Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
Страница 1 из 11
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники эпизодической игры » Я назову тебя Моной (Четверг, 6 марента 1772 года. Тэлоя, город Дайлм.)
Я назову тебя Моной
Мастер Суббота, 25 Январь 2014, 20:52 | Сообщение # 1





Дата и время: четверг, 6 марента 1772 года. Тэлоя, город Дайлм. Время - шесть часов вечера. Погода пасмурная, идет легкий снегопад, около +3.
Месторасположение: королевство Тэлоя. Культурная столица королевства - город Дайлм. Студия Ди Ольерри.
Суть: благодаря счастливому стечению обстоятельств, Эстебан Ди Ольерри обзавелся моделью для своей новой картины, и нынешним вечером уже назначил ей встречу в своей студии, дабы начать работу над ней.
Персонажи: Эстебан Ди Ольерри, Джейлан.
 
Джейлан Четверг, 30 Январь 2014, 23:50 | Сообщение # 2





О вечерней встрече Джейлан, надо признать, едва не забыла. Денек выдался хмурым и хлопотным: за ночь вылетел один из вбитых в землю крюков, веревки поползли, тент приподняло, и марентовский ветер выстудил угол со звериными стойлами. Пока перегнали животных, пока починили и заново закрепили снасти, уже стемнело – обедала Джейлан в четыре вечера кружкой горячего вина. Попеременно перекладывая посудину из одной ладони в другую, она грелась у переносной чугунной печки.
- Кур-р-рить будешь? – спросил Орро – сине-зеленый диссилийский попугай.
- Ща, - девушка подула на вино, но все же обожглась, смешно сморщив нос, - мне только покурить еще…
- Мур-р-ра, - резюмировал попугай, разворачиваясь на своей жердочке.
- И не говори.
Из-за слабых отсветов печки длинные хвостовые перья отливали рубиново-алым, в какой-то момент перед внутренним взором снизу вверх упала волна красного шелка, и только это помогло вспомнить о данном обещании.
А погодка-то на улице… девушка выглянула в окно, прислушалась, как гуляет ветер этажом выше (над снятой комнатой находился только чердак). Честно говоря, идти никуда не хотелось. Но обещала же. Да и любопытно…
Как-то незаметно она допила вино, отогрелась, подсушила влажные волосы, и начала собираться. В конце концов, когда еще выдастся возможность побыть этой… как ее? Моделью.
«Надоест – уйду, - решила про себя Джейлан, повязывая голову широченным, темно-зеленым платком. – Не станет же он меня за руки хватать!»
Снаружи падал снег – мелкий и мокрый, он не ложился в сугробы как бывает зимой, а таял, превращаясь в грязную кашу под ногами. Первоначальную идею добежать пешком пришлось отмести почти сразу же, на углу диссилийка поймала пролетку и дальнейший путь проделала в сравнительном комфорте.

Студия Ди Ольерри. Первый этаж.

«Студию маэстро» она узнала сразу же. Внутри теплился мягкий золотистый свет, и Джейлан на короткий миг почувствовала себя загулявшей кошкой, которую вот-вот должны были пустить погреться у очага. По спине коготками прошлась дрожь.
Стук в дверь студии вышел характерным – четким и громким. По всегдашней привычке Алая Маска без обиняков заявляла о своем прибытии.
 
Эстебан Пятница, 31 Январь 2014, 00:35 | Сообщение # 3





День выдался на редкость плодотворным.
Проведя почти полночи за работой над своими картинами, Эстебан проснулся лишь к двум часам дня, обнаружив, что завтрак ждет его на столе вместе с запиской от юного протеже. Как оказалось, парень двинулся на пополнение их запасов. Признаться, если бы не он, Эстебан Ди Ольерри наверняка бы забывал питаться еще чаще, чем обычно. Порой, заработавшись и забыв пообедать или поужинать, он так и ложился спать, чтобы на следующий день уйти из дома до позднего вечера, а затем вновь усесться за работу. В общем-то, именно так и было в этот раз, разве что завтрак Эстебан все же не пропустил.
Оставшуюся часть дня, вплоть до рабочего времени, на которое была назначена встреча его модели, он провел в доме одного из своих клиентов. Тот устраивал очередной прием, на котором планировал, по всей видимости, похвастаться новым приобретением, потому как его уже готовую картину он попросил доставить именно сегодня, а самого Эстебана побыть на приеме в качестве «прекрасного человека, пополнившего коллекцию своей изумительной работой». Отказываться у мужчины причин не было, и потому к шести часам Ди Ольерри заявился в мастерскую в весьма приподнятом настроении.

Просьба, которую он озвучил накануне вечером, была выполнена Айко безупречно: огромное зеркало уже было зафиксировано над кушеткой из красного дерева, за которой было растянуто черное полотно. Кроваво-красный шелк стелился, будто горячий шоколад по ее спинке, ожидая, когда к нему прикоснутся. Самого Айко в мастерской не было – он уже давно знал, когда следует покидать обитель маэстро – однако очередная записка ждала его, на этот раз уже прямо на двери.
«Прошу простить, маэстро, но найти нужное вам мне не удалось. Но зная вас, думаю, у меня еще есть пара дней на это. Удачно поработать! Я буду в «Вишневой косточке», если вам что-то понадобится», - гласила записка.
«Отдыхай, Айко», - с усмешкой художник смял лист и бросил куда-то в сторону.
То, что у него все еще не было главного предмета для написания картины, безусловно, было не лучшей новостью, но Эстебану часто везло – должно было повезти и в этот раз. Ко всему прочему, Айко был прав – у него еще было несколько дней на поиски…
К тому моменту, как его новоиспеченная модель пожаловала на порог студии, Эстебан уже подготовил стопку чистых листов и пару карандашей.
Дверь он открыл широко, расплывшись в улыбке в тот же миг, едва глаза выхватили в вечерней темноте знакомые черты диссилийки.
- Ты как раз вовремя! Входи, входи. Раздевайся, - пропуская девушку внутрь, вдруг вспомнив о ранее озвученных планах на картину, мужчина закатил глаза и быстро добавил, покачав головой: - В смысле, не до конца, а только верх.
Повесив пальто Джейлан (имя модели удачно напомнил более внимательный Айко), мужчина сделал приглашающий жест в сторону дальней части студии:
- Прошу, проходи, - и почти тут же быстро двинулся туда же, опережая саму девушку, на ходу периодически оборачиваясь: - Я уже немного подготовил место, но сегодня мы сделаем только первые наброски. Никакого обнаженного тела, никакого шелка…
Он вдруг остановился, молча окинул диссилийку взглядом, наклонив при этом голову и задумчиво вопросил:
- Все хорошо? – взгляд вновь прошелся по силуэту девушки.
Несмотря на то, что она выглядела хорошо, даже отлично, в ее лице читалось то, чего Эстебан сейчас видеть совершенно не хотел. Усталость. А где усталость – там и отсутствие желания что-либо делать.
 
Джейлан Суббота, 01 Февраль 2014, 03:06 | Сообщение # 4





В студии ее уже ждали. Джейлан рассчитывала, что дверь откроет белобрысый Айко, но ошиблась – на пороге показался сам художник. Судя по улыбке, голосу, живости движений настроен Эстебан был по-деловому, и это вселило похожий настрой в его модель.
Избавившись от пальто, она взялась за узел платка, и провозилась с ним некоторое время, одновременно слушая мужчину. Первые наброски, надо же… Она-то думала, что художники просто берут… ну, и рисуют. А тут и место готовят, и раздеваться сегодня не нужно вовсе. Как же он ее рисовать собирается?
Внезапно пришлось остановиться.
- Все хорошо?
Брови дрогнули от удивления.
- А где плохо-то? – по привычке, вопросом на вопрос, ответила Джейлан. Изящные господские беседы вообще никогда не значились ее коньком, однако сейчас, от неожиданности, она выпалила первое, что пришло в голову.
«Я что-то не так сделала? Сказала… да вообще еще ничего не сказала! Не так выгляжу? В чем дело-то?»
Иной этих господ разберет.
Узел поддался, и она наконец-то сдернула платок, встряхнула волосами. Пальцы свободной руки прочесали пряди ото лба назад, из-за чего пришлось на пару мгновений отклониться назад.
 
Эстебан Суббота, 01 Февраль 2014, 03:53 | Сообщение # 5





Суть вопроса до диссилийки не долетела, хотя, было похоже, что она даже не успела толком подумать над ним – настолько быстро последовал с ее стороны встречный вопрос. Художник в свою очередь слегка пожал плечами, продолжая глядеть на девушку:
- Да нигде. Просто… а, забудь! – он с улыбкой махнул рукой.
«Помалкивай, Ди Ольерри. Она пришла – значит, все в норме. Если не получишь то, что нужно, значит, ошибся. Но ты ведь знаешь, что не ошибся… так что помалкивай. Тебе сегодня картину не писать, так что просто сядь и получай удовольствие!» - краткий разговор с самим собой прошел на ура, однако по его завершению художник понял, что засмотрелся за манипуляциями диссилийки. Волнистые волосы черным шелком рассыпались по плечам, избавившись от стягивающего их платка, и Эстебан вдруг ясно понял одну вещь – они должны быть такими. Ничто не должно сковывать их. Как нельзя назвать пруд озером, а спортивную кобылу настоящей дикой и свободной лошадью – так и данное природой не должно быть стянуто и сокрыто.
- Вина хочешь? – пальцы подхватили с небольшого столика, на котором стояла переносная лампа, бутылку вина, и повертели ее. – Высший сорт. Подарок от одного клиента. Должен отметить, вкус и правда хорош. Правда… у меня нет бокалов.
Он озадаченно оттянул уголки губ вниз, оглядевшись, будто впервые попал в студию, но затем вновь глянул на гостью:
- …Впрочем, если ты не брезгуешь, - прежде чем протянуть ей бутыль. – Попробуй. Думаю, тебе понравится. Будем считать, что это в честь нашего (я надеюсь плодотворного) союза.
Брови сами собой вздернулись, а на лице появилась простецкая улыбка.
 
Джейлан Вторник, 04 Февраль 2014, 22:32 | Сообщение # 6





Видимо, ничего важного художник не подразумевал, если так легко отмахнулся от собственных слов. Забыть так забыть, Джейлан не из тех, кого нужно просить дважды.
Она по привычке завязала платок вокруг талии, поверх кушака, и повела плечами, словно бы разминая те. Все же, приятно после мокрой промозглой улицы оказаться в тепле.
- Вина хочешь?
Неожиданное предложение нашло самый горячий отклик. Вкусно поесть и хорошо выпить Алая Маска любила всегда. То ли потому, что доводилось нечасто – все же кочевая жизнь особыми изысками не балует, то ли такова была ее натура, но и здесь ее особо упрашивать не понадобилась.
- Правда… у меня нет бокалов.
«Напугал, тоже…»
Есть она предпочитала с ножа, а пить – из горла. И дело тут не только в дорожной спешке, просто было во всем этом что-то… особенное. Настоящее. Сидеть у костра, отрезая ломти сочащегося мяса, чувствовать, как по пальцам бежит сок с коричневой кровью, и брать куски с острия. Пить подогретый прямо в бутылках сбитень, ощущая губами шершавую глину горлышка…
Может и правы были те, кто за глаза звал ее дикой девкой?
Диссилийка не колеблясь взяла предложенное из рук художника.
- За нас, - она улыбнулась, приподнимая бутылку в приглашающем жесте. – И за Дайлм – сведший нас.
Запрокинув голову, Джейлан сделала три глотка – первый небольшой, на пробу, а затем уж смело, по привычке.
Вино оказалось необычным. Вкусным. Она-то привыкла к выпивке, которую необходимо закусывать, но то, чем угостил Ди Ольерри вовсе не напоминало трактирное пойло. Сладкое, ягодное, сперва показавшееся соком или настойкой, спустя несколько мгновений обожгло грудь изнутри.
Коварная штука. Незаметная, хмельная, и потому коварная.
- Обалдеть… - Алая Маска выдохнула, коротко облизав губы. – Не знаю, кто твои клиенты, но в выпивке они понимают.
Бутылку она вновь протянула ее владельцу.
 
Эстебан Вторник, 04 Февраль 2014, 22:54 | Сообщение # 7





Эстебан расплылся в довольной улыбке, когда бутылка перешла из его рук в руки его гостьи. На последовавшее же с ее стороны восхищение, художник с понимающим видом погрозил ей пальцем:
- Неплохо, а? Вино, презентованное сливками общества, одна из тех вещей, ради которой стоит принимать приглашения на вечерний визит.
Приняв бутылку из рук девушки, Эстебан, подыгрывая свободной рукой мелодии, играющей в голове еще со времени приема, сделал несколько глотков. Желудок разом обожгло, но так, как это было прежде, вино в голову не ударило – на приеме Эстебан уже успел пригубить немного, и потому сейчас новая порция дорогостоящей жидкости была не опасна. Пока.
Вместе с бутылкой мужчина двинулся в дальнюю часть первого этажа студии. Глянув через плечо, поманив свободной рукой, он бросил:
- Располагайся, - затем поведя ладонью в сторону подготовленной кушетки.
Сам же он рухнул на деревянный табурет напротив мольберта. Несколько бумажных холстов уже были здесь, прямо перед ним, один за другим. Передав проходящей мимо девушке бутылку, он снова махнул в сторону кушетки:
- Устраивайся, как хочешь. Но одно «но» - почаще меняй позы, но садись или ложись так, чтобы тебе было комфортно. На сегодня это твоя основная задача, - в руках возник карандаш, а сам художник бросил взгляд в сторону окон.
«Надеюсь, к ночи ее нигде не ждут…»
 
Джейлан Четверг, 06 Февраль 2014, 20:53 | Сообщение # 8





В который раз Джейлан убедилась, что жизнь забавная и непредсказуемая штука, которая любит смелых – третьего дня она, Алая Маска, прибыла в Дайлм на облучке скрипучей крытой телеги, а сегодня пьет вино презентованное «сливками общества». Вкусное вино. А больше ей ничего не нужно…
Никогда не работая моделью, диссилийка понятия не имела, как она должна была садиться – может Эстбан привык писать девиц, чинно сложивших руки на коленях? С другой стороны, призыв ложиться этого никак не предполагал…
Девушка присела на кушетку, уперлась ладонями в подушки, проверила, как те пружинят, и наклонилась вперед. Меньше минуты ей понадобилось, чтобы избавиться от обуви – тихонько звякнула тройная медная цепочка на левой лодыжке, когда диссилийка забросила ноги, на сиденье.
За день она порядком замоталась, и сейчас не прочь была отдохнуть, но даже ничего толком не делая, Джейлан должна была чем-то заняться – иначе отдых быстро становился в тягость. Крутиться на кушетке и глазеть по сторонам как раз впору.
Теперь местные картины можно было разглядывать получше.
Некоторое время Алая Маска этим и занималась лежа на боку. Потом надоело. Вспомнились все те вопросы, которые пришли в голову во время первой встречи с Ди Ольерри.
- Где ты учился? Рисовать, в смысле…
Памятуя просьбу художника, она села, слегка откинувшись назад и опираясь локтями о спинку кушетки. Говорить диссилийка при этом продолжила безо всякой паузы.
- Тебе же моя болтовня не помешают?
Спросила она скорее по привычке, чем из вежливости или деликатности. Во время тренировок и репетиций, например, к некоторым артистам лучше не приближаться. Может тут так же?
 
Эстебан Суббота, 08 Февраль 2014, 02:24 | Сообщение # 9





Эстебан мог творить практически в любом состоянии. На качество работы оно одновременно влияло - и не влияло вовсе. Порой, находясь навеселе от принятого спиртного, ему в голову приходили идеи, которые никогда бы не пришли в голову, будь он трезв и не попади в те передряги, в которые ему довелось попасть из-за выпитого. И идеи эти если изначально не были гениальными, то в итоге приводили к таковым, когда порождали за собой раздумья, складывающиеся в единую цепь общей идеи. Иногда же все было куда проще - поддаваясь порыву нарисовать что-то, он писал на холсте нечто странное, неясное до конца даже ему самому, будто кто-то вел его за руку, заставляя кисть касаться белоснежного полотнища. И порой его "пьяные" работы были более интересны тем, на чьи глаза они попадались...
Джейлан устроилась на кушетке, и Эстебан, закрыв глаза, глубоко вдохнул. Размяв плечи, слушая, как звякают застежки женских сапог, мужчина буквально кожей ощущал, как сгущался вокруг него воздух. Время на какой-то миг замедлилось, уши как будто слегка заложило, будто он слышал происходящее издалека или, быть может, из-под небольшой толщи воды.
Пахнуло горячим вином, влажными березовыми листьями и углями.
Эстебан открыл глаза. Его модель уже лежала перед ним, не обращая на него внимания, оглядывая то, в окружении чего ей предстояло пробыть не один десяток минут. Ди Ольерри задержал на девушке взгляд, а затем его пальцы чуть крепче сжали карандаш, прежде чем грифель коснулся белоснежного холста.
Движения его были легкими небрежными, будто он даже и не старался. То были лишь наброски – лишь тень того, что когда-нибудь, быть может, явит себя миру, а затем будет украшать (тоже может быть) покои в чьей-то гостиной или спальне. А может, если все сложится еще лучше, и зал в каком-нибудь художественном музее.
Быстро, по наитию, рука вырисовывала женские силуэты один за другим. Вот рука касается кушетки, вот поднялась, чтобы коснуться волос и поправить их, вот те уже лежат иначе… Эстебан умел быстро сохранять на бумаге то, что поймал его цепкий взгляд, сохраняя это в памяти до мельчайших деталей. И потому, к моменту, когда Джейлан задала свой первый вопрос, на холсте уже темнели три женских силуэта, понемногу обзаводящиеся набросками теней.
- Нисколько, - отозвался художник на второй вопрос, быстро поймав взглядом смену положения модели, разом охватывая чистую часть холста, запечатлевая на нем увиденное. – Я учился сам. Рисовал, сколько себя помню. Даже сам не заметил, когда мои работы стали нравиться не только мне, но и другим. А когда за них стали предлагать деньги… что ж, это было приятно – осознавать, что любимое дело может приносить неплохой доход. Мало-помалу, он увеличивался… и вот он я. Скромный выходец из Храма Единого, приглашенный знатным господином в Тэлою, дабы стать лицом Художественной Академии Дайлма. Не подумай, что я хвастаюсь, - быстро добавил мужчина, глянув на модель, но затем усмехнувшись, заметил: - Хотя, нет, именно это я и делаю, пожалуй.
Он замолчал – и карандаш оставил на белом полотне еще несколько отметин.
 
Джейлан Среда, 19 Февраль 2014, 00:23 | Сообщение # 10





- Нисколько.
«И это замечательно…»
Сидеть тут часами молча, Джейлан точно бы не смогла. И дело не столько в потребности болтать без умолку, сколько в потенциальной возможности спрашивать и любопытствовать. Ее и без того аж распирало от желания вскочить с кушетки, подбежать к художнику и заглянуть через плечо, увидеть что там такое получается. Эстебан рисовал совсем не так, как ей представлялось – он не выводил четких линий, скорее черкал то в одну, то в другую сторону, и карандаш держал так чудно…
От собственного любопытства отвлекал только рассказ – оказывается, можно научиться рисовать самому. Для Алой Маски слышать подобное было по-настоящему странно, ведь все, что умеют и знают артисты цирка, когда-то преподали их наставники. Только так и никак иначе.
Один – ты никто. Если не найдется того, кто передаст тебе свои знания, ты останешься никем. Пустышкой. Незаполненным сосудом. Джейлан и сама была такой до того, как попала к Тармеко – людям, превратившим ее из невидимки в Алую Маску. По малолетству она рассчитывала, что мать станет ее обучать самостоятельно, но это не произошло – Меласса глядела на подвижную, брызжущую энергией и эмоциями дочь, и повторяла, что той никогда не стать укротительницей. Девочка не умела подавлять.
Ну и ладно. Сложилось, как сложилось – Джейлан никогда не жаловалась.
- Из Храма Единого? Да брось!.. – она рассмеялась, и вновь легла, но теперь на спину, упираясь локтями в подушки. – В жизни бы не подумала… А что значит быть лицом Художественной Академии? Что оно делает – лицо это?
 
Эстебан Среда, 19 Февраль 2014, 20:16 | Сообщение # 11





На легкое недоверие Эстебан только улыбнулся. Карандаш перекочевал из привычной позиции - между средним и безымянным пальцем – в обычную. Закончив с легкими штрихами, художник перешел к более явным и четким линиям.
- Что делает?.. – протянул Эстебан при этом, чуть запрокинув голову, задумавшись на миг. – Ну… если брать мой случай, то это необходимость периодически принимать приглашения на званые ужины, прилично выглядеть на них, и продолжать радовать всех заинтересованных новыми работами. А уж чем я там еще буду заниматься – и как – это мало кого интересует. Хотя, бывает, я посещаю Академию, бываю на лекциях в качестве гостя, но я все-таки стараюсь избегать этого. Трата времени впустую.
Сделав еще несколько штрихов, мужчина опустил руки на колени и окинул девушку задумчивым взглядом. Поджав губы и сведя брови, он скользил по ее фигуре, прикидывая, что же именно его не устраивает в том, что он видит.
- Ну а ты? – спросил он при этом. – Чего ты стараешься избегать?
 
Джейлан Понедельник, 24 Февраль 2014, 15:54 | Сообщение # 12





Лицо Художественной Академии это, оказывается, довольно скучно – такой вывод сделала Джейлан, исходя из рассказанного. Нет, глупо врать, она не отказалась бы недельку-другую пожить, как «важное лицо чего-то там», ходить на званые вечера, пить сладкие вина, носить дорогие платья и ни в чем себе не отказывать. Только ненадолго. Просто примерить чужую жизнь, поиграть в принцессу, а затем сбросить напускной лоск и стать самой собой, акробаткой цирка, бродячей кошкой. Той, которой принадлежит весь мир.
Эту свою судьбу она не променяла бы ни на что. Тем более, на жизнь сытую, но полную подножек, законов, глупых условностей и скучных обязательств.
Эстебан словно подслушал эти мысли, и задал свой вопрос. Ответила диссилийка просто и не задумываясь.
- Однообразия. Зануд, - запнувшись на секунду, она широко улыбнулась. – И представителей закона. У меня с ними не складывается.
Легко оттолкнувшись локтем, Джейлан перекатилась на бок, да так и осталась лежать, рассматривая хозяина студии с каким-то ленивым любопытством. У Ди Ольерри было такое выражение лица, словно он складывал в уме парочку трехзначных чисел.
- А твой эээ… протеже! да, протеже, он нашел на рынке то, что ты велел?
 
Эстебан Понедельник, 24 Февраль 2014, 20:31 | Сообщение # 13





Эстебан усмехнулся на замечание о представителях закона:
- Да, это я заметил. А насчет однообразия… в этом наши взгляды сходятся, - отметил он, указав на девушку карандашом.
Та изменила позу, и все бы ничего вот только лицо, точнее, выражение на нем, при этом было совершенно не подходящим. Оно совершенно не соответствовало тому, что хотелось бы увидеть Эстебану, однако он смолчал. В конце концов, сегодня он сам сказал – только наброски, никакой особой работы. А лицо, в конце концов, можно и не рисовать… впрочем, почти так он и делал с начала работы, обозначая лишь легкими линиями общие черты.
Последовавший со стороны кушетки вопрос заставил закатить глаза и тяжело вздохнуть:
- Хотелось бы надеяться, что сегодня нашел. Довольно сложно найти что-то, когда сам не знаешь, что хочешь найти. Повернись-ка набок, - все же попросил Эстебан, помахав свободной рукой, чуть вытянув указательный палец при этом. – И левую руку на бедро…
Он замолчал, окинув девушку взглядом, а затем вновь принялся за заполнение холста.
- Так что? Как надолго ты здесь? Я так понимаю, постоянное местожительство - это не про тебя?
 
Джейлан Пятница, 28 Февраль 2014, 23:49 | Сообщение # 14





Джейлан послушалась бессознательно, просто заняв нужную позу – в свое время она точно так же выполняла распоряжение Тармеко. Не задавая вопросов, не показывая скуки или усталости, просто не обращая внимания, если подобное возникало.
Последовавший вопрос не удивил – Эстебану наверняка хотелось знать сроки, в которые его модель будет под рукой. Но одновременно ей стало страсть как любопытно – за кого принимает ее Ди Ольерри? Народ пиратских островов никогда не славился чинной благонадежностью, ее предки и соплеменники часто жили в пути, промышляя, чем придется. Кто же она в глазах маэстро? Гадалка, танцовщица, торговка какими-то амулетами, шлюха, певичка…
- Нет, не про меня. Три недели, может месяц. Дольше я нигде не жила.
«…и никогда этим не тяготилась».
И все же стихийно вспыхнувший интерес не уходил. Задумывался ли этот мужчина, кого приглашает в собственный дом?
- Ты хорошо разбираешься в людях, маэстро?
Почему он привел за свой порог женщину, которую повстречал едва-едва, женщину, шныряющую по рынку, и вполне возможно, не чистую на руку? Похоже, хозяин местных пенат обладал либо феноменальным чутьем, либо верой в человечество.
 
Эстебан Суббота, 01 Март 2014, 00:14 | Сообщение # 15





Известие о том, что у Эстебана, фактически, был в лучшем случае всего месяц на то, чтобы написать картину, совершенно не порадовало. Несмотря на то, что рука его почти не дрогнула в этот момент, на деле его будто обухом по затылку огрели.
«Что значит месяц?! Так мало?! Как же так! – в ужасе подумал художник, слишком уж внимательно глядя на холст. Он почти не глядел на девушку, рисуя больше по наитию и обрывкам того, что захватывал край глаза, будто завороженный. – Всего месяц, а может даже меньше… Как же я успею написать! Каждый день… работать каждый день, если только… но Альфонс не нашел даже… Ох, Единый, за что ты так со мной? Посылаешь мне свой дар, а теперь так жестоко отбираешь время на то, чтобы изучить каждый его изгиб…»
- Ты хорошо разбираешься в людях, маэстро?
- А? – рука остановилась, а сам художник, моргнув, глянул на модель, что внимательно глядела на него. Эстебан испугался, что пропустил что-то важное.
«Она говорила еще что-нибудь?..» - решив, что узнает об этом позже, если то действительно так, мужчина уперся кулаками в колени и вернул диссилийке взгляд.
- Не сказал бы, что очень. Предпочитаю полагаться на чутье – обычно оно почти не подводит, - бутылка с вином вновь оказалась в руках, и сделав глоток, Эстебан поинтересовался: - Почему ты спрашиваешь?
 
Джейлан Вторник, 11 Март 2014, 22:06 | Сообщение # 16





Похоже, вопрос художника несколько удивил. Оно и верно – слишком уж резво Джейлан перескочила с одной темы на другую ведомая собственным внутренним диалогом. Впрочем, разве это необычно для женщины?
Она повела плечом, стараясь не менять заданной позы:
- Ты встретил меня на рынке. И сразу же привел сюда. Мало кто так делает.
«И, правильно, в общем-то… »
В своем благонадежном внешнем виде она сомневалась. Окружающие, как правило, верили в нее не больше, чем в крысу, забравшуюся в крольчатник «на посмотреть».
Алая Маска понятия не имела, слышал ли Эстебан про смазливых девок, которые завидев таких вот господ, стараются приклеиться к ним покрепче, могут и жалобную историю сочинить, и в постель прыгнуть, чтобы затем передать своим подельником восковый слепок от ключа. А то и ключик. Если повезет.
Сама диссилийка несмотря на открытый, возможно даже развязный нрав, зазывать к себе гостей не спешила. Гулять, плясать, кутить, дурачиться на кураже – пожалуйста. Петь, схватиться за нож, а затем поцеловать в знак примирения – да легко. Жизнь приводила ее в разные места, сводила с разными людьми. Садила с ними за стол, разливала вино, развязывала им языки. Кто-то уходил не оставив после себя следа, кто-то запоминался навсегда. Но пускать кого-то с улицы на собственную территорию? Вот уж нет!
И как полагается, такие мысли потянули за собой следующие, потянули воспоминания о бешеных ночах в городах юга. И Джейлан сама не поняла, что улыбается.
 
Эстебан Среда, 12 Март 2014, 14:18 | Сообщение # 17





На слова Джейлан Эстебан только таинственно улыбнулся, переводя взгляд с девушки на полотно.
- Я много чего делаю не так, как все, - негромко заметил он, после чего более бодро добавил: - Ну и я уже сказал – я привык доверять своей интуиции. Ну и, как бы это сказать… я иногда чувствую что-то, когда встречаю нужных людей. Сложно объяснить словами. Знаешь, бывает порой так, что встречая кого-то, у тебя создается впечатление, что ты когда-то уже был знаком с этим человеком? И это чувство чем-то похоже на него… пусть и отдаленно.
Художник замолчал на пару секунд, с задумчивым взглядом сделал еще пару штрихов, а затем, опустив руки на колени, посмотрел на девушку.
- Глупо звучит, но что-то мне подсказывает, что это знакомство судьбоносно, - он усмехнулся, глянув в сторону входной двери, туда, где света было меньше всего. – Можешь списать это на мои персональные бредни – творческие люди полны этим.
Он замолчал, и пауза будто повисла над ним подобно густому грозовому облаку. Того и гляди, молнией ударит.
- Ну, - он хлопнул себя по бедрам, вставая, - с набросками все.
Сказав это, Эстебан подхватил холст и развернул его лицевой стороной к своей новоиспеченной модели. Ее взору предстал целый набор изображений, не меньше десятка поз, половину из которых он взял из своей головы, опираясь лишь на примеченные движения Джейлан.
- Потом я еще подумаю над всем этим, и уже можно будет заняться самой картиной.
«Если Айко найдет растреклятое ожерелье», - с досадой подумал художник, опуская холст на прежнее место, чтобы затем взять в руки бутылку вина и сделать несколько глотков.
 
Джейлан Четверг, 13 Март 2014, 16:57 | Сообщение # 18





Полученной отповедью Джейлан была не столько удивлена, сколько польщена. Мелочь, конечно, да и отлично известно, что мужчины – особенно знатные и образованные мужчины – горазды молоть языком, но в том и соль, что Эстебану незачем приседать ей на уши. Так что может бредни, а может нет, но приятно.
«С набросками все» наступило так внезапно, что диссилийка не сразу отреагировала – так и сидела еще несколько секунд, по привычке не меняя позы. Затем чуть прищурилась, присмотрелась… и разом спустила обе ноги на пол.
Сперва показалось, что это просто много-много штрихов – прямых, косых, округлых. Затем они как-то разом сложились в изображения, текучие изгибы и позы. Прямо магия какая-то.
- Я такая, да? – рука дернулась было потрогать холст, но Джейлан одернула себя, медленно сжав пальцы в кулак. На лице помимо воли появилась неуверенная улыбка.
- Я… то есть, они… живые.
Еще некоторое время она скользила взглядом от одного изображения к другому, пока, наконец, не подняла лицо.
- Здорово как, - молодая женщина откинулась обратно на спинку кушетки, тряхнув волосами, отбросив их со лба и плеч. – Ну, маэстро, на сегодня будут еще какие-то задания?
 
Эстебан Четверг, 13 Март 2014, 17:25 | Сообщение # 19





Как и любому человеку творческой профессии, да и просто тому, кто «питается» реакцией людей на свое творчество, Эстебану было невероятно приятно слышать лестный отзыв из уст своей новой модели. Несмотря даже на то, что плохих отзывов в своей жизни Эстебан о своих работах практически и не слышал (по крайней мере в лицо), исключая годы юности, когда профессиональные художники так и норовили обидеть словом юного конкурента, слова девушки были бальзамом на душу. Не в первый раз уже художник отметил для себя, что момент оценки его работы кем-либо всегда, раз за разом, вызывает одно и то же чувство, пришедшее к нему из юности, когда он только-только начал добиваться успеха. Передать это чувство словами, наверное, он бы не смог.
И в этот раз, как и во все предыдущие, лишь улыбнулся, опустив взгляд и вскинув бровь, чтобы слегка покачать головой влево-вправо, будто говоря «ну вот, как-то так». Хотя, нет, частенько он и сдабривал все это каким-нибудь самодовольным комментарием, но в этот раз обошлось без него.
На заданный же вопрос мужчина встал со своего места с легкой улыбкой, сделал глоток вина, а затем протянул бутылку девушке:
- Выпей со мной.
 
Джейлан Пятница, 14 Март 2014, 22:15 | Сообщение # 20





Выпить, да еще и хорошего вина в приятной компании – это пожалуйста. Никаких планов на вечер молодая женщина не строила, поэтому дать согласие было легче легкого.
- С удовольствием, - она протянула руку за бутылкой, а после запрокинула голову, делая один широкий глоток. Вино обожгло горло от корня языка до ключичной ямки, заставило улыбнуться. И все же, как не сладко выпитое, а некоторого удивления оно не забивало.
При том, что Джейлан не была лишена нормального эгоизма и самолюбия, оценивала она себя здраво. Пусть Эстебан не рожден лордом, не воспитан гувернером, но и завсегдаем улиц он не является. Что за интерес ему пить с такой как она?
Хотя с другой стороны – ее ли это дело? Хотел бы, чтобы она шла – попрощался и все. А раз предложил остаться, то грешно морочить себе голову.
- Итак, маэстро… - диссилийка сделала еще один глоток, после чего вернула бутылку, и откинулась на спинку кушетки. – Бываешь на дворянских гулянках, и в Академии, работаешь тут… а где отдыхаешь?
Вопросов ради вопросов, или – упаси Единый – ради вежливости, Алая Маска не признавала. Сейчас ей действительно было любопытно, каким Дайлм виделся для человека вроде Эстебана Ди Ольерри. Наверняка он знал множество занятных мест…
 
Эстебан Пятница, 14 Март 2014, 23:29 | Сообщение # 21





Предложение не было отклонено, и Эстебан с прищуром улыбнулся этому. Глядя сверху вниз на Джейлан, что приняла бутыль и сделала пару глотков, он задумался, насколько верны его представления о том, как будет протекать их сотрудничество. Надо было признать, люди, выходившие своим видом и поведения за фиксированные рамки (и рамки приличия также), всегда интересовали его. Особенно, если это были женщины.
Бутыль вернулась к художнику в руки довольно скоро, и почти сразу он приложился к горлышку губами, чтобы также сделать несколько неторопливых глотков, параллельно усаживаясь на другую сторону кушетки и не сводя взгляда с девушки, что озвучивала свой вопрос.
- Где отдыхаю… - протянул Эстебан, водрузив щиколотку одной ноги на колено другой, и коснувшись правой ладонью дерева спинки кушетки. – Обычно работа для меня – и есть отдых. Студийный свет, тишина, одиночество, запахи краски и горячего кофе… умиротворяет, знаешь ли. Но если отбросить это, то в городе: в клубах, барах, ресторанах, игорных домах… и при этом никаких борделей, - усмехнувшись, добавил он, вновь делая глоток из бутылки, чтобы затем передать ее сидящей правее девушке.
 
Джейлан Суббота, 15 Март 2014, 00:07 | Сообщение # 22





«Работа – отдых? Интересно, каково это…»
Свою работу Джейлан могла назвать чем угодно, но только не отдыхом. Она уходила со сцены выжатая и физически, и морально. Совершенно пустая. Толпа выпивала ее до донышка – жадными взглядами, слаженными криками, ожиданием, предвкушением, жаждой. Они любили ее, потому что питались ею – ее силой. А сил у дочери Пиратских островов было много. И когда с лица сходила улыбка Алой Маски, то оставалась лишь Джейлан Тидо – усталая молодая женщина, которая стирала с лица яркую краску, безучастно глядя куда-то в затененный угол. Потом просто сидела… так могло продолжаться час, два. Проходило время, и она восстанавливала кипучую энергию внутри себя. Наполнялась ею вновь – и вновь могла поить других.
Нет, такая работа не отдых. Боль, бой, дурман, кураж, игра, страсть… но только не отдых.
- … и при этом никаких борделей, - эти слова заставили диссилийку тихо рассмеяться, покивав головой, и, как будто бы принимая полную благонадежность своего собеседника. На самом деле, даже будь Эстебан завсегдатаем публичных домов, здесь и сейчас ничего бы это не изменило. Она сама не сестра Единого, чтобы кого-то осуждать – это раз. А два – Джейлан ничего предосудительного в подобных заведениях не видела. Бордель? Место как место. Доводилось видать и похуже. Погрязнее – так точно. Во всему смыслах.
За годы в пути у нее появились знакомые среди «ночных жен», и на деле, при утреннем свете, они ничем не отличались от обычных женщин. Переживали те же проблемы и радости, мечты и желания… а ума и жизненной смекалки, порой, имели побольше, чем более образованные и обеспеченные леди.
Куда сильнее ее заняло другое.
- В игорных домах? – черные, словно бы очерченные угольком брови дрогнули, выдавая веселое любопытство. – Ты азартен? – она коротко взболтнула содержимое бутылки, прежде чем выпить. – Любишь игру?
Сама диссилийка не прочь была разложить карты или бросить кости – удача ее любила. И в ставках ей везло куда больше, чем в любви. Как полагается.
 
Эстебан Суббота, 15 Март 2014, 00:23 | Сообщение # 23





Шутка про публичные дома была брошена не просто так. Эстебан вообще редко когда делал что-то просто так – в каждом его слове, сказанном кому-то, была определенная нужда, у каждого заявления – была цель. В этот раз художник желал посмотреть на реакцию своей новой модели, на ее отношение к подобной вещи. И он увидел то, что желал. И ответил на ее смех легкой улыбкой, отводя задумчивый взгляд в сторону.
«Верно говорят – скрыть эмоции от художника невозможно, даже те, что кажутся сокрытыми», - подумалось ему при этом.
А вот саму девушку в его словах, похоже, больше заинтересовало упоминание об игре. Не суть важно какой. И это было в определенной мере понятно. Перед ним была диссилийка, а любовь к играм, будь то игра в карты или игра с жизнью, как и азарт – это у них в крови. Сидящая рядом девушка вряд ли была исключением, как и жизнь ее также вряд ли была лишена игр. Быть может, заслышав об увлечении художника, в ней загорелся все тот же азарт, и Эстебан даже задумался на миг, что ему ответить, если ему будет предложено сыграть…
- Я азартен… только в определенных играх, - задумавшись на миг, отозвался художник, вновь переводя взгляд на свою модель. – Играя в карты, кости, домино – я могу остановиться в любой миг. Но если дело касается живописи… или любви… скорее отдам душу Иному, чем проиграю.
Он хитро улыбнулся, приподняв брови и утвердительно кивнув:
- Так что… да, в какой-то степени я люблю игру. Но меня больше привлекает не сама игра, а противник в ней. Особенно, если он не материален.
 
Джейлан Вторник, 01 Апрель 2014, 20:26 | Сообщение # 24





Ограничивать свой азарт – этого Джейлан не умела. Возможно, в ней играла молодая, летняя кровь, возможно, такой она останется до старости, и это часть ее натуры, но провести границу между играми, чувствами, жизнью… этого Алая Маска не могла. Она просто любила побеждать, а материален противник, или же нет – какая разница, если играет кровь?
Впрочем, в том, что говорил Ди Ольерри был свой резон. Своя собственная правда. Он предан не костям, не картам, не кучке разноцветных кружочков…
- Как можно проиграть в живописи? – сделав глоток, Джейлан оттерла нижнюю губу большим пальцем, и протянула бутылку. – А как выиграть в любви?
Если во внутренней кухне художников диссилийка разбиралась слабо, то в любви кое-что понимала. Самой разной любви. Самое главное, что она увидела и запомнила: если ты любишь – не увлечен, не заинтересован, а именно любишь – то уже стоишь на коленях. Не факт, что эта любовь изуродует, причинит вред, но она делает слабым. Всегда. Подчиняет любимому человеку, его желаниям, его поступкам. Она открывает. Возможно, поэтому про нее и сочинено столько побасенок и песен, чтобы оправдать эту слабость? Хотя почему тогда, половина слышанного заканчивалась какой-то трагичной байдой – то кто-то предавал, то кто-то умирал, то все кончали жизнь самоубийством по очереди. Где уж тут выиграть?
 
Эстебан Вторник, 01 Апрель 2014, 21:10 | Сообщение # 25





Эстебану нравились вопросы, которые задавала диссилийка. Ему вообще нравились люди, подобные ей. Они всегда были себе на уме – и всегда задавали вопросы, которые больше никто не задавал. И которыми другие не задавались даже для себя. В таких людях жизни было больше, чем в переполненном народом зале. Художник всегда воспринимал их как своеобразные произведения искусства. Как и настоящие произведения, они обладали интересным наполнением, богатой душой. И встречая таких людей художник старался ответить на все их вопросы, будто тем самым получал нечто гораздо большее. И так и было.
- Живопись, как и любое другое искусство – коварная вещь, - заметил Эстебан, принимая бутылку, вина в которой оставалось глотков на пять, не больше. Он сделал один. – Ты можешь рисовать красивейшие картины, сочинять прекрасную музыку или создавать всё из простого куска горной породы – но это искусство никогда не станет живым. Игра же заключается в том, чтобы принять правила игры, которые искусство задает. А это не каждому дано.
Он сделал еще глоток вина, поставил бутылку между собой и девушкой, прислонив к спинке кушетки, расслабил шарф на шее. Несмотря на то, что он был довольно теплый – слишком теплый даже для тэлийской весны и его студии – снимать мужчина его не стал. Он давно заметил, что шарф и берет – те небольшие аксессуары, что давно уже стали частью его самого. Без них, казалось, он потеряет дар мыслить и творить. Разом.
- Невозможно творить настоящее искусство, если ты не до конца честен с собой, - продолжил Эстебан, неторопливо оглядывая свою студию. – Чтобы увидеть то, что сокрыто, необходимо пролить на это свет. Но делая это, ты неизбежно освещает и самые темные уголки своей души. Те, в которые бы сам не хотел заглядывать. Но искусство этого требует. Всё – или ничего. Если ты не примешь то, чем ты являешься, если не сможешь открыться этому – ты никогда не сможешь творить по-настоящему. Поливая свет на тьму, ты берешь из нее то, что тебе необходимо – и лепишь из этого то, что пожелаешь. Твоя душа, с ее светлыми и темными сторонами – это твои краски; твои ноты; твои инструменты. Если ты не знаешь себя, не хочешь признавать, кто ты есть – то вся твоя работа – есть фальшь. Мертвое дитя. Но на этом игра не заканчивается. Каждая работа – это игра. Проверка на прочность. Как далеко ты сможешь зайти? Как многое ты сможешь открыть? На сколь многое ты не побоишься пролить свет? Да… это хорошая игра. Но и очень опасная, - заметил мужчина, остановив взгляд на девушке. – Иногда нужно знать, когда остановиться. Есть вещи, на которые нельзя проливать свет. Слова о том, что Свет спасителен – правдивы, однако… мало кто знает, что он может даровать безумие. Очень многие, стремясь пролить свет на всё сразу, были ослеплены… и навсегда лишались возможности создавать нечто живое.
Художник снова усмехнулся, посмотрев куда-то вверх.
- Да… это хорошая игра, - повторил он, а затем куда более бодро добавил, с хитрецой глянув на Джейлан. – Ну а что касается любви… думаю, это тема не для сегодняшнего вечера.
 
Джейлан Вторник, 08 Апрель 2014, 10:14 | Сообщение # 26





Кто-то мог бы сказать, что такая как Джейлан плохо разбирается в искусстве. И, нет, это не оказалось бы высокомерием и ханжеством, потому что в искусстве Джейлан не разбиралась вообще. Ей не дали достаточного образования, не привили то чутье, которое принято называть «тонким вкусом», не научили отличать подлинник от подделки, а гения от ремесленника. Все что умела эта женщина – делить на «красиво – некрасиво». Когда восходит солнце – это красиво. Когда лошадь изгибает крутую шелковую шею – красиво. Когда по телийской весне из черной земли пробивается первая стрелочка морозника, такая яркая, что кажется почти золотой – красиво. И то, что она видела тут, в мастерской Эстебана было красиво. А вот покажи Джейлан некий абстрактный шедевр, и она пожмет плечами, потому что не имеющее смысла не может быть красивым.
И тем ни менее, даже не разбираясь в искусстве практически никак, диссилийка отлично понимала о чем сейчас говорит художник. Принцип «отдать что-то от себя, прежде чем получить нечто себе» был ей знаком не понаслышке.
Следом же пришло понимание, отчего эти творцы искусства кажутся такими… странными. Кто в большей степени, кто в меньшей, но все без исключения.
«Я много чего делаю не так, как все» - сказал ей Ди Ольерри. И теперь она понимала, почему это нормально.
Ведь нельзя осветить часть души как угол подвала – посмотрел, взял, что нужно и пошел себе дальше. Они открывают двери, которые все остальные предпочитают держать закрытыми. Ну и платят за это.
- Я думала вам как-то проще… - честно призналась Джейлан. К бутылке она больше не прикасалась – вино оказалось хоть и приятным, но очень, очень коварным. Хмельным и дурными.
- Ну, вроде того – умеешь рисовать и молодец, - диссилийка чуть сощурилась, по привычке запустив пятерню в волосы. – Многие из вас сходят с ума, Эстебан?
 
Эстебан Среда, 09 Апрель 2014, 00:50 | Сообщение # 27





Небольшое откровение диссилийки заставило Эстебана коротко засмеяться.
Да, все так думают. Думают, что это все гораздо проще, чем кажется. Умеешь рисовать и молодец. Да, многие так считают. Многие считают, что это великий дар, которым нужно овладеть, пройдя через многие годы практики. Но на самом деле, практика – то второе дело. Сколько бы ты ни практиковался, ты никогда не сможешь добиться желаемого, пока не взглянешь на свою работу широко раскрыв не только глаза, но и душу. Возможно, это звучало наигранно, слишком театрально и даже пафосно – но то было правдой. Правдой, сколько от нее не отворачивайся, которой нельзя избежать. Другое дело – примешь ты ее или нет.
- Многие из вас сходят с ума, Эстебан?
Этот вопрос был любопытным, и в то же время, забавлял своей простотой. Художник не удержался от смеха. А отсмеявшись, всплеснул руками перед собой.
- Каждый. Нет настоящего творца, который бы не был сумасшедшим. Разница только в степени глубины этого сумасшествия, - он глянул на свеж исписанный холст. – Даже я… немного сумасшедший. По крайней мере, я встречал людей, которые видели это так же явно, как и я. Впрочем, я того никогда и не скрывал.
Мужчина глянул на новоиспеченную модель и, придвинувшись ближе, чуть наклонился к ней, глядя прямо в карие глаза.
- Ну а ты как считаешь? Сколько во мне сумасшествия?
«Не больше, чем во мне…» - мелькнуло в голове.
 
Джейлан Среда, 09 Апрель 2014, 17:28 | Сообщение # 28





- Каждый.
«Так я и думала…»
Задавая свои вопросы – может быть неуместные, может отчасти глупые или дерзкие, диссилийка не держала за цель удивить или рассердить своего собеседника. Ею двигал обычный интерес. А еще то, каким был Эстебан, вызвало подсознательное доверие. Чувство чего-то знакомого.
Люди со странностями окружали ее с рождения. Мать говорила со своим зверьем, и маленькой Джейлан порой казалось, что животные ей отвечают. Шуко умеет метать ножи вслепую, и утверждает, что его руку кто-то направляет, подталкивает, а случается и придерживает. Боро проще отменить представление вовсе, чем начать его прежде, чем на манеж в три горсти бросят землю, песок и воду. Тиль за свою жизнь выкинула двадцать три раза; уже будучи взрослой Джейлан спросила, почему она не хочет детей. «Мне нельзя» - ответила наставница, и что-то во взгляде, в тоне голоса отбило желание продолжать расспросы.
В общем, странностей вокруг всегда хватало. Поэтому встречая таких людей в большом мире, диссилийка относилась к ним без опаски, коллекционируя воспоминания, как некоторые – картинки или монетки.
- Ровно столько, чтоб это занимало, но не пугало, - не задумываясь, ответила Джейлан, чуть склонив голову к правому плечу. – В самый раз, в общем.
Если Эстебан и был сумасшедшим, то ему это шло.
 
Эстебан Среда, 09 Апрель 2014, 18:52 | Сообщение # 29





Ответ девушки устроил Эстебана чуть больше, чем полностью. Наверное потому, что нечто вроде этого он и ожидал услышать. А может просто хотел. А может и то и другое. В любом случае, он остался доволен, и это отобразилось на его лице через улыбку. Хитро блеснув глазами, мужчина отстранился, после чего развернулся, откинувшись спиной на спинку кушетки, и задумчиво уставился в потолок.
Это был хороший вечер. Один из таких, за которыми многое следует. Много такого, что так или иначе влияет на всю твою дальнейшую жизнь. Эстебан любил смаковать первые минуты подобных вечеров. Будто пытался запомнить каждое мгновение, каждое ощущение и каждую мысль, что приходила к нему в голову. Во всем этом всегда было что-то особенное. Однако, как и во всем остальном, кроме любви – в этом нужно было знать меру. Нельзя злоупотреблять такими моментами. Как верно говорят – хорошего понемножку.
- Уже поздно, - заметил Эстебан, поднимаясь с места.
Подойдя к холсту, он окинул его задумчиво-отстраненным взглядом, в то время как сам будто окунулся в недалекое прошлое, когда его пальцы сжимали карандаш, и только выводили на бумаге легкие наброски. Эти ощущения он любил так же сильно, как те, что приходили по окончанию работы с картиной. Они вызывали столько же восторга и грусти о том, что все закончилось.
Выудив из небольшой тумбы в дальнем углу сложенное подобие простыни, только в разы уменьшенной, он набросил ткань на мольберт.
- Хороший выдался вечер, - отодвигая его чуть в сторону, а затем придвигая к нему стул, произнес мужчина.
Как и всегда в такие моменты, когда работа подходила к концу, он испытывал грусть. Сейчас ее усиливало выпитое вино. Если бы Альфонс был в студии, то наверняка бы снова запричитал на тему того, что маэстро зря грустит. Но его тут не было, и это почему-то заставляло грустить еще больше.
- Надеюсь увидеть тебя завтра в то же время, - развернувшись к своей новой модели, улыбнулся художник, стягивая с шеи шарф.
 
Джейлан Четверг, 10 Апрель 2014, 15:21 | Сообщение # 30





Слова хозяина студии вернули к действительности. Джейлан с некоторым даже удивлением обнаружила, что, да, пожалуй, действительно поздно. Ну, для нормальных людей, которые днем работают, а ночью спят.
Уставшей Алая Маска себя не чувствовала – отогрелась, повалялась на кушетке, выпила хорошего вина и открылось второе дыхание. Хмельное, конечно, но ничего. Сойдет.
Она вернула художнику улыбку, легонько оттолкнулась локтем от спинки кушетки, и поднялась на ноги. В голове слегка шумело.
- Я приду.
Когда всякие любопытные встречи и свидания подходили к концу, Джейлан привыкла подводить итоги «стоило – не стоило». Определенно сегодняшний вечер стоил потраченного времени. Жаль, что оно подошло к концу.
Больше всего времени отнял платок – пока соберешь волосы, пока затянешь оба узла, выправив серьги. Уже в дверях диссилийка обернулась, хулигански подмигнув мужчине.
- До завтра, маэстро.
Ей действительно было жаль, что еще три-четыре дня, и она не сможет вот так проводить здесь вечера напролет. И уставать будет куда сильнее…
Снаружи непогода как будто бы успокоилась – ветер стих, моросить перестало. На улицы вползла холодная, мягкая, почти кристальная темнота. Черная, как зимний омут.
Хороший вечер закончился. Начиналась хорошая ночь.
 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники эпизодической игры » Я назову тебя Моной (Четверг, 6 марента 1772 года. Тэлоя, город Дайлм.)
Страница 1 из 11
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)