Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
Страница 2 из 2«12
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » 8 инлания 771 года. Пассажирский поезд. (От Тораса до Тэндории.)
8 инлания 771 года. Пассажирский поезд.
Автор Пятница, 17 Июль 2009, 07:23 | Сообщение # 1
Сейчас: В неизвестности
Дата: 8 инлания. В 11 часов поезд отбывает со станции Генгера, в 12:51 прибывает на станцию Тораса, где стоит до 13:20, а затем трогается. В 14:48 прибывает на станцию Нур, где стоит до 15:20, затем продолжает путь и в 17:12 прибывает на станцию Тэндории.
Пункт назначения: из Тораса в Тэндорию.
Персонажи: Аскер Тит, Зэн Райвер, Каил Блау (Сквайр).
Общее описание: в поезде в этот раз не так много народа, в основном заняты лишь последние три вагона - первые два почти пустуют. Всего в поезде 16 терранцев. Сквайр садится в одном из первых двух вагонов, Аскер Тит и Зэн Райвер - в средний вагон среднего класса, в соответствии с билетами. В поезде мало охраны, во втором и третьем вагоне среднего класса сидит основная часть пассажиров.
Важно: при входе на поезд охраной забирается оружие, если оно на виду - при этом просят лицензию на ношение оружия. На оружие вешается карточка, второй экземпляр выдается на руки. В случае если имеется сумка, просят показать носимое в ней, при наличии оружия просят лицензию на ношение, в случае если она есть, оружие разрешают оставить в сумке, в случае если ее нет, оружие конфискуется на время поездки и выдается бирка.

Поезд сошел с рельс в семи километрах от Тэндории, в 16:36, на территории равнины, лежащей на ее востоке.

 
Зэн Четверг, 20 Август 2009, 17:42 | Сообщение # 36





Вагон №4, близко к третьему.

«Зря обломал, потом ведь не вытащит... – подумал парень на то, что захватчик практически нисколько не отреагировал на раненую ногу, а лишь обломал конец стрелы почти под рану. Правда, он и не собирался оставлять ему такой возможности, а потому быстро оборвал свою мысль.
- Да, как же, пройдешь мимо и даже не заметишь. – выплевывая из себя буквально каждое слово, ответил бандиту Райвер. Глаза смотрели холодно и с прищуром, пытаясь как следует оценить ситуацию, которая была явно не в пользу мошенника. Теперь в руках бандита был еще и живой щит, которому юноше нечего было противопоставить. С уверенностью он мог сказать, что идеал героя, готового пожертвовать собой ради кого-то совершенно незнакомого, его по большей части случаев просто забавил и нисколько не вдохновлял, но сейчас, получается, он сам оказался в такой ситуации. Даже, если ему бы пришлось стрелять в женщину, чтобы он наверняка и сделал, позволь это пара-тройка моментов и полная уверенность в том, что стрела достигнет нужной цели, он все равно ставил на первое место свою жизнь, а жить ведь хотелось. Выжить, а дальше как получится.
Зэн не собирался опускать арбалета, хотя бандит медленно, но верно приближался к нему, из-за чего приходилось шаг за шагом отходить назад. И шагов таких через пять юноша четко стал ощущать то, что еще и сзади кто-то стоит, мылено готовясь к тому, что будет делать, если где-то со спины получит удар. Хотя, странно было то, что он не получил его сразу же...
Неожиданно вагон сильно затрясся из-за чего женщина в руках преступника дернулась, переключая на себя его внимание, и Райвер, используя момент, оглянулся через правое плечо.
«Знакомые все лица. – брови сами собой поползли вверх, а удивление пришлось сдерживать– меньше всего он ожидал увидеть за спиной одного-единственного человека, которого узнал почти сразу. Памятью на лица он если и не славился, то претензий к ней у него точно не было, зато этому иностранцу, похоже, тоже успело достаться, если смотреть по общему внешнему виду. Во всяком случае так он толковал его лицо, на котором царило выражение будто все это время он прощался с жизнью. - Что за...»
В этот момент вагон еще раз дернуло, на этот раз сильнее, чем было до этого и Райверу невольно пришлось сделать пару шагов, после чего он почувствовал сидение под внутренней стороной колена, но продолжал стоять, удерживая арбалет лишь одной рукой.
- Гха-а! – в отличие от юноши, бандит ловко удержал равновесие и, отбросив в сторону заложника, сделал выпад вперед в его сторону. Стоило сказать, что получилось это у него очень удачно – прошедшим насквозь мечом Зэн оказался припечатанным за правое плечо к стене возле окна. Мышцы идущие к шее были пересечены клинком, а другое, не менее болезненное ощущение говорило о том, что большая часть удара пришлась на ключицу раздробив часть кости. В глазах мгновенно потемнело, по всей правой руке и части шеи пробежала сначала волна холода, потом боли, а за ними уже высвобожденная кровь. Потерявшие контроль пальцы разжались выпустив арбалет и тот двумя ударами упал на пол. В горле сначала просто чувствовался тяжелый вкус, а потом собственная кровь стала ясно ощущался, тоненькой струйкой побежав по подбородку.
Некоторое время бывший актер даже не мог видеть торжествующего лица противника, не то, чтобы слышать его голос, а ощущать себя шашлыком на вертеле было по крайней мере малоприятно. В сознании был туман темно-красного цвета, но это не помешало почувствовать всю тяжесть своего противника на ступнях, что так же не давало возможности хоть как-то оттолкнуть его. Потом, вместе с мечом парня потянуло вперед и снова ударило, теперь уже о холодное стекло, к которому он по инерции приложился еще и затылком. Под мечом стекло треснуло и его часть разлетелась на несколько среднего размера осколков, которые тоже впились в спину и сильно жгли, а на поясницу дуло из образовавшейся щели.
«Умирать... только если не так просто, – прерывисто выдыхая, он пытался дотянуться до рукояти кинжала здоровой левой рукой, что отзывалось болью во всем теле. – Сам. Сейчас».
Как бы он не старался, но не мог дотянуться до сапога, и потому отвел руку за спину, доставая стрелу. Образ, который сейчас был виден перед глазами представлял из себя достаточно своеобразную массу, в которой различить что-то было просто-таки невозможно, а потому о том, куда попал наконечник оставалось только догадываться. А вот о том, что он попал, говорило то что тяжесть, припечатавшая Райвера уменьшилась.

 
Автор Четверг, 20 Август 2009, 18:25 | Сообщение # 37
Сейчас: В неизвестности
Крыша вагона №5.

Рухнув животом на металлическую крышу, Аскер выдохнула, прикрытыми глазами смотря на пятна собственной крови на металле и чувствуя запах железа. Каждая точка на ее теле ныла и болела, левое плечо уже не чувствовалось было словно не родным, при попытке пошевелить хотя бы пальцами по телу пробежала искра новой боли, а сами пальцы лишь слабо скребанули когтями по крыше. Во рту чувствовался привкус собственной крови, металлический, слегка солоноватый, крови было слишком много, и девушка выплюнула ее, пытаясь приподняться, опираясь на правую руку.
«Все закончилось? – пролетали в голове мысли. – Так быстро, я даже не смогла ничего толком сделать… Какой от меня прок, я бесполезна, я ничего не могу. Меня может завалить каждый встречный бандит… что толку всю жизнь пытаться получить опыт, если не можешь им воспользоваться, когда надо. Я просто тряпка… бесполезная…»
Перед глазами действительно начали пробегать моменты из жизни: вспомнились учения отца, жизнь в племени, злосчастная встреча с волком, после которой в жизни и начались неприятности, словно это стало ее проклятием. Вспомнились и ужасные дни жизни в столице, потери которые она понесла, актеры театра, которые оказались к ней добры…

- Нет, ты держишь неправильно, надо вот так, - раздался откуда-то голос отца. Девушка опустила взгляд и увидела, как сильные руки кладут в ладонь сюрикен, показывая как нужно его правильно держать. - Вот так, между пальцами, тогда сможешь бросить сразу несколько...
- Эй-эй, киса, не брыкайся, я ведь сказал, что будет больнее, - образ отца померк, вместо него перед глазами встал трущобный район Кагорлийского пригорода и набережной. - Держите ее, а то бойкая...
- ...Ты уверена, что хочешь себя обречь на такое? - когда предыдущий голос стал затихать, его место занял другой, приглушенный, а в нос ударил запах плавленного воска. - После этого у тебя больше не будет будущего...
- ...Я не могу без тебя... почему ты молчишь?
Кто-то тянул к ней руку и выкрикивал ее имя, но образ с каждой секундой отдалялся, а вокруг все меркло.

В этот момент поезд несколько раз сильно тряхнуло, из-за чего образы размылись, уступая место реальности. Девушка распахнула глаза, которые как оказалось, до этого успела закрыть. Возможно, так и умирают, закрывают глаза и просто забывают о реальности, навсегда погружаясь в свои воспоминания, где остаются вечность.
«Зэн… похоже, не сходим мы с тобой на то свидание... Ха, сейчас я уже как-то и не особо-то против...» - кровь, сдуваемая ветром медленно оттекала по крыше дальше от Аскер, и в спину вдруг что-то уперлось, вероятнее всего, нога ниндзя.
- Теперь я заберу это оружие как трофей, - раздалось сверху, после чего мужчина наклонился и забрал у девушки сюрикен, который она слабо держала в левой руке.
«Сейчас он меня добьет и пойдет вниз… - промелькнуло в голове, на что кончик хвоста дернулся. – Зэн с ним не справится… он не сможет…»
Чувство о неизбежности этого момента трепыхалось в груди как птица в клетке, волнение нарастало, потому как Маска, убрал ногу и направился в начало пятого вагона, видимо решив, что она умрет и сама, потеряв кровь или соскользив с крыши поезда, под колеса. Некеор со слезами на глазах и короткими выдохами, пыталась подняться на ноги, но сапоги скользили по своей же крови, а сил чтобы подняться почти не осталось.
- Я еще не закончила, - прошипела она, кое-как вставая на четвереньки, пусть и не пользуясь левой рукой. Фраза была глупой, но его нужно было как-то задержать. – Трус!
Мужчина остановился, слегка повернув голову вбок.
- Трус? Потому что убил женщину?
- Потому что ты не убил женщину, - усмехнувшись, отозвалась Тит, покачиваясь и оступаясь, но кое-как поднявшись на ноги. Ноги слегка дрожали, выпрямиться до конца не получалось, а потому она стояла слегка сгорблено, держась за левое плечо, от которого по безжизненно свисающей руке стекала и капала на крышу кровь. – Если берешься кого-то убить, делай это до конца. Иначе ты просто трус – у тебя кишка тонка это сделать.
Ниндзя лишь хмыкнул. А затем резко развернулся через правое плечо, и кинул в нее сюрикен, что отобрал только что. Тит не стала уклоняться, она лишь заслонилась обеими руками, что стоило огромных усилий, потому как левая рука подчинилась приказу только по привычке, а не потому, что она ее хоть как-то чувствовала, если не считать боль. Но боль – это было очень хорошо. Если бы рука не болела, это был бы куда более плохой знак. Сюрикен, ускоренный ветром, вонзился в правую руку, ниже локтя, но не особо глубоко – вероятно, мужчина тоже ослаб. Пусть Тит и смогла бы, наверное, увернуться от попадания, она не стала этого делать намеренно – ей нужно было получить сюрикен, чтобы в руках было хоть какое-нибудь оружие, за неимением кинжала. Выдергивать его из руки, она не стала, лишь слегка выпрямившись и встав боком, выставив вперед правую руку, призывая нападать.
Мужчина чертыхнулся, вытер рукой губы и побежал на нее, с разбега отталкиваясь ногами от крыши и выставляя их вперед, для удара в грудь. Резко подпрыгнув, чуть выше по линии, чем был противник, Шэс ударила его в грудь ногами, нанося удары поочередно, при этом на последнем ударе заодно оттолкнулась от груди мужчины и отскочила назад. Маска рухнул на крышу поезда.
- Ты еще можешь драться? Откуда у тебя вдруг появилась силы? – заинтересовано спросил он.
- Что-то не хочется говорить, - отозвалась Шэс, мягко приземляясь на ноги. Но сила не взялась, она всегда была. Просто иногда ее использовать не получается, когда боль заглушает все. Однако осознание того, что если она так просто сейчас его отпустит, он может убить кого-то еще, помогало, так как создавало цель. Цель предотвратить это. И девушка не просила бы себе, если бы не поднялась на ноги, это было бы слишком жалко. «Пусть я не могу пользоваться рукой… и второй почти тоже, у меня есть ноги, и хвост! Я некеор, черт возьми, со мной природа!» - эта мысль словно воодушевила и, сжав зубы, некеор бросилась вперед, на бандита уже поднявшегося на ноги.
Правая нога резким движением направилась в голову ниндзя, тот быстро наклонился назад, затем уходя вбок и вперед, по кругу, делая два быстрых удара в живот Шэс. Девушка поморщилась от боли, когда от направления удара, ее развернуло, а затем, вновь оказавшись лицом к Маске, направила правое колено в его челюсть. Удар был блокирован правой рукой, левый же кулак уже летел в сторону лица Шэс. Резко уйдя верхней частью тела назад, Аскер уперлась правой рукой в крышу, ударяя левой рукой в живот и отталкивая от себя противника. Кое-как сохранив равновесие, чему мешала и боль, и порывы ветра, юная Шэс перенесла ноги над собой и вновь встала на них. И едва подняла взгляд, чудом успела увернуться от сюрикена, который летел прямо в лицо – он пролетел мимо левой щеки, оставив на ней глубокую царапину, из которой тут же засочилась кровь. Враг бросился на нее, вновь переходя в рукопашный бой. Блокировав удар левой руки, направленный в лицо, блокировав левой рукой удар в живот, крутанувшись на месте, с наклоном вправо, намереваясь с разворота ударить левой ногой в шею, но заметив, что противник увернулся наклонившись вперед, резко опустить ногу и направить в противоположную сторону. Маска не успел увернуться, получив удар в челюсть, после чего Аскер быстро закинула левую ногу ему за шею и подпрыгнув, оказалась у него на плечах, зажав голову между ног. С протяжным выкриком, некеор резко отклонилась назад, увлекая врага за собой, упираясь обеими руками в крышу, но делая упор в основном на правую руку. С криком, Маска впечатался в крышу вагона, но не успела Тит что-то сделать, поднялся, вместе с ней на плечах, и также отклонился назад, на этот раз стремясь опрокинуть ее спиной на крышу. Избежать падения никак не получилось, к тому же, мужчина схватился за ее ноги. Оба упали на спину, вскрикнули, некеор же изо всех сил сжимала шею мужчины ногами, чтобы сломать ее, но закричала, когда он вонзил в правую ногу сюрикен, чтобы освободиться. Хватка ослабла, мужчина быстро поднялся и отскочил в сторону, в то время как девушка отползла назад и также поднялась, хромая на правую ногу. Свежая боль показалась не такой сильной, из-за боли в плече, однако, она была весьма неожиданна, а металлический сюрикен ушел в плоть на четверть диаметра. Взявшись за него правой рукой, девушка выдернула его, едва сдержав крик, стряхнула с него кровь, почувствовав, как из раны сильно начинает течь кровь, после чего переложила в левую ладонь. Пока противник пытался отдышаться, все еще терзаемый легким удушьем, юная Шэс приблизила правую руку к лицу и взявшись за сюрикен зубами, приложив немалое усилие, выдернула и его. Левой рукой она бы этого сделать не смогла, поэтому пришлось пойти этим путем. Без постороннего предмета в конечности, было проще, пусть кровь и мешала, своим запахом, и вытекая, лишала девушку сил. Взяв сюрикены в обе руки, продев средний палец в отверстие в центре, она сжала остальные перед лезвием, не беря его в кулак, чтобы можно было использовать их на замену резцам. Противник последовал ее примеру и встал в позу, готовясь к атаке.
«Когда же ты уже сдохнешь?» - прошипела про себя юная Шэс, при этом усмехнувшись, подумав, что наверное о том же думает и ниндзя. Но думать уже было некогда – мужчина побежал на нее. Быстро окинув взглядом крышу вагона, девушка подметила, что здесь было слишком много крови, в сапогах и на окровавленном металле можно поскользнуться. Сделав пару шагов назад, она быстро оглянулась, а потом развернувшись, побежала в начало поезда, стараясь не внимать пульсирующей боли в правой ноге, не говоря уже о руке и раненом плече…

 
Каил Четверг, 20 Август 2009, 19:27 | Сообщение # 38





Коридор между 3 и 4 вагонами.

Сквайр встретился взглядом со светловолосым парнем и мысленно его обругал.
Не отвлекайся, вперед смотри!
То ли это отразилось в его глазах, то ли у блондина сработал инстинкт самосохранения, но он снова повернулся к бандиту. Поезд в очередной раз качнуло, и Сквайру пришлось сделать шаг назад, чтобы не упасть, ибо возможность снова подняться была крайне сомнительной. Здоровой рукой он держался за стену, которая казалась более устойчивым элементом, нежели собственные ноги. Внутренности вагона исчезли из вида, а когда Инсид увидел его обстановку снова, она уже кардинально изменилась. Блондин болтался, пришпиленный мечом бандита к стене, совсем рядом, можно сказать, руку протяни. Плечо было продырявлено, и из него сочилась кровь. Да и в общем видок он имел еще тот, однако Инсид не тратил дальнейшее время на лицезрение этой неприятной картины. В следующую секунду парень умудрился буквально из ниоткуда достать небольшую стрелу и вогнать её бандиту в куда-то. Куда – Сквайр не видел, так как угол обзора не позволял.

Вагон №4, у дверей в третий.

В несколько шагов Сквайр оказался за спиной грабителя и, левой рукой поднеся к его горлу кинжал, резким движением прервал его существование. И откуда только прыть? Оппонент сопротивления оказать не успел, так как, во-первых, не ожидал выскочившего из-за дверей сопротивленца, а во-вторых замешкался, размышляя, как извлечь из тела блондина меч, чтобы и того не упустить, и этому как следует поддать. Тело обмякло, а Инсид даже не подумал, чтобы его поддержать, его сейчас больше занимало собственное изнеможение. Ну и этот парень в некоторой степени, исключительно потому, что на него было больно смотреть.
- Да, повезло, ничего не скажешь, - пробормотал Сквайр, приближаясь к ране юноши и переводя взгляд на население вагона. – Эй, никто помочь не хочет?
Видимо, у пассажиров уже были окончательно вымотаны последние нервы, так как ни один даже не отозвался на приглашение. Какая-то девчушка еле всхлипывала, даже не поднимая глаз на Сквайра. Из этого он сделал вывод, что, видимо, ей досталось.
- Я не смогу одной рукой, - пригрозил он, указывая здоровой на раненую. – А его смерть будет на вашей совести.
Наконец, один из оставшихся мужчин дрожащим голосом соизволил сказать, что он, мол, поможет. Инсид вздохнул. И он надеялся найти здесь помощь?
- Хорошо. Осторожно, я повторяю, осторожно, - памятуя о неловкости своего последнего помощника, сделал акцент парень. – Тянешь рукоять на себя. Медленно и осторожно.
Мужчина кивнул и взялся за рукоятку с таким выражением лица, будто она была хрустальная.
Сквайр, в свою очередь, здоровой рукой слегка раздвинул края раны и больной принялся аккуратно извлекать лезвие, подвигая его к внешним краям ранения. Каждое движение давалось с трудом, парень кусал губы, сдерживая возгласы, рука практически не слушалась, онемела и вообще сильно болела. Но что делать, вот этому человеку сейчас и того хуже. Наконец блондин осел вниз, и Инсид привычным движением поспешил подпереть его плечом под здоровую руку, о чем мгновенно пожалел. На больное предплечье опустилась вся тяжесть тела подбитого парня, и его будто пронзило тысячей иголок. Жмурясь от боли и помотав головой из стороны в сторону, Сквайр напряженным голосом попросил принять подарок кому-нибудь другому. На это расхрабрился все тот же индивид, что только что с победным видом помог извлечь оружие. Подобно Инсиду подхватив пострадавшего на плечо, он оттащил его к сидению. Дальнейший его путь Сквайр отследить не успел, да и дела не было, так как голова закружилась, снова пуская стены в путешествие, и парень осел на пол, держась за саднящее плечо. Силы, которые только что будто бы вернулись, теперь прощально помахали ручкой и исчезли. Ужасно хотелось пить. Вытянув ноги, он прислонился спиной к сидению, так, что рана оказалась над ним и не вызывала болевых ощущений. Отпустило. Парень измученно вздохнул, озираясь по сторонам и не сразу понимая, где он и что происходит.
- Позвольте, я вас перевяжу, - раздался над ухом мягкий женский голос. Сил посмотреть, кто это, не было, и Инсид лишь слегка кивнул, мол, делайте, что хотите. Чьи-то руки тут же запорхали вокруг него, снимая жилетку. Плечо отозвалось болью, из горла вырвался стон, и Сквайр выдохнул, что обойдется. Кто-то над ним сказал, что придется разрезать одежду. На слабые протесты ответа не поступило. Дело было в том, что это только Сквайру казалось, что он говорит громко и внятно, окружающие же разбирали только болезненные вздохи.
А, всё равно уже испорчено.
Через несколько мгновений он почувствовал себя свежее, ветер из разбитого окна обвевал плечи и грудную клетку, оставшуюся без прикрытия. Был слышен треск ткани – из его рубашки делали перевязь. Видимо, эта женщина знала свое дело, ловко обращаясь с раной. Вероятно, уже приходилось. Плечо саднило, но возмущаться по этому поводу уже не было сил. Наконец, процедура завершилась, и вокруг его торса и плеча было некое подобие тугой повязки. Не настолько тугой, как этого бы хотелось, но все же лучше, чем ничего.
- Благодарю, - наконец поднимая глаза на свою благодетельницу, пробормотал Сквайр. С пола он так и не поднялся – здесь было как будто удобнее, только подтянул ноги к себе, согнув в коленях. Поинтересоваться состоянием другого пострадавшего ему в голову не пришло.

Исправил(а) Сквайр - Четверг, 20 Август 2009, 19:59
 
Зэн Четверг, 20 Август 2009, 21:31 | Сообщение # 39





Вагон №4.

За использование стрелы Райвер получил от бандита дополнительный довольно резкий удар кулаком в лицо, что даже не помогло навести резкость изображения. Единственное – из-за этого удара осколки стекла впились в спину еще сильнее и он замер на вздохе, но это не шло ни в какое сравнение с болью в шее и плече.
Что произошло потом – описать Райверу будет достаточно трудно, потому что неожиданно кровь залила его лицо, и, как оказалось, кровь эта была чужой – принадлежала тому бандиту, что его удерживал, а затем и все его тело навалилось сверху, но быстро сползло ввиду достаточной тяжести.
Он слышал – да, что-то было сказано, но что – разобрать было трудно, но реально. А вот различать голоса – бессмысленно.
- Рано хороните... – конец фразы был выбит приступом кашля, вместе с которым последовал брызги крови. Но, тем не менее он успел высказать свое независимое мнение по поводу раны, а если говорить мог – значит умирать было точно рано. Некоторое время ему пришлось потерпеть то, как из него вытаскивали меч, стиснув зубы, зажмурив глаза, но молча, после чего он начал сползать вниз, но был дважды подхвачен, что принесло больше неудобств, нежели бы он просто опустился на пол: «Но оно так и будет, если легкие задеты».
Будучи оставлен в покое на неопределенное время, первое, что сделал Райвер – убрал тыльной стороной ладони лишнюю кровь с лица, надавливая пальцами на глаза, чтобы вернуть себе более-менее зрячее состояние. Когда фокус был наведен, Зэн тут же принялся высматривать среди людей, находившихся в вагоне, ту, о которой он волновался сейчас больше всего – ее не было, как и не было третьего бандита. Волнение от этого не могла перебить даже боль в онемевшей шее, изрядно задействованной в это мгновение. Голова не поворачивалась, но вот попытки заставили сквозную рану еще сильнее кровоточить, а рукой поток крови сдерживать не удавалось.
- Нет... Не шевелится. – здоровой рукой парень с силой дергал правую, но приступ боли исчезал там, где плечо переходило в руку – больно было только шее, плечу и спине в тех местах, в которые впились осколки. Рука же никак не шевелилась – согнуть ее парень просто не мог потому, что не ощущал. - Черт!
«Если повезет, то это просто нервы повреждены...»
С необычной злостью оттолкнув от себя человека, который, кажется, интересовался тем, не может ли он чем-нибудь помочь, Райвер сплюнул кровь и встал со своего места, вцепившись пальцами в рану. Нет, он не собирался просить кого-то другого о помощи, сейчас не это его волновало – он хотел попробовать поднять с пола меч, но оставил эту идею, ибо был не в состоянии даже наклониться, а потому, немного прихрамывая на отдавленные ноги направился к двери в пятый вагон, из-за которой никто так и не появился. Но как Райвер не старался, дверь не открывалась.
- Заперто?! – с непонятной интонацией еле слышно прохрипел он и несколько раз ударил кулаком в дверь, будто это могло помочь. Нет, оно помогло только ощутить еще большую беспомощность, а за дверью все оставалось так же тихо, что пугало больше всего. – Аскер?
Ударив еще раз по двери ладонью, он неловко развернулся, чуть не завалившись назад, но уже более быстро пошел в другой конец вагона. Тело будто стало более тяжелым, каждое движение давалось нелегко, но Зэн все равно продолжал идти, пошатываясь из стороны в сторону.
«Такими темпами я останусь без крови.» - Не удержался на ногах он только пройдя мимо иностранца шага на три, после чего упал на колени и попытался дотянуться до своей сумки.
- Сколько их там? – обратился Райвер к незнакомцу, если тот конечно смог разобрать его слова, кивнув женщине, помогшей дотянуться ему до сумки. Рыться в ней левой рукой было по-свойски неудобно хотя бы потому, что доминирующей рукой у Зэна была правая. Тем не менее бинты он нашел быстро, хотя и не представляя, как и что собирался с ними делать – как он ни пытался, правая рука все равно не подчинялась, лишь только мешаясь и продолжая кровоточить.
- Пожалуйста, вытащите осколки. – попросил он женщину, не имея возможности повернуться к ней лицом, и та помогла ему снять рубашку, принявшись за стекло. Сам он, как мог, вытащил один из осколков, без боли впивающегося все в ту же руку и, зажав в зубах край бинта протянул его подмышкой. Та же женщина переняла эту заботу и как можно туже затянула бинт, перекрыв доступ крови к руке. От перевязки ран Зэн отказался и, просто набросив рубашку, ухитрился подняться при помощи только одной руки. Лицо его ничего не выражало, единственное – он не переставал морщиться от испытываемой боли, но, претерпевая ее, юноша поднял с пола окровавленный меч, намереваясь выйти в коридор.

 
Автор Четверг, 20 Август 2009, 21:44 | Сообщение # 40
Сейчас: В неизвестности
Крыша вагона №5.

Из-за раненой ноги бежать было сложнее, к тому же показалось, что ветер бьющий в грудь стал изрядно сильнее – в отличие от мужчины, что следовал по пятам, она двигалась уже куда медленнее. Периодически приходилось разворачиваться и останавливаться, чтобы отбить серию ударов руками. Сейчас их стычки походили на бои с мечами: лязг металла о металл, свистящие звуки пропущенных ударов, глухие звуки ударов ногами, что-то нечленораздельное, при случае, если удар приходился слишком болезненным. Ниндзя очень хорошо дрался, Тит впервые встретилась с таким противником, и теперь даже не знала, радоваться тому, что ее желание осуществилось или же огорчаться по поводу того, что он ее, как бы, и убить может. Но было бы странно, ведь если она побеждала, противник был уже по идее слабее, пусть иногда на что-то была воля случая. Как же тогда найти сильного противника и не проиграть, если при выигрыше проигравший приписывался к слабым?..
Движение по поезду вперед из-за этих мелких боев, от которых Тит уходила прыжками, весьма замедлилось, а то и вовсе шло в прежнюю сторону, к концу поезда, если некеор наступала. В основном приходилось отражать удары правым сюрикеном, от остальных приходилось уворачиваться. Однако, у мужчины было две вполне рабочих руки, с зажатыми в них лезвиями, а потому Аскер уже проигрывала врагу в плане возможно эффективных атак. Она уже пропустила как минимум десять ударов, шесть из которых добавили царапин на руки и левую ногу, когда она попыталась ударить ей. В последней стычке, прибавилось еще и ссадин, которыми обеспечил край железной крыши, когда Шэс едва не свалилась с поезда. Умудрившись оттолкнуться от какого-то выступа, она отпрыгнула от врага и спотыкаясь побежала вперед, перемахнув на четвертый вагон.

Крыша вагона №4.

Пробегая по нему, девушка вдруг услышала звук разбивающегося стекла. Это заставило резко остановиться и устремить взгляд туда, откуда донесся этот звук.
«Что там происходит? Все точно в порядке или…» - закончить мысль девушка не успела, так как спину пронзила дикая боль, от скользящего замаха и лезвия сюрикена, прошедшего по спине. Шэс открыла рот в беззвучном крике, выгибаясь вперед, словно пытаясь уйти от боли, и тут же оседая на правое колено. Но возможность еще одного удара заставила оттолкнуться от крыши и сделать кувырок вперед. И весьма вовремя, так как ниндзя буквально через секунду ударил сюрикеном в металлическую крышу. Поднявшись на ноги, слыша, как на крышу с каким-то дождевым звуком капает кровь, причем сразу из нескольких ран, она развернулась к врагу, который уже готовился к атаке. Из груди вырвался какой-то вздох, то ли усталый, то ли раздражительный.
- Лис, ты живой?! Что случилось? – как можно громче позвала девушка, решив, что лучше имя Райвера не называть. Кто знает, вдруг это потом боком выйдет, а оно точно выйдет, как всегда…
Едва она позвала, пришлось отбиваться от очередной серии быстрых ударов руками, блокируя вражеские резаки своими, пусть, чтобы это делать, пришлось закусить клыками нижнюю губу, до крови, лишь бы это помогло хоть как-то не обращать внимания на боль от глубоких ран. Конечно, это ни черта не помогало, но делать Тит этого не перестала.
- Кх, - лезвие сюрикена полоснуло по боку правого плеча, кровь брызнула и тут же улетела с ветром куда-то вдаль. Девушка резко отскочила и тут же прыгнула вперед, нанося два удара ногами, которые благополучно блокировались руками. Едва ноги ступили на крышу, пришлось блокировать удар наносимый ладонями, в сторону живота, после - уйти влево от удара коленом и перескочив, сделав «колесо» воздухе, полоснуть лезвием сюрикена в правой руке по правому плечу Маски, на что тот чертыхнулся, отскочил и прижал левую руку к ране, с нескрываемой злостью смотря на Аскер. Похоже, он не рассчитывал, что с Шэс придется столько возиться, в то же время некеор удивлялась тому, насколько сильно она на самом деле хочет жить, вопреки ее мыслям по этому поводу. Однако, сил у нее почти не осталось, и защищаться она могла только благодаря желанию удостовериться, что с Зэном все в порядке, которое заставляло держаться на ногах. Перед глазами уже давно все потеряло четкие очертания, ее пошатывало на ногах, а при резких движениях, кружилась голова и двоилось в глазах. Наверное, как только она услышит ответ, что все в порядке, сразу же упадет и умрет - выносить больше эту дикую боль, подбиваемую усталостью было уже невозможно. Девушка сделала несколько шагов назад, чтобы выйти из кровавой лужицы, но все равно, оставляя за собой кровавый след.

 
Каил Пятница, 21 Август 2009, 11:09 | Сообщение # 41





Вагон №4, пол, ближе к середине.

Сквайр и не заметил, как его мысли понеслись куда-то в другую сторону. Все происходящее отошло на второй план, и всплыли проблемы насущные. Сумка с письмом и остальным скарбом осталась в первом вагоне, однако пока её возвращать не было ни желания, ни возможности. Надо было еще по прибытию в столицу отправить извещение в Блеймру, не привлекая особого внимания к своей скромной персоне. Что при нынешнем его виде было одной из самых сложных задач.
Инсид протянул руку и накинул на тело жилетку – становилось прохладно. Правда, разодранная вещь не слишком грела, как оказалось. Единственный положительный момент, раненая рука хоть и плохо, но слушалась, понимая, что от хозяина сбежать не удалось. Что ж, у него еще есть время восстановить доверительные отношения с конечностями, в двери пока никто не рвался.
В остальной части вагона развернулась активная деятельность, блондин очнулся. Сквайр скосил глаза в его сторону. Тот слонялся по вагону, пытаясь что-то предпринять и, кажется, неважно воспринимая происходящее от боли. Подойдя к двери, попытался её открыть, а, потерпев неудачу, хриплым голосом констатировал очевидное: она была заперта. И тут же позвал кого-то по имени.
Аскер… Подружка что ли?
Ничего не выражающим взглядом смотря прямо перед собой и все так же размышляя о своих дальнейших действиях, Сквайр еле успел убрать ноги с дороги раненого, когда тот проделывал трудный путь из одной половины вагона в другую. Правда, дойти до пункта назначения ему так и не удалось. Сделав еще два-три шага, парень не удержался на ногах и упал на колени. Однако упертость его не знала границ, видимо, даже была выше испытываемой боли, он попытался дотянуться до сумки, к которой, видимо, и шел, здоровой рукой. А, может статься, им двигало и нечто большее. Ведь до сих пор не было ясно, где же эта кошка.
- Сколько их там? – негромко поинтересовался его невольный спутник. Он старался говорить как можно разборчивее, как будто думал, что Сквайр его не понимает. На лице Инсида промелькнуло раздражение.
- Еще один где-то здесь, - он кивнул в сторону пятого вагона. – Еще двоих видел в начале состава, - на его лице появилось что-то вроде иронического безразличия. – Если ты думаешь, что можешь составить им конкуренцию, это вряд ли. Вряд ли ты когда-нибудь держал в руках что-то, опаснее вилки.
Последний вывод Сквайр сделал, исходя из того, как неумело блондин обращался с арбалетом и держал меч. Чувствовались в его движениях одновременно и слабость, и слепая ярость, в таких условиях победа была чем-то исключительно мифическим.
Неожиданно по потолку прошлась стая эльфантов. Инсид вскинул голову, справедливо опасаясь, что крыша может провалиться, так как не была рассчитана на подобные условия. Но все оставалось на месте, разве что по верху вагона продолжал кто-то скакать.
- Лис, ты живой?.. – остальные слова унесло ветром, и в вагоне их было не разобрать. По голосу, поинтересовавшемуся, как у некого Лиса здесь дела можно было бы предположить, что это была девушка. Вероятно, та самая Аскер. А Лис – это…
- Лис, кажется, там кому-то несладко, - указав пальцем на потолок, и нарочито выделяя прозвище блондина проинформировал его Инсид. И будто бы в подтверждение его слов по стеклу справа медленно поползла струйка багряной вязкой жидкости, а её происхождение не вызывало сомнений.
- Странно, она казалась крепкой… - к собственному удивлению отметив у себя в мыслях нотки сочувствия, подумал парень. Однако на крыше вагона снова послышались шаги, значит, некеор еще жива. Но, судя по всему, дело близилось к развязке.

У дверей в пятый вагон.

Решив для очистки совести попытаться помочь девушке, Сквайр подошел к двери, что не так давно отвергла притязания блондина, и с силой толкнул здоровым плечом. Она не поддалась, а больное предплечье снова начинало напоминать о своем существовании.
- Что ж, тогда это твоя проверка на прочность, - пожал плечами Инсид. И все же ему хотелось, чтобы верх одержала некеорша, все же одним тогда будет меньше.

Исправил(а) Сквайр - Пятница, 21 Август 2009, 12:57
 
Зэн Пятница, 21 Август 2009, 14:07 | Сообщение # 42





Вагон №4, ближе к третьему.

- Следовать твоему примеру и сидеть спокойно я тоже не собираюсь, – ответил он иностранцу, вытирая выступающую с каждым словом кровь с подбородка. В этот момент он хотел повернуться к нему и сказать что-то еще, но шея не поддалась, а из звуков можно было услышать только истошный хрип. Рана все продолжала кровоточить, из-за чего подумалось, что все-таки стоило ее перебинтовать.
«А ведь прав, черт его побери... Я бесполезен, – ему оставалось только и делать, что крепче стискивать зубы, пытаясь отогнать это противное ощущение беспомощности. – Если переживем, надо будет об этом позаботиться».
Не зная, куда бы сбросить все накипевшие эмоции, парень пытался понять, по какой причине незнакомец вел себя настолько спокойно – он ведь воин, что было видно еще тогда, но предпринимать ничего не собирался.
«Или это со мной что-то не так? – не смотря на жуткую боль во всем теле, за исключением руки, Зэн даже стоять не мог, а потому все пытался добраться до открытой двери в третий вагон, с каждым шагом заваливаясь вперед. Не падал он только потому, что находил опору в мече, теперь оставлявшем вмятины в полу на приблизительно одинаковом расстоянии друг от друга.
- Аскер, я тебе не прощу, если ты... – начал говорить он себе под нос, но тут же схватился за шею, чувствую, что начинает задыхаться. Слова его вряд ли можно было расслышать и уж тем более понять, когда они вновь перешли в кашель. - ... и себе ведь не прощу.
- Лис, ты живой?! Что случилось? – целиком Зэн услышал все только по той причине, что больше всего хотел услышать сейчас этот голос.
«Ну вот, кажется у меня уже начинаются галлюцинации». – подумал он, но ход мыслей был прерван словами незнакомца:
- Лис, кажется, там кому-то несладко.
«Неужели! - Райвер повернулся корпусом к иностранцу, чтобы убедиться в его подверженности массовым галлюцинациям, а так же в подверженности этой напасти всех остальных, находящихся в вагоне. Кто-то из них оглядывался на окно, а сам Зэн стал отличать стук колес от ударов по крыше вагона.
- Мне... нужно на крышу, - громко, насколько это позволяло горло, объявил Зэн, заметив, что иностранец теперь тоже не сидел на месте. – Там, впереди... есть лаз?
Так как дверь в пятый вагон была заблокирована, то оставалось только идти в сторону первого, ища возможность подняться.
- Ответь ей, что-нибудь. – уже хрипло выговорил он, шумно вдыхая и делая шаг навстречу новому знакомому, имя которого так и не узнал. Если бы сам он попытался сейчас ответить, Аскер его по-любому бы не услышала, а попытка его могла закончиться тем, что захлебнулся бы он в собственной крови.
«Черт, я ведь даже взобраться не смогу так, - уже поворачиваясь в сторону третьего вагона подумал парень, опираясь здоровым плечом на дверь, после чего сделал еще пару шагов вперед. – С одной-то рукой».
 
Каил Пятница, 21 Август 2009, 15:55 | Сообщение # 43





Вагон №4, у дверей в пятый.

- То-то я и смотрю, что тебе спокойно не сидится, - неодобрительно окинув взглядом парня, после каждог о слова стирающего кровь с подбородка. Вероятно, из-за поврежденной шеи. Сквайр скользнул глазами по плечу раненого спутника и уважительно хмыкнул. Еще бы пару сантиметров, и было бы пронзено легкое, тогда бы сейчас перед ним стоял живой труп. Но блондину необычайно везло.
Последний попытался повернуться к Инсиду, чтобы продолжить высокоинтеллектуальную беседу, но вместо этого только прохрипел что-то нечленораздельное. В вагоне грозил начаться мировой потоп, парень старательно заливал все собственной кровью, не понимая, что ему бы лучше сесть и не двигаться, если действительно хочет дотянуть до Тэндории. Впрочем, это было его личное дело.
Сквайр стоял вполоборота к двери, следя за действиями Лиса с каким-то нечеловеческим интересом зоолога. Отчасти, ему было любопытно, последует он его совету или нет. Было видно, что кровотечение не оставляет ему выбора.
- Мне... нужно на крышу. Там, впереди... есть лаз? – Инсид уже решил, что блондин выбился из сил, но у него только созрело очередное абсурдное решение. Он и по вагону-то чуть ли не ползком передвигается, какая уж тут крыша. Разве что та, которую ему сдуло встречным ветром.
- Есть. Но вряд ли ты там побываешь, - подходя к Лису и критически его осматривая, прокомментировал парень. – В коридоре между вторым и третьим. Там открытая площадка, можно попытаться забраться. Между третьим и четвертым есть люк, но нет лестницы.
Все это Сквайр машинально отметил, проходя сквозь поезд. На просьбу ответить кошке Инсид никак не отреагировал, он сомневался, что она его услышит, а выдавать свое местонахождение её сопернику он не собирался, следовало сохранить эффект неожиданности. На всякий случай. Тем более с каждой минутой парень все сильнее и сильнее убеждался в том, что лезть на крышу придется ему самому. В любом случае, с бандитом пришлось бы встретиться, а с воинствующей некеоршей у него было больше шансов одержать победу.
- Лучше стой здесь, - не терпящим возражений тоном процедил Сквайр. Если он останется жив, то будет всюду добираться исключительно на своих двоих. А вот если Лис не попридержит коней, то живым ему точно не быть. – Думаю, мой досуг стоит разнообразить, а то совсем засиделся тут с тобой.
В голове мелькнула мысль, что он до сих пор не знает, как зовут Лиса, разве что его прозвище. Что ж, он и сам не представился. И, протянув руку, четко, по-военному произнес:
- Каил Блау.
Закончив со знакомством, он обогнул юношу и прогулочным шагом, это помогало снять нервное напряжение, направился в коридор между 3 и 4 вагонами.

Коридор между 3 и 4 вагонами и крыша вагона №4.

Сжав кинжал между зубами, Инсид подтянулся, в очередной раз поморщившись от боли в плече, и оказался на крыше. Моментально почувствовав, как все мышцы напряглись, готовые в любой момент спасать шкуру Сквайра, либо атаковать, парень мельком оценил обстановку, перехватывая оружие в здоровую руку. Бандит стоял к нему спиной, а полу-живая некеор еле держалась на ногах, истекая кровью. Однако её глаза горели неудержимой энергией и такой ненавистью, какой Инсид уже давно ни у кого не наблюдал.

Исправил(а) Сквайр - Пятница, 21 Август 2009, 15:58
 
Автор Пятница, 21 Август 2009, 16:22 | Сообщение # 44
Сейчас: В неизвестности
Крыша вагона №4.

Что радовало – враг не спешил атаковать, тем самым давая время передохнуть. Его раны, как и раны Аскер, кровоточили, две разных крови смешивались на крыше, по которой уже было опасно ходить, поэтому оба то и дело медленно переходили на то место, где было посуше. Атаковать, похоже, ни у кого не было сил, оба лишь стояли, держась за свои раны и тяжело дышали, девушка же давно рухнула на колени, уперевшись правой рукой в крышу и видя как с лица от царапины, на крышу падают багряные капли. Вытереть кровь с лица если и хотелось, не представлялось возможным. Тит подняла взгляд на Маску, который стоял ближе к началу четвертого вагона, открытым ртом ловя воздух, который бил в лицо и уносил кровавые струйки куда-то за спину. Волосы трепыхались, как и ворот жилетки, уже изрядно намокшей по бокам от крови. А так жаль, жилетка очень нравилась девушке... Левой кистью юная Шэс слегка шевелила, чтобы продолжать чувствовать боль и не терять контроль над рукой, если бы та вновь начала неметь. Дикая боль уже несколько минут отдавала в спину, что ощущалось, едва она делала глубокий вдох или пыталась встать.
«Почему он не отвечает… черт бы тебя побрал Райвер, не говори, что не смог справиться с ним, даже с арбалетом», - Аскер тяжело выдохнула и попыталась подняться, заметив, что противник, кажется достаточно отдохнул, чтобы атаковать. Что-то подсказывало, что бой уже идет далеко не за какой-либо трофей, а просто за то, чтобы остаться в живых. В интересах Маски было добить некеора, а в ее интересах – ликвидировать его. В общем-то, вероятность того, что бандит сможет расправиться с кем-нибудь, до того, как его самого отправят на тот свет была велика, если учесть, что даже с серьезными ранами он весьма неплохо стоял на ногах. Сейчас девушку спасала, наверное, лишь принадлежность к животному миру и простое желание все-таки справиться с появившейся проблемой. Пусть даже это будет стоить жизни – плевать. Она не позволит себе умереть с таким позором. Если и умирать, то забирая врага за собой и никак иначе. Однако, как она ни пыталась, этого сделать не получалось. В данном случае единственным способом было лишь нанести серьезную рану, чтобы убить сразу – в шею, либо скинуть с поезда. В случае с последним – сейчас ей уже на хватило бы силы ударить врага так, чтобы он свалился с крыши. Если только не бросится на него всем весом, но тогда и она упадет… а может быть, это был и правда самый оптимальный вариант?
«Все равно я умру, какая разница в поезде или на земле? – промелькнуло в голове, когда она кое-как поднялась на ноги, пусть они были сильно согнуты в коленях и дрожали, а правая рука была готова в любой момент упереться в крышу. – От меня уже не будет никакого проку в таком состоянии, и уж тем более, если он меня добьет… надо скинуть его с крыши. Да…»
Но все-таки, несмотря на это решение, делать это было страшно. Все-таки, с поездов не каждый день спрыгиваешь…
Но неожиданно, ветер принес запах чужой крови, быстро пробежавшись глазами по врагу, она заметила за его плечом, как люк вагона открывается и появляется чья-то макушка.
«Это же… тот парень, - не выдать удивление было легко, потому что на лице отображалось лишь выражение испытываемой боли. – Дура, не смотри в ту сторону, отвернись!» - приказала себе Шэс и тут же зажмурила глаза, сделав вид, что по телу прошлась очередная волна боли. Впрочем, особо притворяться и не пришлось, так как поезд слегка качнуло, отчего пришлось все-таки опереться правой рукой о крышу. Ниндзя же, похоже не заметил, что она разглядела кого-то за его спиной. Только вот что ей делась, она не знала. Просто ждать, пока этот парень нападет на врага сзади (почему-то Шэс была уверена в том, что он не один из бандитов, хотя, молчание Зэна ее настораживало) или же попытаться сделать что-нибудь самой?
Убедившись, что поезд больше не трясет, некеор вновь поднялась и несколько раз глубоко вздохнув, побежала вперед настолько быстро, насколько позволяло ее состояние. Нужно было подвести противника ближе к люку, а потому ничего не оставалось, кроме как нападать, пусть и одной рукой. Враг чертыхаясь отражал удары, также лишь одной рукой, потому как левой держался за рану на животе, которая похоже начала кровоточить сильнее. Однако, когда до люка оставалось недалеко, и Тит замахнулась правой ногой, бандит поймал ее и опрокинул Шэс на крышу, отчего она ударилась головой и больше не двигалась. Последнее что Тит увидела, была занесенная над ней рука, в которой блеснул сюрикен.

 
Зэн Суббота, 22 Август 2009, 08:14 | Сообщение # 45





Коридор между 3 и 4 вагоном, в дверях в четвертый.

«Просто отлично, - чертыхаясь про себя, Зэн выслушал небольшой отчет незнакомца о возможных путях на крышу, но ответить ему было нечего. До люка он вряд ли дотянется - это было точно подчеркнуто фразой о том, что лестницы к люку нет, идти же дальше, к открытой площадке... Да даже если он до туда добреется, как-то поднимется и окажется на крыше, то на это уйдут все силы, которых и без того было сомнительное количество. – Почему все это происходит именно с нами?»
В последней мысли, в слове нами он соединял себя с Аскер. Непривычно как-то было жаловаться на тяжелую судьбу, тем более, что этим обычно занимается каждый второй.
- Лучше стой здесь... – Зэн не сразу заметил, что иностранец подошел ближе, но понял это по тому, что голос его, пусть и перебиваемый своеобразным шумом в ушах, стал слышен четче и был громче.
«По твоему я могу вот так здесь стоять? – он продолжал молчать, ощущая всю беспомощность своего положения. Не отвечал он еще и потому, что пытался привести в порядок горло: глубоко вдыхал через нос, потом сглатывал и выдыхал. По той же причине он не стал и спрашивать о том, что этот человек собирается предпринять, продолжая думать о своем и сам отвечая на свой вопрос. – Но больше мне ничего и не остается».
- Каил Блау. – твердо произнес незнакомец, поравнявшись с Зэном и протянув ему руку. После этого меч оказался выпущенным из руки и, звякнув, сполз по стене на пол, а эта самая стена приняла на себя роль опоры для Райвера, который отвечал на рукопожатие.
- Зэн Райвер. – в обстоятельствах, более располагающих к мирной беседе он мог бы еще добавить что-то по типу “рад познакомиться”, но такая ситуация и вовсе не была мирной. Впрочем, что-то еще он смог бы добавить, так как в горле осталось только противное першение, от которого больше всего было неудобно сглатывать.
После взаимного знакомства, Каил довольно ловко взобрался на крышу и в коридоре юноша остался один. Некоторое время ушло на полное сосредоточение, и Зэн, с яростью вцепившись в плечо, сделал пару уверенных шагов в коридор, после чего развернулся и оказался уже у двери из третьего вагона, несильно ударившись об нее спиной, пусть этот, казалось бы, несильный удар и отразился жуткой болью во всем теле и в спине в частности.
«Так я хотя бы пойму, если кто-то попробует пройти,.. - объяснил он сам себе свои действия. С каждой новой минутой он четко ощущал, что тело тяжелеет и отдает ноющей болью из сквозной раны во все концы. Пока он двигался, то не замечал этого, сейчас же было неясно последствия ли это затянувшегося болевого шока или что-то еще. Райвер повернул голову к раненому плечу – шея, несомненно, тоже болела, но онемение в ней, его усилиями, прошло. Перевязка всеми его неосознанными метаниями ослабла и теперь не выполняла заданных ей функций, следовало как-то ее укрепить, но ничего лучше, чем пальцами оттягивать бинт вверх, рядом с шеей, в голову не приходило. - ... и хоть как-то их задержать попробую».

 
Каил Суббота, 22 Август 2009, 11:05 | Сообщение # 46





Крыша вагона №4.

Едва встретившись взглядом с некеор, Сквайр понял, что она его узнала. Однако как только он подумал дать ей знак отвернуться, её долгий взгляд моментально обнаружил бы его перед врагом, она зажмурилась от боли. Или не от боли. Вероятно, действительно догадалась, особенно ясно это стало после её следующих действий. Девушка не без некоторых усилий поднялась на ноги и понеслась навстречу бандиту. Сквайр не сразу понял, что Аскер хотела этим сделать или показать, но когда грабитель стал шаг за шагом приближаться к люку, не без доли уважения отметил смекалку девушки. Однако думать об этом не было времени.
Во время одной из неудачных атак некеор противник изловчился и, поймав её за ногу, с размаху опрокинул на железную крышу. Больше Аскер не двигалась, а этот подонок, выбравший себе в противницы женщину, воспользовавшись её беспомощностью, решил быстро и легко покончить с этой проблемой. Он уже поднял руку, чтобы нанести сюрикеном последний удар, как почувствовал сильный удар в спину, и оружие вонзилось сантиметрах в десяти от головы лежащей. Не удержав равновесия, бандит растянулся на скользком покрытии, но тут же вскочил, оборачиваясь лицом к выскочке.
- Да какого черта… - выругался он, холодными глазами смотря на Инсида. Тот, как будто нервничая, кинул взгляд на Аскер, и повернулся к противнику. Только сейчас Сквайр заметил, что громила был выше него на добрых полголовы. Однако схватка с некеор его сильно ослабила. Дыхание было тяжелым, а бок кровоточил. Что ж, тем лучше.
Достав еще один сюрикен, Маска приготовился отражать атаки. Он не сомневался, что парень нападет первым, а защищаться всегда выигрышнее, чем нападать, особенно когда силы на исходе. Что ж, у Сквайра и не оставалось выбора. Стараясь держаться на ногах, - из-за крови, крыша была довольно неустойчивой опорой, - он стал наносить быстрые удары, выматывая противника. Тот отвечал не такими быстрыми, но грузными атаками, и, зажав сюрикен между пальцев, парой метких ответов оставил на теле парня неглубокие ранки. Однако и Инсид не подкачал: не обращая внимания на саднящую боль, попал кинжалом точно в центр багровеющего пятна в боку грабителя.
Тот по-медвежьи взревел, с ненавистью глядя на юношу. Еще один ошеломляющий удар в солнечное сплетение, и юнец согнулся в три погибели, держась за грудную клетку и с хрипом выдыхая воздух. Маска метнул в него сюрикен, но парень чудом уклонился и тут же снова согнулся, пытаясь вздохнуть. Вот он, шанс!
В глазах Инсида на секунду потемнело. Дыхание сбилось, и он, согнувшись, хватал ртом воздух. Вот это сила! Сделав несколько благоразумных шагов назад, он услышал тяжелые шаги, быстро приближающиеся. Подняв голову, Сквайр увидел быстро несущегося на него Маску с весьма определенными намереньями. За спиной мелькали деревья, поезд как будто набирал скорость. Хотя, скоро они должны были уже прибывать, так с чего бы… Решение созрело моментально. Его реализацию подсказал сам бандит. В несколько шагов преодолев расстояние между ним и Инсидом, Маска сделал выпад рукой, норовя столкнуть парня под колеса. Однако, не рассчитав силы и скорости, споткнулся обо что-то и, лишь почувствовав, как его будто ведут за руку, слетел со скользкой крыши…
- Опять подножка… Неизобретательно, - только и успел подумать Сквайр, ловко уходя в бок и выставляя ногу в районе колен соперника. Опасаясь, что этого будет недостаточно, парень еще и схватил его за кисть, направляя вниз, да так старался, что и сам еле удержался наверху. Тяжело дыша, Инсид провел рукой по растрепавшимся волосам. Ему не верилось, что пока больше не нужно ждать атаки со спины. Только подумав об этом, он нахмурился и резко обернулся. Нет, идеально чисто, только некеор несколько разбавляет скучную картину блестящей от крови крыши.
Адреналин притуплял чувство боли, за что Сквайр был ему нескончаемо благодарен. Вероятно, не обладай человек этой особенностью, вряд ли он сейчас вышел бы сухим из воды. А вот когда все уже миновало, неприятные ощущения волнами накатывали на тело, заставляя сжимать зубы. Что ж, по крайней мере, Аскер этого не чувствует. Похоже, девушка была без сознания. На всякий случай Инсид приложил ухо туда, где, по его мнению, должно было находиться сердце. К собственному облегчению, он услышал глухой неровный стук.
- Все-таки, я ей в некоторой степени жизнью обязан, - не без сожаления оправдал себя парень. – Не люблю быть должником.
Осторожно обняв девушку за плечи, Сквайр поднял её на руки. Хвост безвольно повис внизу, мешая ходить. Пришлось смотреть под ноги, чтобы его не оттоптать.
Стараясь не думать о боли в плече, Инсид добрался до люка. Дальше ходить он не рискнул, кто знает, может статься, что бандиты в очередной раз решили прошвырнуться по своим владениям. Но, по крайней мере, их осталось всего двое, и парень искренне надеялся, что связываться с типами вроде Маски больше не придется. К слову, он догадывался, почему противник был так силен. Полумаска напомнила ему о собственных вылазках, так что он вполне мог выходить из подобной компании. Только вот что его привело в эту шайку?..
- Спускаемся в преисподнюю, просьба пристегнуть ремни и держаться за жизнь, - пробормотал Сквайр, усаживая Аскер на край люка. Однако совсем её отпускать он побоялся, поэтому, придерживая девушку за плечи, а потом за талию, спрыгнул вниз, спуская её вслед за собой. Кошка все еще была не в себе, а поэтому пришлось снова брать её на руки, чтобы доставить в вагон.

Коридор между 3 и 4 вагонами и вагон №4.

- Вот твоя принцесса, Райвер, - буркнул Инсид, ногой толкая дверь вбок и входя в злосчастный четвертый вагон. Зэн стоял в коридоре, у дверей в третий, видимо, карауля. Что ж, мудро. Пройдя в помещение, Сквайр хотел было положить девушку на левое сидение, но оно было все усыпано стеклом, видимо, после стычки Зэна и убитого. Поэтому роль больничной койки пришлось выполнять местам справа. Все так же аккуратно опустив Аскер, Инсид критически осмотрел собственные руки. Они все были в крови.
- Везение – это не про тебя, - переводя взгляд на пострадавшую, проинформировал Сквайр. – Никто не знает, как её привести в чувство? – снова обретая привычную язвительность, парень безразличным взглядом окинул остальных пассажиров взглядом. – Ну, что ж, надеюсь, ты не будешь против.
Последняя фраза относилась не к Аскер, а к Райверу, на случай ,если он следил за происходящим, было похоже, что он неровно дышит к некеор. Впрочем, это мало заботило Инсида.
- Эй, принцесса, мы тебя все ждем, возвращайся, - он несколько раз похлопал девушку по щекам. Обитатели вагона действительно заинтересованно и взволнованно смотрели в лицо Аскер, надеясь уловить момент, когда та очнется. На что сам Сквайр искренне надеялся.

Исправил(а) Сквайр - Понедельник, 24 Август 2009, 13:19
 
Зэн Понедельник, 24 Август 2009, 09:45 | Сообщение # 47





Коридор между 3 и 4 вагонами.

«Что же так долго-то?» – Райвер уже начал откровенно нервничать, не отрывая взгляда от люка на крышу. В этот самый момент послышались глухие удары где-то сбоку, о стену вагона, после чего едва ли хватало сил сдерживать совсем ужасные мысли, приходившие в голову. Казалось, всплыли уже все возможные варианты дальнейшего развития событий, но не один из них не прельщал. А где-то за спиной должно было быть еще как минимум два разбойника из тех, что, черт знает зачем, решили захватить этот злосчастный поезд.
Более тяжелые шаги теперь слышались у люка, что Зэн взмолился о том, чтобы принадлежали они не разбойнику. В открытом проеме мелькнул хвост Аскер, потом и она на мгновение, что парень не смог толком ничего разобрать, а затем на одном уровне с ним оказался Каил, уже держащий Шэс на руках. Блау мельком взглянул на Райвера, сказав ему что-то, после прошел в вагон.
- Единый, за что ты с ней так? – полушепотом спросил Зэн, делая пару шагов, чтобы тоже вернуться в четвертый вагон. Отвечать иностранцу он ничего не стал и даже не обернулся на дверь, из-за которой в любую минуту могла появиться очередная порция неприятностей, лишь выругавшись в ее сторону.

Вагон №4.

В вагоне Тит уже приняла лежачее положение, а если судить по действиям Каила, который пытался привести ее в чувства, то девушка была без сознания. Но жива.
«Везение? Она и сама что-то говорила об этом, - хотя и не время сейчас было опускаться в воспоминания, подметил юноша, пытаясь оценить состояние девушки, которое было весьма тяжелым. По сравнению с тем, как выглядела сейчас она, проткнутое плечо казалось обычной царапиной, не идущей ни в какое сравнение с ее изувеченным телом, смотреть на которое было само по себе больно.
- У нее, кажется, были мази, - этими словами Зэн обратился к той женщине, исполнявшей роль сестры милосердия целый день, что еще перебинтовывала Аскер после ранения болтом. Значит, она должна была знать, где в сумке у Шэс лежали эти баночки.
Сам Райвер тоже направился в сторону сумок, по дороге не упустив возможности пнуть труп разбойника так, чтобы тот шелохнулся в сторону этих противных, боязливых пассажиров способных только глазеть по сторонам. За все время толку от них не было никакого, да и сейчас они не особо торопились помочь, что несказанно злило. А ведь наверняка в их сумках было что-то, что вполне могло пригодиться сейчас.
Достав из сумки оставшиеся бинты, Райвер, кажется, только начал осознавать, почему сейчас был больше похож на кипятильник, и отогнать больше эту мысль уже не получалось. Причиной тому было даже не тяжелое состояние Аскер.
- Воды бы сюда, - сказала женщина, обогнув его и приблизившись к некеор. Зажимая между пальцами пару банок с мазями, она стала обрабатывать раны пострадавшей. На ее просьбу никто особо не реагировал, а Зэн оглянулся на присутствующих, надеясь, что хоть вода-то у них найдется. Куда там!
«Ничтожество». – пытаясь заглушить противоречивое чувство, бунтующее внутри, Райвер отрезал кусок бинта одним из выявленных у бандита кинжалов, принадлежавших некеор. После этот бинт был сложен в несколько частей и с помощь него протирали лицо Шэс от лишней крови. Остальные бинты уходили на то, чтобы стягивать раны.

 
Каил Понедельник, 24 Август 2009, 14:44 | Сообщение # 48





Вагон №4.

У Сквайра даже в мыслях не было попытаться перевязать раны девушки, так как обычно этими мелочами занимались медики и Марта. Проводить эксперименты и проверять ловкость собственных рук тоже желания не было. Поэтому, удостоверившись, что его способ приведения Аскер в чувство не прошел, Сквайр уселся на пол неподалеку, держа общую картину в поле зрения. Ноги он привычно согнул в коленях и положил на них сверху руки, чтобы дать отдохнуть истерзанному вынужденными нагрузками плечу.
Следя за действиями Лиса, Инсид невольно усмехнулся. Его забавило то, как рьяно парень пытался помочь своей спутнице. Во всяком случае, он пытался себя убедить, что это именно насмешка. Сам-то он никем и ничем не дорожил, единственные раны, которые он пытался зализать, это раны, нанесенные его Дому солдатами Новалис. Привязанность для него была чем-то чуждым, лишним, обязывающим, а потому Сквайр снисходительно относился к подобным людям. Правда, эта кошка своей отважностью пробудила в нем что-то вроде уважения и даже сочувствия, но до чего-то большего было далеко. Недосягаемо. Не стоит приближаться к кому бы то ни было, обзаводиться слабыми местами. И, сам того не понимая, парень ставил себе барьер против других существ, обнаруживая его безразличием во взгляде.
- Уберите ноги, молодой человек, вы мешаете, - мимо него быстро прошла женщина с бинтами и выклянченным у кого-то алкоголем. Видимо, хотела продезинфицировать ранения.
- Прошу прощения, мадемуазель, - бархатным голосом и с напускной учтивостью, произнес Инсид, глядя в глаза сестре милосердия. Та окинула его взглядом, аля «чего стоишь, бездельник».
- А что я ей, чечетку здесь танцевать должен? – раздраженно подумал Сквайр. Собственное бездействие в данный момент его ничуть не напрягало. Однако, несколько проникшись всеобщим шевелением, подошел ко входной двери.
- Развлекайтесь, а я снаружи постою, - бросил он через плечо, проходя в коридор между 3 и 4 вагонами. – Если что, шумите.

Коридор между 3 и 4 вагонами.

Впрочем, вряд ли там могло что-то произойти, вход с пятого вагона был заблокирован, да и бандитов с той стороны не осталось. Только те двое, что в начале поезда. Именно их и решил покараулить Сквайр. Все-таки, спокойнее себя чувствуешь, когда держишь ситуацию хоть под каким-то контролем, чем если бы они внезапно вошли в четвертый вагон, когда основное население занято спасением жизни Аскер и совести Сквайра.
Парень встал спиной к двери в опасный третий вагон и уперся ногой в стену четвертого. С первого раза дверь было бы не открыть, какое-то время все равно выиграется. Правда, пока никакой опасности не предвиделось, но чем черт не шутит?
Сквайр осторожно подвигал плечом. Рука снова немела и переставала слушаться. Видимо, из-за перенапряжения. Надо было разумно расходовать силы. Хотя, какая там разумность, хорошо, живы остались… Сам того не замечая, парень уже обобщал себя и эту злосчастную компанию. Оправданием служило то, что пока они действительно действовали вместе.
Нога, служащая опорой, начинала затекать. Опустив глаза, Сквайр чертыхнулся. Чуть выше колена устроилась дырка, слегка багровеющая в закатном солнце, попадающего сюда сквозь люк, все еще открытый. Видимо, во время стычке на крыше он пропустил лишний удар Маски. Не хватало еще потерять сноровку из-за этого…
- Живет старуха в Моул-Вив, - пробормотал Сквайр, делая удар в воздух больной рукой и тут же поморщившись от боли. - И нет её страшней… - чтобы заглушить неприятные ощущения этой раны и еще нескольких ссадин, беспорядочно разбросанных по телу, Инсид в такт своим движениям негромко читал известную еще с детства песенку. Заодно и время скоротает. - Но, говорят, растит она… Трех милых дочерей.
Плечо не вынесло таких издевательств, и снова нещадно заболело тупой болью. Зато, разогнав кровь по конечностям, Сквайр начинал чувствовать руку и уже не так опасался быть застигнутым врасплох. Тяжело дыша, он прислонился затылком к стене третьего вагона.
- А кто к ним свататься ходил, плененный красотой, - невесело ухмыльнувшись, Инсид закончил стишок. Много бы он отдал, чтобы не закончить в этом поезде, как донжуаны из этого стишка. Все-таки, он хотел еще живьем побывать в Телойе. - Став узником их темных сил, не приходил домой.
За обеими дверями было подозрительно тихо. Ни шагов с одной стороны ни радостных восклицаний с другой. Ну, или хотя бы горестных всхлипов. А времени прошло уже порядочно. Решив, что проверить обстановку будет нелишним, Инсид дернул дверь четвертого вагона в сторону, оставаясь в коридоре.
- Как успехи? – вопросительно кивнул он Зэну.

Исправил(а) Сквайр - Понедельник, 24 Август 2009, 15:26
 
Автор Понедельник, 24 Август 2009, 16:40 | Сообщение # 49
Сейчас: В неизвестности
Аскер спокойным взглядом окидывала лес, что видела впервые, но который почему-то казался до боли знакомым, словно она всегда знала о его существовании, но не могла в нем оказаться. Лес отличался от всех остальных – деревья здесь были без листвы, все вокруг имело синие оттенки, не было травы, а из-за веток, сплетавшихся над головой не было видно неба. В лесу словно всегда стояла туманная ночь. Но она здесь была по определенной причине, потому как знала, что встретит здесь кое-кого… И тот, кого Аскер так хотела увидеть, стоял спиной к ней, неподалеку, окруженный туманом из-за чего казался лишь призраком в ночи. Но не узнать этот образ было невозможно.
- Налор, - позвала Тит, протягивая вперед руку и делая несколько шагов в его сторону. Пусть в этом лесу никогда не было ветра, по руке словно пробежал холодный ветерок, поднявшийся к плечу, голос же звучал как-то приглушенно и отдавался эхом. – Я… пришла. За тобой…
Некеор не отвечал, но девушка продолжала движение вперед и вот, обняла его со спины, потеревшись щекой о его спину, и ощущая холод, идущий от его тела.
- Ты ждал меня здесь. Спасибо… Пусть все так и случилось, но я лучше скажу это сейчас, чтобы потом не жалеть, - не открывая глаза, Тит вцепилась пальцами в ткань его жилетки. – Я… я…
- Прости, - неожиданно заговорил друг, но в его голосе не было теплоты, отчего она вздрогнула, открыв глаза. – Я не могу ответить тем же, что чувствуешь ты… Никогда.
- Но… почему?.. – нотки отчаяния появились в голосе, а руки лишь крепче обняли дорогое существо. - …Что я делаю не так? Что?
- Ты ведь отреклась… от меня, - пусть Налор стоял спиной, она как будто видела перед глазами его взгляд. Совершенно холодный и ничего не отражающий, стеклянный.
- Нет! Я никогда… никогда… не предавала тебя!
- Ты ушла.
Девушка резко разомкнула руки и отошла назад, сжав кулаки и смотря в спину глазами, в которых начали блестеть слезы. Грудь жгло внутренним холодом, словно сердце сводило судорогой от этого холода в его голосе.
- Но ты никогда не замечал меня! Ты выбрал ее… ее! – она поджала губы. – Ты выбрал ее… а не меня…
- Нет, это ты… - юноша стал медленно поворачиваться. - …Никогда не замечала меня.
- Что… - серые глаза расширились, когда увидели перед собой незнакомое лицо, обрамленное светлыми волосами, и янтарные глаза, что смотрели прямо на нее. - …Кто ты?
- Ты забыла, - грустно отозвался незнакомец, печально улыбнувшись. – Убила меня в себе. Так же как и всех остальных.
- Н-неправда! – голос дрогнул, а на лице некеор отразился страх. – Я не хотела… никогда не хотела!
- Ты потеряла веру, - голос юноши стал жестким, отдаваясь громким эхом, а взгляд буквально пронизывал насквозь, заставляя дрожать и отводить взгляд. – Ты предала нас всех… и ты убила нас…
Неожиданно, туман вокруг сгустился, незнакомец пропал в нем, а откуда-то сверху раздались шепотки, среди которых Аскер улавливала знакомые голоса соплеменников, что перешептывались каждый раз, когда она проходила мимо. Лишь очень постаравшись можно было расслышать среди них детский смех и плач.
- Ты ушла… и оставила меня умирать в одиночестве, - раздался из-за спины голос Налора, на который юная Шэс резко обернулась, но никого не увидела.
- Неправда! Я ушла, чтобы не мешать тебе! – в отчаянии закричала она, продолжая оглядываться и смотреть по сторонам, но видя лишь нечеткие силуэты деревьев в синеве.
- Ложь, ты ушла ради себя, - уже второй голос, которым говорил незнакомец с янтарными глазами, раздался откуда-то сверху. – Ты всегда бежишь…
- Замолчи, ты ничего не знаешь! – схватившись за голову, Тит несколько раз покачала головой. – Кто ты вообще такой? Убирайся!
- И ты убила его, - на мгновение раздалось в голове, когда вокруг все стихло. Этот голос был незнаком, но в то же время казался почти родным. Перед глазами промелькнул маленький силуэт, на фоне кровавого пятна, алеющего на непроглядной черноте. Подбородок девушки задрожал, а по щекам потекли слезы, что заставило зажмуриться и, согнувшись, осесть на колени.
- Это слишком жестоко… слишком… как вы можете... это... так же нельзя, нельзя... - шептала она. – Я не могла иначе… если бы я этого не сделала…
- Он бы был жив, - упрекающее произнес первый голос, буквально придавливающий к земле. – Ты убила…
- Нет! НЕТ! Я спасла его, спасла! – закричала Шэс. – Он бы страдал… если бы остался жить! Я СПАСЛА ЕГО!
- Нет, ты всего лишь убила его… это был твой выбор.
- И теперь, ты хочешь уйти от наказания, умерев? – голоса были уже незнакомы, казалось, они кружили вокруг, затягивая девушку в свой водоворот. – Ты снова убегаешь от своей судьбы…
- НЕТ! НЕ ПРАВДА!
- Живи свой век…
- ЗАТКНИСЬ, ЗАТКНИСЬ! – крики заполонили все вокруг, одно эхо сбивалось другим, ударяя по ушам и заставляя голову гудеть. – Я не хочу этого слышать!!!
- …ради искупления своего греха.

Вагон №4, сидения с южной стороны.

Вскрикнув, Аскер резко открыла глаза, из-за чего все перед ними поплыло. «Всего лишь кошмар», - девушка хотела поднести руку к лицу, как вдруг почувствовала адскую боль во всем теле. Застонав, она закрыла глаза, лишь поняв, что даже стон вышел каким-то слишком тихим. Про себя некеор разразилась ругательствами, но в голове все еще стояли образы из кошмара. Однако, все что Тит запомнила было лишь то, что она была в лесу, куда пришла к кому-то… этот кто-то превратился в кого-то другого, образ которого она помнила плохо и не могла бы узнать, а также что-то касательно детей… откуда бы там могли взяться дети? Но она помнила их смех... или плач?
Во рту чувствовался вкус большого количества крови, от которого затошнило, а потому девушка поспешила вытолкнуть языком лишнюю жидкость, что багровой струйкой потекла от правого уголка губ по щеке. Затем – закашлялась, тут же поморщившись от боли в спине и животе. Ощущения были такие, словно на нее поперек упало дерево, пока она лежала на колючем кустарнике. Приоткрыв глаза, перед которыми все еще всё плыло, некеор слегка повернула голову и заметила какое-то движение. Кто-то определенно стоял рядом, но движения казались слишком резкими, от них начала кружиться голова, а потому она поспешила закрыть глаза.
- Где… я? – понять где она находится не получалось, более того, Аскер не могла вспомнить, что делала до того как заснула, в голове волнами накатывали воспоминания, но как только она могла бы что-то вспомнить, все снова забывалось. И это раздражало. Неожиданно, поезд сильно тряхнуло...

 
Мастер Понедельник, 24 Август 2009, 20:14 | Сообщение # 50





Вагон машиниста.

В вагоне машиниста царил хаос. Мужчины спорили, кричали друг на друга, срывая голос, лишь Тушканчик сидел в углу, схватившись за голову и шепча «мы все умрем». Поезд несся вперед на всей предельной скорости, тело машиниста обмякло в углу у двери, куда его оттащили, инструкцию пока что никто не нашел, пусть и искали весьма усердно.
- Твою ж мать, мы же врежемся к чертям в город! – орал Брус, размахивая руками, пока Угорь пытался что-нибудь сделать с управлением. – Какого черта ты делаешь!?
- Пытаюсь остановить его! – орал тот в ответ. – Мы же шеи переломаем, если спрыгнем на такой скорости!
- А то я не знаю! – и вновь поток ругательств. – Где этих олухов носит!? Сказано же было идти сюда! Придурки…
- Да плюнь ты на них! – не выдержал бандит. – Я не знаю, что делать! Нужно как-то снизить давление…
- Что, самый умный, да? – язвительно бросил Брус. – Какое к черту давление!?
- Иди к черту! Не нравится – делай сам!
- Ну и сделаю! – заорал мужчина, уже находясь на полном пределе. Оглядев помещение, он искал хоть что-нибудь, что бы могло отвечать за экстренное торможение…
- Мы все умрем, мы все умрем, мы все умрем… - доносилось из угла.
- КАКОГО ДРИГЛО ТЫ ТВОРИШЬ!? – это было последним, прежде чем поезд сильно тряхнуло и он на полном ходу сошел с рельс, сильно уйдя к северу и прорывая землю металлическими колесами, идя вбок и начиная крениться набок. Из всех вагонов раздались дикие крики, которые тонули в металлическом скрежете, издаваемом сцеплениями между вагонами, которые разворачивали их в сторону и способствовали тому, что поезд все же рухнул на правый бок. Вагон машиниста потянул за собой первые два вагона - последние четыре остались стоять прямо, однако, сильно толкали друг друга и упавшие впереди вагоны, которые отцепились на сцеплении между 2 и 3 вагоном. Произошло это в семи километрах от Тэндории, в 16:36, на территории равнины, лежащей на ее востоке...

 
Зэн Вторник, 25 Август 2009, 10:24 | Сообщение # 51





Вагон №4.

Райвер сидел на полу со взглядом, устремленным на Аскер. Понять, просто ли он смотрел на нее, или же думал о чем-то отдаленном было трудно, и та женщина, первое время пытавшаяся это делать, отбросила свои тщетные попытки и вернулась к остальным пассажирам вагона, уже потерявшим интерес ко всему происходящему. Первое время они тихо переговаривались между собой, обсуждая, как показалось Зэну, состояние юной Шэс, но потом замолчали и каждый погрузился в свои мысли, вероятно о том, что ждет их всех дальше. Хотя нет, они скорее боялись за себя и только, что уже не раз было доказано их безразличием и, разумеется, бездействием.
Каил в свою очередь покинул вагон и вышел в коридор, наверное, не в силах терпеть эту обстановку. А обстановка была, мягко говоря, не вдохновляющая: разбитое окно и осколки на сидении рядом, дорожки крови вдоль всего вагона от одной двери до другой и на сидениях, труп разбойника на расстоянии вытянутой руки и Аскер, борющаяся за жизнь без видимых результатов. Остальные мелочи даже не учитывались. Среди всего этого уже не столько волновала скорость, с которой ехал поезд и то, что его трясло, как не трясло до появления захватчиков.
Время от времени Зэн пытался размять правую руку, двигая плечом, но это приносило больше боли, нежели пользы. Рана продолжало кровоточить больше со стороны спины, пусть уже не так сильно, как раньше, поэтому все действия юноша свел к минимуму, тем более, что сделать сейчас что-то было не в его силах. Бездействие и ожидание, не смотря на усталость, сильно утомляли, но выбирать было не из чего. Ждать, чтобы Аскер очнулась, а потом уже дожидаться уготованной участи.
- Как успехи? – в двери вновь показался Блау.
- Все так же. – без особой уверенности в голосе ответил парень. Отказываться верить в происходящее было уже давно поздно, а надежда была всегда вариантом “по умолчанию”. Зэн повернул голову к вошедшему, пытаясь понять, какие чувства вызывает у него этот человек после всего, что произошло. Уважение? Да, оно было, хотя Райвер не признается в этом даже себе, считая это частью благодарности. С другой стороны был упрек, и достаточно ясный. Еще одно неприятное ощущение возникало, когда юноша пытался сравнить себя с ним, и больше неприязни он чувствовал именно в свою сторону, а потому поспешно отвернулся и вновь стал смотреть на лицо Тит.
Не прошло и пяти минут когда она выкрикнула что-то в потолок, засвидетельствовав то, что наконец пришла в себя. Спрятав улыбку за тыльной стороной ладони, Зэн привстал на колени и подвинулся ближе к Аскер, чтобы стереть кровь с ее щеки. Только то, что она наконец пришла в себя имело значение в этот момент.
- Где… я? – Зэн уже собирался ответить ей на вопрос, когда поезд совсем взбесился и все, кто были на ногах, держаться на них уже не могли. Пейзаж за окном начал очень стремительно меняться, привычного стука колес о поверхность рельс уже не было слышно за продолжительным то ли скрипом, то ли скрежетом, а из других вагонов слышались испуганные крики. Волнения в четвертом вагоне было меньше как раз из-за малого количества народа, пытавшегося удержаться на сидениях с южной стороны, громче всех кричала та маленькая девочка, чья мама была сейчас в вагоне №5.
Райвер крепко сжал в руке запястье Аскер, противясь тяге на спину, где у стены уже скопились все осколки, после чего последовал очень резкий удар, от которого прибило к полу. Этим ударом все и закончилось – больше не было сумасшедшей тряски, после которой в глазах все плыло, крики стали больше похожи на тихий плач, а за окном картина оставалась недвижимой.
 
Каил Вторник, 25 Август 2009, 12:40 | Сообщение # 52





Коридор между 3 и 4 вагонами.

- Все так же, - без энтузиазма откликнулся Зэн. Ну да, Аскер все так же неподвижно лежала на том же месте, где он её оставил. Вдруг её губы сделали еле заметное движение, девушка как будто нахмурилась, а потом вскрикнула. Ничего членораздельного, но уже то, что она так явственно давала понять о своей жизнеспособности, вселяло надежду. Правда, сон у неё был не из приятных.
- Ну и замечательно, - облегченно вздохнул Сквайр, и добавил, попытавшись замять свою оплошность в выражении чувств. – А то пришлось бы на себе та…
Договорить он не успел. Все вокруг с жутким звуком скрипело, трещало и кричало, вагон с силой тряхнуло, так, что Сквайра по инерции отбросило спиной на закрытую дверь вагона №3, а секунду спустя чуть не впечатало лицом в закрывшуюся дверь вагона №4. Правда, последнему Инсид успел воспрепятствовать, вовремя подставив руки.
- Что за черт? – предчувствуя что-то плохое, Сквайр открыл дверь, ведущую в третий вагон, и, обратив внимание на застывший пейзаж за окном, еще раз выругался.

Вагон №3.

Уже догадываясь, что будет дальше, он быстрым шагом дошел до другого конца вагона и открыл дверь.
- Неплохо… - растерянно пробормотал парень. Следующий шаг был бы шагом в пустоту. Ну, не совсем в пустоту, но прямиком на землю – это точно. Следующий вагон просто-напросто отсутствовал. И, подняв глаза, Сквайр увидел, куда он, собственно, удалился. Вагон машиниста и идущие за ним первый и второй пассажирские, проделав в почве несколько колей, лежали на земле, только второй частично лежал на рельсах. Местами они были сильно деформированы под собственным весом. И Инсид начинал сомневаться, что там остались живые.
- Ёшки-кошки… они же… мать их… умерли… - из последнего, пятого вагона высыпалиь люди и подходили к месту трагедии. Какой-то мужчина, подойдя достаточно близко к Инсиду, чтобы тот мог услышать его слова, именно так выразил свои чувства по этому поводу. И Сквайр думал примерно так же.
- Повезло же, - невольно возблагодарил судьбу парень. Кто бы мог поручиться за его жизнь, останься он в своем втором вагоне? И кого надо было благодарить? По иронии все той же судьбы – бандита, который отослал нарушителя в третий вагон. По телу пробежала дрожь. К слову о кошках. Было бы неплохо проверить, как там Райвер и некеор. Все-таки, оба были ранены.

Вагон №4.

Из поезда нерешительно выбирался народ, понимая, что транспорт дальше не идет, поэтому, к тому моменту, как Инсид добрался до своих спутников, четвертый вагон был уже наполовину пуст.
- Эй, ты как? – обращаясь к Зэну, спросил Сквайр и подошел к Аскер. – Доброе утро, принцесса. А у нас неприятности.
Похоже, ударная волна сюда прибыла слабее. Что ж, им всем повезло с месторасположением. Однако существовала вероятность, что бандиты все еще живы, и попробуют вернуть себе владение ситуацией. Хотя ,какая теперь, к черту, ситуация… Но перестраховаться не мешало бы.
- Надо бы сходить в багажное за вещами, - размышляя, предложил Сквайр. Он уже скучал по своим мечам. И пойти разыскать сумку. О раненых позаботятся другие, все-таки, у этих людей не совсем отшибло сочувствие, а подобные ситуации должны сближать. К слову, у этих ребят тоже должны были быть вещи, которые они сдали, особенно у некеор наверняка было оружие, поэтому надо было справиться, не хотят ли они пойти с ним. А там уже разберемся, кажется, придется идти пешком. Инсид окинул Аскер взглядом. Похоже, сама она идти была не в состоянии.
- Ты сама идти можешь? – поинтересовался Инсид. Он догадывался, что некеор будет слишком горда, чтобы ответить «нет», но её состояние говорило об обратном. И все-таки парень надеялся, что девушка достаточно окрепла. Хотя, кто знает, сколько осталось до столицы…
- Кто знает, сколько осталось до столицы? – высунувшись в окно и стараясь не пораниться о края разбитого стекла, крикнул Сквайр. Ему ответил ропот из нескольких голосов, но, если скомпоновать общую картину, километров пять-шесть. То есть, не так уж и далеко, часа два пути. Это здоровому человеку по ровной дороге бодрым шагом. А у них здесь черти что творится.
- До Тэндории не так уж и далеко, - стараясь казаться веселее, чем он был на самом деле, обернулся Инсид. И все равно его хмурое лицо выдавало его с потрохами. – Думаю, доберемся на своих двоих.
В окне суетились люди, как муравьи, подбегая к первым вагонами. Ну да, у них же могли быть там родственники, друзья и любимые. Вот еще один плюс того, что у Сквайра никого не было. Стоны и плач со стороны потерпевших крушение ясно говорил о том, что опасения парня подтвердились. Только не зовите его помогать, и своих проблем хватает.
- На помощь, пожалуйста, он застрял там!.. – истошный вопль из окна заставил Инсида поморщиться. Не-а. Даже не зовите.
- Интересно, кто там из шайки в живых остался, - буркнул парень. – Может, выйдем на свежий воздух?

Исправил(а) Сквайр - Вторник, 25 Август 2009, 14:16
 
Автор Вторник, 25 Август 2009, 13:52 | Сообщение # 53
Сейчас: В неизвестности
Вагон №4.

Первое время поезд трясло так, что юная Шэс всеми силами старалась не вскрикивать, когда раненая спина ударялась о жесткие сидение, на которое ее по всей видимости положили. С первым же ударом о них память перестала издеваться над девушкой и воспоминания окатили ее словно поток холодной воды. Сразу же вспомнилось и то где она находится, как она сюда попала, и откуда эта адская боль во всем теле и чувство словно она лежит на чем-то мокром. Первой мыслью стал вопрос «что случилось с бандитом», но ситуация не дала озвучить ее. Пока поезд трясло, Аскер не раз проскользнула взглядом по левой руке, которую не так давно Зэн бережно взял за запястье, отметив, что она была вся в крови. Наверняка возле нее и под ней уже натекло достаточно крови, чтобы можно было ее кому-нибудь переливать… Также от нее не укрылось и то, что Райвер пусть был живой, также получил ранение в плечо. Додумать этот момент она не успела не столько из-за разума, который после потери сознания окончательно не пришел в себя, сколько из-за сильного толчка, после которого все замерло. Сперва в вагоне было достаточно тихо, потом послышалось какое-то шевеление, тихое причитание, где-то – болезненные вздохи, видимо от полученных ушибов. Но казалось, вагон больше трястись не собирался, приоткрыв глаза, которые зажмурила, когда снова ударилась о сидение спиной, Аскер подняла взгляд на окошко в стене напротив и отметила, что за ним картина не меняется. Поезд стоял на месте. Только вот почему? Что произошло, пока она спала, хотя скорее была в отключке? И что все-таки с тем бандитом?..
- Эй, ты как? – неожиданно раздалось откуда-то сверху, а если учитывать горизонтальное положение Шэс, вероятно от дверей в третий вагон. – Доброе утро, принцесса. А у нас неприятности.
Тит даже не поняла, что обращаются к ней, а потому никак не отреагировала на эти слова, только подняла руку и критично осмотрела рану ниже локтя, которая жутко болела, отчего пространство вокруг нее немело от этой боли. Если не считать еще нескольких царапин на самом плече, правая рука причиняла меньше всего боли в отличие от других конечностей. Хотя нет, хвост был жив и здоров, да и левая нога не особо-то болела, щипали только царапины…
«Ну и вляпалась же ты Тит», - промелькнуло в голове, которая на данный момент уже начала кружиться, вероятно из-за количества потерянной крови. К этому прибавилось и ощущение жуткой слабости, а потому некеор поспешила опустить руку и, закрыв глаза, вздохнуть. Даже это простое действие вызвало боль не столько в груди, сколько в спине, отчего из глаз чуть ли не посыпались искры. Однако, Шэс все же изловчилась и повернув голову, увидела обладателя голоса, который уже вещал что-то о багаже.
«Знакомое лицо… Где я его видела… - тут она начала припоминать события на крыше. Кажется, она его видела там. После этого воспоминания обрывались. – Что он там делал… и что я здесь делаю…»
- Ты сама идти можешь? – вдруг спросил ее человек. Где-то в голове пролетели ругательства на тему того, что парень кажется ослеп и не видит, в каком она состоянии. Если бы она могла идти, то уже давно бы встала и пошла, черт бы его побрал...
Но Аскер, что пока что находилась в каком-то сонном, полуобморочном состоянии, а парень уже задавал другой вопрос:
- Может, выйдем на свежий воздух?
Зажмурившись, Тит попыталась вернуть ясность голове, потому как внешне наверняка уже создалось впечатление, что она недалекого ума, раз почти никак не реагирует на внешние факторы. Приоткрыв глаза, она все же решила что-нибудь сказать, правда для этого пришлось несколько раз кашлянуть из-за стекших в горло струек крови, оставшихся на нёбе.
- Для начала… что произошло?.. Почему мы стоим? – на мгновение замолчав, она пробежалась взглядом по вагону, видя что он изрядно опустел. Взгляд остановился на Зэне, губы расплылись в ухмылке. – Все-таки не смог сделать все как надо, да? Ду-рак… - по слогам, слегка насмешливо заключила она, и вновь оглядела тех, кого могла разглядеть из этого положения. Неожиданно ее осенило: - В пятом вагоне! Раненые!..
На словах она подалась вперед, но за резкое движение пришлось поплатиться болью во всем теле, что пробежалась вверх по телу, запульсировав где-то между лопатками и в левом плече. Шикнув на эту боль, некеор обмякла на сидениях, жмурясь и сжимая зубы, надеясь, что боль скоро отступит, хотя пока что желание не осуществлялось. До слуха донесся женский голос, но из-за боли она не разобрала, что сказали и даже не поняла, что это обращаются к ней.

 
Зэн Вторник, 25 Август 2009, 16:53 | Сообщение # 54





Вагон №4.

Когда все закончилось, Зэн мысленно поблагодарил случай за то, что сидел на полу. Причиной тому была навязчивая мысль о том, что, упади он с высоты своего роста, встать ему было бы не так легко, как сейчас, просто взяв в расчет те осколки стекла и скользкий из-за крови, которой в этом месте было больше всего, проход.
- Эй, ты как? – исчезнувший из вагона на время катастрофы Блау появился вновь с новым запасом вопросов и предложений. – Доброе утро, принцесса. А у нас неприятности.
- Жив - здоров, а-то не видно. – рефлекторно ответил Райвер, принявший вопрос в свою сторону и отпустил руку Тит. Не без усмешки он пытался прикинуть, сколько длилось то, что произошло, да и что именно вообще произошло.
«Стоим на месте, - юноша поднялся на ноги, ощущая как правое плечо тянет к земле. – Вряд ли, конечно, остановка поездов всегда проходит с таким дискомфортом. Будь оно так, большое количество народа в поездах было бы редкостью. Да и для резкого торможения все произошло слишком шумно. – он посмотрел в окно и не без удивления отметил линии рельс в метрах двух от вагона. - Вот вам и техника! Стараниями бандитов ведь наверняка».
- Надо бы сходить в багажное за вещами, - снова послышался голос нового знакомого.
- Все наши вещи здесь, - сообщил Зэн, отвлекшись и уже выискивая среди всего, что имело место быть в вагоне две знакомые сумки. Особых усилий это не потребовало, как и нахождение кинжалов, лежавших почти рядом.
«Но если ты настаиваешь, то мы, разумеется, сходим с тобой за компанию», – юноша воздержался от данного комментария, все-таки это время было не для язвительности и шуток.
- Ты сама идти можешь? – Райвер был убежден в том, что иностранец спросил у Аскер первое, что пришло ему в голову. А может он просто переоценил девушку, либо недооценил раны ею полученные:
«И как ты себе это представляешь, а?» - вопрос этот можно было прочитать только по взгляду, но вряд ли Каил мог его заметить, если уже высунувшись из окна спрашивал о местонахождении.
- Я сам ее понесу.
- Интересно, кто там из шайки в живых остался, - не умолкал парень. – Может, выйдем на свежий воздух?
«Раз уж он их уже похоронил, видать поезд не просто отклонился и чуть съехал с рельс, - заключил парень, хотя это и так было понятно. Вспомнился общий вид поезда, и если бы пара вагонов перевернулось удивления особого бы не было. – А выйти бы и вправду не помешало».
- Для начала… что произошло?.. Почему мы стоим? Все-таки не смог сделать все как надо, да? Ду-рак… - Райвер уже было испугался того, что Аскер никак не реагировала на происходящее, но теперь, когда она уже успела его отругать, можно было быть уверенным, что дальше все будет нормально. Или, как она выразилась “как надо”.
- Ты тоже успела отличиться, я смотрю... – конец фразы утонул в восклицании некеор.
- В пятом вагоне! Раненые!..
- Если произошло то, что я думаю, то раненые сейчас во всем поезде, не только в пятом вагоне. – ответил Зэн на рвение Шэс броситься помогать остальным, после чего перевел вопросительный взгляд на Каила – он ведь наверняка знал о том, что случилось больше остальных - это было понятно по его словам. Юноша даже не сразу заметил женщину, пока та пыталась выждать подходящее время, чтобы вставить свое веское слово, а когда заметил, то сделал шаг назад. Она в свою очередь приблизилась к Аскер, помогая принять ей сидячее положение, придерживая за плечи. Пожалуй, эта женщина тоже сделала достаточно много за сегодня, за что стоило бы сказать ей спасибо. Помогать у нее получалось куда лучше, и делала это она по собственному желанию.
Чтобы не мешаться под ногами, бывший актер достаточно ловко, насколько позволяло его теперешнее состояние, подобрал обе сумки, уделив внимание и кинжалам, которые после того, как оказались вытерты о штанину, отправились в сумку девушки.

 
Каил Вторник, 25 Август 2009, 19:11 | Сообщение # 55





Вагон №4.

Ответа пришлось ждать какое-то время. Наконец, Лис объявил, что понесет девушку на руках, сам.
- Отлично, - кивнул Сквайр. Не смотря на косые взгляды после вопроса, а может ли Аскер передвигаться сама, Инсид и сам понимал, что некеор слишком перестаралась на крыше и теперь вряд ли сможет самостоятельно идти.
Аскер, будто почувствовав, что разговор идет о ней, снова подала признак жизни.
- Для начала… что произошло?.. Почему мы стоим? – непонимающе озираясь по сторонам, поинтересовалась она дрожащим голосом. Инсид собирался ответить, но промолчал, заметив, что девушка снова хочет что-то сказать. Обнаружив в поле зрения Райвера, она расплылась в улыбке и обозвала друга дураком.
- Может, она головой ударилась? – вспоминая, из-за чего, собственно, пострадавшая стала пострадавшей. Этот вариант вполне имел право на существование. Следующая её реплика только сильнее уверила парня в его выводах.
- В пятом вагоне! Раненые!.. – некеор дернулась, пытаясь встать, зашипела от боли и затихла. Видимо, поток мыслей на сейчас закончился. Зэну стоило бы получше приглядывать за ней, мало ли, какие подвиги ей еще взбредут в голову.
- Если произошло то, что я думаю, то раненые сейчас во всем поезде, не только в пятом вагоне, - справедливо заключил Райвер, даже не представляя, насколько он прав.
- В точку, - подтвердил его слова Инсид, мысленно невесело ухмыльнувшись. – Весь поезд разнесло к чертям. Нам еще повезло, задняя часть хотя бы стоит прямо, а вот первые валяются на земле.
Крики, доносящиеся снаружи, только подтвердили его слова. Ладно, в любом случае, оставаться здесь не имело никакого смысла. Для начала стоило вернуть себе оружие на всякий случай. Что-то подсказывало, что в один прекрасный момент его просто-напросто свистнут. Сквайр двинулся в сторону выхода со стороны третьего вагона, так как другой был по-прежнему заперт. И, уже выходя в коридор, остановился.
- Я за вещами, скоро приду, - зачем-то рассказал он Райверу о своих ближайших планах. – Кстати, мы здесь без перрона, так что спускайся поосторожнее… с ней.
Инсид кивнул на Аскер, с сомнением глянул на продырявленное плечо Зэна и вышел в коридор.

Снаружи поезда.

На улице царила паника. Вопли, плач, крики и просьбы о помощи слились в один неясный гул, мешая разобрать что-то определенное. Зато свежий ветер приятно бодрил после затхлого запаха крови в вагоне. Не откладывая дела в долгий ящик, Инсид двинулся в сторону багажного отделения. По пути его несколько раз чуть не сшибали с ног торопящиеся к пострадавшим в первых вагонах. Правда, основная толпа уже была на месте происшествия, поэтому через несколько шагов идти стало легче. Добравшись до вагона с вещами, Сквайр подтянулся за поручни и вскоре оказался среди багажа.

Вагон для багажа.

Найти свои мечи не составило большого труда. Вещи, в основной своей массе, сбились в кучу, вероятно, из-за удара, а пассажиром было не до них. Он тут же вытащил сразу Карму, а потом Возмездие, придирчиво осматривая лезвия. Видимых повреждений не было, к счастью. Каждый из этих клинков о чем-то ему напоминал, а расстаться с воспоминаниями не так-то легко. А из-за какой-то нелепой аварии еще и обидно. Пристегнув ножны на их привычное место, он вышел из вагона и спустился обратно на землю.

Снаружи поезда.

Парень направлялся к началу состава, отчасти из любопытства, чтобы составить общую картину происшествия, отчасти чтобы посмотреть, нельзя ли как-нибудь дать знать в столицу о происшедшем из вагона машиниста. Его, вместе с первой парой вагонов сильно занесло к северу, так что пройти пришлось немало. Наконец, подойдя к покореженной громаде, Инсид увидел неоптимистичную картину. Здесь раненых и уже мертвых было больше всего, а окровавленная земля красочно дополняла картину, и без того ошеломляющую. Кто-то сбоку негодующе поинтересовался, почему этот пялится, у людей горе, а он… Сквайр нахмурился. А впрочем, какое ему дело, что говорят. У них своя жизнь, у него…
- О, прошу вас, там мой муж… - осторожно тронув его за рукав, к нему обратилась заплаканная женщина, указывая на первый вагон.
- Я занят, - отмахнулся Инсид. Он тут не единственный.
- Не будьте черствым!
- Я черствый, - раздражаясь, Сквайр зло взглянул на неё. Совсем молодая, нет тридцати, но какая настырная. – Черствый, злобный и бессердечный.
Женщина была готова разрыдаться, видимо, её нервная система не выдержала всего этого ужаса. С её языка готово было сорваться очередное осуждающее слово, но вместо этого Инсид услышал только всхлипы.
Единый, ну почему я…
- Ладно, где там ваш муж… - нехотя согласился парень. Не хватало еще, чтобы эта женщина принялась его упрашивать. Что ж, по крайней мере, в её глазах мелькнула надежда. Сам-то Инсид был практически уверен, что её мужа уже нет среди живых.
- В синей рубашке, а на брюках, вот тут, вышивка… Он был здесь, в этом конце, когда… - она не закончила, и снова разрыдалась. Сквайр устало прикрыл глаза. Однако медлить не следовало, если он еще хочет что-то сделать. Вагон лежал на боку, поэтому пройти через дверь не представлялось возможным. А впрочем…

Вагон №2.

Подойдя сбоку, Сквайр пролез в люк и оказался в коридоре между вторым и первым вагонами. Открыв дверь, он пробрался в вагон. Непривычно было видеть все с другой точки обзора, как будто ходишь по стене. Собственно, так оно и было. Вокруг копошились и стенали раненые, но еще больше было убитых. Не мудрено, наверняка, шеи себе посворачивали, да и стекла повсюду… А вот, кажется, и он. Из-за запекшейся крови рубашку теперь сложно было бы назвать синей, но вышивка действительно была. Похоже, несладко ему пришлось.
И кто меня за язык тянул?
Взяв его под мышки, Сквайр, тяжело дыша, протащил мужчину к дверному проему. Либо его масса была выше нормы, либо все-таки ранение делало свое дело, и Инсид действительно ослабел. На последнее указывали еще и черные точки, пляшущие в глазах. Вдруг на глаза попалась его собственная сумка. Как ни странно, она была почти целая, разве что, несколько порвана... Заодно захватив и её, парень продолжил путь. Ему стоило большого труда доставить полуживой трофей сразу в вагон, а потом и наружу. Дело осложняло еще и неестественное положение поезда, но, в конце-концов, и раненый, и Сквайр оказались на земле.

Снаружи поезда.

- Получите, распишитесь, - выдохнул Инсид, положив мужа девушки на траву. Тыльной стороной ладони он вытер лоб. Женщина громко запричитала, не забыв его так же громко поблагодарить. Услышав суть происходящего, на Сквайра покосилось еще несколько страдающих, и тот, пробормотав «не стоит благодарности», быстро ретировался к вагону машиниста. С него хватит, он в сестры милосердия не записывался.

У вагона машиниста.

За машиниста явно никто не беспокоился, так как возле входа в его вагон никого не было. Инсид сглотнул. Спасение утопающего его сильно вымотало, и теперь он вряд ли бы справился с выжившими бандитами один на один. Однако внутри, похоже, было тихо, вряд ли кто-то из них остался жив. А если и остался, то был не в лучшей форме – это точно. На всякий случай Сквайр достал из голенища сапога все тот же многострадальный нож, с мечом он бы там не развернулся.
Его размышления прервало шевеление у двери в вагон машиниста. Похоже, кто-то пытался выбраться. Инсид подошел вплотную к крыше вагона, которая сейчас выполняла роль стенки, и замер. Дверь открылась, и оттуда вышел некто. Едва этот некто неосторожно показался в поле зрения парня, как был развернут и припечатан животом в крышу. То есть, в стену. Сквайр приставил к его шее острие кинжала.
- Дернешься – зарежу, - срывающимся от нервного напряжения голосом пригрозил Инсид. Подозрительно хлипкий заложник согласно промямлил что-то и замер. – Кто там еще?
Ответа не последовало.
- Я спрашиваю, ты один или нет? – повысил голос парень.
- Нет там никого! Сдохли! – взвизгнул горе-налетчик, не выдержав. – Все сдохли, а я остался! Просекаешь? Остался!
И он зашелся хохотом, резко разворачиваясь к Сквайру и подаваясь вперед, намереваясь что-то сделать. Руки среагировали прежде, чем сам Инсид успел что-то сообразить. Одно резкое движение, и труп Тушканчика оседает на землю. Сам парень отступил на шаг назад, оставив клинок по рукоять в груди противника. Сердце бешено билось в груди, видимо, как последствие всего случившегося. Сквайр снова сглотнул и провел слегка дрожащей рукой по волосам.
- Все равно его уже человеком не назовешь, - пробормотал он, ногой переворачивая тело на спину. Застывшие глаза злобно и даже диковато смотрели в небо. Видимо, Тушканчик съехал с катушек еще во время аварии. Говорят, когда убиваешь, чувствуешь себя либо Богом, либо ничтожеством. Сквайр уже давно ничего не чувствовал по этому поводу. Человек ко всему привыкает, даже к убийству. А в этот раз ему почему-то было не по себе, и парень никак не мог взять в толк, почему.
- Там открыто? – из задумчивости его вывел незнакомый голос. Рядом с ним стоял мужчина, указывая на дверь в вагон машиниста. Убитый не произвел на него впечатления, их и так здесь было пруд пруди. Сквайр кивнул, не доверяя голосу. – Пойду, проверю, может, можно как-то дать сигнал, вдруг услышат…
Инсид был совсем не против. Все равно он не разобрался бы в этой технике. А этот, кажется, был из тех активистов, которых не затронула авария, счастливчик из четвертого или пятого вагона.
Не прошло и пяти минут, как он вернулся. На лице энтузиазма не наблюдалось.
- Не-а, глухо, - невесело улыбнулся он. – Похоже, мы здесь застряли.
Что ж, в таком случае, здесь было больше нечего делать. Стоило вернуться к остальным, может, у них созрел какой-то план. Недолго думая, Сквайр поплелся к вагону №4, а, дойдя до него, остановился снаружи, сунув руки в карманы и стараясь ровно дышать. Ему казалось, что, зайди он в вагон, не вынесет прогорклого запаха крови, и его вывернет наизнанку. Рука снова начинала кровоточить. Ему определенно было нехорошо.

==> Равнина на востоке столицы .

Исправил(а) Сквайр - Среда, 26 Август 2009, 20:27
 
Автор Вторник, 25 Август 2009, 20:04 | Сообщение # 56
Сейчас: В неизвестности
Вагон №4

Незнакомца девушка слушала молча, пытаясь составить полную картину происшествия, из всех тех кусочков воспоминаний, чему препятствовала боль в затылке. Она ясно помнила, что покинула Кагорл на «Летучем бандите», где встретила Зэна, потом они разбрелись по Торасу, встретились только в консульстве, получили документы, сели на поезд… И вроде бы некоторое время все шло вполне спокойно, пока после той станции, вроде бы Нур, поезд не оказался захваченным. Она пыталась что-то сделать – что именно она уже не помнила – и получила стрелу в плечо. После – тьма, воспоминания смазываются и становятся четкими только на том моменте, где она пробегает по пятому вагону. Наверное, она этот момент запомнила только потому, что под конец пути получила рану в правое плечо, а затем – выскочила на крышу. А там уже словно потеряла счет времени. Все что она помнила – удары, порезы и кровь, что уносилась ветром. Ох и хорошо же ее отделали… А потом появился тот парень, что повстречался на пути к станции, что еще толкнул ее, не заметив.
«У него ведь были мечи, - вспомнила некеор, вскинув брови, и подняв взгляд на предмет размышлений. – Точно… два меча. Очень хороших меча. Тогда он наверняка может помочь. И там, на крыше, тоже видимо, когда я все-таки отключилась. Проклятье, я этого совсем не помню, помню только его лицо… Ладно, потом разберемся».
Вздохнув, юная Шэс вновь поморщилась от боли в спине, которая появилась из-за того, что ее посадили. Ах да, ее же еще и в спину ранили… Просто потрясающий день. И как она теперь будет искать работу!?
– Кстати, мы здесь без перрона, так что спускайся поосторожнее… с ней, - эта фраза незнакомца заставила подумать о том, что она что-то прослушала. Парень же вышел из вагона, за ним последовали и оставшиеся пассажиры, включая и ту женщину.
- Пожалуйста, двигайтесь поменьше, и если что, позовите меня, - сказала она, прежде чем уйти, при этом погладила руку некеор, отчего та удивленно уставилась на нее.
Рану на спине, конечно, трогать пока никто не стал, да и хорошо – узнай Аскер, что ее не привели в чувства прежде чем раздевать, обязательно взбесилась бы. А женщина, кажется намекала как раз на возможную необходимость перевязи. В вагоне как-то резко стало тихо, пусть снаружи доносились голоса, сплетавшиеся в единый поток восклицаний, какой-то ругани и женского плача. В воздухе стоял железный запах крови, пропитавшейся ей древесины и лечебной мази. Шэс попыталась повести правым плечом и поморщилась от все той же боли в спине, после чего посмотрела на рану Райвера. Она хотела было что-то сказать и даже подалась вперед, приоткрыв рот, но так и не нашлась, что произнести. Мыслей в голове было много, они смешивались, на все это давили обрывочные воспоминания и боль во всем теле. Но слов, которые она могла бы сейчас произнести, было слишком много.
Как ты себя чувствуешь? Болит ли твоя рана? Как она появилась? Что произошло, пока меня не было? Как долго я находилась без сознания? Кто этот парень? Почему поезд сошел с рельс?..
И еще много чего, что она могла бы спросить и сказать, после того как думала, что уже на грани смерти. Ведь когда думаешь, что вот-вот что-то потеряешь, сразу же появляются какие-то чувства связанные с этим, желание сказать и сделать то, чего не успел. И сейчас, когда было так больно, все это вертелось в голове...
Женская натура подвела: подбородок несколько раз дрогнул, губы поджались, а глаза наполнились слезами, которые уже начали капать на колени. Девушка и сама не знала, почему так произошло, быть может, она действительно испугалась того, что умрет, а может быть, вспомнила то, что ей приснилось… кто знает. Но чему она сейчас больше удивлялась так это тому, что позволяет себе плакать, даже не смотря на то, что не могла остановить этот процесс. Женские слезы всегда были более жидкими, чем мужские и появлялись на глазах с большей охотой. Это злило. А задней мыслью проскользнуло то, что она слишком размякла за последнее время, это вызывало чувство ненависти к своей слабости. Снова.
- Прости... - зажмурив глаза, выдавила из себя Аскер. Почему именно это слово она произнесла, Тит понимала скорее не головой, а внутренними чувствами. И просто потому, что впервые за долгое время захотелось извиниться.

 
Зэн Среда, 26 Август 2009, 09:11 | Сообщение # 57





Вагон №4.

- В точку. Весь поезд разнесло к чертям. Нам еще повезло, задняя часть хотя бы стоит прямо, а вот первые валяются на земле. – подтвердил слова Зэна Блау, стараясь вкратце описать то, что творилось на данный момент снаружи. Райвер без особых усилий выдержал эту новость – приблизительно так он и представлял случившееся. Меньшего, в сопровождении всех тех звуков, что он без труда расслышал, и ожидать не стоило.
«А ведь могло и не повезти... – невольно задумался юноша, учитывая их переменчивое везение за последний день. – Даже думать боюсь, что было бы, перевернись и этот вагон тоже.»
- Я за вещами, скоро приду.
На эти слова Зэн, сам того не заметя, кивнул, как будто уже свыкшись с той мыслью, что до Тэндории они будут добираться все вместе. Какое-то время он даже радовался этому – Каил-то по-любому лучше разбирался в этой стране, нежели они, только что иммигрировавшие из соседней страны, в которой подобных случаев и произойти не могло хотя бы потому, что поездов там не было. Правда, там свой набор неприятностей тоже нашелся бы – и посерьезнее происшествия встречались, пусть и не в таком масштабе... В любом случае им только и не хватало того, чтобы в таком состоянии метаться от края к краю, выискивая правильную дорогу.
- Кстати, мы здесь без перрона, так что спускайся поосторожнее… с ней. – после этого известия иностранец покинул вагон, скрывшись за дверью в третий.
Предупреждение о казусах спуска вызвало краткосрочную неприязнь к самому этому процессу, и уже более длительную боль в плече. Брови от этой мысли сошлись на переносице, он даже хотел что-то ответить, и ответил бы, если бы была вероятность того, что Блау его услышит. А так он просто пропустил вперед желающих поскорее покинуть этот чертов вагон, к коим уже относился сам.
В вагоне больше никого, кроме его и Аскер не оставалось, когда Райвер смог расслышать тихий всхлип, после чего тут же повернулся к девушке:
- Ты чего, ревешь что ли? – выдав улыбку, юноша наклонился к Тит, сжимая здоровой рукой колено. Он старался говорить это как можно более весело, будто от этого оно могло действительно стать так, но такое положение отдалось болью во всей верхней части туловища. - Вот вздумала, все же уже хорошо, - знать бы ей, насколько трудно ему сейчас было говорить так и улыбаться, после всего, что пережил за этот день, после всего, что испытал. А сейчас она еще и плачет, заставляя его теряться оттого, что помочь он ничем не может, как и не мог до этого. Лучше бы лишний раз не вспоминать. - И дальше все тоже будет как надо.
Сказав последнее, он положил сумки рядом и занес согнутую в локте руку за спину Шэс. Пальцы опустились ей на голову, а своим лбом парень прикоснулся к ее лбу, из-за чего ее глаза, наполненные слезами оказались очень близко. Женские слезы – вещь вообще очень пугающая. Зэн не понимал, по какой причине Аскер сейчас плакала и за что извинялась, хотя и пытался перебрать варианты возможной причины. Ей могло быть очень больно, или просто страшно. Для второго, как и для первого это было вполне естественно, только извинения выбивались из всего. И если второе пройдет в ближайшие часы, то такие раны, как получила некеор зализывать придется очень и очень долго. Кстати о ранениях... лучше не испытывать судьбу еще раз и поторопиться.
- Я так боялся... – горько усмехнулся он своим словам, после чего понял, что собирался сказать совершенно другое. Не время сейчас для таких сентиментальностей и того, чего он там боялся, - Сильно болит, да? На поездах мы больше не поедем.
Последнее он сказал больше чтобы подбодрить, и эта фраза не несла той смысловой нагрузки, которую должна бы. Все равно молния два раза в одно дерево не попадает.
 
Автор Среда, 26 Август 2009, 12:23 | Сообщение # 58
Сейчас: В неизвестности
Вагон №4

Если какая-то часть Аскер полностью размякла и позволяла слезам течь из глаз, то вторая сокрушалась и кричала, призывая перестать это делать, взять себя в руки и в конце концов перестать себя жалеть. Но Шэс все-таки не особо-то и жалела себя, наоборот, к себе жалости она сейчас не испытывала, ей просто все это надоело. Надоело то, что ей всегда так не везет, даже когда она просто сидит в поезде и хочет попасть в город – с ним обязательно должно было что-то случиться! Может это было эгоистично так думать, но такие мысли и правда были. Ко всему прочему настолько осточертело все то, что окружает, создавая те или иные ситуации, что злость на то, что она в них оказывается казалась меньше. И сейчас видимо все эти чувства нахлынули разом, заставляя женский организм реагировать подобным образом.
- Ты чего, ревешь что ли?.. – эта фраза, как и две последующие, и вовсе добивала, придавливала к полу вагона, заставляя почувствовать всю свою никчемность. Даже та женщина не плакала, а Тит сейчас себя ведет как та девочка, которая сидела с ней. Но Райвер был в чем-то прав, что посмеялся над ней, как ей показалось. Видимо, он совсем не ожидал с ее стороны такого поведения, возможно даже был разочарован. Конечно, за последние два дня она уже не в первый раз срывается – раньше такого никогда не было, а теперь, похоже это можно считать наверстыванием упущенного…
Пусть некеор и пыталась успокоиться, думала о том, что все в принципе закончилось нормально, они остались живы, руки и ноги на месте, голова тоже – оставалось лишь добраться до города, а там… А что там? В таком состоянии, в котором Тит находилась сейчас искать работу было бы высшей степенью глупости. Сперва надо хоть как-то привести тело в работоспособное состояние, а уже потом решать этот вопрос. Неожиданно ей показалось, что она нашла причину по которой плакала, пусть она была далеко не единственной – она не сможет найти работу. Пока не поправится, конечно. А значит, будет сидеть на шее у Зэна, чего так не хотелось. А вот что бы было, если бы он остался в «Алюминусе»? Наверное, сейчас она бы была уже мертва… если бы села на поезд. Хотя кто знает, как бы все сложилось в таком случае. Об остальных причинах девушка не хотела даже задумываться, чтобы не раскиснуть еще больше, а что-то подсказывало, что именно так и случится. Но сейчас ее слезы были скорее одним из видов истерики, в которой смешалось ненависть к своей слабости, в то время как она так упорно строит из себя сильную, злость на Зэна, что он позволяет ей себя так вести, и ярость по отношению к тем, из-за которых все это и произошло. Закусив нижнюю губу, продолжая сидеть с закрытыми глазами, она вцепилась когтями в жесткий край сидения, настолько, насколько позволяло состояние – это действие не заставило ждать боль в левом плече, что дорожкой пробежала по всей руке. Неожиданно для нее, Зэн перестал подшучивать и сел рядом, положив руку ей на макушку.
Она только и могла удивленно промычать, когда его лицо оказалось совсем близко. Янтарные глаза, как и прежде, привлекали особое внимание, в них невозможно было не смотреть хотя бы потому, что увидеть такой оттенок глаз – большая редкость. Сейчас как ни странно, эта близость не вызывала желания отстраниться, как прежде, наоборот, так и хотелось уткнуться в его левое плечо, которое было так близко.
- Я так боялся... – сказал он, на что Аскер опустила взгляд.
Почему-то сейчас она его хорошо понимала, наверное даже слишком. И после всего того что было, после этого глупого кошмара, который она все-таки вспомнила… отношение к тому, как он к ней относится, изменилось. Может быть сейчас она действительно смогла поставить себя на его место, а до этого лишь думала, что делает это. На самом деле, они ни черта до этого не представляла, что он мог чувствовать, когда она себя вела привычным образом. Теперь было ясно, к чему было это «прости», сказанное ранее.
- Сильно болит, да?
Юная Шэс не ответила просто потому, что не хотела усугублять ситуацию лишними жалобами. Может она и выглядит крепкой, да и сейчас не особо подает вид, что ей больно, но больно ей было куда сильнее, чем это могло показаться. Болело совершенно все, даже хвост, который вышел из этой передряги целым и невредимым, но сейчас даже не шевелился, свисая с сидения на пол. А еще убивала эта слабость, из-за которой она не могла подняться на ноги, пусть уже пару раз и делала попытки, похоже даже никем не замеченные. Даже ей самой. И это удручало, потому как ясно было, что выздоровление займет много времени… если она вообще поправится. Было так больно и плохо, что Аскер почти с уверенностью могла бы сказать, что жить ей осталось недолго. А раз так, может лучше просто дожить остаток времени не заботясь, как она там выглядит со стороны?..
- На поездах мы больше не поедем.
- …Я не хочу никуда идти, - немного помолчав, Тит слегка покачала головой. Пусть выбраться из поезда и хотелось, но только для того, чтобы не вдыхать больше запахи, от которых уже кружилась голова. К тому же, у Зэна было ранено плечо, он бы не смог ее вынести отсюда, так и зачем тогда мучиться? – Я устала, я лучше… посплю здесь.
И ведь правда, ее начинало клонить в сон, голова все еще кружилась как от запахов, так и от слабости из-за количества потерянной крови. В глазах начинало все расплываться и уже далеко не от слез, а после – темнеть. Словно наступала ночь, все вокруг теряло очертания и постепенно погружалось в темноту, до тех пор, пока и вовсе не исчезло, но перед тем как потерять сознание, юная Шэс успела легко улыбнуться.

Далее.

 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники локационной игры » 8 инлания 771 года. Пассажирский поезд. (От Тораса до Тэндории.)
Страница 2 из 2«12
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)