Правила игры Во что играем Полный список ролей Для вопросов гостей Помощь
· Участники · Активные темы · Все прочитано · Вернуться

МЫ ПЕРЕЕХАЛИ: http://anplay.f-rpg.ru/
Страница 1 из 11
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники эпизодической игры » Художник удачи (Среда, 5 марента 1772 года. Тэлоя, город Дайлм.)
Художник удачи
Эстебан Среда, 11 Сентябрь 2013, 18:01 | Сообщение # 1





Дата и время: среда, 5 марента 1772 года. Тэлоя, город Дайлм. Время - в районе 14 часов дня. Погода облачная, снег еще даже не начал таять; около +5.
Месторасположение: королевство Тэлоя. Культурная столица королевства - город Дайлм.
Суть: пребывающий в несколько взволнованном состоянии Эстебан - художник и алхимик - в процессе поиска нужных ему вещей и людей, сталкивается с женщиной, что может решить как минимум одну его проблему...
Персонажи: Эстебан Ди Ольерри, Джейлан.
 
Джейлан Суббота, 14 Сентябрь 2013, 17:26 | Сообщение # 2





Центральная часть города. Рыночные ряды.

Может кому тэлийская весна и кажется мрачноватой, но только не Джейлан. Она уверенна, будто серость кроется не в погоде или каменных стенах, а в душах людей. Не пускай ее в себя – вот и весь секрет хорошего настроения.
Дайлм она любила – студенты, которых на здешних улицах всегда хватало с избытком, творили характер, нрав этого города – немного бесшабашный, нагловатый и легкомысленный, чуть-чуть сумасшедший, живущий одним моментом. Город вечной юности.
«Шантаро» прибыл сюда совсем недавно. Еще не было дано ни одного представления, цирковые едва-едва закончили возводить шатры, и когда основная часть работы оказалась закончена, Джейлан вырвалась на прогулку. Направилась она в центр – к шумным улочкам, разнообразным лавкам, многочисленным закусочным и, конечно же, рынку.
Головным убором, естественно, не озаботилась, и ветер вольно трепал распущенные волосы. В такт шагам позвякивали тяжелые серьги и многочисленные браслеты, звонко стучали подкованные каблучки.
- Эй, дильестра!
Джейлан машинально стрельнула глазами в сторону, заметив группку студиозусов, у двери какого-то питейного заведения. Вихрастый парень поднял руку с четырьмя оттопыренными пальцами, и зазывно качнул головой, приглашая внутрь.
В ответ Джейлан обворожительно улыбнулась и показала один палец, средний, что вызвало взрыв одобрительного гогота.
Дайлм, одним словом.
На рыночных рядах она буквально нырнула в ворох тканей и лент, то прикидывая пойдет ли ей нежно-лиловая кисея, то рассматривая золотистую тесьму. Ряд за рядом, и Алая Маска оказалась у прилавка с украшениями. Снова перебирала, рассматривала, прикидывала на ладонь. Торговец с возрастающим беспокойством наблюдал за этими манипуляциями, будто бы опасался, что нитка нефритовых бусин может исчезнуть в смуглых пальцах. Вообще-то, да, может, но Джейлан явилась сюда не воровать.
К сожалению, уверенны в этом были не все.
Минуты через три на прилавок легла чужая тень – то пожаловал представитель местной законности. Торговец явно приободрился, а «законность», не забыв заглянуть в вырез женского платья, завел свою шарманку.
- Ты, девка, того… смотри-смотри, а руками не трогай!..
- Не то? – с ленцой и нараспев протянула дисселийка, не выпуская бус из руки.
- Не то в околотке остынешь. Знаю я вашу породу – на ходу подметки режете.
Глаза девушки опасно сузились, а взгляд на секунду метнулся в сторону. Можно было молча отойти в сторону. А можно отправить служивого туда, где трава не растет… правда, в этом случае с рынка придется сматываться.
Хотя… в первый раз, что ли?
 
Эстебан Суббота, 14 Сентябрь 2013, 21:51 | Сообщение # 3





Центральная часть города. Осевая улица.

Эстебан, несмотря на свою бесконечную любовь к югу, нашел свой второй дом в этом городе. Дайлм покорил его в первую же неделю его жизни здесь. Живущий и днем и ночью, Дайлм, как студентский город и культурная столица северного королевства, был именно таким, каким было необходимо человеку вроде Эстебана. Он, что запросто мог очнуться посреди ночи и решить, что именно это время является наиболее подходящим для работы, мог выскочить на улицу по тем или иным причинам. И Дайлм, меняющий оттенки к ночи, мог дать художнику то, что ему было нужно – музыку, качественный алкоголь, новые впечатления и, что важнее всего – впечатления. Впечатления были главной причиной, по которой он мог отправиться куда-то на ночь глядя и сунуть свой нос туда, куда в ином случае соваться не стал бы.
Живя обычной жизнью, вставая к середине дня и ложась под утро, но проводя эти часы в студии или недалеко от нее, он чувствовал, что начинает скисать, а мир вокруг – сереть. Без подливания масла в костер его фантазии картины, написанные в порыве, выходили не такими, как хотелось бы художнику. В них чего-то недоставало – живости, яркости, эмоций, чувств. Впечатлений. Однако стоило ему испытать сильные чувства – радость, горечь, злобу или даже страх – мир вокруг него тут же вспыхивал яркими красками. Он менялся, деформировался изнутри, а время – замедлялось, давая возможность разглядеть все как следует. Это было сродни наркотику – он не мог без этого жить. Впечатления – они нужны были ему точно так же, как воздух.
Вот и теперь он был гоним этими впечатлениями. Несколько бурных ночей, наполненных вином и курительными травами в закрытом Клубе, породили в его мозгу картину, которую он желал нарисовать. Для этого ему нужна была модель, и ее еще предстояло найти, но этим Эстебан планировал заняться чуть позже. Сейчас его гнало вперед желание найти совершенно иную вещь, которая, тем не менее, должна была стать сердцем его картины.
- …Что такого особенного в этом украшении? – уже почти ныл следующий позади Айко. Парень выглядел откровенно замученным, и не зря: ночь у него была свободной и он использовал это в полной мере, однако не ожидал, что у его наставника с утра пораньше проклюнется идея пройтись по всем лавкам. В основном – ювелирным.
- Оно центр. Сердце, понимаешь? На нем будет сосредоточено внимание. Оно будет биться в разумах, без него картина будет пустой, в ней и смысла-то не будет, - вещал художник, в очередной раз поправляя на шее шарф так, чтобы он закрывал подбородок. – Сколько нынче картин с женщинами, даже обнаженными? Вот-вот. Их десятки, а смотреть хочется лишь на единицы.
- Маэстро, вы утрируете…
- Вот и нет, - активно жестикулируя, упрямствовал мужчина, сворачивая на Осевую улицу. – Одно дело – женщина на холсте, и совсем иное, когда она – не является причиной создания картины. Женщина находится в соблазнительной или наоборот, смиреной позе, она по-своему красива. Все в ней – одежда, украшения, макияж, поза, взгляд, губы, наклон головы, расположение рук и ног – говорит тебе о чем-то. Вызывает в тебе те или иные желания. Если она обнажена и раскована – ты хочешь ее, если скромна и закрыта – ты или хочешь ее еще больше, давая волю фантазии, что снимает с нее лишнее, или же, если ты на это способен, оцениваешь ее как предмет искусства. Как статую, скажем.
- …Что, такое возможно? – усмехнулся юноша.
- Конечно! – горячо воскликнул художник, взмахнув рукой. - Но совсем иное, когда женщина, какой бы она ни была – не является центром картины. Когда она сама – лишь украшение…
- Что-то вы мудрите, маэстро…
- Ничего-ничего, скоро ты сам все увидишь – тогда и поймешь, - решительно заявил мужчина, и перевел взгляд вперед, на сравнительно небольшую площадь.

Центральная часть города. Рыночные ряды.

Они были на Малом Рынке – своеобразном «закутке» на западе центральной части города, куда обычно стекались люди со средним достатком. Так как оных в Дайлме за счет студентов было вполне достаточно, рынок пользовался популярностью за счет не самых высоких цен и большого выбора – найти тут можно было почти что угодно. Украшения, на поиск которых выдвинулся художник, надеясь найти хоть что-то подходящее, здесь тоже имелись.
Несмотря на то, что погоду теплой было назвать нельзя (или это так было лишь по меркам южанина?), на рынке народа было вполне достаточно. В основном это были женщины, некоторые – даже с детьми. Прокладывая себе путь в нужную часть рынка, Эстебан четко, коротко и лаконично (как ему казалось) пояснял своему юному другу, что он ищет. Судя по страдальческому выражению лица Айко, у него это получалось посредственно.
- …Маэстро, неужели не подойдет что-то более простое? – на этих словах они вышли к ряду лавок с самыми различными украшениями – от деревянных до костяных и металлических. Без сомнения, здесь были даже украшения из благородных металлов, с полудрагоценными камнями.
- Мы и не ищем сложное! Но что толку будет повесить на ее шею обычный жемчужный шнурок?.. – с этими словами художник, скользящий взглядом по прилавкам, зацепился им за цветастую ткань. Ею оказалась юбка стоящей метрах в пятнадцати девушки, рядом с которой вился стражник. Имеются у него претензии или он просто пристает - этого Эстебан понять не успел.
- Вот, маэстро, - что-то ткнулось в бок, и мужчина быстро переключил свое внимание на молодого друга, что указывал на причудливое плетеное ожерелье. – Не подойдет?
- Нет! - отозвался мужчина, почти возмущенно глядя на своего спутника, показывая одним взглядом, что уровень его недоумения резко подскочил до невообразимых высот. – Как вообще можно сделать нечто подобное центром картины?..
- А че не так-то? – вдруг вопросил торговец за прилавком, но увидев, как на него с возмущением одновременно посмотрели художник и его спутник, добавил: - Та ладна-ладна, не лезу. Ох уж эти…
Кто именно - осталось тайной, так как бубнеж ушел в густую тэлийскую бороду.
 
Джейлан Воскресенье, 15 Сентябрь 2013, 00:17 | Сообщение # 4





Центральная часть города. Рыночные ряды.

Колебания длились недолго.
Добропорядочность нормальных людей завязана на «а что, если…». Эти нормальные люди оглядываются на то, что думает о них общество, соседи, друзья, знакомые друзей, собака знакомых друзей… Даже когда отрицают это, или когда оглядываются совсем чуть-чуть, прям одним глазком. У Джейлан такого стопора не было. Зато было обостренное чувство справедливости, когда незаслуженно обижали кого-то близкого или ее, любимую. Восстанавливать эту самую справедливость она не умела, зато огрызалась, как собачья свора.
За что периодически получала по шее.
- Это ты, уважаемый, бабе своей будешь лепить, когда она тебя оседлает – к чему ей руки тянуть, а к чему нет. Усёк?
Если бы стражник попался более медлительный или менее сообразительный, можно было еще и под ноги ему сплюнуть, подчеркивая собственное превосходство, но тут оказался не тот случай. Если слишком долго выеживаться, то и в зубы можно получить.
- Ах ты курва… - мужчина рванулся вперед, желая сгрести девица за шкирку, но та (девица, а не шкирка) оказалась вполне готова к такому повороту событий. Поэтому одним быстрым гадючьим движением ушла вправо – со стороны, наверное, казалось, что просто перетекла из одной позы в другую, и каким-то необычайным образом оказалась в паре шагов от прежнего места. А потом, не долго думая, подобрала свои юбки, и нырнула в толпу.
Джейлан раздражала стражей порядка достаточно часто, чтобы знать – простые скачки по городу рано или поздно заканчиваются плачевно. Надо четко прикидывать, куда ты бежишь, и вот там, между прилавком чернобородого торгаша и следующим лотком она запомнила замечательный зазор, ведущий в узенький переулок. Нырнуть в такой – и ищи ветра в поле. Увы, каждый план может оказаться провальным, от вожделенного пути отступления ее отделяла колоритная парочка – мальчишка в кожаной куртке и франтоватый тип, застрявшие возле нужного прилавка. Диссилийка шикнула от досады, пытаясь, если не остановиться, то хотя бы обогнуть двух чертовых зевак. К сожалению, получалось у нее это неважно.
 
Эстебан Воскресенье, 15 Сентябрь 2013, 01:31 | Сообщение # 5





Центральная часть города. Рыночные ряды.

Помимо плетеных ожерелий, «ошейников», цепочек и кулонов, на прилавке были и бусы. Неровные параллелепипеды или же аккуратные маленькие сферы из яшмы, содалита, авантюрина и бычьего глаза, шли как отдельно, так и удивительным образом сочетались в самых разнообразных видах бус. Многослойные, короткие и длинные, они громоздились на прилавке разноцветными ручьями, выгодно выделяясь среди более спокойного цвета украшений. Были тут и украшения из серебра – серьги, браслеты, даже кольца, а также кулоны, цепочки и колье довольно причудливого вида. Некоторые из них были весьма приглядными и такими, что Эстебан не постеснялся бы подарить их женщине, стоящей не ниже среднего социального слоя – несмотря на свою простоту, некоторые украшения выглядели очень дорого, цепляли взгляд. Однако все, что попадалось на глаза, как ни крути, было совершенно не тем, чего требовала его творческая натура. Сейчас все эти украшения не стояли для Эстебана и медяка.
- Маэстро, может вам на заказ… - договорить Айко не успел – «маэстро» перебил его:
- Чтобы сделать что-то на заказ в ювелирной лавке – надо иметь на это деньги. А я еще даже картину для четы Фон Ворн не дописал.
- Так чего не допишете?
- Да я что-то как-то… - растянуто отозвался художник и будто задумался. Мысль вылетела из головы, и мужчина небрежно отмахнулся, на что Айко глубоко и шумно вздохнул. Эстебан видел его снисходительный взгляд, и знал – его юный друг понимает, что если его маэстро нацелится на что-то особенное, думать обо всем прочем он попросту не сможет. И это было действительно так.
Художник, разглядывая украшения, но на деле размышляя, куда бы двинуться на поиски нужного еще, помимо Малого Рынка, не сразу заметил, что совсем рядом топчется девушка. Взгляд голубых глаз зацепился за крупные треугольные серьги, подвески и блестящие браслеты. И он узнал цветастую юбку – узнал и силуэт стражника, когда тот показался из-за группы людей, стоящей у соседнего прилавка. То ли ветер дул ему в лицо слишком сильно, то ли он был не в духе, но пористая физиономия выглядела такой хмурой, что ясно было – ждать хорошего не стоит.
В чем дело и что происходит – Эстебан не знал, но то, что девушка хочет уйти именно от стражника, понял практически тут же. Потому как…
- Куда двинула-то? А ну стой, хамка мелкая! – прорычал он, хмуря косматые тэлийские брови. Он так хотел добраться до девушки, что рванув вперед руку, чтобы схватить ее за ворот, неплохо задел плечом самого художника.
Вспышка. Снежная белизна холста. Звон пыли. Стук оконной рамы. Зажженная свеча. Плеск воды в ванной. Ароматный серый дым. Шоколад карих глаз. Слабый блеск металла. И…
- Единый! – воскликнул Эстебан, поправляя одной рукой козырек берета, и удивленно глядя прямо на черноволосую уроженку Дильестры, лицо которой выражало откровенное неудовольствие. – Целый день - и чтобы встретить тебя здесь! Нет, Айк, ты видишь это?
- Что?.. – непонимающе глянув на Эстебана, выдержав паузу длиной в секунду, парень глянул туда, куда миг назад смотрел художник и выдохнул: - Ух ты, блин…
- Нет, вы только подумайте, а! – уже глядя на стражника, даже подойдя к нему ближе, начал Эстебан, поведя рукой в сторону девушки. – Я целый день сижу, жду ее, переживаю, а оно вон что оказывается – мы гуляем! Транжирим!
- Чего? – непонимающе нахмурившись, стражник перевел взгляд с Эстебана на его спутника.
- Джанис, модель моя, - небрежно махнув рукой в сторону девушки, отозвался художник. – Отправил ее два часа назад за красками – я художник, понимаете ли – да так и не дождался, решил сам сходить. А она, оказывается, здесь еще. А у меня работа стоит!
- Да не только у вас, маэстро… - бурчал Айко, делая шаги в сторону девушки. Ловко зайдя ей сзади и положив ладони на женские плечи, он, приговаривая: - Пошли, пошли, будешь тут стоять еще – работы еще непочатый край, - потащил ее прочь.
Эстебан был уверен – парень найдет нужные слова, чтобы девушка не вздумала слишком громко сказать что-то, что порушит все представление.
- Эй, пацан, куда девку потащил! – возмутился стражник, чью «жертву» забирали.
- А чего – дурочка сделал чего? – негромко вопросил Эстебан.
- Да хамка, поискать каких! – почти пожаловался мужчина. – Стоишь и так целый день, ноги отваливаются, работу делаешь, как положено, а всякие черноглазые еще и рот разевают. Понаехали тут…
- Ох, не говорите… - сочувствующим тоном отозвался Эстебан, вздыхая вместе со стражником. Они помолчали несколько секунд, и тот вдруг заметил:
- А красивая... модель эта, ваша. Вы что же, правда художник? – покосился мужчина.
- Эстебан Ди Ольерри, к вашим услугам, - они обменялись рукопожатиями.
- Ди Ольерри, значит? То-то, гляжу, не с севера вы совсем, - он глянул в сторону, куда Айко увел неизвестную девушку. – Уму-разуму-то девку научите – разговаривать вообще не умеет. Огребет же когда-нибудь, как пить дать.
- Разговаривать – не ее задача, - совершенно иным тоном произнес Эстебан, как-то странно улыбнувшись и многозначительно посмотрев на стражника. Казалось, тот все понял как надо, потому что слегка усмехнулся, и, пожелав удачного дня, быстро ретировался.
Художник же, догнав Айко и черноволосую диссилийку, бодро известил:
- Прошу покорнейше простить за задержку, - по тону голоса было явно слышно, что фраза была сказана с наигранным жеманством.
 
Джейлан Воскресенье, 15 Сентябрь 2013, 17:20 | Сообщение # 6





Центральная часть города. Рыночные ряды.

Порой события начинали разворачиваться по совершенно неожиданному сценарию, как сейчас. И в такие моменты самое главное – держать нос по ветру. В том, что франтоватого типа Джейлан не знала, она была уверенна, но почему-то тот обратился к ней, будто к старой знакомой.
«Жду? Переживаю? Модель какая-то…Что за?..»
И все же она верила собственному чутью. Поэтому не попыталась проскользнуть между незнакомцами и шмыгнуть в проулок, а вместо этого позволила увлечь себя куда-то в сторону. То, что намечалось, как обычная рыночная склока, похоже, грозило перерасти в любопытнейшее приключение.
- Тише, - приглушенный голос ее провожатого раздался у самого уха. – Не волнуйтесь, маэстро все уладит…
- Сам тише, не слышно ничего! – ей до смерти было любопытно, что этот франт в пальто будет втирать стражнику. Увы, они слишком быстро удалялись, а шум рынка мигом пожрал звук голосов. Джейлан сокрушительно вздохнула, престала оглядываться. Потом одним движением сбросила чужие руки с плеч, но смыться не попыталась. Она пристроилась по левую руку от своего новоприобретенного спутника, и постаралась подстроиться под его шаг.
Они шли, Джейлан поглядывала на паренька, а тот на нее. Молчание нарушили одновременно, когда злополучного прилавка и видно не было.
- Что у вас там…
- А что значит…
…и так же одновременно замолчали.
Диссилийка прыснула, и уже открыла рот, чтобы продолжить свой вопрос, как подоспело третье действующее лицо.
Говорил незнакомец по-господски, и это всегда девушку забавляло. Ох уж эти воспитанные и состоятельные, горазды они наворачивать!
- Покорнейше прощаю, - старательно копируя интонации, протянула Джейлан. А затем, в который раз отбросив с лица вьющиеся пряди, открыто глянула на своего избавителя.
- Кто такой «маэстро»?
Такого титула она не знала, но если это был он, то становилось вдвойне любопытно. Когда еще доведется поглазеть на дворянина вот так, близехонько?
 
Эстебан Воскресенье, 15 Сентябрь 2013, 19:22 | Сообщение # 7





Центральная часть города. Осевая улица.

«Побег», похоже, проходил неплохо, потому что в момент, когда Эстебан нагнал нужную ему парочку, незнакомка с карими глазами звонко смеялась. В ответ на ее слова, в которых явно слышалось подражание его тону, художник широко улыбнулся девушке, затем, заняв место между ней и Айко, что послушно уступил дорогу, успел лишь вопросительно вскинуть брови, потому как незнакомка задала неожиданный вопрос.
Она не спросила ни имени, ни фамилии, ни вопросила, отчего вдруг Эстебану пришло в голову вмешаться в ее «общение» со стражником, но поинтересовалась тем, что, казалось, было известно многим, если не всем. По всей видимости, диссилийка была в Тэлойе явно проездом, а до Дильестры долетели не все южные жаргонизмы.
- То же самое, что и «мастер», только причудливее по звучанию. Очень популярное слово в Блеймру, среди знати. Обычно используется для обращения к творческим людям, - добродушно пояснил Эстебан, после чего вдруг встал как вкопанный прямо посреди обочины улицы, на которую они мигом раньше свернули. - Кстати, о них! – воскликнул он и он коснулся ладонью груди. – Эстебан Ди Ольерри, художник. Можно просто Эстебан, - и повел другой рукой в сторону друга, стоящего за плечом. - И мой протеже – Айк.
Краем глаза Эстебан увидел, как товарищ улыбнулся и кивнул, почесав висок. Художник мысленно усмехнулся, поняв, что его юный друг нервничает – перед девушками он всегда робел, особенно перед красивыми. А черноволосая диссилийка была действительно хороша собой.
- Что же вы такого сказали тому стражнику, что он так разобиделся? – улыбаясь, вопросил мужчина, сверкая глазами.
Взгляд его периодически быстро пробегался по контурам женской фигуры, пусть та и была скрыта под одеждой, и с каждым разом ловил себя на мысли, что, кажется, нашел то, что ему было нужно.
Не найдя одно – он нашел не менее нужное.
 
Джейлан Воскресенье, 15 Сентябрь 2013, 20:21 | Сообщение # 8





Центральная часть города. Осевая улица.

«Маэстро» - это, оказывается, не титул. Это в десяток, в сотню раз лучше! Диссилийка имела слабость к чужому мастерству, каким бы оно ни было, ведь ее с рождения окружали люди оттачивающие свой профессионализм годами, на протяжении всей жизни.
Художник, надо же! До этого ей мало доводилось сталкиваться с ребятами из этой братии – знала девушка пару богомазов, которые расписывали храмы Единого в южной столице, а в свободное время брали подработки; знала Рябого Пипа, который малевал декорации, знала еще с полдюжины ребят, так или иначе умеющих изобразить что-то на холстине, но вряд ли все они вместе взятые могли претендовать на звание художника. Интересно было бы поглядеть чего в этом деле стоит Эстебан Ди Ольерри.
- Меня зовут Джейлан. И я здесь проездом, с родными.
Она не стала упоминать цирк, памятуя старую традицию «Шантаро» - не обсуждать до первого представления цирковые дела с посторонними. Не то чтобы Джей была так уж суеверна, но некоторые вещи становятся частью тебя, если живут рядом с момента твоего рождения.
- Сказала, чтоб не совал свой нос, куда не нужно. Ну или что-то тип того… - девушка рассеянно пожала плечами. На самом деле она даже не помнила, что именно сказала, потому как не считала нужным запоминать подобное. Бранилась Джейлан часто, как и все цирковые, поэтому не особо заостряла на этом внимание.
И вообще, сейчас ее куда сильнее интересовало другое.
- А почему маэстро решил вмешаться? – взгляд сделался лукавым. Она стрельнула глазами в сторону Ди Ольерри и его «протеже» - эта парочка ее определенно занимала.
 
Эстебан Воскресенье, 15 Сентябрь 2013, 20:58 | Сообщение # 9





Центральная часть города. Осевая улица.

Когда причину склоки подтвердили слова черноволосой диссилийке, имя которой оказалось приближено к тому, что он выдумал ей несколькими минутами ранее, Эстебан мысленно усмехнулся. Девушка говорила о факте своей провокации (которая могла для нее плохо закончиться) с такой легкостью, что мужчина невольно поаплодировал. Не многие, не имея никого «повыше» за спиной, решатся на подобное с представителями порядка в Тэлойе. Здесь, как художник сам неоднократно замечал, все было на порядок строже. Северяне были, как-никак заметно более суровым народом, а нелюбовь к нарушению установленных правил у них, казалось, впитывалась с молоком матери.
«Впрочем, может у нее кто и есть за спиной», - вдруг подумалось художнику, однако он не стал рассматривать эту версию, сочтя ее наименее возможной. Думать об этом хоть еще сколько-то не вышло – вопрос девушки напомнил о собственных планах.
- Все просто, - мужчина резко повел левой кистью в стороне от лица, и этот жест идеально смотрелся бы со словом «элементарно». – Я начинаю писать новую картину – и мне нужна модель. До этого дня я ее даже не искал, а увидев вас, понял, что нашел.
- Маэстро? – удивление со стороны Айко вызвала со стороны художника лишь пожимание плечами.
- Ну а что? - голову он так и держал повернутой, однако взгляд скользнул по стоящей перед ним диссилийке. - Никогда не знаешь, где найдешь то, что тебе нужно…
Четкие черты лица, узковатый подбородок, четко вылепленный нос, брови вразлет и огромные карие глаза, полные и чувственные четко очерченные губы, смуглая кожа и густые черные кудри, обрамляющие худое лицо…
- Идеально… - расплываясь в улыбке, вслух подумал художник, а затем посмотрел диссилийке в глаза. – Осталось только получить согласие.
Голубые глаза сощурились и хитро блеснули, когда левая бровь вопросительно дернулась вверх, а подбородок был опущен.
 
Джейлан Воскресенье, 10 Ноябрь 2013, 21:47 | Сообщение # 10





Центральная часть города. Осевая улица.

Говоря по чести, Джейлан ждала какой-то банальности. Ну, вроде рыцарских порывов, мол, решил помочь красивой девушке – самый заезженный из всех подкатов, против всякой логики до сих пор с кем-то срабатывающий.
Но художник сумел ее удивить. И что опаснее – сумел заинтересовать, разжечь любопытство, показать жадной до всего нового островитянке краешек чего-то неизвестного.
А еще Джейлан, как и любой женщине, не чуждо было тщеславие. Ей льстило внимание этого господина, льстили взгляды его «протеже», льстило сделанное предложение. Доверчивой дурочкой, готовой бежать вслед за первым поманившим незнакомцем она не была – если ты выросла в переездах между городами, и нигде не прожила дольше одного месяца, поневоле учишься инстинктивной осторожности. Научишься оценивать человека не по манере речи или одежке, не слухом и зрением, а каким-то шестым чувством. Кто из цирковых детей не слышал, что если пойдешь за чужаком, то обязательно окажешься в подвале – там чужак одурманит тебя, а потом отрежет голову. В таком подвале все полки заставлены банками с детскими головами. Конечно, никаких голов в банках на самом деле не было, но уже повзрослевшей Джейлан приходилось сталкиваться с особым сортом людей – когда смотришь им в глаза, то словно бы глядишь вниз с зимнего моста, в ледяную черноту. Так вот, от Эстебана Ди Ольерри, не исходило ничего подобного. И желания оказаться подальше, не возникало даже у такой травленой лисы, как Алая Маска.
А значит дело решенное.
Она сощурилась, улыбнулась, склонила голову влево. Чуть слышно звякнула тяжелая серьга.
- И что же должна уметь делать модель маэстро?
 
Эстебан Воскресенье, 10 Ноябрь 2013, 23:28 | Сообщение # 11





Центральная часть города. Осевая улица.

Эстебан достаточно общался с людьми, и видывал достаточно людей из совершенно разных социальных слоев, чтобы научиться понимать и тех и других (в большинстве своем), и потому, искры интереса, заблестевшие во взгляде кареглазой он приметил сразу же.
И ему нравилось видеть этот живой интерес в глазах людей, и особенно в глазах красивых женщин. В последнем случае, впрочем, его привлекал не сам факт того, что его работа может быть интересна той или иной прелестнице, а то, что он может заполучить для своей работы такой прекрасное существо. Даже если оно изначально и не прекрасно, а совсем наоборот – все зависело от самой работы и поставленной цели…
Однако, радоваться Ди Ольерри не спешил – согласия он пока и не услышал, а вопрос, заданный ему мог быть вызван простым любопытством и удовольствием от полученного внимания со стороны. Женщины это любят… если это верно подано.
- Ничего особенного – и в то же время всё, - отозвался художник, еще немного опустил подбородок, внимательно посмотрев на диссилийку. - Быть настоящей, - добавил он в итоге, когда левая бровь волной ушла вверх. – Справитесь?
Губы изогнулись в хитрой улыбке, а сам художник замолчал, не отводя взгляда от лица женщины, всем своим видом показывая, что он ожидает услышать ответ.
 
Джейлан Воскресенье, 24 Ноябрь 2013, 04:30 | Сообщение # 12





Центральная часть города. Осевая улица.

Быть настоящей.
Что такое быть настоящей, если ты частенько смотришь на мир сквозь прорези маски, а мир этот не знает твоего имени – только прозвище?
«Алая Маска» начиналась с того, что артистка должна была идти по стальной проволоке. Ровно через двенадцать шагов она оступалась и несколько секунд балансировала, ища равновесие.
Тогда гудящая толпа внизу делалась ее другом, ее врагом, ее семьей и ее судьбой.
Оступалась Джейлан специально. Но десять метров пустоты под ногами были настоящими. Сладкий ужас, сковывающий все внутри, был настоящим. Стук сердца, дыхание, жар, духота под куполом, запах древесины, опилок и островатого конского пота. Десятки светлых, жадных, восхищенных лиц – они искали в ней не только ладную фигурку, ловкость и легкость. Люди хотели видеть риск, опасность, хотели, чтобы сердце в какой-то момент екнуло, остановилось, а потом забилось быстро-быстро. По-настоящему. Публика очень чутка к фальши, она должна перенимать напряжение. Если она получит то, что хочет, напьется зрелищем, то в конце взревет как один исполинский захмелевший зверь. И Алая Маска станет купаться в этом вое, зная – только что позади, пришлось оставить на стальной поволоке частичку себя.
Да, пожалуй, она знала, что такое быть настоящей рядом с людьми, которых никогда в жизни не видела, и вполне вероятно – больше не увидишь.
- Справлюсь, - женщина посмотрела на своего нового спутника открыто и прямо, без игривых искр, но и без вызова. Так она глядела на Боро Тармеко, когда тот предлагал расширить номер.
- Когда начнем? – времени у Джейлан, надо признать, оставалось не так уж много. Скоро начнутся представления, ей нужно будет выступать, ассистировать Шуко и Элларину, помогать в подготовке иных номеров. Свободными останутся, скорее всего, только ночи. Хотя чёрт этих маэстро разберет – может они именно по ночам и работают?
 
Эстебан Воскресенье, 24 Ноябрь 2013, 09:00 | Сообщение # 13





Центральная часть города. Осевая улица.

На согласие темноглазой смуглянки Эстебан расплылся в улыбке, когда почувствовал, как волна предвкушения прошлась по его телу, накрыв с головой. Яркие образы предстоящих событий, предстоящей работы, заплясали перед глазами с такой скоростью, что немного закружилась голова. Пальцы едва ли не подрагивали, будто почувствовали скорую работу, скорое касание кисти и самого холста. Они чувствовали приближение хорошей работы не хуже, чем их хозяин.
- Отлично, - улыбаясь, художник развел кисти согнутых рук в стороны, почти всплеснув ими, и добавил, отвечая на вопрос: - Начать можем в любое удобное для вас время. Мне тоже нужно некоторое время, чтобы подготовить место работы. А пока можем посетить студию – чтобы вы там осмотрелись, привыкли, скажем так, к обстановке.
Предложение это несло в себе особый смысл. Эстебан уже давно заметил, что если работа его касается живых людей, лучше подготовить их к ней заранее. В незнакомом месте, где каждый предмет является чужим, сосредоточиться на работе бывает сложнее, чем могло бы показаться. Его студия была завалена такими вещами – отвлекающими, сбивающими, но в то же время вдохновляющими лично его. Одна мелкая деталь, один незначительный предмет, попавший на глаза, мог моментально сбить настрой и прекратить работу – но он же мог подарить новую идею, мысль, которая могла привести к фактически гениальному решению, меняющему работу в лучшую сторону. Это напоминало игру с ножами – завораживающе, но опасно. Эстебан мог лишиться вдохновения, а мог наоборот – получить больше, чем имел ранее. Людей, если он работал с ними, это тоже касалось.
Он не хотел видеть посторонний интерес в их взгляде, не хотел видеть, как тот сосредоточен на чем-то другом. Не хотел видеть в нем лишние мысли. И потому необходимо было избежать ситуации, в которой они могли появиться.
- Что-то не так, маэстро? – слова молодого протеже долетели откуда-то издалека, и Эстебан понял, что задумался.
- Нет! – он вскинул руку в отрицательном жесте. – Все так, и у меня будет для тебя поручение.
- Как, еще одно? – почти простонал юноша.
- Ты и первое-то не выполнил! – с некой долей праведного возмущения напомнил художник, выудив из кармана пальто небольшой блокнот с огрызком карандаша, быстро набросав что-то на бумаге. Меньше через минуту на листе было около пяти наспех нарисованных украшений.
- Вот! – он вручил лист юноше. – Отправляйся в город и найди мне что-то подобное. Покупай всё, что будет хоть как-то похоже на это. И не возвращайся, пока не найдешь.
- Вы понимаете, что обрекаете меня на жизнь на улице, маэстро? – шутливо вопросил Айко, убирая лист в карман куртки.
- Ничего-ничего, - похлопав его по плечу, Эстебан глянул на свою новую модель. – Отправляйся, а остальное я сам улажу.
- Как скажете, - с этими словами Айко спешно двинулся прочь, поглядывая по сторонам, будто уже отсюда хотел найти необходимые учителю вещи.
 
Джейлан Понедельник, 25 Ноябрь 2013, 22:55 | Сообщение # 14





Центральная часть города. Осевая улица.

В любое удобное для нее время, о как! По представлениям самой Джейлан так разговаривали только с дворянками и южными чародейками, эта манера в равной мере забавляла и льстила. Только «выканье» отвлекало – в цирке все со всеми на «ты», и ей постоянно хотелось обернуться через плечо, проверяя, к кому там еще художник обращается.
Да, культура общения никогда не была коньком Джейлан Тидо.
Посетить студию она была совсем не против – денек выдался свободным, так почему бы не развеяться? Не каждый же день выдается такая возможность. Интересно как там у этого маэстро? Магистр Элларин утверждает, что творческая натура живет исключительно в окружении легкого или не очень легкого хаоса. Что такое хаос Джей не знала, но бардак в гримерке у Магистра царил редкостный. Повсюду высятся груды плащей и специально сшитых мантий, отрезов тканей с потайными карманами и ловкими прорезями, мотки лески, какие-то тонкие железки и шурупы, ремешки, планки и палочки, фальшивые бороды, букеты, даже руки и глаза. А голуби чего стоят! Это из ладоней фокусника они вылетают белые как посланцы Единого, а в своей коробке гадят, словно кони.
«Не, голубей у маэстро точно нет».
Диссилийка с каким-то детским любопытством прислушивалась к диалогу Эстебана и его протеже, а стоило юноше удалиться – не выдержала.
- Тяжка доля всех учеников… - Джейлан покачала головой с притворным сочувствием, и почти тут же обернулась к своему спутнику. – Пойдем в студию. Никогда еще не приходилось, любопытно – жуть. И… маэстро, - она подмигнула, улыбнулась, сверкнув белыми зубами. – Не нужно ко мне на «вы». Я тут одна.
Исправил(а) Джейлан - Понедельник, 25 Ноябрь 2013, 22:59
 
Эстебан Вторник, 26 Ноябрь 2013, 01:18 | Сообщение # 15





Центральная часть города. Осевая улица.

Айко двинулся в путь, и сердце художника защемило от мысли, что он может не найти то, что ему так было нужно. По правде говоря, он совершенно не ожидал, что он найдет желаемое им. Подобные вещи всегда найти было сложно – в этом деле Ди Ольерри был крайне придирчив. Угодить ему было непросто, и Айко знал это как никто другой. И потому художник надеялся, что его протеже все-таки исхитрится, и принесет если не нужную вещь, то хотя бы информацию о том, где ее можно заполучить. Его парень был на редкость изобретательным в таких делах.
- Тяжка доля всех учеников…
- А? – мужчина резко обернулся к темноглазой спутнице, вскинув брови в вопросе. Когда же он понял, о чем она говорит, на губах его появилась улыбка. – Ничего, таким как он полезно побегать – никогда не знаешь, где найдешь то, что пригодится к тебе в жизни.
И это было действительно так. Достаточно было посмотреть на пример самого Ди Ольерри. Он фактически выбрался из грязи в люди, и теперь имеет возможность побывать там, где люди его социального уровня никогда побывать не смогут. Где-то он неизвестен, но где-то – уважаем и востребован. И этому никогда не будет конца…
Тем временем темноволосая спутница озвучила свою маленькую просьбу наряду с желанием отправиться в студию, на что Эстебан улыбнулся и благосклонно качнул головой:
- Как леди будет угодно, - после чего предложил взять его под руку, указав другой дальше по улице. – Нам туда. Можем пройтись пешком – это займет не меньше получаса - а можем взять повозку.
Он вопросительно глянул на свою спутницу, заодно еще раз пройдясь взглядом по ее лицу, чтобы подметить в который раз, что ему безумно бы хотелось его нарисовать.
 
Джейлан Вторник, 10 Декабрь 2013, 23:30 | Сообщение # 16





Центральная часть города. Осевая улица.

Джейлан два раза предлагать не надо.
- Заметано.
Пусть зовет ее хоть леди, хоть высочеством, только не выкает.
Ветер вольно взметнул распущенные буйные пряди, и девушке пришлось провести тыльной стороной ладони по лбу, отбрасывая волосы назад. После она уверенно подхватила маэстро под руку, оставив собственную ладонь лежать на мужском предплечье.
- Поехали.
Конечно, прогуляться с таким франтом как Эстебан Ди Ольерри – занятно, но очень уж хотелось посмотреть на студию художника. С остальным успеется.
Тем временем они оставили позади рыночные ряды, Осевая улица разошлась, сделалась широкой, мощеной очень крупным булыжником – такой не разобьют даже подкованные копыта. Глянув вправо-влево, девушка заприметила свободного возницу – тот профессионально-быстро перехватил заинтересованный взгляд, определяя потенциальных клиентов. Диссилийке стоило лишь поднять свободную руку, и слегка прищелкнуть пальцами, как мужчина замедлил ход экипажа, направляя лошадь в нужную сторону.
На подножку Джейлан вспрыгнула легко, только шелестнул ворох юбок и звякнули мониста, как их носительница уже развернулась на каблуках, и заняла свое место.
В детстве поездки в пролетке всегда становились Событием. Одно дело, когда едешь в своем фургоне – сидишь на козлах, держа тяжелые широкие поводья, пахнущие чужими руками и кожей. Позади дорога, впереди дорога, по обе стороны обочина. В городе совсем иначе – клубится, гудит, волнуется разноцветное людское море. Лишь краем уха услышав, какую Эстебан назвал вознице улицу, молодая женщина смотрела по сторонам, опершись локтем о бортик.
Вот проплывают золотисто-янтарные стрельчатые окна – ресторация или хорошая гостиница. А там, подальше в переулке видна вывеска «Рыжей Кэт» - от самых дверей двое парней под локти вели нескладную долговязую девицу. Правда, даже отсюда Джей видела, что никакая это не девица, а переодетый в женское платье юноша – то как он путался в юбках, спотыкался и покачивался на высоченных каблуках, говорило само за себя. Видно проиграл пари, теперь отдувается. Троица буквально кисла от хохота, со стороны же зрелище было столь комичным, что Алая Маска невольно заулыбалась, когда же переодетый парень сорвал с головы шляпу, и лихо отсалютовал ею, рассмеялась в голос, демонстрируя белые зубы.
- Ну и шалопаи! – все еще посмеиваясь, Джейлан откинулась на спинку сидения, и склонилась к своему спутнику, едва не касаясь щекой его плеча. – Я люблю Дайлм, хотя была тут всего два раза. Давно здесь живете?
 
Эстебан Среда, 11 Декабрь 2013, 10:16 | Сообщение # 17





Центральная часть города.

Эстебан был доволен.
Его новая модель (а он видел рядом идущую девушку уже только в этом свете) была легка на подъем и довольно проста в общении. Ему это нравилось.
Она не строила из себя незнамо кого, и не вздергивала нос от того, что именно на нее лег его взгляд художника. Не старалась набить себе цену, проще говоря. Она даже не спросила ничего о том, сколько он ей заплатит. Возможно, сама работа привлекала ее больше, чем награда за нее?..
Они довольно быстро покинули Осевую улицу, а спутница просто мастерски выцепила им транспорт. Сожаление лишь кольнуло Эстебана, когда он запоздало осознал, что им предстоит ехать не в крытой повозке, как он любил – его южная кровь начинала бурлить, когда ветер начинал дуть при поездке в лицо или затылок, а то и вовсе со всех сторон разом. Но сейчас художник быстро отбросил это легкое недовольство – желание поскорее попасть в мастерскую перекрывало его с лихвой.
- На улицу Мыслителей, к булочной «Плетеная сдоба». И побыстрее, пожалуйста, - вкладывая в ладонь возницы пятьдесят аданов одной купюрой, взглядом давая понять, что сдачи не требуется, Эстебан забрался на свое место.
Сев, он поправил ворот пальто и как будто облегченно вздохнул. Морозный воздух облепил горло, но тем самым освежил. Внезапно стало легко и спокойно.
«Если она согласится – это будет половина успеха. А если Айко преуспеет сегодня – я поверю в то, что у Единого чаще бывает хорошее настроение. О, черт! А у меня прибрано? – неожиданно задался вопросом художник, после чего отвел сокрушительный взгляд куда-то в сторону. – Нет, конечно, нет! Когда так вообще было? Этим занимается только Айко…»
Быстро сменяющие друг друга мысли были перебиты вниманием к улыбке сидящей напротив девушки, а затем и ее смехом. Предмет же, вызвавший в ней такую реакцию, заставил улыбнуться и самого художника, однако он быстро переключился на заданный ему вопрос.
- Мне казалось, мы перешли на «ты», - улыбка появилась на его лице, растянув линию бородки, больше напоминающую загустевшую щетину.
- Дай-ка подумать… - почесав бровь, Эстебан коротко покивал. – Где-то с конца 68-го года. Да, где-то так. Почти четыре года, выходит. Кошмар, - он закатил глаза и покачал головой, - как быстро время летит!
И действительно, казалось, он прибыл в Тэлою только в прошлом месяце… и при этом его не покидало чувство, будто он прожил здесь не меньше полжизни. Это было странное ощущение.
 
Джейлан Четверг, 12 Декабрь 2013, 10:42 | Сообщение # 18





Центральная часть города.

- Мне казалось, мы перешли на «ты».
Девушка едва заметно приподняла бровь – она не слышала, чтобы маэстро позволял ей называть себя на «ты».
Впрочем, так даже лучше.
Оказалось Эстебан нездешний, что совершенно не удивило – русоволосый, скуластый, худощавый, он совершенно не походил на тэлийца. Типичный южанин. Для Джейлан, повидавшей уйму народа, это определялось безо всякого труда.
Четыре года на одном и том же месте, это… это ж целая жизнь! Плохо представляя, как можно из года в год сидеть в одном и том же городе, ходить по одним и тем же улицам, диссилийка всегда интересовалась, как живут нормальные, не кочевые люди. Что они находят в оседлости?
Она так и не отвернулась, поглядывая на собеседника снизу вверх.
- А где еще был? На юге? Ты ведь родом из Блеймру, верно?
Где-то краем разума Джей может и понимала, что она излишне навязчива, но останавливаться и отступать не считала нужным. До сегодняшнего дня не встречая ни одного настоящего художника ей было очень любопытно, как те живут и откуда являются. Да и сам Эстебан как-то…располагал к себе.
 
Эстебан Четверг, 12 Декабрь 2013, 15:22 | Сообщение # 19





Улицы города, повозка.

Разговор завязался сам собой, как-то незаметно, и пошел вполне бодрым шагом. Это было хорошо – Эстебан не любил излишнее напряжение, которое частенько появлялось между ним и его клиентами, либо моделями. Особенно, если с моделями. Пожалуй, это была одна из самых ужасных вещей в его жизни – напряжение, недопонимание и все с приставкой «не», когда оно имело хоть какое-то отношение к его моделям.
«Рано радоваться не стоит, кто знает, что случится. Женщины они такие – сейчас их все устраивает, а через минуту они тебе готовы глаза выцарапать…» - мысленно усмехнулся художник.
Тем временем потенциальная модель сделала предположение, в ответ на которое на лице мужчины появилась улыбка:
- Да, именно оттуда. На западе Блеймру; жил в городе Промпт – хороший такой, большой город, - по-простецки произнес Эстебан, слегка пожав плечами.
Он сделал предположение, что девушка спрашивает по той простой причине, что сама бывала где-то и теперь любопытствует, была ли она там, где был и он.
«Она ведь диссилийка, только слепой этого не заметит», - подумалось ему. Слово «диссилийка» прозвучало же практически как приговор, который объяснял все.
- А так, я мало где бывал. Однажды только провел на Дильестре два года – там мне предложили неплохую работу для моей кисти, и было глупо от нее отказываться, - Ди Ольерри вопросительно приподнял бровь, почти снисходительно глянув на девушку. – Но по мне ведь не скажешь, правда? Я больше похож на городского пижончика, вроде тех, кого можно увидеть на улицах центра.
Сказав это, он улыбнулся куда явнее, едва ли не физически почувствовав, как в уголках глаз появились морщинки.
В этот самый момент они сворачивали на Кирпичную улицу - отсюда до улицы Мыслителей было меньше двух кварталов.
 
Джейлан Пятница, 13 Декабрь 2013, 16:33 | Сообщение # 20





Улицы города, повозка.

Промпт она знала – Шантаро был три или четыре раза в самом городе, и однажды останавливался на крупной деревенской ярмарке в его окрестностях. Джейлан тогда было лет шестнадцать. Ярче всего она запомнила изумрудно-золотые поля, простирающиеся до самого горизонта, пастбища, на которых она выезжала цирковых лошадей – босая, с подоткнутыми юбками и обнаженными плечами.
Промпт в ее памяти оказался намертво связан со сладким южным ветром и наигрышем пастушьей жалейки.
Удивительным, но приятным сюрпризом оказалось, то что Эстебан, оказывается, провел целых два года на Пиратских островах. Хоть это здорово объясняло, почему в его отношении не было предубеждения, такого привычного, для материковых горожан. Может она и не жила на Дильестре, но сама Дильестра всегда была с ней – в ее голосе, в ее крови, словах и поступках, во взглядах других людей, когда они смотрели на Джейлан.
- Я больше похож на городского пижончика, вроде тех, кого можно увидеть на улицах центра.
Девушка широко улыбнулась:
- Похож-похож, разве что трости не хватает, - она слегка сощурила глаза, когда ветер бросил в лицо очередную волнистую прядь. – Только никакой ты не городской пижон. Такой не выживет два года на Дильестре.
 
Эстебан Суббота, 14 Декабрь 2013, 00:06 | Сообщение # 21





Улицы города, повозка.

В ответ на слова о трости, художник улыбнулся, а заодно и прикинул, как бы выглядел, будь у него тросточка. Наверняка, его походка стала бы «еще более важной», как сказал бы Айко. Хотя, сам Эстебан не считал, что ходит подобным образом…
Однако дальнейшие слова кареглазой заставили улыбнуться еще шире, потому как слова эти пришлись по душе куда больше.
- Да ну неужели… Приятно осознавать, что являешься неоднозначным персонажем чьей-то истории, - почти пропел художник, затем немного наклонившись вперед, к спутнице, и вздернув при этом бровь. – Если пижон не выживет… художник - сможет? Или кто я тогда по-твоему?
Ах, флирт! Эстебан и забыл, как он порой поднимает настрой, вдохновляет и наполняет силами. Сейчас, казалось, работать над предстоящей картиной захотелось еще больше. Да и если поглядеть по сторонам – вот они, знакомые улицы, и вот он, поворот на улицу Мыслителей. Еще немного и они окажутся прямо перед булочной «Пышка».
 
Джейлан Суббота, 14 Декабрь 2013, 22:57 | Сообщение # 22





Улицы города, повозка.

Ей нравилось, как Эстебан на нее глядел, нравилось, как он отвечал. Несмотря на то, что выглядел он как истинный городской франт, но при этом не был ни снобом, ни занудой с тщательно скрываемым масленым блеском во взгляде.
- А вот это мне и любопытно узнать, - девушка склонила голову, звякнула широкая тяжелая серьга. – Или думаешь, я каждому встречному вот так на хвост упаду?
В ее голосе не было вызова или негодования оскорбленной невинности – только искорка чисто девичьего задора. Джейлан констатировала факт. Да, новый знакомый произвел на нее некоторое впечатление. Впечатление сильное, но еще не настолько конкретное, чтобы описать это словами. Если это впечатление не оправдается, то ни подобная поездка, ни хитроватые разговоры сквозь улыбку ни к чему ее, Джейлан, не обяжут. Она – птица перелетная.
Как же хороша кочевая жизнь! Нет ни репутации, ни злых пересудов, в большом мире ты совершенно свободна. Смотри на кого хочешь, говори что вздумается, живи как знаешь. А Шантаро… Шантаро это семья. Настоящая семья не осудит. В цирке мало кто рождается – чаще туда приходят со своим багажом из прошлого. Иногда доброго, иногда не очень, но это прошлое принадлежит только тебе. Поэтому Алая Маска была уверенна, что сегодня, когда расскажет в цирке о своем маленьком приключении, то найдет любопытственный, но одобрительный отклик.
 
Эстебан Воскресенье, 15 Декабрь 2013, 20:01 | Сообщение # 23





Улица Мыслителей.

Девушка приняла правила игры – и ответила таким взглядом, каким Эстебан и ожидал, что она его наградит. И это было весело. Художник любил игры такого рода – в процессе можно было узнать много любопытного, а заодно и нащупать «дно». Своеобразную почву, в которую затем можно было уронить свое зерно. И тот, кто подумал бы о чем-то интимном, десять раз ошибся бы. И только один раз – угадал…
- Нет, не думаю, - покачал Эстебан головой, отстраняясь, по-прежнему держа на лице улыбку. Общение с этой яркой наследницей западных кровей должно было стать запоминающимся. По крайней мере, Эстебан весьма надеялся на это. Нет, даже не столько надеялся, сколько был почти уверен в том, что что-то интересное для себя он подчерпнет. Да, обязательно.
- …Но попытаться-то стоило – было бы любопытно послушать, какое первое впечатление я произвожу – правду-то редко когда услышишь, - сказав это, художник машинально отвел взгляд, оглядывая улицу и проходящих по ней людей, как вдруг его брови вздернулись. – О, да мы почти приехали!
И правда, они как раз поворачивали на улицу Мыслителей – вон, уже виднелся порог булочной «Пышка», в переулке за которой и находилась его мастерская.
Возница остановился ровно там, где и попросил Эстебан, и, дождавшись, пока художник «поможет даме выйти» - а он и правда подал ладонь – поехал дальше по улице.
- Отличная булочная, хочу отметить, - кивнув на небольшое заведение, обозначил художник, а затем повел рукой в сторону переулка. – Но нам сюда.
Он двинулся вперед, обогнул уличный фонарь и на ходу выудил из кармана ключ.
- Конечно, скорее всего, это место не оправдает ожиданий, - приговаривал он, вставляя кусок металла в замок и отпирая его, - но оправдываться не стану. Что есть - то есть.
Сказав это, он раскрыл перед кареглазой дверь и сделал приглашающий жест.
- Добро пожаловать в мою скромную обитель. И вытирайте ноги, - шутливо добавил он, подражая голосу прислуги.
 
Джейлан Понедельник, 06 Январь 2014, 18:24 | Сообщение # 24





Улица Мыслителей. Студия Ди Ольерри. Первый этаж.

Мастерская располагалась в самой обычной пристройке и соседствовала с самой обычной булочной. Однако, на этом все обычное здесь заканчивалось.
Джейлан выросла в цирке – ее вряд ли можно было удивить новым местом, диковинной обстановкой, порядком или, наоборот, беспорядком. Ее вообще мало чем можно было удивить, однако студии Эстебана это удалось.
Она слышала запахи клея и мела, сандала и смолы, воска и как будто бы мёда. Но все это девушка слышала лишь возле покрытых графитовыми наметками холстов. Основным запахом был островатая резкая смесь масла, краски и спирта. Удивительно, но сейчас такое сочетание не раздражало.
Большую часть местной меблировки составляли картины. Картины… иногда просто наброски, иногда одни наметки цветом, или первая прорисовка в песочно-охряных тонах, все эти картины казались окошками в другие миры, другие времена и жизни.
Как будто долгое-долгое путешествие в одной комнате.
Вот это захватило Джейлан по-настоящему.
Сбросив свое цветастое вышитое пальто, она пошла вдоль стен, осматриваясь, словно завороженная.
- Где ты… где ты берешь всё это? Все эти люди, - диссилийка смотрела на женщину с узким жестоким лицом и льдисто-голубыми глазами, - все эти места… Всё это…
Холодное утро над чистой гладью зеленого озера. Далекие горные пики, окрашенные последними лучами уходящего солнца. Туманная равнина, и дикая лошадь, готовая вот-вот вздернуть голову. Пшеничные вьющиеся волосы, струящиеся по обнаженной девичьей спине. Россыпь продолговатого жемчуга на винном бархате.
- Невероятно…
 
Эстебан Понедельник, 06 Январь 2014, 23:31 | Сообщение # 25





Улица Мыслителей. Студия Ди Ольерри. Первый этаж.

Дверь в мастерскую с приятным щелчком закрылась за спиной.
Признаться, оказаться вновь под крышей мастерской было приятно. Возвращение сюда – это была одна из любимых вещей Эстебана. Было в этом что-то особенное. Когда он приходил один, в хорошем или плохом настроении, с вдохновением или без, пьяный или трезвый, с деньгами или без них, либо же с кем-то и тогда вариантов становилось ровно в два раза больше – в каждом из них было что-то особенное, что приносило частичку чего-то необъяснимого в эту скромную обитель. Казалось, вот-вот, и можно будет услышать шепотки из совершенно разного времени – добрые, ласковые, страстные, едва слышимые или же наоборот громогласные. Эта студия повидала немало, и стала идеальным местом для творения нового…
Повесив пальто на вешалку, стоящую по правую руку, художник поправил ворот рубахи цвета слоновой кости, сунул руки в карманы штанов, и неторопливо двинулся следом за своей гостей. Едва она подала голос, с его лица не сходила легкая, но крайне довольная улыбка.
- Невероятно…
- Не хотелось бы хвастаться, но здесь нет работ, которые бы я мог описать этим словом. За настоящими картинами я гоняюсь уже довольно давно, - признался он, улыбнувшись немного шире.
Остановившись где-то посредине студии, ровно между двумя тусклыми лучами света, льющимися из окон справа, Эстебан сказал:
- Признаться, реакций на свои работы я повидал достаточно, но такую - вижу впервые. Можно ли расценивать ее как согласие поработать на меня? – улыбка стала мягче, когда художник вопросительно наклонил голову.
 
Джейлан Вторник, 07 Январь 2014, 03:10 | Сообщение # 26





Студия Ди Ольерри. Первый этаж.

Шутка ли – Джейлан даже на короткое время позабыла о причине своего появления здесь, испытав легкий укол удивления, мол, какая еще работа? Сообразив, она коротко энергично кивнула.
- Можно-можно.
Да разве ж это работа? Приходить сюда, в студию, в эту волшебную круговерть из картин, и… позволять Эстебану рисовать себя? Ни растянутых связок, ни вывихов, ни боли, ни многочасовых тренировок. Работа…
Девушка наконец-то отвлеклась от окружающего, и развернулась к хозяину сей обители.
Она чуть сощурила глаза, вздернула подбородок.
За каждую работу полагается плата, верно?
- У меня одно условие. Я буду в Дайлме недолго – месяц, может полтора. И хочу быть не только этой… как ее? Моделью!
Ей хотелось приходить сюда не только на работу. Просто приходить.
Днём ранее Джейлан и предположить не могла, что заинтересуется чем-то посторонним настолько сильно. Но сейчас…
- Я хочу смотреть, как ты пишешь. Как ты делаешь всё это. Можно?
Сложно сказать, что именно толкнуло ее на оглашение такой вот платы. Скорее всего, любопытство. То самое любопытство, которое прокладывало диссилийке дорогу по самым неожиданным маршрутам в самых разных уголках материка.
 
Эстебан Вторник, 07 Январь 2014, 13:10 | Сообщение # 27





Студия Ди Ольерри. Первый этаж.

Как любой творческий человек, Эстебан любил, когда его работы хвалили. Когда ими восхищались – и того больше. Когда же соглашались принять участие в их создании – это было удовольствие иного рода. Но был и еще один пункт…
То, как быстро и легко кареглазая (художник поймал себя на мысли, что забыл ее имя) согласилась на все им предложенное, натолкнуло на мысль, что было и что-то еще. Она хотела чего-то, в этом не было сомнений. И стоило подобное предположить, как девушка выдвинула свое условие.
Да, был еще один пункт. Одно дело, когда твоими работами восхищаются всеми возможными способами и совершенно другое, когда кто-то хочет потратить время на то, чтобы увидеть, как они рождаются на свет. Хотят увидеть, как творится магия холста и красок. Именно это доставляло наибольшее удовольствие.
Однако, несмотря на приятное чувство, растекшееся в груди, Эстебан не был в восторге от этого условия. Как и многие творческие люди, для творения своих произведений ему нужно было сосредоточиться, поймать настрой, создать благоприятную атмосферу, уловить малейшее колебание настроения и поймать музу за хвост… наличие за спиной посторонних людей, таращащихся в холст, не способствовало этому.
Почесав нос костяшкой указательного пальца, отведя задумчивый взгляд в сторону, мужчина протянул:
- Ну-у-у, не могу обещать, по правде говоря… я работаю не по графику, а тогда, когда чувствую, что должен – иногда это и ночью бывает. Ты же не собираешься следующие полтора месяца прожить в этой студии, не так ли? Да и признаться, не люблю, когда кто-то смотрит из-за спины – это отвлекает… Но я не сказал нет, - напоследок добавил художник, глянув на гостью. – Поглядим.
Все-таки, отказывать темноглазой он не хотел. Отказывать красивым женщинам в подобных просьбах - неприлично.
 
Джейлан Среда, 08 Январь 2014, 16:01 | Сообщение # 28





Студия Ди Ольерри. Первый этаж.

У хозяина студии поступившее предложение энтузиазма не вызвало, что он не преминул обозначить. Это могло бы смутить более чуткую и деликатную натуру, но только не Джейлан. Для нее отказ, лишенный твердости и четкости превращался в «нет, но если очень хочется, то можно». Главное, подобрать удачный момент…
В общем, ответ Эстебана мало ее поколебал. С тем же любопытством во взгляде девушка крутанулась на своем месте, разглядывая картины – теперь мельком, и все разом. Они напомнили сейчас цветную ленту – настоящая пляска лиц и образов.
- Добро, - нараспев протянула диссилийка, - …поглядим.
Убедившись, что игра стоит свеч, а будущее занятие – затраченного времени, Джейлан ощутила нотки деловой серьезности, с которой ее научили подходить к любому начинанию.
- А что мне нужно будет делать здесь? И как часто приходить, чтобы ты… ну, работал?
Скоро Шантаро заживет полной жизнью, забурлит, закипит, словно полный доверху котел. Начнутся тренировки и выступления. Потом станет чуть полегче – пройдет первая волна. Но Дайлм большой, оживленный город с молодой и жадной до зрелищ публикой, возможно, придется и «поимку» организовывать, кто знает? Все это оттянет на себя свободное время…
 
Эстебан Среда, 08 Январь 2014, 17:22 | Сообщение # 29





Студия Ди Ольерри. Первый этаж.

То, что его гостья не стала застревать на одной теме, художника порадовало. Дела, дела – лучше всегда сперва обсудить все нюансы, дабы потом он не плевался в разные стороны, а дамочки не прибегали выщипывать ему бороду и раздавать пощечины…
- Тебе нужно будет только позировать, но это сложнее, чем может показаться. Можем обговорить, когда ты будешь приходить, - мужчина двинулся вдоль холстов, мельком оглядывая их и на ходу размышляя: - Двух раз в неделю будет достаточно, в крайнем случае, я пошлю к тебе Айко, и он доставит тебя ко мне. Так что с моей стороны тоже будет условие, - он остановился и повернул голову, малость наклонив ее, чтобы встретиться взглядом с девушкой. – Если я прошу прийти – ты приходишь. Отказы не принимаются.
Эстебан слабо улыбнулся, однако взгляд его по-прежнему оставался внимательным и достаточно серьезным. Он привык работать по своему графику, и если что-то сбивало его с него, мешало работать или отвлекало – работа шла насмарку.
- И есть еще один момент! - быстро добавил художник, не дав девушке возможность сказать хоть что-то.
Развернувшись на каблуках к кареглазой, он сделал несколько шагов в ее сторону, все еще держа руки в карманах. Взгляд, устремившийся ранее к полу, поднялся к женскому лицу, когда Эстебан остановился.
- Я задумал один проект – для него я и искал модель. Ты будешь позировать с украшением, каким – я пока еще не решил…
«Я трижды прокляну Дайлм, если Айко не найдет то, что мне нужно к завтрашнему вечеру!» - промелькнуло в голове.
- …Но я задумывал, что модель будет… - взгляд художника вдруг резко ушел вверх. Сам же он неожиданно сорвался с места, быстро направился, почти побежал к лестнице, взмахнул вверх по ней, прыгая через ступень, а оказавшись на втором этаже, сдернул с заставленного холстами дивана кроваво-красную материю. Миг – и ее часть перелетела через перила, чтобы упасть вниз кровавым водопадом.
- …В шелке, - завершил свою фразу Эстебан, прижимая ткань к перилам, позволяя ей, подобно гардинам, покачиваться над полом. – И только в нем.
Сердце вдруг бешено забилось. На фоне темноволосой и темноглазой уроженки пиратских островов кроваво-красный шелк будто обрел новую жизнь. Его цвет стал живее, ярче. Как настоящая венозная кровь, струящаяся из раны, как сок граната, брызнувший на белую скатерть, как спелая ягода черешни в припухших губах…
…Капля коснулась водной глади, пахнуло шоколадом и вином, грудь лизнуло жаром, а шеи с полустоном коснулось горячее дыхание…
- Это тебя не пугает? – глядя сверху вниз на свою гостью, спросил Эстебан.
Но спрашивая, он уже знал ответ.
 
Джейлан Пятница, 10 Январь 2014, 16:45 | Сообщение # 30





Студия Ди Ольерри. Первый этаж.

Перечисленные условия не содержали в себе ничего особенного – два раза в неделю, значит два раза в неделю. В том, что позирование потребует от нее больше сил и терпения, чем собственная работа, Джейлан очень сомневалась. Зато по ходу мелькнула мысль – если бедный ученик не найдет «то, не знаю что», надо будет глянуть в собственных закромах. Уж там побрякушек… едва ли не со всего мира.
Удивление появилось во взгляде лишь когда Эстебан кинулся на второй этаж – диссилийка даже на цыпочки пристала. Почти тут же, ответом на немой вопрос сверху потек шелк.
Алый шелк.
Алый – ее цвет, наравне с черным и золотым. Молодая женщина знала это, играла на этом, выбирая костюмы и антураж. То, что были вещи, которые они видели схоже, делало проект Эстебана чем-то… особенно занятным. И предложение раздеться, неспособно было отвернуть от него Алую Маску – та никогда не страдала особой стыдливостью и застенчивостью.
- Меня не так просто напугать, - темные губы вновь тронула улыбка – острая, белозубая, разбойничья, - …уж поверь, маэстро.
Сделав пару шагов, диссилийка подцепила ладонью прохладную ткань и заставила ту взметнуться.
- Только с «крайним случаем» может осечка выйти. Когда свободна, я редко сижу на одном месте. И найти меня, порой, непросто.
Джейлан и не думала интересничать, мол, вон какая я загадочная и неуловимая! – предпочитая предупреждать честно, как предупредили её. Она не принадлежала к типу молодых женщин, проводящих досуг за чтением, рукоделием или беседами. Попав в новый или, наоборот, старый город, диссилийка со смелостью дворовой кошки шла знакомиться или проведывать его. Она ходила, смотрела, пробовала, пела, знакомилась, смеялась, играла, танцевала, огрызалась, очаровывалась и очаровывала.
Как определит бедный Айко, куда на этот раз занесло их модель, и что она делает сейчас – пьет золотистую островную водку с помощником повара какой-то денежной ресторации или смотрит на вечерний город с парапета звонницы?
И это не учитывая, что цирковые без особой радости относятся к чужакам! Если те сидят в зрительном зале, то добро пожаловать, гости дорогие, а вот если лезут за кулисы, и задают вопросы о ком-то из своих… Хорошо, если парню на пути попадется Боро или Тиль – те и выслушают, и в положение войдут, могут даже подсказать, где их бедовая «дочка». А если Шуко, который, как и все молодые мужики, временами дурак дураком?
 
Эстебан Суббота, 11 Январь 2014, 00:39 | Сообщение # 31





Студия Ди Ольерри. Второй этаж.

На хищную улыбку кареглазой диссилийки Эстебан ответил усмешкой – губы его растянулись в кривой улыбке, а во взгляде блеснуло хитрецой. Что ж, он и не сомневался, что подобное предложение с его стороны не напугает уроженку пиратских островов. Если правильно ее одеть – она и сама может стать олицетворением страсти…
«Страсти…» - художник моргнул пару раз, глянул на шел под своими пальцами, а затем поднял взгляд на окна.
Со второго этажа было отлично видно здание булочной, что совершенно не мешало тусклым лучам солнца падать на дощатый пол первого этажа серыми едва видимыми полосами.
- Верю, - немного задумчиво отозвался мужчина на слова гостьи, продолжая будто что-то разглядывать в окне. Или даже на самом стекле. Но едва он сомкнул губы – те вновь сложились в легкую улыбку, брови взлетели вверх, а взгляд заблестел прежней хитрецой.
- Ну что ж, тогда придется сделать так, чтобы это стало просто, - мужчина воздел очи к скошенному потолку, в то время как руки его принялись тянуть шелк обратно, и добавил: - В ином случае мне придется занять все твое свободное время.
Взгляд обратился вниз, к кареглазой, и в нем, казалось, плясало больше искр, чем прежде.
Но тут внезапно, голову художника посетила неожиданная мысль.
- Мона! – воскликнул он, широко раскрыв глаза и замерев, сжав шелк в пальцах. – Я придумал..! Название картины… - казалось, он был удивлен. – Она будет…
Уверенность как основа, тайна как дух, эгоизм как уста и страсть как кровь…
- «Мона». - Уже более спокойно произнес художник, покивав самому себе, глядя куда-то вдаль.
 
Джейлан Вторник, 14 Январь 2014, 23:42 | Сообщение # 32





Студия Ди Ольерри. Первый этаж.

Что подразумевалась под «придется» Джейлан так и не поняла – или то, что ей нужно изменить способ жизни, стать в любой момент на подхвате, или то, что к ней приставят соглядатая, или Эстебан придумает нечто еще. Первые два варианта казались маловероятными – невелика птица кочующая диссилийка, чтоб ради нее изобретать подобные сложности. Да и самой Алой Маске они пришлись бы не по вкусу.
Однако, заострять своё внимание она не стала – в конце концов, как и говорила девушка себе, какой с неё спрос? Захочет и вовсе сюда больше не придет! Если внимание маэстро станет слишком навязчивым, если набьет оскомину, всегда можно уйти прочь. Ищи её потом.
Впрочем, Эстебан и не ждал какой-то реакции или мнения. Его взгляд вспыхнул тем самым особым блеском. Мужчины так глядят на то, чем хотят обладать – не обязательно в физическом смысле. К примеру, Шуко смотрел на неё так во время представлений, когда ножи вонзались в считанных миллиметрах от кожи. Тут главное мужчину не отвлекать, не мешать ему, дать свободу – сам всё сделает.
Джейлан замерла. Порядочно выждала, прежде чем заговорить вновь:
- Все картины здесь… ну, каждую как-то зовут? Или ты сейчас говорил не о том? – она запоздало спохватилась, что могла неверно истолковать слова художника. Мало ли что там пришло ему в голову…
 
Эстебан Четверг, 16 Январь 2014, 16:04 | Сообщение # 33





Студия Ди Ольерри. Первый этаж.

От каких-то пространственных размышлений Эстебана отвлек женский голос. Он поморгал, прислушался и лишь через миг понял, что голос идет снизу. Опустив же взгляд, художник посмотрел на свою гостью так, будто был слегка удивлен тем, что она все еще была здесь.
Смысл же сказанных ею слов дошел до сознания с приличным опозданием – сложно было разом оттеснить все образы, явившиеся с приходом подходящего имени…
- Что? О чем? – переспросил мужчина, почесав ногтем над левой бровью, куда будто бы кто-то укусил. Лишь спустя короткую паузу он понял, о чем спрашивала девушка.
- А, ты про это…
Сообразив, что все еще сжимает в руке алую ткань, художник поспешно стянул ее в единый ком, чтобы затем отправить обратно на диван. Когда же он двинулся к лестнице, взгляд его скользнул по картинам, коими была заставлена часть второго этажа.
- Нет, - спускаясь по скрипящей лестнице, наконец ответил на заданный вопрос художник. – Не каждую.
Спустившись и сделав несколько шагов к своей гостье, вновь убрав руки в карманы, Эстебан оглядел ее с головы до ног, будто задумавшись о чем-то.
- Я тут подумал и решил, что мы можем начать завтра вечером. Приходи к шести часам, - добавил он, потерев заросший подбородок. - Думаю, к тому времени я достану все, что нужно...
 
Джейлан Суббота, 25 Январь 2014, 19:58 | Сообщение # 34





Студия Ди Ольерри. Первый этаж.

Алый шелк исчез из поля зрения, и комната стала будто бы тусклее. Машинально Джейлан глянула в сторону окон – ранняя весна здесь, на севере, отличалась не менее ранними серыми вечерами. Снаружи действительно смеркалось, еще час-полтора и небо совсем почернеет. На вечер, да и на будущую ночь у Алой Маски были свои планы, поэтому внеплановый визит в студию ди Ольерри пришла пора заканчивать.
Удивительно, она и не заметила, как пролетело время…
Словно прочитав мысли, Эстебан назначил время будущей встречи – не далее, как на следующий день.
- Добро, - девушка коротко кивнула, прикинув про себя, что сумеет к тому моменту разобраться со своими делами в «Шантаро». – Я приду.
Она крутанулась на месте, взметнув ворох разномастных юбок – картины пронеслись вокруг ярким вихрем. С некоторым удивлением Джейлан отметила, что совершенно перестала замечать смесь здешних запахов – а ведь сперва она казалась резковатой.
- Ладно… мне пора, маэстро.
Диссилийка шагнула к собственному пальто. Накинув его на плечи, она обернулась, бросила короткий взгляд в сторону лестницы, туда, где стоял хозяин студии. Улыбнулась.
- Завтра в шесть.
Исправил(а) Джейлан - Суббота, 25 Январь 2014, 20:30
 
ФРПГ Золотые Сады » Архивы » Хроники эпизодической игры » Художник удачи (Среда, 5 марента 1772 года. Тэлоя, город Дайлм.)
Страница 1 из 11
Поиск:
Чат и обновленные темы

  • Цепляясь за струны (21 | Марк)
  • Абигайль Брукс (0 | Эбби)
  • Девушка с краской (17 | Марк)
  • Грязные руки (4 | Марк)
  • Дурацкие принципы (4 | Марк)
  • Давно не виделись, засранец (43 | Марк)
  • Скандальная премьера (5 | Эфсар)
  • Ингрид Дейвис (1 | Автор)
  • Хроники игры (2 | Автор)
  • Разговоры и краска (1 | Марк)
  • Бередя душу (3 | Марк)
  • Сердце картины (0 | Эстебан)
  • Я назову тебя Моной (29 | Джейлан)
  • Осколки нашей жизни (5 | Марк)
  • Резхен Эрлезен-Лебхафт (1 | Автор)
  • Первая и последняя просьба (4 | Марк)
  • Эль Ррейз (18 | Автор)
  • Задохнись болью, Вьера (2 | Марк)
  • Ты любишь страдания, Инструктор? (5 | Марк)