Прочь, зелёный змий! - ФРПГ Золотые Сады
Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
Страница 1 из 11
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники эпизодической игры » Прочь, зелёный змий! (12 авлота 1765 года. Блеймру, пригород Кэргола.)
Прочь, зелёный змий!
Стенли Суббота, 25 Январь 2014, 21:20 | Сообщение # 1





Дата и время: 12 авлота, 1765 год. Около 22.00
Месторасположение: Королевство Блеймру, пригород Кэргола, флигель капеллана Крайнвера.
Суть: Талантливая поэтесса, любящая жена и мать, Кетрин Хардвуд, сейчас переживает трудные времена. После смерти единственного ребёнка женщина всерьёз увлеклась спиртным, и Стенли всячески пытается развеять грусть любимой, но тщетно. Врачи всерьез опасаются за ее жизнь. В тот вечер погода была тихая, как перед грозой. Вокруг спокойно. Все обыватели уже собирались на боковую.
Персонажи: Стенли Крайнвер, Кетрин Хардвуд (НПС).
Исправил(а) Стенли - Воскресенье, 26 Январь 2014, 19:32
 
Стенли Воскресенье, 26 Январь 2014, 20:00 | Сообщение # 2





Флигель - большая комната

Стенли вошел во флигель. Полутьма коридора нежно окутала его, как бы не желая пускать дальше, в комнату. Композитор тихо вздохнул. "Может быть хоть сегодня что-то изменилось?" - подумал он. Так хотелось остаться здесь, в тишине и темноте, отгородившись от тяжелой действительности. Послышался звук - кто-то поставил стеклянную бутылку на деревянный стол.
С тяжелым сердцем Стенли все-таки вошел в комнату.
В глаза сразу бросался огромный деревянный стол, по которому были разбросаны обрывки бумаги, стояла стопка книг, и все это было перепачкано в чернилах. Та самая бутылка из темно-зеленого стекла стояла на самом краю. Рядом был хрустальный бокал. За столом сидела женщина. Еще молодая, но выглядевшая очень измученной - растрепанные волосы, темные круги под глазами.
- Кетрин, - тихо произнес Стенли, - Я вернулся.
Она даже не повернула головы на звук знакомого голоса.
- Кетрин, - уже громче окликнул ее муж, - Ты меня слышишь? Ответь хоть что-нибудь, прошу тебя.
Снова молчание. Крайнвер сделал несколько шагов вперед.
- Кетрин! - уже в полный голос сказал он.
Очень медленно она подняла на него глаза. Взгляд был затуманенным. Испачканными в чернилах пальцами она взяла бутылку и налила ее содержимое в бокал. Темно-алая жидкость, напоминающая кровь, искрилась в тусклом свете свечей, расставленных по комнате.
- Кетрин, пожалуйста, прекрати! - Стенли быстро подошел к ней и забрал бутылку из ее рук, - Давай, хотя бы сегодня немного отдохнешь. Я понимаю, как тебе тяжело, но может, лучше пойдешь немного поспишь? Хоть немного. А завтра мы пойдем погуляем.
Она несколько секунд смотрела ему в глаза, затем осушила бокал.
 
Гражданин Понедельник, 27 Январь 2014, 13:41 | Сообщение # 3





Флигель - большая комната.

На памяти Кет было множество сред. Этот день недели почему-то всегда оказывался для женщины не самым приятным. Пятница, кто бы сомневался, развратница, понедельник - день без денег, а вот среда... Она всегда влечёт за собой какие-нибудь проблемы. Смерть любимой дочки, которой было всего-то ничего, произошла в среду. Так что этот день недели стал для поэтессы воистину проклятым. Вот и сейчас мисс Хардвуд сидела в большой гостиной за столом, очевидно не захотев перебраться в свою комнату. За этим столом собирались гости, друзья и... собутыльницы. Но сегодня не было никого. Абсолютно. Поэтому Кет решила совершить очередное возлияние в гордом одиночестве. Она опрокидывала бокал за бокалом, тянулась к бумаге, лихорадочно пытаясь что-нибудь сочинить, ибо мысли набегали сами собой. Но едва Хардвуд писала первую строку, как тут же комкала листок, с руганью кидая его на пол, после чего следовал очередной бокал вина или грога. За всеми этими творческими муками (чередующимися с порывистыми прихлёбываниями из горлышка или опрокидываниями бокалов) женщина не расслышала, как повернулся ключ, как кто-то затопал в прихожей, как этот кто-то глухо кашлянул и зашагал в гостиную. К этому моменту женщина уже была настолько пьяна, что ничего не замечала. Она в какой-то момент упала головой на стол, запустила тонкие пальцы в каштановую копну спутавшихся волос, да так и заснула. Спать пришлось недолго, ибо до боли знакомый голос пробивался к ней откуда-то из тумана. Плюс ко всему, в хмельную головку поэтессы стучалась догадка: муж.
- Стен? - женщина подняла голову и глянула на супруга округлившимися глазами, в них читалась помесь испуга и упрёка, - А что я опять сделала не так? За какой такой грех...
Хардвуд просто-напросто не договорила. Замараной рукой она закрыла лицо и заплакала пьяными слезами. В который раз... Но под воздействием бутылки чистого грога слёзы лились сами собой. Уж на кого как, а на Кет сей благодатный напиток действовал именно таким образом.
- За к-какой грех наша малютка у-у-умерла? - спрашивала невесть кого женщина, стараясь совладать со своим языком, а сама всё глядела на Стенли, который так и стоял перед ней с крайне смущённым видом...
 
Стенли Вторник, 28 Январь 2014, 21:59 | Сообщение # 4





Флигель - большая комната.

- Никто не виноват. Просто... просто жизнь не всегда справедлива, - тихо сказал Стенли, - Давай, хотя бы сегодня не будем бередить прошлое, хорошо?
Он прошел в дальний конец комнаты и опустился в кресло. Откинул со лба непослушные пряди и снова взглянул на жену. Она перевернула бутылку, и когда убедилась, что в ней ничего нет, отбросила в угол. Бутылка ударилась об стену и разбилась.
Стенли покачал головой. Это становилось опасно. И кто знает, что Кет выкинет в следующую минуту. После смерти дочери она, казалось, хотела вычеркнуть себя из этого мира. А ему что тогда делать? Ведь врач, который приходил пару дней назад, предупредил, что пьянство может сильно подорвать ее и без того слабое здоровье. Надо было как-то удерживать ее, попытаться привести в себя. Но как? Стенли этого не знал.
- Кет, - уже в который раз он попробовал заговорить с ней, - Может...
Он запнулся. Измученная горем и вином женщина снова легла на стол.
"Неужели заснула?" - подумал Крайнвер. "Или нет?"
Он поднялся и тихо подошел к жене. Неуверенно протянул руку, желая коснуться ее плеча... Кетрин открыла покрасневшие глаза...
 
Гражданин Среда, 29 Январь 2014, 10:08 | Сообщение # 5





Флигель - большая комната.

"Опять... Опять эти его бесконечные нравоучения, мол, пора бы тебе, Кет, остановиться. Думает, мне самой это по душе. А что, спрашивается, он будет делать, если в людях ни грамма сочувствия?" - мысленно досадовала подгулявшая женщина. Ей и самой было ясно, что никто не повинен в смерти Лоры. И всё равно примириться с этим поэтесса не желала. И мужу не позволяла. В какой-то момент она снова рухнула головой на руки, очевидно, пытаясь собрать мысли воедино. Муж вновь трепал её по плечу, и Кетрин неохотно подняла на него взгляд.
- А тебе, Стен, как с гуся вода, - хрипло упрекнула она мужа, - ты как был рассудительным, так и останешься. И в могиле будешь гнить с философским выражением лица. Истукан каменный, вот ты кто...
Алкоголь действовал на бедняжку плачевным образом. Мысли разбредались по голове, даже не аукаясь, и привести их в норму было подобно смерти. Каждая попытка сопровождалась нестерпимой болью в висках, глаза мучила резь. О том, сколь трудно в те моменты что-либо выговорить, можно без труда догадаться. Вот попробуйте-ка сами выпить добрую бутылку грога, бокала три-четыре вина, и всё это в одиночку. А потом непременно попытайтесь сосредоточиться на чём-нибудь важном. Что, каково? Ну, то-то же. Но Кетрин "гуляла" не в первый раз, потому где-то с четвёртой попытки ей удалось начать нормальный разговор.
- Прости, если опять обидела. Мы, бабы, плачем из-за всяких пустяков чуть ли не по десять раз на дню. А я им всем ещё и фору дам... - измученное лицо поэтессы просветлело, в глазах запрыгали лёгкие искорки, - а тут такое случилось. Дай мне окончательно принять это, тогда я успокоюсь и больше никогда не прикоснусь к стакану. Я ведь никогда до этого не пила, ты это прекрасно знаешь. Что же мне помешает отучиться?
Женщина прикрыла глаза, словно собираясь с мыслями. Только бы Стен выказал своё участие...
 
Стенли Четверг, 30 Январь 2014, 23:07 | Сообщение # 6





Флигель - большая комната.

Музыканту было крайне неловко стоять вот эдак, глядеть на самого дорогого человека, который в одночасье из сильного и волевого превратился в старую подошву. Кетрин была единственной женщиной, которая понимала его по-настоящему, которой композитор мог довериться целиком и полностью. Вся беда в том, что в эту минуту перед ним была не Кет, даже не женщина вовсе, а, скорее, какой-то шарж на женщину. Сознавать такое было обидно, да что поделаешь. Несчастье в один миг переломало хребет необыкновенно сильной, выносливой личности. Поломала и смачно сплясала на обломках.
- Родная, - начал Крайнвер, обнимая жену за плечи, - подумай хоть немного, какими глазами на нас теперь дочка глядит? Ей там, наверно, очень больно смотреть на свою маму в таком состоянии. Вспомни, малютка называла тебя волшебницей за твои стихи. Перестань унывать...
"Перестань унывать... Да разве нам легче станет? - с отчаянием стучало в голове мужа, - Наверняка я и сам давно спился бы от горя, да как Кетрин, бедняжку, оставишь?"
И это было самой, что ни наесть, сущей правдой. Крайнверу было так же тяжко, так же тошно от всего случившегося, но выбраться из растопыренных лап зелёного змия ему всё-таки удалось. И теперь ему было вдвое горше видеть, как маленькая Хардвуд буквально на глазах исходила слезами. Не по дням, что называется, а по часам! Пока Стен собирался с мыслями и выискивал нужные слова для жены, ему припомнился крайне неприятный разговор с городским доктором, который регулярно навещал семью. Опытный врач констатировал: Кетрин при таком частом употреблении спиртного протянет максимум месяц, хотя он, врач, будет стараться сохранить ей жизнь. Но организм был слишком "отравлен алкогольными парами", как выражался этот господин.
Наконец композитору удалось стряхнуть мрачные мысли, он ни слова не говоря подхватил жену на руки и вынес её из комнаты, чтобы уложить в спальне.

Флигель - спальня.

- Отдыхай, - ласково, но внушительно произнёс музыкант, мягко опуская супругу на перину, - и не смей больше думать о плохом.
После этих слов Крайнвер поднялся на ноги и позвонил в колокольчик, который доселе тихо-мирно лежал на столике. На звон прибежала одна-разъединственная служанка, которая всегда ездила с хозяевами за город. Это была невысокая, проворная женщина с русыми непослушными волосами, востроносая, тонкая и гибкая словно струнка.
- Шерил, - мягко произнёс капеллан, делая знак экономке подойти поближе, - помоги хозяйке раздеться. Ты видишь, она нездорово. Ей сейчас нужен крепкий сон.
Бойкая Шерил приподняла миссис Хардвуд и стала осторожно стаскивать с госпожи платье, которое было щедро забрызгано вином и чернилами. При виде замараной одежды служанка только покачала головой. Она давно служила в доме Крайнвера, давно знала его жену и искренне сострадала ей.
- Спаси нас Единый... - вдруг выпалила экономка, бледнея на глазах, - что вы с собой сделали?
Стен, находившийся в отдалении, быстрым шагом подошёл к кровати. Брови сдвинуты, в карих глазах недоумение и раздражение.
- Чего ты шум поднимаешь. У госпожи много новых пл... - музыкант даже не договорил. На правой руке жены, чуть ниже кисти, червонел страшный порез. Стен в ужасе отшатнулся, а Шерил и вовсе заскулила подбитой собачонкой.
- Грех-то како-ой, - всхлипывала она, закрывая лицо руками. Хозяин не отвечал. Правое веко задёргалось, а руки затряслись - то ли от страха, то ли от гнева. Резко он повернулся к экономке и схватил её за воротник.
- Где ты была, паскудница такая, почему недосмотрела? А? - рука клавесиниста, тяжёлая и цепкая, сильно встряхнула тщедушную прислужницу. От гнева на лице хозяина проступил мелкий пот, - Живо в гостиную, осмотри каждый уголок, обыщи всё.
Продолжая хлюпать носом и причитать, Шерил выскочила из спальни. Через полминуты в гостиной раздался шорох, перекатывание пустых бутылок, слабое женское кряхтение (не иначе, экономка наклонилась под стол). Ещё минуты через две женщина вернулась, сжимая в руке перочинный ножик. Лезвие было в крови. Стенли сидел, как громом поражённый. До него уже дошло, но поверить во всё это он отказывался напрочь.
Исправил(а) Стенли - Понедельник, 03 Февраль 2014, 13:15
 
Гражданин Среда, 05 Февраль 2014, 20:55 | Сообщение # 7





Флигель - спальня.

Разомлевшая от алкоголя и усталости, Кетрин лежала на мягкой перине, пытаясь разобраться, хочет она спать или нет.
Внутри что-то болезненно ёкало, но особенно сильный толчок женщина ощутила, когда платье (не без помощи умелых ручек Шерил) освободило ноющее тело. Правая рука была изуродована, и поэтессе не хотелось, чтобы Стен это увидел, но... Краем уха она слышала переговоры мужа со служанкой... но когда переговоры перешли в распекания и ругань, жена поняла, что выдана с головой. Мысли были самые печальные, так как для любящей Кет не было ничего хуже огорчения самого дорогого человека. Чтобы хоть как-то исправить положение, она повернула голову в сторону композитора и прошелестела одними пересохшими губами:
- Увидел-таки? - устало произнесла женщина, - Что ж теперь, ничего не попишешь. Только не злись на меня, ладно?
Женщина прекрасно понимала, что сейчас порет несусветную горячку, но отчего-то более умного ничего не пришло в голову. Поэтесса знала, что муж не одобряет этот поступок и, скорее, всего, зол на жену. Оставалось только выждать, когда Стен наконец-то ответит хоть что-нибудь, а после действовать по ситуации.
 
Стенли Четверг, 06 Февраль 2014, 20:08 | Сообщение # 8





Флигель - спальня.

Музыкант наконец взял себя в руки. Хотя он все еще не мог поверить, что Кетрин решилась на самоубийство (пусть и неудачное).
- Может, приляжешь? Поспишь и станет немного получше.
Поэтесса медленно опустилась на подушки. Стенли ласково поглаживал ее по голове, словно пытался успокоить маленького ребенка. Хотя, успокоиться надо было ему самому.
Заметив, что Кетрин задремала, он взял у Шерил нож. Покрутив его в руках, поднялся и отошел к окну. На улице ничего не было видно, ведь уже было давно за полночь.
Ему был непонятен поступок жены. Ладно еще алкоголь, но нож. Почему? Ведь еще совсем недавно, до смерти дочери, Хардвуд так любила жизнь. Она сама ему как-то сказала "Что бы ни случилось, я буду цепляться за этот мир, как утопающий за соломинку. Ничто не заставит меня покончить с собой".
Крайнвер услышал, как Шерил вышла из комнаты, тихонько прикрыв за собой дверь.
Внизу часы пробили трижды.
- Ты спишь? - спросил Крайнвер жену. Она промычала что-то неразборчивое и отвернулась к стене.
Может и ему стоит лечь? Или подождать еще немного. Мало ли что.
Он снова сел в кресло и прикрыл глаза. Кет мерно дышала во сне. Усталость и алкоголь сделали свое дело. Значит, и ему тоже можно было немного расслабиться.
И вдруг, тишину разрезал громкий кашель.
 
Гражданин Среда, 12 Февраль 2014, 20:52 | Сообщение # 9





Флигель - спальня.

Женщина продолжала лежать, чувствуя, как каждая перинная ворсинка щекочет тело. Непонятно было, хочется ей спать или нет, состояние просто глупейшее. Единственным приятным во всём этом был участливый голос Стена. Шерил тоже сидела где-то рядом, и по временам слышались её тяжкие вздохи. И муж, и верная домоправительница, похоже, сильно нервничали за жену и хозяйку. Кетрин сочла нужным уговорить и успокоить их. А чтобы это сделать, надо повернуться, лечь на спину и приподнять голову. Стоило поэтессе сделать первую попытку приподняться, как в груди что-то сильно закололо, и женщина изо всех сил закашлялась, словно прогоняя кого-то из груди. Именно кого-то, потому что "оно" крепко засело в лёгких и причиняло Кет сильную боль.
- Кх-х-х... - хрипела женщина, сжимаясь в комок, её худые плечи сильно вздрагивали.
"Что это? - с ужасом думала поэтесса, - Со мной прежде никогда не было ничего подобного?"
Кетрин даже не сразу заметила руку возле своего лица, сжимающую стакан с водой. Шерил уже с минуту стояла, пытаясь подать хозяйке воды. Женщина продолжала кашлять, и с каждым разом становилось всё больнее - лёгкие как будто рвало и царапало. Кое-как она взяла стакан и дрожащей рукой поднесла к губам. После жгучего вкуса алкоголя вода показалась чем-то невероятно сладким, даже приторным; на какую-то секунду жене композитора почудилось, что её вот-вот вывернет наизнанку, но ничего такого не происходила, даже кашель куда-то отступил, и Кетрин получила возможность спокойно вздохнуть...
 
Стенли Суббота, 15 Февраль 2014, 19:59 | Сообщение # 10





Флигель - спальня.

Заметив, что хозяйка перестала кашлять, Шерил медленно отошла от нее. Ее губы беззвучно шевелились, будто она молилась Единому. Уже в дверях ее настиг Стенли. Взяв из рук служанки стакан, он тихо произнес:
- Принеси еще воды.
Кивнув, Шерил ушла вниз.
Композитор вернулся обратно в комнату. Судя по всему, сегодня спокойно поспать не удастся. И хотя Кетрин, вроде бы, успокоилась, у него на душе скребли кошки.
Уже собираясь опуститься обратно в кресло, Крайнвер взглянул на стакан в руке. И застыл. На краю стакана было красное пятно. Это не могла быть помада (или чем там эти женщины красятся), Кетрин уже неделю ходила с бледным лицом без всякого макияжа. Это была кровь. У Стена всегда было не слишком хорошее отношение к крови. Не то, чтобы он ее боялся, просто... просто не любил. А тут такое. "Может, она просто прокусила губу?" - подумал он, - "Или же..."
Поставив стакан на столик, он склонился над женой. Осторожно, чтобы не потревожить ее, откинул со лба пряди волос и внимательно посмотрел на губы. Затем осторожно коснулся их пальцем. Кетрин открыла глаза и улыбнулась. Сейчас она была больше похожа на ребенка. Если бы не темные синяки под глазами.
- Скажи, - он убрал руку от ее лица, - ты сегодня не кусала губы?
Продолжая игриво улыбаться, она мотнула головой.
- Понятно, - тихо, как бы самому себе, ответил он. И уже стал отходить, как поэтесса резко согнулась и зашлась в жутком кашле снова. Стен сел рядом с ней, поддерживая. Про себя он умолял Шерил поскорее вернуться с водой. Худое тело жены тряслось в судорогах. Она, задыхаясь, ловила ртом воздух, при этом прикрывая его рукой. "Только бы это прекратилось!" - думал муж.
Кашель постепенно отступал. Кетрин медленно убрала руку ото рта. Стенли вздрогнул. Ладонь была в крови.
 
Гражданин Воскресенье, 16 Февраль 2014, 12:38 | Сообщение # 11





Флигель - спальня.

Поэтесса лежала, переводя дыхание. В груди что-то болело и ныло, словно бы внутри лопнул громадный мяч. Глаза слезились и смотрели куда-то в потолок, вероятнее всего потому, что Кетрин всё ещё не могла посмотреть мужу в глаза - попытка самоубийства повергла его в ужас, и жена теперь не могла глядеть на композитора без содрогания и трепета.
Неожиданный вопрос Стена изумил и привёл женщину в чувства. Кет не раз кусала губы в кровь при одной мысли о погибшей дочке. Но не сегодня. Едва поэтесса раскрыла рот, чтобы ответить "нет", как из груди вновь стал рваться жуткий кашель. Он был вдвое сильнее предыдущего, и теперь узкую грудь разрывало на части.
"Опять! - неслось в голове, - Больно-то как!"
И снова что-то царапало внутри, как будто кто-то засунул в грудь маленького, но злобного котёнка с острыми коготками. Кетрин и сама была похожа на котёнка. Круглое лицо, большие глаза, да её и с кошачьим разрезом, мягкие пальцы и тихий голос. Но сейчас этому "котёнку" было худо, нестерпимо худо. Вместо внятного ответа изо рта вылетал хрип. Это обижало и бесило, но ничего сделать нельзя.... а тут ещё и Шерил задерживается. Поэтесса продолжала кашлять, прикрывая рот ладонью. Постепенно ладонь становилась краснее от крови, а боль даже не думала прекращаться. Пальцы другой руки, тонкие и беспокойные, сжали край мягкой пуховой подушки, а глаза мучила резь. Прошло ещё полминуты, и боль начала отступать. Кетрин наконец-то смогла подняться и глянуть на мужа осмысленным взглядом, без боли. В этот момент в дверях показалась Шерил - в её руках был гранёный стакан с водой. Но едва экономка переступила порог комнаты, как испустила истошный визг, и стакан полетел из рук, брызги воды разлетелись во все стороны. Картина была не лучшая: хозяйка сидела на постели, и её губы и правая рука были в крови. Кетрин была крайне смущена тем, но взяла себя в руки и сдавленным голосом произнесла:
- Не пугайся, Шерил, принеси платок, пожалуйста... - экономка вновь вышла из спальни, и поэтесса получила возможность обратиться к мужу, - не пугайся, Стен. Со мной уже всё хорошо.
Лицо поэтессы, бледное исхудавшее, озарила слабая улыбка.
 
Стенли Понедельник, 17 Февраль 2014, 21:06 | Сообщение # 12





Флигель - спальня.

Все хорошо? Стенли не мог спокойно смотреть на мучения жены. Как она может говорить это таким голосом? И улыбаться? Создавалось впечатление, что Кетрин уже подписала себе смертный приговор и эти минуты, были последними, которые она проведет вместе с мужем.
Надо было что-то делать. Завтра можно было бы съездить в город за врачом. Но делать сейчас? После второго приступа ведь может наступить и третий.
Вернулась Шерил. В одной руке она держала новый стакан с водой, в другой - белоснежный платок. Протянув и то и другое хозяйке, она отошла к стене, заламывая руки.
- Как же так? Что же делать? Во имя Единого... - донесся до Стена ее срывающийся голос.
Композитор нахмурился. Взяв из рук жены полупустой стакан, он нежно сказал ей:
- Попробуй заснуть. Во сне будет лучше.
Когда Кетрин откинулась на подушки, он подошел к Шерил, взял ее под руку и вывел из комнаты в коридор.

Флигель - коридор на втором этаже.

Отпустив руку экономки, Стенли тихо сказал:
- Пожалуйста, не надо так вести себя при хозяйке. Ей и так не сладко, а тут ты еще со своими причитаниями. Еще беду накликаешь.
В полутьме коридора было плохо видно, но он был уверен, что Шерил кивнула.
Правда, когда она заговорила, голос ее дрожал:
- Да я никогда бы не посмела... Простите... Больше никогда не буду такое...
Конец фразы утонул в всхлипах. Женщина, стараясь сдержаться хотя бы при хозяине, теребила руками подол платья, изредка вытирая глаза рукавом.
- Ладно уже, иди вниз. Там успокоишься, - Стенли поморщился. Он не любил, когда женщины плакали.
Подождав, пока всхлипы затихнут внизу, он вернулся обратно в спальню.
 
Гражданин Вторник, 18 Февраль 2014, 21:13 | Сообщение # 13





Флигель - спальня.

После всего случившегося этим вечером Кетрин была чрезвычайно утомлена. Чувство было такое, как будто из неё сутки кряду выкачивали все силы. Вернее, не выкачивали, а выдавили голыми руками, ибо болело... всё. Не сказав ни слова, женщина устало вздохнула и повалилась на подушку.
Спалось хорошо, но то, что снилось, было самым настоящим кошмаром. Сначала она увидела детскую комнату, кроватку, из которой тянутся две худые ручонки и слышится детский кашель. Потом этот кашель сменяется надрывным плачем и криками о помощи. Снилось, что она, мама, стоит рядом, но ничего не может поделать. Виделось, будто она бежит на кухню за лекарствами, пробегает гостиную, где сидят родственники с кислыми мордами. Среди них какая-то незнакомая, сухопарая как кошёлка, с очками. Эта неизвестная улыбается и говорит:
- Я бы такого задохлика, какой была покойная Лора, сдавала в детский приют. Этот ребёнок всё равно не жилец, а там её быстрее добьют товарищи по комнате.
Вот мама идёт к гостье, берёт её за шиворот и тащит из-за стола. Незнакомка гадко скалится и вытаскивает из кармана мешочек. тычет его под нос Кетрин... пахнет крысиной отравой.
- Лекарство, говоришь? Разве не за ним ты шла сюда, милая?
Последнее, что почувствовала поэтесса, была сильная боль в висках. Она вся вжалась в горячую перину, всем телом, пыталась закричать, позвать мужа, но голос не звучал. Совсем.
 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники эпизодической игры » Прочь, зелёный змий! (12 авлота 1765 года. Блеймру, пригород Кэргола.)
Страница 1 из 11
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)