Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
Страница 1 из 11
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники эпизодической игры » Осколки нашей жизни (11 сарентия 1769 года. Блеймру, город Парлис.)
Осколки нашей жизни
Марк Среда, 09 Апрель 2014, 19:07 | Сообщение # 1
Репутация: 20
Сейчас: В неизвестности
Дата и время: 11 сарентия 1769 года. Поздний вечер.
Месторасположение: королевство Блеймру. Город Парлис.
Суть: гражданская война только в книгах является вещью, полной какой-то особенной романтики. На деле же это жестокое время, в котором нет места для слабости и промедления в принятии решений. Время, когда от твоих решений зависит чужая жизнь...
Персонажи: 20-ти летний Марк Вьера, Инструктор.
 
Марк Среда, 09 Апрель 2014, 20:57 | Сообщение # 2
Репутация: 20
Сейчас: В неизвестности
Сперва был взрыв. А затем его сбило с ног. Швырнуло назад так, будто кто-то дернул за гигантский канат, привязанный к нему. Он пролетел добрые пять метров, прежде чем рухнул на пыльные камни мостовой и содрал об них кожу под одеждой. Если бы не стена, с которой встретилась его спина, возможно, он стерся бы об камень до самых костей…
Марк часто заморгал, когда над головой что-то просвистело, с грохотом ударило во что-то твердое над головой, а затем взорвалось. На фоне отдаленных криков - призывов на помощь и приказов – послышалось, как мелкая и крупная кирпичная крошка сыпется на мостовую. Несколько осколков попало за шиворот. Камень еще был горячим, когда коснулся кожи. Несколько крупных осколков больно ударили в спину.
Перед глазами несколько секунд все плыло, пока колдун пытался разглядеть то, что было перед ним, попутно силясь встать хотя бы на четвереньки. Во рту ощущался металлический привкус от разбитой об зубы губы, правую скулу нещадно щипало из-за обширной ссадины, на руки же и вовсе было лучше не смотреть - со сбитыми костяшками, ссадинами на ладонях и почерневшим правым мизинцем, они представляли не самое лучшее зрелище, а в левый глаз то и дело затекала струйка крови из рассеченного лба.
«Не успел!» - эта мысль вертелась в голове, будто назойливая муха перед лицом. Однако, несмотря на неудачу, он все еще был жив. Вот только надолго ли?..
Вскинув голову, помня о том, что вражеский маг должен быть где-то рядом, Марк задохнулся, когда увидел то, что стало причиной того, что он еще был жив.
«Инструктор!»
Она была там, прямо на площади, напротив этого чертового мага. Вот только…
- Черт! – выдавил он сквозь зубы, видя, что девушка лежит на боку и не шевелиться. В отличие от нее чертов маг очень даже шевелился. Этот треклятый ублюдок поднимался на ноги! – Черт!..
До боли сжимая зубы, силясь встать, Марк подавился воздухом, когда боль стрельнула по правой ноге, снизу вверх. Мгновенный испуг, что нога сломана, быстро сошел на нет, когда колдун увидел, что чертов гад - этот проклятый красный маг - не видящий, что его не убило от последней магической атаки, склонился над Инструктором. Она была в сознании и, заметив его, пыталась отползти.
«Твою мать, твою мать, твою мать!» - понимая, что не успеет добежать до них, даже если сможет встать на ноги, Марк спешно начал чертить руну, лихорадочно глядя то на символы, то на Инструктора.
Проклятые три секунды длились целую вечность.
Он видел, как маг приблизился к девушке. Видел, как он схватил ее за ворот рубашки, посеревшей от грязи. Видел, как Инструктор пыталась вырваться. Она не успела бы, не смогла бы начертить ни одну руну, даже самую простую, поэтому пыталась вырваться своими силами. Она была чертовски сильной, но сейчас ее сила не помогла ей. Магу же, в отличие от нее, достаточно было сказать лишь несколько проклятых слов, чтобы убить ее. И, похоже, он это и собирался сделать – но девушка ударила его ногой в голень, прервав его заклятье.
Крик, резкое движение, испуганное восклицание – и…
- Нет! – вырвалось у Марка непроизвольно. Маг испуганно обернулся, выпуская из рук ворот женской рубашки. Темные волосы взметнулись в воздухе, скрыв от колдуна женское лицо. Она рухнула на мостовую и больше не двигалась. И колдун увидел, как на ее боку стремительно разрастается кровавое пятно. Нож, которого он раньше не видел, был в руке мага…
Заклятье сорвалось с кончиков пальцев колдуна в тот же миг. Ударило магу прямо в голову. Секунда – и из его ушей потекла кровь. Парализованный заклятьем, он рухнул на колени, а затем завалился на бок, будто поломанная кукла. Но мертв он не был.
Понимая, что времени мало, чертыхаясь на каждом слове, колдун кое-как, до боли сжимая зубы, поднялся на ноги. У него было в запасе слишком мало времени, чтобы успеть добраться до мага до того, как он придет в себя. Пусть даже ему и вышибло барабанные перепонки, он все еще был жив...
Он начертил руну прямо на ходу, и когда маг шевельнулся – выстрелил в него электрическим разрядом еще раз, чтобы увидеть, как он, вскрикнув, задергался на пыльных камнях, прежде чем замереть в параличе.
Вьера шел прямо к нему, решительно, стараясь пока не смотреть в сторону Инструктора. Он заметил, что она была в сознании – он видел, как она коснулась рукой раны. Ей нужна была помощь, он это знал. Но он не мог оставить этого мага здесь. Он помешает им уйти.
Нож был липким от крови учителя. Ее кровь, приставшая к его ладони, мешала сохранять самообладание. Да колдуну и не хотелось его сохранять. К тому моменту, как он навис над магом, оставалась всего секунда до момента, когда к нему вернулась бы возможность двигаться.
- Не сегодня, сука, - зло бросил колдун, занося нож.
Он делал это, глядя ему в лицо. Лицо, которое он узнавал. Которое видел на лекциях женщины, что лежала сейчас в паре метрах от них, истекая кровью.
Глядя в глаза, полные ужаса, он всадил этот проклятый нож в его чертову глотку, заставив его захлебываться собственной кровью, но перед этим – погрузил его ему в живот, вложив все силы в то, чтобы как следует его провернуть...
После этого нож сам выскользнул из его окровавленной руки.
 
Марк Среда, 09 Апрель 2014, 21:07 | Сообщение # 3
Репутация: 20
Сейчас: В неизвестности
Ткань никак не хотела поддаваться. Это злило и пугало одновременно. Марку никогда не приходилось рвать на ком-то одежду, чтобы пустить ее на лоскуты. Ни на себе, ни на ком бы то ни было. Никогда. Этого дерьма, что происходил сейчас вокруг него, просто раньше не было в его жизни! Было много чего другого, но именно такого – никогда!
Кровавое пятно на рубашке было пугающе огромным. Он понял это только после того, как снял с Инструктора куртку, что лишь мешалась ему сейчас. К моменту, когда ткань его штанов поддалась, ее лицо сильно побледнело. Она еще была в сознании, знала, что нужно оставаться в сознании, но это давалось ей слишком тяжело. Марк видел это.
- Держись, Инструктор, - дрожь в собственном голосе его пугала.
Он никогда не думал, что вообще можно испытывать такой страх. Даже когда в него летели вражеские заклятья и, казалось, все уже кончено, он не испытывал такого страха, как сейчас.
- Держись. Только не отключайся, слышишь? - его руки дрожали, когда он перевязывал ее, не в силах смотреть, как она морщится от боли, не в силах слышать ее стоны, полные страданий. – Я знаю, знаю… просто потерпи. Это всего лишь нож – ты слишком упрямая сука, чтобы подохнуть от одного ножа…
- Хватит… звать меня… сукой, - с хрипом прошептала она, глядя на него из-под прикрытых век.
Марк посмотрел ей в глаза, затягивая повязку потуже, но ничего не ответил. Слишком многое было в ее взгляде. Слишком многое из того, что он не хотел видеть в ее глазах.
Еще немного – и он завязал узел. Но проклятая кровь уже начала пропитывать и темную брючную ткань. Где-то в стороне, в паре улиц от них, что-то взорвалось. Над домами в темное вечернее небо взмыл сноп искр, когда послышался хоровой крик, полный ужаса и боли.
- Все очень плохо, Вьера… - прошептала Инструктор.
- Ничего, выберемся, - не очень-то веря в то, что говорит, Марк посадил девушку, стараясь не обращать внимания на ее муки. – Давай, вставай. Нужно убираться отсюда, пока сюда не прилетел еще кто-нибудь с тройкой бомб за пазухой…
- Я не смогу идти, Вьера…
- Сможешь! – закричал колдун. Он надеялся, что страх в его голосе ей не так заметен, как ему самому. – Все ты сможешь. Ты чертова неубиваемая сука…
- Вьера… я же просила…
- Все нормально… все будет просто отлично, - он кое-как поднял ее на ноги, закинул руку себе за голову, как когда-то, давным-давно, когда тащил ее, абсолютно пьяную, до дома. Тогда она жаловалась, что ей сложно идти из-за каблуков – и он снял с нее туфли. Как жаль, что сейчас не было туфель, которые бы можно было снять, швырнуть куда подальше – и убедиться, что она может идти…
- Мы уже играли с тобой в эту игру. Ты идешь, спотыкаешься – а я тебя держу. И мы просто идем. Идем – и плевать…
- Упрямый идиот, - усмехнулась Инструктор, но слишком уж тихо.
- Да, - с усмешкой, плохо скрывающей дрожь в голосе, согласился колдун, сделав шаг вперед. – Когда вернемся в Мако-Кохан, можешь мне даже еще раз нос за это сломать. Серьезно. Я даже не буду сопротивляться.
- Ты и в прошлый раз… не сопротивлялся…
- Я тогда просто не ожидал – я устал, а ты застала меня врасплох! - он старался, чтобы его голос звучал бодро, пока они пробирались дальше по улице, идя почти вдоль домов, в вечерней темноте, нарушаемой только огненным заревом из-за охватившего соседний квартал пожара.
- Оправдываешься… дурак… полный… дурак…
- Вовсе нет. Всего лишь констатирую факт…
Они шли вперед слишком медленно. С каждым шагом нога отдавалась дикой болью, а тело Инструктора будто становилось тяжелее на килограмм. Они не прошли и двадцати метров, как девушка начала оседать в его руках.
- Нет! Нет-нет-нет-нет-нет! – паника холодными пальцами сжала горло, когда колдун осел на мостовую вместе с учителем. Она отключилась, и он похлопывал ее по щекам, оставляя на них кровавые отметины. – Нет, Инструктор! Ну же, открой глаза! Открой свои чертовы глаза! Слышишь меня!? Не вздумай умирать!
Она не отвечала. Колдуна будто ударило. Он наклонился, понял, что она не дышит, и приложил ухо к женской груди. Нет биения.
- Нет… - снова, как завороженный прошептал он, а потом резко отдернул ухо от ее груди. – Нет! Нет, не смей!
Ладони вместе – на женскую грудь и…
- Раз, два, три, четыре, пять… - ее грудь поднялась от воздуха, что он вдохнул ей в легкие. – Давай, Инструктор!
Раз, два, три, четыре, пять. Вдох. Раз, два, три, четыре, пять. Вдох…
- Проклятая стерва! – вдох. – Решила помереть и оставить меня в этом дурдоме одного? – Вдох. – Эгоистка! Дура проклятая!..
Снова вдох. Глаза защипало, а следом и ссадины на лице от соленой воды, брызнувшей из глаз. Кулак встретился с камнем мостовой.
- Черт! Черт!.. - Снова и снова. - Ты... чертова идиотка...
В секунду слабости он ткнулся лбом в ее лоб, оставив на ее лице несколько соленых капель.
А затем его осенило. Он распахнул глаза и глядя на ее закрытые глаза, зло прошептал:
- Ты сегодня не сдохнешь, ты поняла меня? Я тебя верну – и тогда сам убью, слышишь?!
Он никогда не чертил руны так быстро. Его рука дрожала, но он не допустил ни единой ошибки. Он просто не мог себе этого позволить. Руна засветилась приятным голубоватым светом, прежде чем электрический разряд ударил девушке в грудь. Ее тело дернулось вверх – и снова замерло на земле.
Снова руна, снова вспышка – и она снова лежит без движения. В ее груди не слышно биения.
- Давай же, ну! – сквозь зубы шипел колдун, чертя новую руну. – Живи, чтоб тебя!
Снова вспышка, разряд – и женское тело вздрогнуло. Колдун припал к ее груди, прислушиваясь, и закрыл глаза, делая медленный и глубокий вдох.
Ее сердце билось.
 
Марк Среда, 09 Апрель 2014, 22:21 | Сообщение # 4
Репутация: 20
Сейчас: В неизвестности
Ответ пришел к нему сам собой.
Все что нужно было, чтобы спасти ее – одно маленькое паршивое зелье. Зелье, которого у него больше не было. Зелье, которое разбилось, когда первое заклятье, брошенное магом, попало в цель.
«И что же делать теперь, где достать?» - важность вопроса не оговаривалась. А колдун, зная, что ему нужно, просто не знал, где ему это достать.
Инструктор дышала, ее сердце билось – но надолго ли? Если ничего не сделать, ее рана…
- Думай, Вьера! Думай! – стуча боковой стороной кулака по лбу, сидя на пятках и зажмурив глазах до боли, колдун лихорадочно соображал, что ему делать.
Зелья могли быть у других магов, но добраться до них с Инструктором на плечах – просто так не выйдет. Он разбередит ее рану, если будет спешить, а если нет – может просто не успеть. К тому же, с его ногой он далеко с ней на спине не уйдет, даже если захочет. А если и уйдет – то будет плестись как черепаха, и будет уже слишком поздно!
Можно было пойти одному. Но оставить ее здесь… нет, он просто не мог. Как он мог оставить ее? А если что-то случится? Если сюда кто-то заявится, кто-то из числа врагов? Или ее сердце снова остановится? Нет! Он не может, но…
«Надо решать что-то! Сидя здесь я трачу еще больше времени!» - с этой мыслью колдун поднялся на ноги.
Едва он выпрямился, как голова пошла кругом. Он оступился, сделал пару шагов в сторону и развел руки, чтобы сохранить равновесие. Тело отозвалось болью, о которой он, испугавшись за Инструктора, совершенно забыл. Даже боль в ноге, казалось, стала в разы сильнее, ярче. Ко всему прочему, края разорванной штанины щекотали кожу. Колдун раздраженно выдернул особо выделяющуюся среди прочих нить, касающуюся обратной стороны колена.
И тут вдруг его осенило. Он резко оглянулся. Туда, в сторону небольшой площади, где остался лежать мертвый маг. У него! У него могла быть бутыль с зельем!
Надежда вспыхнула так ярко, что Марк сорвался с места, о чем тут же и пожалел, когда больная нога подкосилась и он рухнул на колени, содрав с них кожу.
- Твою мать... - прошипел Вьера, поднимаясь на ноги, уже глядя на бездыханное тело мага, лежащего недалеко впереди.
У него обязано было быть зелье! Просто обязано! Он выглядел потрепанным, когда заявился сюда, но он не был ранен, значит, у него должно было сохраниться зелье! Он ведь не пришел бы на поле боя без него, так ведь?
Марку хотелось в это верить. Хотелось на это надеяться. Потому что если в поясной сумке мага не окажется нужной склянки…
Колдун тряхнул головой. Нет. Она будет там. Она обязана там быть!
Эта мысль гнала его вперед. Идти было невыносимо больно. Нога, казалось, вот-вот отвалится. Ссадины и ушибы горели огнем, щипали. Царапины на лице все еще щипали от соленой влаги, стертой тыльной стороной ладони. А засохшая кое-где кровь то и дело трескалась, вместе с мелкими ранками, открывая их вновь.
Но он все же дошел. Дошел, почти рухнул на колени около мага, чтобы ощупать его пояс. Поясная сумка обнаружилась с правого – дальнего – бока. Похоже, маг был левшой. Марк не придал этому значения, когда тот швырял в него огненные заклятья. Да и какая теперь разница?
Отстегнув пояс и чуть перевернув мертвого мага, чтобы достать из-под него часть ремня, колдун, получив в свои руки поясную сумку, замер в нерешительности.
Но затем мотнул головой, обругав себя, и щелкнув застежками, откинул крышку.
Когда колдун сжал зубы и зажмурил глаза, выпрямляясь и поднимая лицо к вечернему небу, из его груди послышался шумный выдох.
Одно единственное зелье… было разбито.
 
Марк Среда, 09 Апрель 2014, 23:29 | Сообщение # 5
Репутация: 20
Сейчас: В неизвестности
Вечер пронзил злой крик.
От него Марк сорвал горло – буквально почувствовал, в какой миг по связками резануло. Он встал и зашвырнул поясную сумку так далеко как мог, после чего уже хотел было пнуть тело мага, но вовремя остановился.
- Не сходи с ума, Вьера, - отшатнувшись от тела, сказал себе колдун, а после нервно засмеялся, глянув вокруг.
На землю медленно опускалась ночь. Где-то в паре кварталов все еще бушевал пожар, как будто он мог куда-то деться. Ночную тишину разрезали крики военных и магов – то ближе, то дальше – и не менее хорошо различающийся лязг стали. Периодически на облаках отражались синие, красные и белые вспышки от чьих-то заклятий. То совсем рядом, то в отдалении. Там, непонятно за какие идеалы, дрались и умирали такие, как он. Кто-то постарше, кто-то такого же возраста, что и он. Его знакомые, бывшие друзья и те, кого он считал таковыми… его учителя.
«Инструктор!» - будто вспомнив, кто он и где находится, Марк, стараясь не обращать внимания на боль в ноге, поспешил обратно.
Зелья у мага не было. Это было паршиво. По-настоящему паршиво! Но теперь у него и правда, нет выбора кроме как искать своих. Что ему еще оставалось делать? С другой стороны…
«Я в гребанном городе. В огромном городе! В центре чертового торгового района!» - напомнил он себе.
Он видел карту. Им всем показывали карту города, и карту той местности, где вспыхнул бунт. Он видел ее своими собственными глазами! Он знал все, что ему необходимо! Так какого же черта…
Марк остановился и уже внимательнее поглядел по сторонам. Вспоминал, сравнивал, пытался сопоставить с тем, что видел на бумаге – но это не помогало!
Просто потому что на той долбанной карте не было ничего, что могло бы ему помочь. Ни аптеки, ни алхимической лавки – ничего! Только одни чертовы книжные магазины, сувенирные лавки, забегаловки и Бог еще знает, что еще!
Плюнув на это, колдун решил, что все равно, оставаться здесь – ждать смерти. Он придумает что-нибудь. Вытащит ее отсюда. Или сдохнет, пытаясь. Но черта с два она умрет у него на руках!
Ковыляя обратно, он не заметил в темноте темную кожаную куртку Инструктора, и зацепился за нее больной ногой. С руганью он рухнул на левое колено, едва успел упереться в мостовую ладонями, содрав их в кровь уже в который раз.
Глаза защипало от злости, обиды и боли, но на этот раз слез не было. Вместо них в груди вспыхнула злоба. Нет, ярость.
Поднявшись на ноги в который раз за этот вечер, колдун зло подхватил куртку, сам не зная, зачем она ему, и замер, когда из ее внутреннего кармана ему под ноги выпала склянка.
- Ах ты ж бл… - он запнулся на полуслове. Смесь из злости и облегчения была необычной, странной. Но колдуну она была по вкусу. С резким выдохом, полным облегчения, он подхватил с земли крохотную бутылочку и сжав ворот куртки в кулак, поспешил назад.
Исцеляющее зелье, найденное у Инструктора в куртке, пошло сперва на рану, которую пришлось открыть, а затем – ей в рот. Его было немного, но это был концентрат, и его хватило, чтобы колдун приметил, как рана в левом боку Инструктора медленно, лишь спустя минуту, начала затягиваться. Она затянулась совсем немного, потом еще немного, и еще. А затем замерла.
Она закрылась не до конца, но теперь уже не была такой серьезной и страшной, как в самом начале. А потом Инструктор очнулась. Очнулась как раз тогда, когда он снова перевязывал ее.
- …Вьера…
- Ты – тупая идиотка, вот ты кто, - улыбаясь, как ненормальный, сквозь нервный смешок проговорил парень, затягивая узел покрепче. – Только такая дура как ты могла, подыхая, не сказать, что у нее есть зелье!..
- Я пыталась… - еле ворочая языком, даже не пытаясь шевелиться, что уже о многом говорило, отозвалась Инструктор. Марк только сейчас сообразил, что она потеряла очки – они остались позади, когда ее ранили. Должно быть, она сейчас плохо его видела, тем более в такой темноте – эту часть улицы освещал только один фонарь, стоящий метрах в десяти от них.
- Херово пыталась, Инструктор! Я чуть было… - он прервался на полуслове, проверяя, хорошо ли сидит повязка.
- …Что?
- Ничего. Просто… - он замялся, а затем строго посмотрел на нее, продолжив: – Никогда больше так не делай, поняла?
Она поджала губы и пару раз коротко кивнула. Он никогда не видел ее такой. Слабой, испуганной и... благодарной.
- У тебя кровь на лице... - ее замечание было таким глупым, таким неуместным, что Марк невольно засмеялся. Как же он был чертовски рад слышать этот проклятый голос! Пусть даже в нем не было той привычной ему надменности.
Сейчас Инструктор совершенно не походила на себя прежнюю. Ее волосы были растрепаны, лицо было перепачкано пылью и кровью, принадлежащей им обоим, а на рубашку лучше было и вовсе не смотреть – кровавое пятно окрасило ее белый цвет в кроваво-красный на всем левом боку.
- Давай, поднимайся, - с этими словами, он усадил ее, помог надеть куртку, а затем – подняться на ноги. Она зашипела от боли, а Марку казалось, что сейчас она еще тяжелее, чем была прежде – он тоже порядком вымотался. – Ты просто корова, Инструктор… когда вернемся домой – посажу тебя на одни овощи…
Ему пришлось придерживать ее почти под самой грудью, чтобы не класть руку на рану и не бередить ее – и это было не слишком удобно, потому как Инструктор накрыла его предплечье своим, чтобы просто куда-нибудь его деть.
- Коровы и так едят одну траву… - лениво попыталась поспорить девушка, когда они двинулись вперед, на что Марк, стараясь не обращать на боль в ноге (на которую пришлось опираться сильнее, чем прежде, просто чтобы не рухнуть вместе с Инструктором на землю), проговорил сквозь зубы:
- Да неважно! Ты весишь тонну…
- …Ты ранен, Марк, - она глянула на него туманным взглядом, но он даже не подал вида, что заметил ее взгляда.
- Не больше чем ты, Инструктор. Так что будь добра – направь работу своего мозга не на болтовню, а на то, чтобы четче перебирать ногами, мне это сильно поможет…
Она ничего не ответила ему, но ее пальцы сильнее сжали его запястье.
 
Марк Четверг, 10 Апрель 2014, 00:11 | Сообщение # 6
Репутация: 20
Сейчас: В неизвестности
Они спешили так, как только могли. Казалось, будто в тот момент, когда Инструктор поднялась на ноги, где-то там, недалеко от них, в паре улиц, битва, прежде чем затихнуть, решила ударить с новой силой. Красно-сине-белые вспышки отражались от серых облаков с незавидной частотой, а затем все смолкло.
Стало так тихо, что их шаги казались предательски громкими. А потом пришлось остановиться, спрятаться в тени домов, когда вверх по улице были заслышаны голоса. Пара фраз – и тяжелое дыхание, хлопанье ткани, топот ног.
Стоя за углом, они видели, как мимо, вниз по улице, пробегает тройка ребят. Совсем молодые, лет семнадцать-двадцать, не больше. Но Марк почувствовал в них что-то. Что-то… знакомое. Металлический аромат магии еще тянулся следом за ними, будто шлейф, и магия эта пахла чуть иначе, чем вся прочая. Наверное, Инструктор и не заметила бы. Мало кто заметил бы. Возможно, он чувствовал это, потому что магия была еще слишком свежа, и… он сам был источником такой магии. Пусть она и происходила исключительно в пределах его разума.
- ...Они ушли, Марк, - голос Инструктора донесся как будто издалека. Очнувшись от странного наваждения, колдун что-то буркнул себе под нос, и завернул за угол, двинувшись в сторону, откуда прибежала тройка магов.
- Это были…
- Я знаю, - оборвал Инструктора колдун.
Да, он знал, что это были не их товарищи. Они были одинаково одеты. В эти глупые красные жилетки, красные плащи, как будто имели право носить эти цвета – цвета Сада! – сейчас, когда выступили против него. Какова бы ни была причина, отстаивать свою правду вот так, сея хаос… чертовы идиоты! Любители!
Инструктор будто догадалась о чем он думает, потому что не стала больше ничего говорить. А может, она просто слишком устала – колдун заметил, что она снова начала слабеть, оседать на ходу, из-за чего приходилось аккуратно поправлять ее, чтобы она не сползала вдоль него на мостовую, и при этом стараться не бередить рану. Хоть та и стала меньше – она никуда не делась.
Они сразу узнали место боя, как только оказались на его пороге.
Дома, исписанные глубокими полосами, будто ранами, что вгрызались в камень, пробитая в нескольких местах мостовая, горящие деревянные вывески, опрокинутые и даже гнутые фонарные столбы, и… тела. Стоило увидеть их - сразу стали заметны и пятна крови, блестящие в свете огня черными лужами.
Без слов усадив Инструктора на землю, колдун поспешил вперед, когда увидел движение. Маг был погребен под обломками части балкона, но, вроде, был жив. Остальной четверке магов повезло меньше.
- Цел? – вытащив парня, которому было лет на семь-восемь больше, чем ему, Вьера оглядел его с ног до головы. Тот был потрепан, и изрядно – ссадины, порванная и подпаленная одежда, серьезный ожог на руке в месте, где одежда была выжжена, раненная явно чем-то острым нога…
- Остальные?.. – озираясь, тут же спросил он, закашлявшись. Вьера покачал головой, и парень тяжело выдохнул сквозь зубы. – Черт! Мы не смогли их поймать!
- Их?
- Тройка Посвященных, совсем юнцы – разнесли нас в пух и прах, - с помощью колдуна маг поднялся на ноги. – Столько усилий – и все напрасно…
- Не поймали вы – поймают другие, - коротко и прохладно отозвался Марк, а после спросил: - Скажи мне – тот звук, это и правда была сирена, призывающая отступать?
- Тоже слышал? – они обменялись многозначительными взглядами. – Похоже, все оказалось немного сложнее, чем они ожидали, да?
- Похоже, - нехотя согласился парень, и глянул за спину, на Инструктора. Она сидела на земле, оперевшись на правую руку. – Надо идти к точке сбора.
- Целители должны быть на подходе, - сказал парень уже на ходу.
- Может и должны быть, но я их тут ждать не собираюсь, - буркнул колдун, подходя к Инструктору и помогая ей встать.
- Давай помогу, - предложил маг.
- Нет, я сам, - резко ответил Марк, а после глянул в сторону, куда убежала тройка Посвященных.
- Точка сбора… в другую сторону, Марк, - негромко заметила Инструктор, видя, куда он смотрит.
- Да, я знаю.
- Тогда пойдем, - немного прихрамывая, парень двинулся дальше по улице, и на ходу негромко добавил, глядя на тела друзей: - Черт, вот так оставлять их…
- Можешь остаться с ними, - резко вставил Вьера.
- Боже, да что с тобой!? – удивился парень. – Я с ними учился! А теперь их… просто нет из-за этих проклятых Посвященных! Чтобы они все передохли! – зло закричал он, отворачиваясь, прижимая здоровую руку к раненной ноге, будто это должно было помочь ему идти.
Марк почувствовал взгляд Инструктора на себе, но сделал вид, что не заметил этого. Он просто продолжал идти вперед, стараясь смотреть только вперед.
Он не хотел видеть лица тех, кто лежал на этой улице.
Едва не потеряв Инструктора, он не хотел узнать, что уже потерял кого-то другого...
- Ладно, я пойду вперед зайду немного, - на следующем повороте заявил маг. – Проверю, чтобы впереди без сюрпризов было, и дождусь вас.
Марк только кивнул в ответ, и проводил взглядом мага, прежде чем опустить взгляд себе под ноги. Какое-то время они шли молча. Он вел Инструктора, а она старалась идти так, чтобы ему было удобно ее поддерживать.
- Марк?..
- С каких пор ты стала так часто называть меня по имени, Инструктор? – не глядя на нее, отозвался колдун.
- Пожалуйста, не будь сволочью хотя бы сейчас, Вьера… - с ее губ совался усталый и вымученный вздох.
- Ну вот, видишь – можешь ведь, когда хочешь, - усмехнулся парень через силу; нога адски болела.
- Марк!..
- А! Вот, опять! Инструктор, ну что с тобой не так?..
- Господи! Ты можешь… ты можешь просто остановиться на секунду? Остановись! – казалось, к ней вернулись в этот миг силы, так она закричала. Колдун встал как вкопанный, вздохнув и закатив глаза.
- Ну что? Я остановился.
Она молчала. Он чувствовал, даже видел краем глаза, что она смотрит на него, но даже не повернулся к ней.
- …Так и будешь стоять?..
- Ты сама сказала мне остановиться, - он пожал плечами, насколько смог.
- Час назад ты мог на меня смотреть – почему сейчас не можешь? – этот вопрос заставил его раздраженно вздохнуть и резко повернуться, посмотрев на Инструктора.
- Ну вот, я смотрю на тебя, в чем дело?
- Ты испугался, - сказала она, морщась от боли, но все же, глядя на него вполне ясным взглядом.
- Когда это? – он снова отвел взгляд.
«Боже, Инструктор, не начинай, пожалуйста! Хочешь меня окончательно уничтожить?»
- Когда ты думал, что я умру, Вьера.
- Ну да… - он вызывающе глянул на нее, сведя брови. – Испугался. А ты чего ожидала? Что я буду бодрячком, мол, «да не волнуйся, сейчас я плюну, дуну – и пройдет царапка»?
- Нет, я… - она хотела было что-то сказать, но колдун перебил ее:
- Инструктор, если ты так хочешь обсудить, когда и почему я едва не наделал в штаны – давай обсудим это не здесь, а в лазарете, когда тебя подлатают, договорились? Я уже говорил тебе – ты настоящая корова, и весишь тонну, так что…
- Ты сбежишь потом. Я лучше потрачу две минуты сейчас, чем потом ты будешь притворяться, что ничего не произошло, строя из себя не пойми кого, - она сказала это, и колдун снова закатил глаза.
- Боже, чего ты хочешь от меня? Чего? Признания в любви?
- Не говори так!.. Марк, мы сегодня едва не умерли... - напомнила она, будто об этом можно было забыть.
- Да что ты говоришь, Инструктор! А я-то, думаю, чего это на мне живого места нет. Пошли уже, - он дернулся вперед, но она, зашипев от боли (ну что за упрямая дура!), напряглась всем телом, чтобы он не смог сдвинуть ее с места.
- Твою мать, Инструктор, ты начинаешь меня раздражать! Хочешь остаться – оставайся! – он сбросил ее руку со своего плеча и двинулся вперед, но она перехватила его за рукав рубашки. Он замер, поджав губы и опустив голову. Но она ничего не сказала. Проклятая сука!
- Боже… почему ты всегда все так усложняешь? – проговорил он. – Ты всегда была чертовой садисткой!
Он резко развернулся, сделал шаг вперед и успел увидеть лишь ее удивленный взгляд, прежде чем коснуться окровавленными пальцами ее лица.
Ее губы потрескались от сухости, от них отдавало солоноватым и металлическим вкусом крови, но ее дыхание было невероятно горячим. Он чувствовал боль в разбитой губе, когда целовал ее и… он не знал, что с ним происходит. Во всем этом было что-то… знакомое. Будто это уже происходило. Будто в этом не было ничего такого. Будто все было так с самого начала, всегда.
- ...Довольна? - резко отстранившись, он отвернулся. - Или тебя прямо тут трахнуть, чтобы ты успокоилась и отстала от меня? - добавил он, тяжело выдохнув, и облизав губы, все еще чувствуя на них привкус крови.
- Ты настоящий ублюдок... Марк Вьера... - ее голос звучал странно.
- Я знаю, Инструктор, - он развернулся, не глядя ей в лицо. – Поэтому просто заткнись, - закинул ее руку себе на плечо, - и шагай. Не забывай: «мы оба слишком ненормальные»...
Этого оказалось достаточно.
Больше они не разговаривали.
 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники эпизодической игры » Осколки нашей жизни (11 сарентия 1769 года. Блеймру, город Парлис.)
Страница 1 из 11
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)