Задохнись болью, Вьера - ФРПГ Золотые Сады
Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
Страница 1 из 11
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники эпизодической игры » Задохнись болью, Вьера (21 инлания 1769 года. Королевство Блеймру. Город Мако-Кохан.)
Задохнись болью, Вьера
Марк Воскресенье, 30 Март 2014, 23:46 | Сообщение # 1
Репутация: 20
Сейчас: В неизвестности
Дата и время: 21 илиания 1769 года.
Месторасположение: королевство Блеймру. Город Мако-Кохан.
Суть: иногда у каждого наступает такой период, когда хочется на все закрыть глаза. Забыться и хотя бы ненадолго отгородиться от того, что причиняет боль. Ненавидя все вокруг, молодой колдун решил плюнуть на все, и уйти в загул. Забыться ему помог алкоголь и первая же встречная на дороге шлюха...
Персонажи: 20-ти летний Марк Вьера.
 
Марк Понедельник, 31 Март 2014, 00:03 | Сообщение # 2
Репутация: 20
Сейчас: В неизвестности
Женский смех звенел в ушах Марка, отражаясь от стен каменной арки.
Девица, что была у колдуна под боком, была немного навеселе, как и он сам. Она что-то щебетала, а колдун лишь поддакивал, улыбаясь и отпуская короткие смешки. Иногда они останавливались, и тогда Марк использовал эту возможность, чтобы пройтись по стройному женскому телу руками, если только они не отвлекались на поцелуй.
Была поздняя ночь. Вьера наткнулся на эту девку, когда выходил из бара. Настроение у него было паршивое. Хотелось сделать что-нибудь глупое. Безрассудное. Нахамить каким-нибудь придуркам из подворотни, у которых по ножу на брата, сломать кому-нибудь нос, сбив все костяшки на руках, трахнуться…
В общем-то, Единый услышал его желания. Эта шлюха сама его нашла. Подсела прямо там, на скамейке возле небольшого парка. О том, чем им заняться в компании друг друга вопроса не стояло…
- Ты знаешь… ночью не так много людей… - сказал Марк, держа девчонку за талию одной рукой, а другой сжимая бутылку вина, которую колдун прихватил с собой из бара. – Зачем ты ходишь по пустым улицам? Знаешь… тут сброда-то полно…
- Ха-ха, ты такой забавный! – хихикала шлюха, поглаживая рукой его грудь; где-то задней мыслью колдун подумывал, что она вполне может взять его кошелек незаметно для него – она явно не была так пьяна, как хотела это показать. Он чувствовал вибрации, исходящие от ее мыслей, и мог это почувствовать.
Но она была ничего. Да, вполне даже. Стройная, с высокой небольшой грудью, длинными ногами. На ней было вызывающе короткое сиреневое платье, вечерний макияж и насыщенно-лиловая помада. Серые глаза в центре темных теней очень выгодно выделялись на миловидном лице. Наверное, он даже не сильно бы расстроился, если бы она и правда украла его кошелек. Единственное, что ему не слишком нравилось, что сильно бросалось в глаза – ее светлые волосы.
Когда-то он любил золотистые локоны. Теперь он их ненавидел. И пусть девица носила совершенно другую прическу – высокий хвост – Марк все равно не мог спокойно смотреть на ее светлые пряди.
- …Ночью спокойно, никого нет. Можно бродить, думать, что этот город принадлежит тебе, - последние слова девушка прошептала ему на ухо.
Колдун усмехнулся, приложился к бутылке. Девичьи руки поспешили отобрать ее у него.
- Ну-ну, не налегай. Я хочу насладиться моментом, когда мы останемся наедине, - погрозив ему пальцем той же руки, в которой она сжимала бутылку, девица улыбнулась.
Остановившись, Марк положил руки ей на зад, коротко поцеловал.
- Да мы и так наедине… в этом гребанном городе нет никого кроме нас! – отстранившись, закричал он. – Уоу! Слышишь, Мако-Кохан! Ты только наш! – крик его разнесся по всей мостовой, когда Вьера отошел от девицы прочь, воздев кулаки к звездному небу.
Девушка рассмеялась, подошла ближе, притянула к себе за ворот клетчатой рубахи:
- Ну-ну, красавчик. Побереги силы. Мы почти…
- Ох, просто заткнись, - ухмылка, и еще один пьяный горячий поцелуй.
Сегодняшняя ночь принадлежит ему – и никто не будет говорить ему, что делать.
 
Марк Понедельник, 31 Март 2014, 02:06 | Сообщение # 3
Репутация: 20
Сейчас: В неизвестности
В чем прелесть таких городов как Мако-Кохан – почти в каждом втором квартале вас ждут приветливые вывески недорогих отелей, открытых день и ночь.
Марк смутно помнил, как вошел в один из таких, смеясь над очередной глупой шуткой шлюхи под его боком. Как заплатил за номер, поставил быструю подпись, и едва ли не там же засунул язык в рот девице, в чьих устах могли побывать далеко не одни мужские языки. Смутно помнил он и брезгливый взгляд хостера в момент, когда все же оторвался от девицы, чтобы получить ключ от нужной комнаты.
Он помнил только ступеньки, потому что те жутко мешали идти. Об одну из них белокурая даже споткнулась, что стало причиной ее очередного приступа смеха.
Впрочем, когда они оказались в небольшой комнате, освещенной лишь одной красной кристаллической лампой, поставленной сюда ради создания интимной обстановки, трезвая оценка ситуации к Марку не вернулась.
Несколько жадных глотков вина, ожидание, пока их сделает девчонка – и бутылка разбивается колдуном о стену. Звук бьющегося стекла снова веселит девушку, и колдун, не желая слышать ее смех, затыкает ее поцелуем.
Да, она отлично целовалась. Как сама чертова исфирийская Богиня! Колдун мог только гадать, что еще она могла делать таким подвижным языком, этим губами…
Когда она толкнула его на кровать, та пронзительно скрипнула несмазанными пружинами. Девица захихикала и распустила волосы. Парень закрыл глаза и почувствовал, как она стягивает с него туфли – когда он последний раз надевал такую приличную обувь? - потом услышал, как она сбрасывает свои, на вызывающе высоком каблуке. Марк никогда не видел, чтобы такие туфли носил хоть кто-то кроме шлюх…
Звякнула пряжка ремня, колдун глубоко вдохнул, приоткрыл глаза, глянул вниз. В серых глазах плясала похоть, на пухлых губах, смоченных языком, играла кривая улыбка.
- Ну-ка, сейчас посмотрим, какие богатства ныне у колдунов, - приговаривала она.
А потом Марк ощутил жар ее языка…

- Убери от меня руки, Итан!
- Я просил тебя не называть меня так!
- Да плевать я хотела! Ты предлагаешь мне сдаться! – ее тонкие пальцы с аккуратными короткими ногтями погрузились в золотистую копну волос. - Сдаться! Как ты можешь такое говорить?!
- Лиз, послушай! – он протянул к ней руки, но она только зло ударила по ним.
И отскочила прочь.


О, это чувство. Смесь сладкой боли от напряжения, жаркие и влажные касания языка, обжигающее дыхание, щекотка от касания упавших ему на кожу прядей волос. Как долго он уже продержался? Как много он еще продержится?..

- Просто послушай меня…
- Нет! Как ты… ты же знаешь, что сейчас там происходит! – ее голос звенел в его ушах. – Я теперь такая же! А они убивают таких как мы! Как животных!
- Нет, послушай! – он делает шаг на встречу. Почему-то он боится. – Все будет хорошо! Это просто… это просто то, с чем ты родилась, в этом нет ничего…
Звук разбивающейся чашки, сброшенной со стола, прерывает его.


На губах остается странный привкус после того, как девица целует его. Во всем этом есть что-то гадкое, чересчур пошлое, но… как же это заводит!
Ее губы и язык оставляют влажный след на его шее, пока пальцы ловко справляются с пуговицами рубашки. Не прошло и минуты, как он чувствует ее длинные ногти, слегка впивающиеся в кожу на его груди. Это причиняет боль, более сильную, чем должно бы было. А потом она начинает стягивать с него штаны...

- Лиз, успокойся! Все не так страшно…
- Да, это не страшно! Не страшно, если забыть, что за это не оставляют в живых!
- Но я же жив…
- Это не то же самое, что с тобой! Тебя сдали родители! - ее слова ударили подобно хлысту.
- Да плевать на них! Я же жив!
- И что это будет за жизнь!? На цепи, подобно собаке – ни шага в сторону, ни…
- Собака?! Так вот кем ты меня считаешь?
- Я этого не говорила!
- Нет, ты сказала, Лиз!..


Девушка захихикала, когда Марк накрыл ее грудь руками. Она двигалась неторопливо, будто издевалась. А он не мог больше ждать. Не мог терпеть.
Девица захихикала снова, когда он перевернул ее на спину, вскрикнула, когда почувствовала его и закусила нижнюю губу, бросив на колдуна развратный взгляд.
- Хороший мальчик… немного глубже...
- Заткнись, - схватив девицу за подбородок, он прикусил ей губу, пытаясь поцеловать.

- Заткнись, Марк! Просто заткнись! Ты понятия не имеешь, каково мне!
- Да, не имею! – он чувствовал, как бессилие порождает злость. – Я ни хера вообще не понимаю в этом треклятом мире! Вообще! Ни о том, что такое быть тем, кого бросили родители, ни о том, что такое быть Посвященным, ни о том, что значит быть под постоянным надзором Сообщества! Да, я вообще нихера не понимаю!..


Шлюха стонала настолько убедительно, что Марк даже начинал верить, что ей и впрямь было так же хорошо, как были громки ее стоны.
- Ого, выходят, вас там учат не только магию творить, а? – сбиваясь с дыхания, спросила она.
- Нет, этому мальчики учат девочек в перерывах между лекциями, - ухмылка, очередной поцелуй, и Вьера позволяет ей оказаться сверху.
- Ну, может быть, я тоже могу чему-нибудь научить тебя?..

- Хватит считать, что ты умнее всех!
- Хватит делать из меня виноватого! – кулак пронзила боль, когда он встретился со стеной. – В этом мире много дерьма, Лиз, и ты сама знаешь это, но это – не самое паршивое из…
- Не самое паршивое? Черт, это мягко сказано! Я Посвященная! И не просто Посвященная, нет – Посвященная, которая поняла о том, кто она такая, в самый разгар этой проклятой гражданской войны! – он приблизился, а она толкнула его в грудь, заставив отступить. – Войны, на которой не будут разбираться, опасна я для Сообщества или нет! Войны, на которой таких как я – убивают!
- По заслугам получают только те, кто в этом виноват! – взмах в сторону окна. – Ты сама знаешь, сколько людей погибло, когда…
- Они спасали свою жизнь! И свои интересы!
- Свои интересы?! Да ты хоть знаешь, сколько моих друзей...
- А моих?! Нет! Нет, убери от меня руки!
- Я заставлю тебя выслушать меня!
- Говори что хочешь! Не всем так нравится сидеть на поводке, как тебе, Итан!
Звон от пощечины разрезал воздух.


Когда пропала способность к контролю, Марк не понял. Но даже когда девушка, сквозь стоны, просила его остановиться ненадолго, он не смог этого сделать. Даже несмотря на то, что хотел.
На его шее наверняка останутся следы от ее зубов. Не говоря уже о том, в какое произведение искусства превратиться его грудь. Единственное, что было хорошо – теперь он не чувствовал боли. Нисколько. Это было странно. И жаль, что так было не всегда…

- Я сказала не подходи ко мне! – наверняка, ее ладонь все еще горела от удара.
- Я всего лишь хочу помочь тебе, Лиз… Ты испугана, но…
- Испугана? Да, черт возьми, я испугана! И единственный человек, который мог поддержать меня – хочет меня сдать! Ты хочешь меня сдать! – из ее глаз брызнули слезы.
Марк ненавидел слезы. Он был готов продать душу Иному, чтобы никогда их не видеть. И быть способным не производить их.
- Нет, я всего лишь хочу помочь! Я могу…
- Что ты можешь!?
- Я могу поговорить с ними... Доказать им, что ты на их стороне…
- А кто тебе сказал, что я хочу быть на их стороне!?


Она хорошо двигалась. Как чертова змея или, может, кошка. Плавно, грациозно, даже красиво. На нее было приятно смотреть, ее было приятно трогать. Почему он никогда раньше этого не делал? Да, теперь Марк начинал понимать, почему так много мужчин прожигают деньги в борделях. Если хотя бы половина из тамошних девиц так же хороши как эта… черт, возможно, он сам начнет заходить в дома с яркими вывесками...

- Что ты несешь, Лиз?! Ты понимаешь, что ты говоришь?
- Да! Да, я отлично понимаю, что я говорю!
В ее глазах читался не гнев. Ненависть. Он не мог перенести такого взгляда.
- Я не такая как ты! Я не могу добровольно сесть в клетку. Я слишком люблю жизнь, свободу! В моей жизни и так достаточно дерьма, Марк! Я хочу жить так, как пожелаю, а не так, как говорят мне жить другие! Все всегда решают за меня, даже ты! А Рейн… Рейн борется за то, чтобы мы могли жить свободно! И ты тоже смог бы жить свободно! Теперь я как никогда понимаю, что он прав!
- Лиз, не говори так! – он все же схватил ее за плечи, встряхнул, заглянул в глаза. – Это же смертный приговор! Вот так, в открытую… ты же убьешь себя!
- А тебе какое дело?! – она будто выплюнула слова ему в лицо. Ему пришлось сжать ее крепче, чтобы она не вырвалась. – Ты сам только что хотел сдать меня им!
- Какое мне дело?.. Черт, Лиз, какая же ты дура! – он горько посмеялся.
- О, только не говори, что любишь меня! Влюбиться в дочь алкоголика, которую выперли из Гильдии из-за того, что она слишком тупая! Как романтично! Слишком романтично для Марка Вьеры!
Она пнула его в голень.


- Ох, я люблю тебя. Ох, черт, как же я люблю тебя! – смеясь, кричал Марк, гладя пальцами гладкую кожу женской спины. Золотистые волосы уже растрепались, и щекотали ему предплечья.
- О, маг уже признается в любви? Как же немного вам нужно, одаренным детям… - ее слова потонули в очередном глубоком поцелуе. – Но да… мое тело тоже любит тебя. Ты же чувствуешь это…
- Как никогда…

- Никогда! Никогда не поверю, что тебе есть до этого дело! Ты просто хочешь оставить меня при себе! Чтобы еще кто-нибудь сидел рядом с тобой на поводке!
- Что за херню ты несешь, Лиз?!
- Да просто признайся! Ты всегда приходил ко мне просто чтобы потрахаться! Один-три дня в неделю – и тебя снова нет!
- Твою мать, Лиз, ты же знаешь, где я был! Сообщество постоянно дергает меня…
- Сообщество, конечно! Везде твое Сообщество! Верный пес всегда на связи!
Ему хотелось ее ударить. По-настоящему хотелось.
- Хватит, Лиз! – он встряхивает ее. – Хватит! Я достаточно наслушался! Да, теперь ты тоже Посвященная. Да, это херово. Но с этим можно жить! Жить так, как тебе хочется!
- Да?! Ну-ка скажи-ка мне, если я сдамся Сообществу, я смогу отказаться от работы на него? М?.. Что? Молчишь? Вот об этом я и говорю! У меня. Не будет. Выбора!
- Но это ведь лучше, чем быть убитой, не так ли?!
- Лучше?! – она бьет его кулаком в грудь, затем еще раз. – Лучше?! Всю оставшуюся жизнь знать, что ты постоянно под наблюдением. Ни спокойной жизни, ни уединения, ни выбора… а что будет, когда я захочу завести семью?! Они будут следить за моими детьми, в ожидании, что тех тоже можно будет посадить на поводок, использовать?!
- Этого не будет…
- Ты можешь мне это гарантировать? Можешь?!
- Лиз…
- Нет, - ее голос угрожающе завибрировал. – Хватит. Ты ничего не можешь. Ты просто… ты просто трус, Вьера. Я тебя ненавижу!
- Лиз, не делай этого…
- Нет, убери от меня свои руки! Убери – или я оторву их. Ты знаешь – теперь я могу…
- Нет, - он решительно шагнул к ней. – Я тебя никуда не отпущу.
- А тебя никто не спрашивает!
И она ударила его в грудь.


Удар отозвался приглушенной болью, и Марк сдавленно заохал сквозь улыбку.
- Эй, детка, бить было не обязательно!
- Да? А мне показалось, тебе нравится боль, - шлюха улыбнулась, чтобы затем смочить языком желто-фиолетовый синяк, расплывшийся на груди. – Боюсь спросить, кто оставил тебе такой след. Кровожадные монстры? Или это какой-то другой маг?
- Какая разница, - Марк сел, кладя ладони на упругие ягодицы. – Ты сама закончишь трепаться – или тебе помочь?..
- Оу, агрессивный мальчик, - ухмылка исчезает, и женские зубы впиваются в его плечо.
В отместку, он бьет ее по заднице. Она вскрикивает - и снова смеется.

Каждое движение приносило боль. От слишком резкого вдоха, казалось, разом сломалось несколько ребер – сколько муки принесло это простое действие. Нога была чем-то придавлена, ей было не пошевелить. В спину впивалось что-то твердое, острое.
- Лучше тебе не искать меня, Марк.
Приподняв голову, он увидел, как девушка – его девушка – спешно заталкивает вещи в сумку, а затем направляется к двери.
- Мне жаль, что все так закончилось. У нас бы все равно ничего бы не вышло... мы с тобой из разных миров. Лучше забудь меня.
- Нет, Лиз, подожди… - невзирая на боль, он пытается выбраться из-под рухнувшего на него книжного шкафа. – Не делай этого…
- Не я выбрала это. Жизнь решила за меня. Прощай, Марк... - она остановилась в дверях, и на этот короткий миг их взгляды встретились. – И прости меня.
- Лиз, нет! СТОЙ! - крик разбился о пол, когда колдун с силой ударил в него кулаком.
Она ушла. Ушла, не закрыв за собой дверь. Ушла, оставив его наедине с его собственным бессилием. И болью.


- Уже уходишь?
- Ну… ты заплатил мне… так что самое время двигать, - девица, пересчитывающая купюры, выглядела совершенно трезвой. На ней все еще не было одежды, но это ее не смущало. Да и должно ли было?
Пересчитав деньги и спрятав их в небольшой сумочке, что была брошена ею еще на пороге, она вернулась к кровати и напоследок поцеловала колдуна.
- Спасибо. Мне было хорошо. Правда, - она подмигнула, и двинулась к кучке одежды.
Приподнявшись на локтях, глядя на то, как она одевается, Марк спросил:
- Как тебя зовут?
- Почему это тебе интересно?
- Просто… так как?
- Лиза. Но если хочешь, ты можешь называть меня Лиз.
- Нет… не хочу. Ненавижу это имя, - он рухнул на спину и спрятал глаза в изгибе локтя.
- О, похоже, какая-то женщина тебе здорово насолила… - тон шлюхи Марку не понравился.
- Заткнись. Одевайся - и проваливай.
- Пошел ты! - рубашка полетела ему в лицо. - Чтоб тебя жизнь оттрахала!
Стекло лампы задребезжало, когда дверь с грохотом захлопнулась. Со злости колдун запустил в нее подушкой, и только когда та упала на пол и разбилась, выпустив из своих оков красный кристалл, он негромко прошептал:
- Она уже это сделала…
 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники эпизодической игры » Задохнись болью, Вьера (21 инлания 1769 года. Королевство Блеймру. Город Мако-Кохан.)
Страница 1 из 11
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)