя вести и куда идти, ни принцессы, ни короли, ни даже боги, сколько их ни есть на свете. Наконец, чтобы хоть как-то выпустить душившую его злость, он, приметив, что немногочисленные окна в пассажирской каюте всё-таки открывались, пусть и довольно хитрым способом, воспользовался этим и, высунувшись наружу, оглядел видимый отсюда вход и пространство перед кораблём. Девушки поблизости вроде как не наблюдалось, так, что Амброзий, сочтя, что это даже к лучшему, - еще услышит и опять оскорбится, - рявкнул от души:
- Сама такая!
С ближайших деревьев взлетели птицы, потревоженные его воплем. Проводив их хищным взглядом, Амброзий захлопнул окно, запер и, довольный, опустился на сиденье.
Просидел он ровно до того момента, как в его поле зрения попала рубаха Сары, лежавшая там, где раньше помещалась принцесса. Не долго думая, Амброзий подхватил её и вышел из каюты.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; тамбур.

Миска с водой, отвергнутая принцессой, так и стояла там, где девушка оставила её. Крейн уселся на пол рядом и, деловито разорвав рубаху Сары на части, принялся вновь промывать водой раны, да и смачивать кожу вообще. Не пропадать же добру, в самом деле, да и впрямь становилось немного легче. Однако же в процессе он нет-нет да и посматривал в проём люка, - не выглянет ли откуда-нибудь принцесса. Конечно, она вздорная и избалованная девчонка, но он всё-таки отвечает за неё… И если ей вздумалось в порыве чувств уйти куда-нибудь, его пошлют за ней. Сара пошлёт, Крейн старательно себя в этом убеждал. Конечно, он довольно бестолков, и толку от него чуть, но, может быть, ему дадут ещё один шанс?

Исправил(а) Амброзий - Пятница, 08 Январь 2010, 23:57
 
Курадо Суббота, 09 Январь 2010, 00:43 | Сообщение # 18





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Недалеко от корабля, за деревом.

Стоя в тени дерева и глядя на прилегающие к их стоянке просторы, Курадо постепенно успокаивалась. Гнев медленно, но верно отходил уступая место размышлениям, а не сказала ли она что лишнего, подобающим ли было ее поведения для принцессы, что сказала бы королева на этот счет и вообще, стоило ли так кипятиться. Амброзию ведь тоже досталось, к тому же он помог им – возможно, все-таки нужно было быть помягче? Но тряхнув головой Курадо отмела эти вопросы. Она ведь и была с ним вежлива, а вспылила как раз из-за его бессмысленной грубости и невежества! Ей вообще-то тоже не легко пришлось, и в отличие от Амброзия для нее такие приключения были в новинку, в то время как он наверняка постоянно вовлекает себя в какие-то авантюры! Многие девушки на ее месте могли бы закатить истерику со слезами, превратив ожидание Сары в мучение – слушать женские визги пока что мало кому доставляло удовольствия. Так что и чувства вины она испытывать сейчас не должна!
После еще одной небольшой вспышки возмущения в виду этих мыслей, девушка вновь заставила себя думать о чем-то другом, чтобы успокоиться и вообще, не портить себе настроение. Вдыхая полной грудью свежий воздух, даже пахнущий иначе, чем в столице, она какое-то время любовалась природой, попутно выглядывая Сару, и заодно размышляя над дальнейшими действиями. Почему-то это получалось плохо – мысли то и дело возвращались к Амброзию и его поведению, заставляя кровь вновь закипать.
«Нет, все-таки каков хам! – надув губки подумала Курадо, решив отойти от дерева и прогуляться чуть подальше, вниз по холму, где она увидела небольшую природную клумбу красивых белых цветов, с отливающими золотом лепестками. – Вот пусть и сидит там один, я даже рада, что он сгорел на солнце! Да… рада!»
Девушка вздохнула, понимая что лишь уговаривает себя – на самом деле ей было жаль его в этом плане, даже не смотря на то что его поведение ее выводило из себя.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Поблизости от корабля, внизу холма.

Спустившись вниз по холму, несколько раз чуть не споткнувшись, Курадо ступила на ковер цветов, восторженно выдохнув и пробежав вперед, в самый центр цветочной полянки. Запах был просто волшебный – свежий, едва уловимый, но в то же время кажущийся вездесущим. Принцесса не знала что это были за цветы, возможно какие-то дикие, не распространенные вблизи Аридии или того же Собора. Присев и поигрывая пальцами с бутонами, Файнару вспомнила про Кристальный Сад, который был сейчас очень далеко, но из-за этих чудесных цветов кажущийся столь близким. Возможно, стоило выяснить что это за цветы и попросить выделить часть Сада под них, поставить там новую беседку… это будет ее укромное место, где-нибудь подальше от основной части Сада, где она сможет спокойно посидеть с книжкой или просто чашкой чая. Эти мысли заставили улыбнуться, радостно и в то же время немного грустно.
«Ну вот, ты опять раскисаешь, - промелькнуло в голове. – Киснешь, киснешь, киснешь… Эй, может быть возьмешь себя в руки? Ты можешь сделать гораздо больше, чем ты думаешь».
- Да… точно! – Курадо решительно встала и оглянулась на возвышающийся за спиной холм, на вершине которого находился корабль. – Нечего сидеть и ждать, в таких ситуациях надо действовать.
Сказав это скорее себе, чем кому-либо еще, принцесса двинулась вперед, в сторону Тумультуозуса. Она дойдет до пригорода, если повезет, кто-нибудь купит у нее ленту эльфийской ткани – они ведь вроде бы достаточно востребованы? – и она сможет купить какие-нибудь медикаменты. Сара ведь не знает, что Амброзий пострадал от солнца, пока искал воду, так ведь? А ему наверняка нужна помощь. Она добудет какое-нибудь лекарство, постарается держаться… попроще, благо другие девушки из Собора научили ее этому немного. И вряд ли Сара к тому времени вернется к кораблю… почему-то Курадо казалось именно так. Ей ведь нужно купить много чего, а все в руках не дотащишь, придется искать способ это сделать, на что явно уйдет время. А до пригорода было не так уж далеко, если прикинуть – в меру быстрым шагом, она сможет добраться до него достаточно быстро, а обратный путь всегда кажется короче...

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. В полукилометре от корабля.

Не то чтобы она не понимала, что вполне вероятно поступает глупо – ведь ей сказано было сидеть на месте и никуда не уходить, да и сама она прекрасно понимала, что не следует ей идти одной к городу… Но Амброзий бы с ней никуда не пошел, а вот если с ним что случиться по состоянию здоровья – кто поведет корабль? Зависать где-то над землей в корабле с бездыханным или в обморочном состоянии вампиром ой как не хотелось. Они и так ведь задерживаются с прибытием в Юун, еще не хватает заставить волноваться Ишлью, Маррин и уж тем более королеву. Почему-то вариант того, что Маррин была предательницей сам собой отошел на задний план, словно она чувствовала, что так будет верно. Нет, пусть у них были не самые теплые отношения, скорее официальные, но не верилось, что эта женщина способна на что-то подобное. Ну вот совсем никак.
«Вот дойду до пригорода, найду лекарство и пусть он еще слово мне какое не такое скажет!» - решительно вышагивая по траве, поднимаясь на холмики и огибая кусты, думала принцесса. Все-таки идти она пока что старалась побыстрее – на случай большого отрыва от Амброзия, если он решит выйти наружу (что вряд ли в ближайшее время) и увидит, что ее нет.

 
Амброзий Суббота, 09 Январь 2010, 02:03 | Сообщение # 19





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; тамбур, потом пассажирская каюта.

Покончив с промыванием ран, Амброзий выкинул уже ни на что не годное тряпьё, оставшееся от рубахи Сары, и еще некоторое время сидел, прислушиваясь к легкому шуму ветра снаружи, пока боль, притихшая было, не начала возвращаться. Тогда он вернулся в пассажирскую каюту, намереваясь попытаться немного поспать, - всё-таки столько времени на ногах, - но перед тем осторожно выглянул наружу и позвал:
- Ваше Высочество!
В ответ в ближайших кустах тревожно защебетала какая-то пичуга, да ветерок скользнул над травами и цветами, всколыхнув жаркий воздух, напоённый пряным ароматом. Крейн подождал немного и снова позвал, но, так и не получив ответа, хмыкнул и спрятался внутрь. Он решил, что принцесса всё прекрасно слышит, но сидит где-то поблизости, дуется на него и не хочет вылезать из собственной вредности, - ну, так это её дело. Главное, чтобы никуда не отходила.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. На воздушном корабле.

Однако поспать ему так и не удалось. Боль, казалось, наступала со всех сторон, не давая сомкнуть глаз; нельзя были ни полежать или посидеть, не касаясь обожженной кожей спинки сиденья, нельзя было и двигаться, поскольку каждое движение отзывалось новой вспышкой совершенно некомфортных ощущений, от которых темнело в глазах и хотелось выть раненым зверем. Так ничего и не придумав, как с этим справиться, Крейн, тихо рыча сквозь зубы, слонялся по кораблю, будто в надежде, что боль отстанет хоть на минуту и потеряет его след, но нигде не находил себе места. В конце концов он решил попросить принцессу принести ещё воды, уже не думая о том, какой ущерб такая просьба нанесет его гордости, что о нём подумает девушка и станет ли вообще выполнять; всё, чего он хотел, - хоть ненадолго облегчить боль.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; тамбур.

Словно в тумане он добрел до тамбура. Миска с остатками мутной воды стояла на полу, где он её и оставил. Подобрав жестянку, Амброзий плеснул воду себе на левое плечо, скривился, пережидая, когда утихнет боль, после чего в который раз за день выглянул наружу.
- Ваше Высочество! Подойдите сюда на минуту! – позвал он, мельком удивившись, как хрипло и жалко прозвучал голос, однако, как и в прошлые разы, не получил никакого ответа.
«Проклятье… неужели я её действительно так сильно задел?» – смутно подумал Крейн. – «Что же делать? Ждать, когда она успокоится и даст о себе знать? Что ж, это я могу…»
Он хотел было вернуться в каюту, но вдруг остановился. А что, если принцесса в сердцах и со злости ушла куда-нибудь? Что, если подвернула или сломала ногу, и лежит сейчас, не в силах пошевелиться, где-нибудь далеко? Времени-то прошло прилично… Может быть, именно ей сейчас нужна помощь.
- Нет, – буркнул себе под нос Крейн. – Она сильнее меня, и вполне сможет сама справиться со своими бедами. К тому же, ручаюсь, всё с ней в порядке. Просто обиделась. Может быть, просто ждёт где-нибудь поблизости, когда вернётся Сара.
Успокоив себя таким образом, он тем не менее бросил короткий взгляд на солнце, отметил положение теней на земле и решил, что примерно через час можно будет начать беспокоиться, а еще через четверть придётся отправляться на поиски, чем бы это ему не обернулось. В конце концов, она же принцесса, наверное, отродясь нос за пределы дворца не показывала, и может просто не представлять всей опасности большого мира.

Исправил(а) Амброзий - Суббота, 09 Январь 2010, 10:10
 
Курадо Суббота, 09 Январь 2010, 15:25 | Сообщение # 20





Холмы у берега моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. В километре от корабля.

Прогулка по местной территории была чуть более сложной, чем казалась вначале. Во-первых, принцесса не привыкла к подобным маршрутам, по холмам, буграм и через кусты, во-вторых, тут таких было пруд пруди и приходилось закусывая язык от старания задирать ноги на ближайшие выступы «лестничного» холма, попутно держась за какой-нибудь куст или деревце. Что уж говорить о том, что она то и дело спотыкалась в подобных местах о корни этих самых деревьев. А странные звуки неподалеку навели на мысль, что здесь вполне можно наткнуться на не самого нужного попутчика… ягуара, например. Вот уж точно не хотелось встретить эту дикую кошку здесь, да и вообще в любом другом месте. Решив, что лучше не идти напролом – поднимаясь и спускаясь с холмов, чтобы сократить путь – так как шумом она лишь привлечет внимание, да и устанет куда быстрее, Файнару двинулась обходным путем – по более или менее обозначенной тропе между холмами. В итоге путь ее напоминал движение змеи, она то и дело огибала очередной холм, разворачиваясь в другую сторону, стараясь быть внимательнее и не наткнуться на какую-нибудь дикую зверюгу. Втайне же мечтала наткнуться на улов, посмотреть на них в их естественной среде обитания. Все-таки эти животные были прекрасными созданиями, как можно не желать хоть раз посмотреть или покататься на них?
Идти между холмами было гораздо проще, вот только было не совсем видно, в правильном ли направлении она идет – уже не раз приходилось выбирать путь наугад, когда впереди показывались развилки. Принцесса все же старалась сохранять чувство направления, в уме держа сторону расположения Тумультуозуса и изменяя ее, когда приходилось повернуть в другую сторону. К сожалению, в том месте где она шла забраться на холм не представлялось возможным, чтобы хоть удостовериться, что она все же идет в нужном направлении. За все время лишь несколько раз попадались места, где можно было взобраться чуть повыше, чтобы пойти по краю холма, но девушка не стала рисковать и забираться туда – кто знает, может быть в самом конце путь поднимется выше, а вот спуска нигде не будет. И тогда придется идти назад – и зачем оно ей? Нет, лучше было придерживаться имеющегося пути, тем более что идти по тропе, видимо протоптанной улами или еще каким зверьем, было куда приятнее. Вокруг были холмы, больше напоминающие лесенки в три ступеньки, основание которых заросло деревьями и кустарниками, как и верхушка у некоторых. Встречались и заросшие цветами полянки, в природных нишах этих холмов, которые играли роль скорее карманов в них – выглядело это странновато, но красиво. Отовсюду звучало пение птиц и еще какие-то посторонние животные звуки, не особо-то знакомые принцессе, а насыщенные летние цвета радовали глаз и поднимали настроение.
Несколько раз мысли возвращались к Амброзию и размышлению о том, правильно ли она все-таки поступила, уйдя от корабля? Ведь он наверняка будет рвать и метать, когда увидит что ее нигде нет… а если в это время действительно придет Сара… с другой стороны, у нее ведь было на то основание, правильно? А до пригорода не так уж и далеко – пара километров, всего-то! Да она с девочками такое расстояние в Соборе проходила по несколько раз на дню, когда они все решали отправиться на пикник. И ничего же с ней не случилось. Хотя, в Алийском лесу и живность не такая дикая… по крайней мере рядом с Собором уж точно.

 
Амброзий Суббота, 09 Январь 2010, 18:24 | Сообщение # 21





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; тамбур.

Однако ожидание превратилось в настоящее мучение с той самой минуты, как Крейн решил для себя, что не будет беспокоиться, - вопреки собственному решению он, сидя на полу в тамбуре корабля, нетерпеливо следил за перемещением теней, глядя в проем открытого люка; тревога, появившаяся из ниоткуда, зудела на краю сознания, словно надоедливый комар. Чтобы хоть как-то отвлечься, Амброзий принялся считать в уме до тысячи и обратно, потом мысленно представил себе карту звёздного неба и стал вспоминать названия звёзд и созвездий, однако и этого занятия хватило ненадолго.
«Почему вообще я должен следить за ней?» – подумал тогда он. – «Я ведь не нанимался. Вот вернётся Сара, пусть и ищет её. В конце концов, это их похитили, а не меня, и это им полагается заботиться о друг друге и выживать, я здесь вообще ни при чём. Моя задача – выбраться из всего этого с прибылью, только и всего. Корабль у меня уже есть…»
Выглядело всё довольно убедительно, однако тревога и не думала отступать. Амброзий с грустью потрогал культю, оставшуюся от левой руки.
«Между прочим, я мог бы оставить их в этом городишке. Наняли бы себе другого воздухоплавателя и летели бы, куда пожелается, с комфортом.»
От этой мысли Крейн встрепенулся и огляделся по сторонам с таким видом, будто только что пробудился от сна; даже боль на мгновение приугасла.
«В самом деле, почему бы и нет? Поговорю с ними, как только вернутся. К тому же, принцессе достаточно будет выйти на площадь и сказать во всеуслышание, кто она такая, и, я уверен, найдётся уйма желающих прокатить её хоть до Юуна, хоть до дворца. И ей будет хорошо. И я её больше не увижу. Никогда. И не узнаю, какая она… похожа ли на ту, с картины… Вряд ли, конечно. Там – отважная девчонка, не боящаяся трудностей и опасностей, но всё равно девчонка, ради которой хочется срывать звёзды с небес… А здесь… избалованная глупышка, думающая, что весь мир вращается вокруг неё.»
Амброзий нахмурился и, ухватившись за ручку двери, ведущей в рубку, водрузил себя на ноги.
«Но может быть, я ошибаюсь. Всё-таки есть в ней что-то, что заставляет меня пойти на это совершенно невыгодное безумство.»
Улыбнувшись неизвестно чему, Амброзий выглянул наружу и заорал во всю глотку:
- Ваше Высочество! Сара уже вернулась! Через десять минут вылетаем!
Что ж, если она и теперь не откликнется… Только бы с ней всё было хорошо.

 
Курадо Суббота, 09 Январь 2010, 19:11 | Сообщение # 22





Холмы у берега моря, недалеко от Мильдуса. Примерно в полутора милях от корабля.

Курадо не знала, сколько времени она уже вышагивала по тропе, которая вскоре перешла в настоящую дорогу, когда она вынырнула из объятий двух холмов, достаточно долгое время идущих с обеих сторон и не оставляющих пути для возможного побега от опасности. Обнаружение этой самой дороги очень воодушевило – значит она шла в верном направлении! По крайней мере, даже если и не в совсем верном, сейчас она нашла дорогу, а она наверняка ведет к городу – вон какая протоптанная и следы от повозки есть, совсем свежие, как будто в этой часу здесь уже кто-то проезжал. Тихо похлопав в ладоши, радуясь своей удаче, принцесса вприпрыжку выбежала на дорогу, предварительно поглядев, нет ли кого поблизости – все-таки не хотелось, чтобы ее кто-то узнал, пусть шанс такого был мал. Примерно прикинув расположение города, все еще держа его в голове, Файнару двинулась по дороге вправо, тем более уж что выбору посодействовал шум моря и крики чаек где-то впереди. По всей видимости, она сделала большой крюк и свернула на восток, а вот уже сейчас поворачивает на север. Ну, вот и отлично, все идет по плану! Девушка не смогла сдержать довольной и даже гордо вскинула подбородок.
«Еще немного и я буду у города, здесь наверняка недалеко уже осталось, я ведь столько прошла… интересно, а сколько прошло времени? Хм, Амброзий наверняка уже понял что я ушла… - девушка опустила взгляд на дорогу, слегка поджав губы. – Интересно, сильно злился? Или может вовсе порадовался и улетел на своем новом корабле? Святая Мать, я совершенно не удивлюсь если так оно и есть. Что ему до нас теперь, когда мы сами разошлись? Отличный повод оправдать свое исчезновение. Ну и ладно, всегда можно найти и другой выход из ситуации. Взять корабль до Асгарда, а там навестить тетушку… думаю, там меня тоже мало кто будет искать, а тетя сможет написать письмо Ее Величеству и доставлено оно будет куда быстрее, чем из Юуна. А там уже можно будет решить, что делать дальше… а если будет еще и Кристалл Связи, то это же будет и вовсе замечательно!»
Размышляя как лучше будет поступить, принцесса даже не сразу заметила маячащий впереди город, а когда заметила, радостно выдохнула, прибавив шагу, но все же стараясь идти не к самому городу, а именно к пригороду, тем более что он был заметно ближе Тумультуозуса. Нет, все-таки чего было опасаться? Сара ведь отправилась до города одна, так чем же Курадо была хуже? Только тем что она принцесса? Если так кто и думал, пусть теперь подавится от злости, что это оказалось не так.
Примерно минут через двадцать, а может и тридцать, девушка подошла совсем близко к городу и какое-то время, прячась в зарослях, отрабатывала поведение обычной горожанки, как ее учили в Соборе, когда приходилось притворяться при посещении Эста, чтобы не вызывать шума. И уже только после этого она отвязала эльфийскую ленточку от рапиры и сжав ее в руках, двинулась в сам пригород.

==> Морской пригород - Мильдус

 
Сара Суббота, 09 Январь 2010, 19:35 | Сообщение # 23





12 инлания 771 года Эпохи Солнца.

Холмы у берега моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Недалеко от корабля.

Шумно отдуваясь и пыхтя, Сара уже волоком тащила десятилитровую канистру с топливом. Хорошо еще, она догадалась не брать с собой чемоданчик, только сунула в карман деньги и документы, иначе бесценная вещь давно уже была бы выброшена в придорожную пыль.
"Зачем я согласилась? Знала же, что тащить нужно будет, так ведь нет же! Мы же гордые! Мы и не такое таскали по десять километров кряду. Все, перерыв" - вздохнула Летти и уселась на канистру, утирая рукавом пот со лба. Солнце палило нещадно, а эта пыль была уже, казалось, повсюду, даже в тех местах, о которых на терранцах не говорят. Радовало одно - алхимик была уже почти на месте, она эта знала практически точно. Или же это солнце так напекло ей голову, что уже мерещится всякое?
Но нет, те блики среди деревьев и действительно оказались отражением солнца от иллюминаторов воздушного корабля. Да и знакомый голос прокричал что-то совсем невдалеке, только алхимик точно не расслышала.
- Амброзий! Помоги мне... - голос непривычно захрипел, исфири закашлялась и просьба вышла тихой и неубедительной, а кричать еще раз Сара постеснялась, поэтому, попыхтев еще немного, затащила бадью в тамбур, где вампир и обнаружился.

Холмы у берега моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; тамбур.

Бухнув тару на пол и со стоном разогнув спину, Сара сунула руку в карман и достала оттуда небольшой пузырек. Подбросив его в воздух и поймав за горлышко, Летти протянула его пирату.
- Это для ожоги. Должно помочь. Еще раз... кхм... извини, - прохрипела она, с трудом выдавливая из себя слова. - Есть... вода?
Она даже думать сейчас не могла ни о чем другом, даже не спросила о принцессе, хоть и думала о ней всю обратную дорогу. Вдруг она пришла в себя и испугалась или от удара у нее что-нибудь повредилось в голове, и она потеряла память, например, и перепугалась до смерти? Жара и тяжелая ноша долго выбивали из головы Сары подобные мысли, и все-таки ухитрились это сделать. Летти только и могла сейчас думать о своей усталости.

Исправил(а) Сара - Суббота, 09 Январь 2010, 20:20
 
Амброзий Суббота, 09 Январь 2010, 20:14 | Сообщение # 24





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; тамбур.

Так и не получив ответа, Амброзий сокрушенно покачал головой и развернулся, собираясь пройти в рубку, - надо было уточнить, сколько осталось топлива, прежде чем лететь на поиски, к тому же он всё еще надеялся, что девушка перестанет капризничать или хотя бы попадётся на его уловку. Просто надо не торопиться, а дать ей еще пару минут подумать, и всё… Позади послышался шум, и Амброзий, радостно улыбнувшийся было, быстро согнал улыбку с лица и постарался придать ему строгое выражение, прежде чем поворачиваться к принцессе, однако последовавший за шумом грохот явственно поведал о том, что это явно не она… Крейн повернулся и со смешанным чувством изумления и облегчения узрел перед собой ни кого иного как Сару собственной персоной, - уставшую, запыхавшуюся и запылённую, явившуюся будто по волшебству, словно слова его, целью которых было лишь приманить принцессу, внезапно не только обернулись правдой, но и обрели форму.
- Сара… – Амброзий шагнул к ней, взял из её рук пузырёк и растерянно повертел его. Взгляд вампира упал на топливную ёмкость; тёмные брови удивлённо изогнулись. Конечно, он много слышал о кристаллическом топливе, но ни разу не имел с ним дела, также, как и с двигателями, для него предназначенными, и со сфирийскими кораблями вообще. Знания его в этой области были сугубо теоретическими; так, он знал, что подобного топлива требуется значительно меньше… но не думал, что это действительно настолько мало.
- А воды нет, – произнёс он и, протиснувшись мимо, гостеприимно распахнул дверь в пассажирскую каюту. – Точнее, есть, но далековато отсюда. Я бы сходил, но…
Недоговорив, Крейн поднес пузырёк к глазам и посмотрел на просвет.
- Интересно, а от солнечных ожогов помогает? – буркнул он, спрашивая скорее у самого себя, а потом вновь переключил внимание на Сару:
- Ты проходи, проходи в каюту, посиди, отдохни. А я тем временем заправлю бак. Или баки. Уж с этим-то я справлюсь…
Он помолчал, лихорадочно пытаясь сообразить, как признаться в том, что оскорбил принцессу, отчего та обиделась и убежала; соображалось плохо, и, чтобы выиграть для этого немного времени и отвлечь Сару, Крейн постарался улыбнуться дружелюбнее и не нашел ничего лучше, кроме как спросить:
- А поесть ничего не принесла? Я тут просто умираю от голода.

Исправил(а) Амброзий - Суббота, 09 Январь 2010, 20:16
 
Сара Суббота, 09 Январь 2010, 20:57 | Сообщение # 25





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; пассажирская каюта.

Сара изобразила на лице страдание и, все еще держась за ноющую спину, прошла в каюту, как и предлагал ей Амброзий, по пути тихо буркнув: "Помогает". Первым делом она, конечно, направилась к своему сидению, под которое сунула свой чемодан перед выходом и, убедившись, что вороватый пират ничего оттуда не стянул, устроилась на кресле, откинувшись на его спинку.
Вампир что-то говорил про баки, Сара рассеянно слушала, зачем-то с трудом болтая головой, соглашаясь. Потом вдруг на миг замерла, приподняла голову и из-под полузакрытых век оглядела помещение. Взгляд задержался на улыбающемся Амброзии, ждущем ответ на свой вопрос, на окне и сидении напротив. Резко подскочив, как ужаленная, исфири подлетела к Амброзию, словно и не было тех выматывающих миль, что она прошла с грузом на собственном горбу.
- Где принцесса? - даже хрипотца из голоса куда-то исчезла. - Где она?! - Летти сорвалась на крик, в котором проскальзывали паникующие нотки.
"Она ведь была без сознания. Куда он ее дел? Он что, думал, что я не замечу? Я похожа на слепую?"
Алхимик уже жалела о том, что отправилась в город и оставила принцессу одну наедине с этим преступником. Сара хотела было стукнуть Амброзия кулачком, даже замахнулась, но через миг передумала - что толку? Если она сейчас опять сильно разозлится, то точно наделает глупостей, а сначала нужно было выслушать хотя бы то, что сам пират хочет сказать в свое оправдание.
- Я ждать ответ, - исфири поджала губы и скрестила руки на груди, исподлобья глядя на вампира, как на нашкодившего мальчишку. То, что он был выше ее и вообще мог при желании расправиться с ней, как с назойливой мухой, ее, казалось, не волновало. Тем более, после его неудачи с Алье страха перед вампиром у Сары как-то поубавилось. Видимо, очень он был утомлен или голоден или еще что...

Исправил(а) Сара - Воскресенье, 10 Январь 2010, 12:08
 
Амброзий Суббота, 09 Январь 2010, 21:26 | Сообщение # 26





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; пассажирская каюта.

«Ну, вот и началось,» – с тоскливой злостью подумал Крейн; его физиономия вмиг приняла столь хмурое выражение, что постороннему наблюдателю и в голову не смогло прийти предположение, будто вампир-пират вообще способен улыбаться.
- Эй, полегче, – произнес он, отступая к дверному проёму. – Давай-ка без рук.
Бросив косой взгляд в сторону тамбура и убедившись, что путь к отступлению в случае чего свободен, Амброзий покусал губы, шумно вздохнул и, наконец, повинно опустил голову.
- Она ушла. Мы немного повздорили… Ну, слово за словом, она обиделась и ушла, хотя, клянусь небом, я вроде ничего такого ужасного не говорил… В общем, нету её. Я потом звал, звал, а она так и не появилась. По правде говоря, я как раз собирался отправиться поискать её, но тут появилась ты…
Он замолчал, водя носком туфли по полу, будто размазывая одну ему видимую грязь, а потом поднял осторожный взгляд на сфирийку.
- Может быть, ты сбегаешь, покричишь её? Тебе-то она сразу откликнется.
Как ни старался Крейн настроить себя на то, что, в общем-то, оправдываться ему не в чем, он не обязан был раскланиваться перед принцессой, а всё равно чувствовал себя всё более виноватым. Ведь не зря говорят, что иной раз лучше промолчать; вот и тогда – смолчал, и не пришлось бы сейчас краснеть… впрочем, хоть то хорошо, что краснота стыда не видна на фоне солнечных ожогов.

 
Сара Воскресенье, 10 Январь 2010, 18:40 | Сообщение # 27





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; пассажирская каюта.

"Ну как же так..." - отчаянно подумала Сара, опуская руки и словно уменьшаясь в размерах прямо на глазах. Она-то уже думала, что весь свой запас неудачливости потратила за вчерашний день, но нет, видимо на сегодня еще осталось немного. Или много, пока судить об этом было рано.
Отвернувшись от вампира и на ногах, кажущихся чужими, пройдя несколько шагов, Летти возвела глаза к небу. К потолку каюты, если быть более точным. Она уже не знала, молиться ей или проклинать небеса, а потому ограничилась немым укором высшим силам, которые, быть может, были заинтересованы в происходящем.
- Почему ты такой глупый? - алхимик повернула голову вбок, чтобы не смотреть на вампира совсем уж затылком, однако взгляд ее блуждал по полу. - Как ребенок. Не мог молчать, да? Ты можешь говорить хотя пять минут и не обидеть никто? Она принцесса и ребенок еще, но ты не лучше.
Летти повернулась и стремительно вышла из каюты, а следом и вообще из корабля, надеясь на то, что пират прав, и Курадо действительно где-то недалеко. Но растущее в груди чувство беспокойства твердило об обратном.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Недалеко от корабля.

- Ваше Высочество! - позвала Сара. - Принцесса! Пожалуйста, вернитесь!
Лес ответил ей только шепотом переговаривающихся меж собой деревьев и птичьими трелями. Минут пятнадцать Сэлин еще не могла успокоиться и бегала вокруг корабля, заглядывая под каждое дерево и за каждый куст, но все оказалось бесполезно.
"Ну она тоже хороша! Как будто не знает, что за пределами дворцовых стен опасно, да еще и без сопровождения. И в такие времена... Да она вчера чуть не погибла, а сегодня уже успела сбежать с утра пораньше! Была бы моей дочкой, точно бы выпорола, если нашла. Ох, Святая Мать, помоги, помоги мне"
Но Святая Мать по своему обыкновению была не в настроении отзываться на такие мелочи, поэтому Летти вновь осталась наедине со своими проблемами. Она уселась на трап, закрыла лицо руками и заплакала, как маленькая девочка, у которой отобрали любимую куклу соседские мальчишки. Она жалела себя, жалела принцессу, сердилась на вампира и Алье, да и на весь такой несправедливый мир в придачу. Обезвоженный организм каким-то чудом находил в себе слезы, и Сара никак не могла остановиться. В горле стоял комок, она тихо всхлипывала от удушья, и слегка покачивалась из стороны в сторону, обхватив себя руками за плечи. Слезы свободно стекали по ее лицу, капали с подбородка на колени и впитывались в пыльную ткань брюк, оставляя на ней темные разводы.

 
Амброзий Воскресенье, 10 Январь 2010, 22:27 | Сообщение # 28





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; рубка.

Амброзий, молча выслушавший упрёки сфирийки, так перекликавшиеся с его собственным ощущением вины, ушёл в рубку, как только Сара отправилась звать принцессу. Тут он и сидел, выпрямившись в кресле и отрешенно разглядывая сфирийские приборы, - для полного ощущения собственной никчёмности и убогости не хватало только бутылки с выпивкой, - пока не услышал очень странные звуки. Звуки, которые со счастливым возвращением принцессы связать можно было, лишь обладая огромной склонностью к преувеличению.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; тамбур и трап.

-Сара?
Амброзий появился в тамбуре и застыл, разглядывая вздрагивающую спину и плечи сфирийки, сидевшей на трапе; она-то и была источником этих звуков.
- Т… Ты что, плачешь, что ли? – изумился он.
Просто не верилось, что эта девушка, которая так отважно противостояла капитану Алье, которая так самоотверженно бросилась на выручку принцессе, которая убила своего сородича, предав мучительной смерти от огня… и вот она сидит и плачет. Амброзий озадаченно поскрёб в затылке через ткань платка, повязывавшего голову. При виде чужих слёз он всегда чувствовал себя крайне неловко, не зная, какими словами их унять, а уж теперь и вовсе пребывал в полном замешательстве, поскольку в последнее время любые его слова окружающие понимали как-то странно и постоянно оскорблялись. Может быть, это от того, что он принадлежит другому народу и говорит с исфири на языке, чужом для них? Да, скорее всего, это просто трудности перевода. Обрадовавшись этому выводу, Крейн вышел из тамбура, содрогнувшись, когда солнечные лучи коснулись его кожи, и присел на трап позади Сары.
- Эй, послушай. Не надо горевать. Всё не так плохо, – осторожно начал он. – Мы её найдём. У меня уже есть план. Местность здесь открытая, земли хорошо просматриваются. Мы просто поднимемся повыше и будем искать её… сколько хватит топлива. Может быть, она не ушла далеко, а где-нибудь застряла или провалилась.
Внезапно накатила волна такой тёмной злобы, что перехватило дыхание.
«Тысяча проклятий на твою голову, самодовольная глупая пигалица! Чтоб ты и вправду подвернула ногу и лежала сейчас в каком-нибудь болоте! Надо иметь поистине птичьи мозги, чтобы уйти, топнув ножной, после того, как едва спаслась от смерти или чего похуже!»
Крейн вдруг поймал себя на том, что неотрывно смотрит на шею сфирийки. Вампир быстро облизнул пересохшие, потрескавшиеся губы и медленно протянул руку, чтобы отвести с шеи девушки пряди её волос… и вдруг вздрогнул, очнувшись. Где-то на грани слуха быстро таяли шорохи множества маленьких крыльев и коготков, будто летучие мыши копошились в своём логове.
«Наваждение какое-то…» – подумал Амброзий, и от этой мысли стало не по себе.
«Эдак и с ума сойти можно. Никогда со мной такого раньше не было, чтобы вот так… терять контроль. Правда, и не голодал никогда я так долго.»
Кашлянув, он положил руку на плечо Сары и легонько потряс девушку.
- Давай, взбодрись. Начнём поиски прямо сейчас. Хорошо бы управиться до заката, ночи у вас хоть и светлые, да неизвестно, кто тут по ночам на охоту выходит.

 
Сара Понедельник, 11 Январь 2010, 12:41 | Сообщение # 29





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; трап.

Сзади послышались шаги, и Сара вздрогнула, еще крепче обнимая себя за плечи, словно пытаясь защититься от всего окружающего мира. Только вот получилось не очень-то.
- А что... - очередной всхлип, - ...нельзя?
"А глупее ничего сказать не могла?" - поинтересовался внутренний голос. Отрицательно помотав головой, Летти еще раз громко всхлипнула и вытерла манжетой рубашки все слезы с лица. Она стала замечать, что вообще заметно поглупела за последние сутки: плакать сейчас тоже было действием не самым умным, но против природы не попрешь. Если уж от чувства отчаяния обязательно должны литься слезы, пусть будет так, только не очень долго.
Как ни странно, помогала и болтовня вампира.
- Ты сейчас говорить, как умный, - алхимик обернулась и посмотрела в глаза пирату. Они были красные и очень-очень усталые. Наверное, у нее тоже сейчас глаза далеки от идеала, - подумала Сара и снова отвернулась. - Обещал заправить бак, - напомнила она, пробурчав себе под нос, но так, чтобы Амброзий услышал.
- И... - вдруг вспомнив что-то, исфири опять глянула на вампира из-под рассыпавшихся по лицу волос, - Нужно лечить ожоги.
Алхимик даже слегка улыбнулась, посидела так секунды три, а затем, словно фитиль догорел, как будто взорвалась. Подскочив на ноги, она взбежала по трапу в тамбур и остановилась, изумленно глядя на вампира.
- Скорей, скорей!

 
Амброзий Понедельник, 11 Январь 2010, 13:45 | Сообщение # 30





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; трап и тамбур.

«Хм, умный, значит. Хоть одно по-настоящему хорошее слово обо мне за эти два дня,» – мысленно улыбнулся Крейн, чувствуя легкую симпатию к Саре; устоять перед похвалой, так льстившей самолюбию, ему всегда было трудно. В качестве ответной благодарности и в знак расположения он хотел было похлопать исфири по плечу или потрепать по голове, но, рассудив, что его опять могут неправильно понять, вовремя от этой мысли отказался.
- Сейчас и займусь заправкой, – вместо этого он оскалил клыки в дружелюбной усмешке. – А ожоги подождут.
Проследив за исфири взглядом, в котором можно было прочесть как радость, так и голод, и подивившись преображению её настроения, Амброзий тяжело поднялся на ноги и шагнул в тамбур следом за ней.
- Я доволен, что тебе полегчало. Унылый напарник – что может быть хуже для дела? – он вновь улыбнулся, на этот раз куда сдержаннее, без демонстрации клыков, после чего взялся за канистру с топливом. – Только не торопи меня. Я впервые буду заправлять сфирийский корабль, и это волшебно.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; у корабля.

Однако на деле всё оказалось вовсе не волшебно. Для начала Амброзию пришлось два раза обойти корабль, - спросить-то не позволяла всё та же гордость, - прежде чем он нашел, куда заливать топливо. Потом наступила очередь самого священного процесса – и тут уже с Крейна сошло не семь потов, а все семьдесят, ведь держать канистру приходилось одной рукой, лить аккуратно в небольшое отверстие, к которому без воронки и подходить-то не стоило, да всё это под палящими лучами солнца, и однако же, хоть вампир был и измотан вконец, но донельзя доволен.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; тамбур.

Вернувшись внутрь и поставив емкость из-под топлива дном кверху, предварительно хорошенько закрутив крышку, - пусть стечёт со стенок, что осталось, пригодится, - Амброзий, морщаясь от боли, снял с левого плеча лоскуток кожи, после чего громогласно возвестил:
- Сария, мы готовы к вылету! Жду в рубке...
Тут он замолчал, сосредоточенно снимая еще один лоскуток, липкий от сукровицы.
«О-па… похоже, я совсем готов. Поджарился до корочки.»

 
Сара Среда, 13 Январь 2010, 22:36 | Сообщение # 31





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; тамбур.

Кажется, Амброзий и действительно был рад выпавшей возможности заправить чужеземный корабль. Сара не стала его останавливать, хотя его ожоги ей совсем не нравились. Она, конечно, не врач, но тут уж невооруженным глазом видно, что еще чуть-чуть, и кожа начнет слазить, как у змеи. Усмехнувшись в ответ на улыбку вампира, Летти проводила его и канистру коротким взглядом и решила скоротать время в каюте, где хотя бы можно было присесть и было не так жарко.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; пассажирская каюта.

Сара присела на ближайшее к тамбуру сидения, со сдержанной улыбкой слушая, как снаружи топает Амброзий. Она с трудом сдерживалась, чтобы не покричать ему, где находится нужное ему отверстие и, тем самым, не лишить его удовольствия. В животе заурчало от голода, и алхимик уже пожалела, что не задержалась в городе, чтобы перекусить, слишком уж торопилась. Она-то думала, что они сразу вылетят и быстро доберутся до Юуна, где их будут ждать и обед, и постель, и может даже теплая ванна... Об этом Сара мечтала особо. Беготня по лесу, скачки на лошадях, падение в яму, - это все, конечно, увлекательно и очень мило, вот только пот, кровь и пыль изрядно портили настроение, особенно в такую жару. Летти уже буквально ощущала, как опускает в теплую, пенящуюся и искрящуюся воду грязные руки, умывает лицо, а затем скидывает рваную и пыльную одежду и кончиками пальцев ног пробует температуру...
- Сария, мы готовы к вылету! Жду в рубке... - послышалось сквозь пелену мечты. Вздохнув, исфири открыла глаза, поднялась и направилась в рубку, по пути глянув в окно и не заметив там никаких изменений. А так хотелось заметить возвращающуюся принцессу! Но это было бы слишком просто.

У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; тамбур и рубка.

Летти остановилась в дверях, задумчиво наблюдая за тем, как Амброзий снимает с себя шкуру.
"Это ж надо, какое наплевательское отношение..." - неодобрительно цокнув языком, исфири взяла вампира за руку, затащила его в рубку и усадила в кресло, на любые попытки протестовать отвечая суровым взглядом. Скляночка нашлась тут же, на приборной панели, где пират ее, видимо, оставил, когда Сара отправилась на закончившиеся провалом поиски принцессы. Схватив ее, Летти щелкнула по ней ногтем и, услышав чистый звон, вытащила пробку. В рубке сразу сильно запахло какими-то травами, не очень приятно, но терпимо. Вылив немного густой маслянистой жидкости себе на ладонь, исфири отставила бутылек в сторону и взяла немного из ладони кончиками пальцев.
- Я... осторожно, ладно? - на всякий случай спросила Сара, но останавливаться не стала и почти невесомым прикосновением нанесла мазь туда, где была только что содрана кожа. Движения пальцев были уверенными, руки не дрожали - алхимик всегда работала аккуратно, а тут еще и имела дело с живым существом. Хотя прикосновение к обожженной коже и было болезненным, мазь быстро охлаждала и так же легко впитывалась, что позволяло не касаться лишний раз воспаленных участков кожи. Летти не торопилась, чтобы не сделать пирату больно, хотя внутри и сгорала от волнения за принцессу. Пара минут все равно ничего не изменит, а Амброзию станет легче. Почему-то это сейчас было важным для исфири.

 
Амброзий Четверг, 14 Январь 2010, 20:57 | Сообщение # 32





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; рубка.

Амброзий во время всей этой процедуры сидел тихо, сдавшись на милость исфири. Поначалу он, конечно, пытался протестовать, больше из гордости, чем из необходимости спешить на поиски принцессы, однако боль, голод и общая усталость никак не способствовали длительному удержанию позиций; в конце концов гордость сдалась, а сам Крейн получил возможность хоть немного расслабиться. Первые прикосновения пальцев сфирийки, казалось, только усиливали боль, заставляя морщиться, а порой и вздрагивать, но постепенно мучительные ощущения ослабели настолько, что в голове закопошились кое-какие мысли, и хотя большинство из них вилось вокруг потерявшейся принцессы, это всё равно было хорошо, - снадобье действительно работало, принося облегчение.
В какой-то момент в поле зрения Крейна попал пузырёк с лекарством, быстро пустеющий, и вампир с сожалением подумал, что на него всего снадобья явно не хватит, с другой стороны, Сара ведь никак не могла узнать, что он за время её отсутствия сгорит на солнце из-за глупой попытки сделать для принцессы что-нибудь хорошее.
«Вот если бы у меня было такое устройство, как там, на площади,» – мечтательно подумал Амброзий, припоминая воздушные гонки в Аридии и гигантский экран, ан котором было всё видно.
«Или хотя бы такая штука, как у капитана Алье. Я бы мог связаться с Саритой и сообщить ей… А если снабдить такими штуками союзников в походе, то можно лучше контролировать совместные действия и быстро реагировать на обстановку. О-оо…»
Амброзий бросил быстрый взгляд на сосредоточенное лицо Сары.
«Ну, сфирийцы, ну, пройдохи! Небось, у них повсюду такие штуки… На них опасно нападать. Захочешь ограбить какого-нибудь перевозчика, а он между делом военную подмогу вызовет. Интересно, можно ли их использовать ещё и для наблюдения? Удобно же – спрятал где-нибудь, подслушал тайный разговор…»
Крейн до того размечтался, что поймал себя на мысли, что уже не злится на принцессу, а напротив, думает над тем, как бы обзавестись таким средством связи и подарить ей, чтобы она могла позвать его в случае нужды… Впрочем, что это он. Конечно, она даже не возьмёт такой подарок. А если и возьмёт, то никогда не воспользуется, просто закинет куда-нибудь подальше и забудет. Да и, разве он уже не решил для себя, что не может помогать ей и поддерживать её, что он просто не годен на это, не способен?
От таких рассуждений мечтательный настрой развеялся без следа; к этому времени и пузырёк почти опустел. Амброзий взглянул на исфири исподлобья и тихо улыбнулся.
- Не знаю, как мне выразить свою благодарность, – чуть помешкав, произнёс он. – Словам моим ты вряд ли поверишь… Подожди меня тут.
Он поднялся с кресла и осторожно расправил плечи; мазь действовала так здорово, что можно было бы вообще забыть о полученных ожогах, если не оглядывать себя. Однако, теперь надо будет поторопиться, ведь неизвестно, сколько времени продлится облегчение… и будет ли он в состоянии управлять кораблём, если боль накатит с новой силой.
Впрочем, сейчас ему полегчало настолько, что Амброзий едва не вприпрыжку сбегал в тамбур и закрыл наружный люк, после чего, вернувшись, опустился в кресло почти без опаски.
- Ну, теперь очередь Её Высочества, – сказал он, между делом переводя рычаги один за другим в рабочее положение. К удивлению, прибор, отмечавший уровень топлива в баке, показывал его почти полным, значит, не врали про это чудо.
- Я думаю, поднимемся повыше и опишем для начала несколько концентрических кругов вокруг этого места. Если она решила прогуляться за цветочками или помочить ножки в море, мы её обязательно увидим.
Заработали двигатели, раскручивая пропеллеры, постепенно наращивая обороты, повинуясь манипуляциям Крейна; спустя пару минут малый воздушный корабль мягко оторвался от земли и стал набирать высоту.
- Знаешь, я действительно тебе благодарен, – сказал Амброзий, замолкший было на время взлёта; теперь он искоса посмотрел на исфири блестящими глазами и улыбнулся, показав один клык. – Может быть…
«… ещё пожертвуешь мне немного крови? Чуть-чуть, с пинту, не больше? Я не жадный и не прожорливый.»
- …ты хочешь немного поуправлять кораблём? – сглотнув, закончил он фразу и выдавил из себя еще одну дружелюбную улыбочку. Боль от ожогов мало беспокоила, но зато жажда крови, видимо, решила, что теперь может занять всё освободившееся внимание Крейна.
«Держи себя в руках, Амброзий!» – в этот раз внутренний голос почему-то ничуть не напоминал родную мамочку. – «Она столько раз оказывалась полезной. Кто знает, что ещё ждёт тебя впереди? В конце концов, без неё твой труп с перерезанным горлом сейчас глодали бы в лесу муравьи.»

Исправил(а) Амброзий - Четверг, 14 Январь 2010, 21:01
 
Сара Суббота, 16 Январь 2010, 22:08 | Сообщение # 33





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; рубка.

Сара, сосредоточенно сморщив лоб и пресекая вялые попытки Амброзия прервать свою деятельность, обработала самые сильные ожоги: на плечах, руке и части спины, а оставшуюся в склянке жидкость равномерно тонким слоем распределила по лицу и груди, алевших от солнечных ожогов.
"Он что, пока меня не было, позагорать решил и уснул ненароком? Да нет, чтобы так раскраснеться, надо было весь день на солнцепеке проспать..." - подумала исфири, засовывая опустевший бутылек в карман - пригодится еще. Вытереть руки было не обо что, поэтому Летти с недовольным видом обтерла ладони о собственные штаны - те все равно, судя по всему, по прибытию к очагу цивилизации отправятся на помойку.
- Ну все, - развела руками алхимик. - Так быть лучше, правда?
- Не знаю, как мне выразить свою благодарность, - вампир слегка улыбнулся. Сара хотела было ответить, что неплохо было бы, если бы он поведал ей свою историю, пока они будут в воздухе, но новый капитан корабля быстро сбежал, и исфири, вздохнув, только махнула рукой, мол, оставь при себе.
На подлатанного Амброзия и смотреть было приятнее - у него будто выросли крылья. Усмехнувшись, Сара подумала, что он сейчас взлетит и без всякого корабля, но вампир только задраил люк и вновь вернулся. Видимо, на корабле оно все же привычнее.
План был предельно прост и понятен младенцу, но алхимик все равно покивала, соглашаясь. А что она могла сделать, если это было действительно единственное из того, что они могли?
- Кон... цент... - попыталась повторить она неизвестное длинное слово, но на середине бросила эту затею, нахмурив лоб. - Что бы это могло значить... - пробурчала она себе под нос по-исфирийски. В любом случае, какими бы ни были круги, они могли быть исключительно круглыми, а значит волноваться не стоило. Успокоив себя этим, Сара стала наблюдать за манипуляциями Амброзия с рычагами, и ей даже показалось, что она бы и сама справилась с управлением не хуже - знай себе, тяни за штурвал. Впрочем, она знала, что все далеко не так просто. Так же, как любая работа, как и ее собственная, эта требовала умения и концентрации. И еще раз умения...
- Не стоит, - улыбнулась Сара, глядя, впрочем, через стекло на землю. Но, услышав вопрос вампира, она, удивленно вскинув брови, обернулась. - Ты... серьезно? Но я... бояться. Вдруг я сделать ошибка, и мы... - Летти лопотала, как маленькая девочка, ведь ей действительно очень хотелось попробовать. Но и страх был силен - она боялась даже не ошибки, а того, как отреагируют на нее другие. Амброзий в данном случае. Сара не помнила, откуда у нее взялся этот комплекс, но она панически боялась ошибаться при других, хоть это зачастую и было глупым. Не могла же она быть компетентна во всем! Летти умом понимала это, но все равно каждый раз, когда ей предлагали сделать что-то, в чем она не была уверена на все сто, старалась от этого как можно быстрее отказаться.
- Лучше... не надо... наверное... да... - кивнула исфири и, ругая себя за трусость, вновь отвернулась к стеклу и занялась изучением земной поверхности под собой. Надежда найти принцессу таяла с каждым мгновением, но Летти держалась - она должна найти Ее Высочество, даже если ей придется для этого самой вести этот чертов корабль.

 
Амброзий Воскресенье, 17 Январь 2010, 10:21 | Сообщение # 34





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; рубка.

- Хм… да, пожалуй, ты права, – после недолго молчания ответил Крейн; он окинул исфири оценивающим взглядом, будто пытаясь на глазок определить её возможности как ученицы, однако подсознательно он всего лишь прикидывал, как бы вцепиться ей в горло.
- Нам предстоит слишком ответственное дело, и, если что-то пойдёт не так… Сейчас нельзя ошибаться. Я тебе потом покажу, как им управлять, хорошо? По пути к Юуну у нас будет куча времени.
Слова прозвучали, на его взгляд, как-то преувеличенно радостно и нервно, но ему просто необходимо было хоть что-то говорить, чтобы отвлечься от нездоровых желаний. Впрочем, Крейн понадеялся, что Сара этого не заметит, сосредоточившись на поисках принцессы. Да и ему не помешало бы. Сглотнув слюну, он приказал себе смотреть только на приборы и местность за стеклом кабины корабля.

В воздухе в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; рубка.

Корабль послушно вышел на первый круг. Землю, проплывающую внизу было видно, как на ладони; даже в небольших рощицах деревья росли достаточно редко, чтобы, опустившись пониже, можно было разглядеть, что творится под их кронами; пару раз они таким образом даже спугнули небольшое стадо каких-то животных, - улов, как сказала Сара, однако Крейн, решивший, что это просто сфирийская разновидность оленей, при этом мнении и остался.
Однако ни самой принцессы, ни каких бы то ни было признаков её присутствия так и не было найдено. Амброзий пустил корабль на второй круг, затем на третий, уже начав тревожиться, как бы их кренделя не заметили из города и не отправили кого-нибудь на проверку. На третьем круге он отправил судно над берегом моря, но и там никаких следов принцессы не оказалось.
- Ничего не понимаю, – бурчал себе под нос Крейн, щурясь от солнца, уже существенно переместившегося к западу. – Куда она провалилась? Неужели ей хватило глупости удрать в город? Нет, это было бы уже слишком…
Он вдруг просветлённо воззрился на Сару.
- Может быть, её похитили? Она же всё-таки принцесса, её всяк в лицо знает. Кто-нибудь увидел и решил – вот удача, получу награду. А награда-то по праву наша, это ведь мы её спасли!

 
Сара Воскресенье, 17 Январь 2010, 16:51 | Сообщение # 35





У берега Внешнего моря, в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; рубка.

- Хорошо, - Сара благодарно улыбнулась, тихонько вздохнув с облегчением: пока они найдут принцессу, пока порадуются этому, пока успокоятся и вылетят наконец в Юун, Амброзий наверняка об этом забудет, ну а Летти и не расстроится особо. И уж точно напоминать не станет. Они поднялись уже достаточно высоко, невдалеке засияло на солнышке море, и исфири невольно залюбовалась им. Она уже давно не отдыхала на море. Даже не помнила, когда в последний вообще отдыхала, раз уж на то пошло. Нахмурившись, девушка решила, когда все это закончится, взять хотя бы двухнедельный отпуск и побыть немного на море. Усмехнувшись своей мечте, о которой она, скорее всего, по прибытии в Аридию благополучно забудет, девушка моргнула и на море больше не смотрела - вряд ли Курадо решила смыться от них морем.

В воздухе в двух милях к юго-западу от Тумультуозуса. Воздушный корабль; рубка.

Первый круг, второй, третий... Сара вздохнула и отвернулась от лобового стекла, приложив к разгоряченному лбу ледяную ладонь. Ей казалось, что у нее поднялась температура от волнения, но, скорее всего, виной были застывшие и влажные ладони.
- Ты предлагать зайти в порт? - нахмурившись, спросила Летти. - И искать принцесса в городе? Да... Это можно... Мы бы увидеть ее, если она быть в лес...
Исфири, задумавшись, стала мерить шагами рубку.
"В порт без документов не зайти, нас сразу повяжут. У Амброзия нет документов, но есть у меня... А лицензия на корабль? Вряд ли она была у Алье с собой, если и была, то уже давно сгорела. Нужно поискать в шкафчике..." - подумав так, Сара открыла дверцу шкафа у двери и внимательно оглядела содержимое. На единственной полке было пусто, только на полу валялся какой-то мусор. Хлопнув дверью, исфири обернулась к Амброзию, когда вдруг заметила под приборной доской неприметный ящичек. Дернув за ручку, Летти тут же обнаружила там искомые бумаги, обрадовавшись своей удаче.
- Смотри! - исфири помахала бумагами перед лицом. - Мы можем зайти в порт. - помедлив минутку, Сара побледнела. - Но...
"Документы есть только у меня, значит корабль, что, вести мне? Ну что за..." - Летти выругалась сквозь зубы.
- Ты должен быть спрятаться. А я... должна садить корабль, - эта идея откровенно не нравилась алхимику, и она была бы рада, если бы у Амброзия была идея получше. Она надеялась на это больше всего на свете, но что-то подсказывало ей, что на этот раз отвертеться не получится.

Исправил(а) Сара - Воскресенье, 17 Январь 2010, 19:01
 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » Окрестности города (Окружающие город холмы и равнины)
Страница 1 из 212»
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)